Церковный календарь
Новости


2019-08-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 31-я (1922)
2019-08-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 30-я (1922)
2019-08-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 134-я (1956)
2019-08-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 133-я (1956)
2019-08-22 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 4-й. Слово 6-е (1976)
2019-08-22 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 4-й. Слово 5-е (1976)
2019-08-22 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 3-й. Глава 12-я (1924)
2019-08-22 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 3-й. Глава 11-я (1924)
2019-08-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 29-я (1922)
2019-08-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 28-я (1922)
2019-08-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 4-й. Слово 4-е (1976)
2019-08-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 4-й. Слово 3-е (1976)
2019-08-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 132-я (1956)
2019-08-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 131-я (1956)
2019-08-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 27-я (1922)
2019-08-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 26-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 23 августа 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Монархическая государственность

И. П. Якобій († 1964 г.)

Иванъ Павловичъ Якобій (1879-1964), русскій писатель и историкъ, сынъ виднаго ученаго-психіатра П. И. Якобія. Родился во Франціи, родители его познакомились въ Швейцаріи. Затѣмъ семья вернулась въ Россію. Иванъ Якобій съ серебряной медалью окончилъ гимназію и поступилъ въ Императорское училище правовѣдѣнія въ С.-Петербургѣ, которое окончилъ въ 1909 г. Но еще въ 1905 г. былъ «причисленъ къ Канцеляріи Ея Императорскаго Величества по принятому прошенію». Послѣ октябрьскаго переворота эмигрировалъ во Францію. Занимался литературной дѣятельностью. Авторъ цѣлаго ряда научныхъ работъ, посвященныхъ такимъ историческимъ личностямъ какъ Жанна Д'Аркъ, Суворовъ, Наполеонъ, Чеховъ. Въ 1938 г. въ Парижѣ вышла его книга «Императоръ Николай II и революція», сразу привлекшая къ себѣ огромное вниманіе различныхъ эмигрантскихъ круговъ, вызвавшая большой резонансъ и споры. Роль предательства въ паденіи Самодержавія въ Россіи и казни Царской Семьи — главная стержневая тема книги. Для русскихъ эмигрантовъ, чтившихъ память Царя-мученика и Царской Семьи, трудъ Якобія сталъ въ полномъ смыслѣ слова настольнымъ. Но будучи переведена на пять иностранныхъ языковъ и выдержавъ полтора десятка только французскихъ изданій, книга И. П. Якобія была издана по-русски небольшимъ тиражомъ, «замолчана и скуплена». Среди немногихъ самыхъ дорогихъ вещей (родительскаго благословенія, ладанокъ со святынею и Русской землей, Царскихъ наградъ, документовъ, писемъ и фотографій) въ багажѣ русскихъ бѣженцевъ второй Міровой войны были и потрепанные томики книги И. П. Якобія. «...Ни одна книга, написанная объ этой революціи, — писалъ, имѣя въ виду первое ея французское изданіе 1931 г, ген.-майоръ Б. В. Геруа, — не воспроизводитъ ея преступной глупости и ужасовъ съ такой яркостью и точностью, притомъ въ такой сжатой формѣ, какъ книга И. П. Якобія». Вѣрный Царю и Россіи до гроба Иванъ Павловичъ Якобій скончался въ ночь съ 23 на 24 декабря 1964 года.

Сочиненія И. П. Якобія

И. П. Якобій († 1964 г.)
ИМПЕРАТОРЪ НИКОЛАЙ II И РЕВОЛЮЦІЯ.
(Tallinn, 1938).

ГЛАВА V.
Екатеринбургская Трагедія.

2. Прибытіе Плѣнниковъ.

Екатеринбургъ былъ городъ богатый, или, вѣрнѣе, насчитывалъ не мало богачей среди своихъ жителей. На Вознесенской соборной площади, самой высокой части города, противъ соборной паперти, на углу Вознесенскаго переулка, выстроенъ на полу-горѣ богатый особнякъ. Домъ этотъ принадлежалъ инженеру путей сообщенія Николаю Николаевичу Ипатьеву, который и проживалъ въ немъ со своей семьей. 14 апрѣля къ нему нежданно явился комиссаръ Жилинскій съ секретнымъ ордеромъ отъ мѣстнаго совдепа о немедленномъ выселеніи владѣльца изъ его дома, «реквизированнаго со всей мебелью».

Перепуганное семейство Ипатьева уѣхало на другой же день, сдавъ «по описи» свое имущество чекистамъ.

Тотчасъ же дѣятельно приступили къ работѣ по возведенію вокругъ дома высокаго забора. Одновременно онъ былъ занятъ отрядомъ рабочихъ Сисертскаго завода, во главѣ съ нѣкіимъ Медвѣдевымъ. Медвѣдевъ, по профессіи сапожникъ, дезертиръ во время войны, примкнулъ къ большевизму при октябрьскомъ переворотѣ; это былъ безчувственный звѣрь, способный на всякое темное дѣло.

/с. 320/ Общая администрація дома, превращеннаго въ тюрьму, находилась въ рукахъ слесаря Авдѣева. «Это былъ яркій представитель отбросовъ рабочей среды, типичный митинговый крикунъ, крайне безтолковый, крайне невѣжественный, пьяница и воръ», говоритъ про него слѣдователь Соколовъ. Такое же мнѣніе объ Авдѣевѣ выражаетъ одинъ изъ цареубійцъ, рабочій Якимовъ; онъ прибавляетъ только такую характерную въ устахъ русскаго человѣка оцѣнку: «у него была злая душа». Назначенный смотрителемъ дома Ипатьевыхъ, Авдѣевъ всячески хвастался передъ рабочими, что онъ арестовалъ «Николая Кроваваго», что власть теперь въ его рукахъ, и что онъ сведетъ ихъ всѣхъ въ домъ и покажетъ Царя.

Человѣкъ пятьдесятъ рабочихъ, тщательно выбранныхъ Авдѣевымъ среди подонковъ Сисертскаго завода, образовали внутреннюю охрану тюрьмы; многіе изъ нихъ находились уже нѣсколько разъ подъ судомъ, какъ, напримѣръ, нѣкій Летемкинъ, начавшій свою революціонную карьеру съ четырехлѣтняго тюремнаго заключенія за изнасилованіе малолѣтней.

Итакъ все было приготовлено для встрѣчи Царской Семьи — тюрьма, тюремщики и палачи.

17 апрѣля вечеромъ Парфенъ Самохваловъ, соединявшій свою должность шофера при совѣтскомъ гаражѣ съ обязанностями палача, получилъ приказаніе подать къ Ипатьевскому дому два автомобиля. Въ нихъ сѣли четыре человѣка: Голощекинъ, Бѣлобородовъ, Сафаровъ и Авдѣевъ, которыхъ онъ и повезъ на вокзалъ. Поѣздъ только что прибылъ. Изъ вагона перваго класса вышли офицеръ съ просѣдью въ бородѣ, въ военной шинели безъ погонъ, съ Георгіевской ленточкой въ петлицѣ, пожилая женщина, строгаго и величественнаго вида, и красивая, цвѣтущая, молодая дѣвушка.

Это были Государь, Императрица и Великая Княжна Марія Николаевна.

За ними слѣдовали докторъ Боткинъ, князь Долгоруковъ и нѣсколько слугъ. Всѣхъ ихъ посадили въ автомобили и быстро повезли.

Стояла сѣверная весна, ясная и холодная; сумерки еще не наступили и небо свѣтилось на закатѣ. Отъ вокзала до Ипатьевскаго дома было недалеко; какъ только автомобиль подъѣхалъ, Голощекинъ соскочилъ на землю и, дѣлая жестъ рукой, съ ядовитой улыбкой, сказалъ: «Гражданинъ Романовъ, извольте войти».

/с. 321/ Грохотъ моторовъ, шумъ и движеніе передъ домомъ привлекли вниманіе любопытныхъ. Прибѣжавшіе крестьяне, бабы съ добродушными, румяными лицами, бородатые лавочники въ фуражкахъ, босые мальчишки въ пестрыхъ рубашкахъ, все мелкое мѣстное населеніе съ удивленіемъ и недоумѣніемъ узнавало въ этомъ плѣнникѣ, окруженномъ вооруженными солдатами, Царя всея Руси.

Струсивъ, Голощекинъ крикнулъ солдатамъ: «Чекисты! чего вы смотрите?» И любопытные были разогнаны.

Государь, Императрица, Великая Княжна и лица свиты медленно поднялись по входнымъ ступенькамъ. Дверь захлопнулась за ними съ глухимъ стукомъ, какъ крышка гроба.

И, правда, не въ тюрьму, а въ могилу привезены были эти жертвы, страшно изуродованныя тѣла которыхъ три мѣсяца спустя, въ жуткой ночной тиши, были вынесены убійцами, опьянѣвшими отъ вина, страха и крови.

Вѣрный князь Долгоруковъ слѣдовалъ за своимъ Государемъ; имѣлъ ли Голощекинъ какую-нибудь причину отдѣлить его въ этотъ моментъ отъ Царской Семьи? Но въ ту минуту, когда князь готовился войти въ домъ, Голощекинъ остановилъ его, спросивъ имя, велѣлъ ему сѣсть въ одинъ изъ автомобилей и отправилъ его въ городскую тюрьму.

Этотъ мелкій фактъ, на первый взглядъ незначительный, могъ повлечь за собой самыя пагубныя послѣдствія; дѣйствительно князь Долгоруковъ имѣлъ на себѣ всѣ деньги Царской Семьи, которая, такимъ образомъ, оставалась безъ всякихъ средствъ. Царскія драгоцѣнности, продать которыя было не легко, были поручены молодымъ Княжнамъ; осторожно предупрежденныя письмомъ камерфрау Демидовой, писавшей условнымъ языкомъ, онѣ поспѣшно скрыли ихъ, зашивъ въ платья.

Что же произошло на станціи въ моментъ прибытія поѣзда?

Едва успѣвъ выйти изъ вагона, загадочный Яковлевъ подвергся яростному нападенію комиссара Голощекина. Бывшій дантистъ только что вернулся изъ Петрограда, снабженный точными инструкціями отъ предсѣдателя Совнаркома Свердлова, Правда, Яковлевъ тоже имѣлъ чрезвычайныя полномочія и было очевидно, что въ этой борьбѣ за обладаніе Царской Семьей, оба лица эти являлись только исполнителями другихъ болѣе могущественныхъ вліяній, которыя боролись между собою на совѣтскомъ Олимпѣ.

/с. 322/ Яковлевъ совершилъ ошибку, оставивъ часть своего отряда въ Тобольскѣ; вслѣдствіе этого онъ не могъ отразить неожиданное нападеніе Голощекина. Все же, послѣ того, какъ Государя увезли, Яковлевъ напрягаетъ всѣ усилія, чтобы вырвать эту жертву изъ когтей екатеринбургской чека. Онъ бѣжитъ на засѣданіе мѣстнаго Совѣта; но тщетно предъявляетъ онъ свои полномочія, подписанныя Свердловымъ, тщетно угрожаетъ членамъ Совѣта громами и молніями Центральнаго Комитета, тщетно призываетъ къ ихъ чувствамъ повиновенія и дисциплины, — онъ наталкивается на предвзятое рѣшеніе, на каменную стѣну, на упрямство стада, знающаго и боящагося только палки своего пастуха.

Въ отчаяніи Яковлевъ видитъ, что рушатся результаты долгихъ, терпѣливыхъ усилій, надеждъ и преданности и какъ разъ въ тотъ моментъ, когда, казалось бы, онъ уже достигъ цѣли.

Въ то же время Совѣтъ даетъ распоряженіе разоружить солдатъ тобольскаго отряда и посадить ихъ въ тюрьму. Ему очень бы хотѣлось сдѣлать то же и съ Яковлевымъ, въ которомъ, подъ большевицкой маской, явно проглядываетъ контръ-революціонеръ. Но печать Центральнаго Комитета и подпись Свердлова все же создаютъ ему какую-то временную неприкосновенность. Какъ бы то ни было, это конецъ. Единственная возможность спасенія — въ Москвѣ; тамъ будетъ рѣшена участь Государя.

Но съ екатеринбургскими разбойниками надо быть осторожнымъ, и Яковлевъ беретъ отъ нихъ слѣдующую расписку:

Рабочее и Крестьянское Правительство Российской Федеративной Республики Советов.
Уральский Областной Совет Рабочих Крестьянских и Солдатских Депутатов.
ПРЕЗИДИУМ
 1.
Екатеринбургъ, 30 апреля 1918 г.
Уральский Областной Совет Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов.
РАСПИСКА.

1918 года апреля 30 дня, я нижеподписавшийся Председатель Уральскаго Областного Совета Раб., Кр. и Солд. Депутатовъ Александр Георгиевич Белобородов получил от /с. 323/ комиссара Всероссийскаго Центральнаго Исполнительнаго Комитета Василия Васильевича Яковлева доставленных им из г. Тобольска: 1) бывшаго царя Николая Александровича Романова, 2) бывшую царицу Александру Федоровну Романову, 3) бывш. вел. княжну Марию Николаевну Романову, для содержания их под стражей в г. Екатеринбурге.

А. Белобородов.       

Член Обл. Исполн. Комитета

Б. Дидковский.       

Этотъ документъ, написанный отъ руки на бланкѣ мѣстнаго Совѣта, помѣченъ номеромъ I. Блестящее начало для большевицкой разбойной канцелярщины!

Вскорѣ послѣ этого солдаты тобольскаго отряда были отпущены на волю и молодой телеграфистъ Яковлева, оставшійся въ Тобольскѣ, получилъ отъ своего начальника слѣдующую телеграмму, помѣченную Москвой:

«Собирайте отрядъ. Уѣзжайте. Полномочія я сдалъ. За послѣдствія не отвѣчаю».

Послѣдняя надежда Яковлева рухнула. Покинутый Москвой, онъ выходилъ побѣжденнымъ изъ той страшной игры, ставкой которой былъ Императоръ Всероссійскій.

Дальнѣйшая судьба его загадочна. Удалось только выяснить, что зимой 1918 года Яковлевъ обратился къ чешскому генералу Шепиху съ просьбой принять его въ ряды бѣлыхъ войскъ. Онъ указывалъ въ этомъ прошеніи, что именно онъ увозилъ Государя изъ Тобольска.

Ему отвѣтили согласіемъ и онъ перешелъ къ бѣлымъ. Затѣмъ съ нимъ происходитъ нѣчто странное. Яковлева арестовываютъ и отправляютъ въ Омскъ въ распоряженіе военныхъ властей. Ему не даютъ надежнаго караула и, вмѣсто генералъ-квартирмейстера штаба верховнаго главнокомандующаго, онъ, по ошибкѣ яко бы конвоира, попадаетъ къ нѣкоему полковнику Зайчеку.

Здѣсь онъ и исчезаетъ. У Зайчека не оказалось впослѣдствіи абсолютно никакихъ документовъ на Яковлева. Замѣтимъ, что Зайчекъ возглавлялъ въ Омскѣ контръ-развѣдку. Онъ — /с. 224/ офицеръ австрійской арміи, плохо говорившій по-русски — пришелъ въ Сибирь въ рядахъ чешскихъ войскъ [1].

Но всѣ ли эти иностранные освободители Сибири шли сюда съ жертвенной любовью къ Россіи и съ ненавистью къ большевикамъ?

Примѣчаніе:
[1] По нѣкоторымъ свѣдѣніямъ, Яковлевъ погибъ впослѣдствіи въ Россіи при автомобильной катастрофѣ.

Источникъ: И. П. Якобій. Императоръ Николай II и революція. — Tallinn, 1938. — С. 319-324.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.