Церковный календарь
Новости


2019-06-26 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 130-е (1895)
2019-06-26 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 129-е (1895)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 11-15 (1922)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 6-10 (1922)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 26 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.

ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. СЛОВО 130-Е (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Молитва — великое оружіе, неоскудѣвающее сокровище, никогда неистощаемое богатство, неволненная пристань, основаніе тишины; корень, источникъ и матерь тысячамъ благъ есть молитва. Она самаго царства сильнѣе. Посему нерѣдко бывало, что облеченный въ діадиму страдаетъ горячкой, лежитъ палимый огнемъ на одрѣ, ему предстоятъ врачи, тѣлохранители, слуги, военачальники; и ни искусство врачей, ни присутствіе друзей, ни услуги домочадцевъ, ни изобиліе лѣкарствъ, ни многоцѣнность утвари, ни множество денегъ, ни всякое другое человѣческое пособіе не въ состояніи облегчить его недугъ; но если прійдетъ кто имѣющій дерзновеніе къ Богу, и коснется только тѣла, и сотворитъ надъ нимъ чистую молитву; то прогоняется весь тѣлесный недугъ. И чего не въ силахъ были сдѣлать богатство, множество прислуживающихъ, знаніе опытности и величіе царства, то нерѣдко въ состояніи сдѣлать молитва одного бѣднаго и нищаго. Разумѣю же молитву не эту холодную и полную небреженія, но совершаемую протяженно, съ болѣзнующею душею, съ напряженнымъ умомъ. Ибо такая молитва восходитъ къ небу. Какъ вода, пока течетъ по ровному мѣсту и пользуется большимъ просторомъ, не поднимается въ высоту, а когда руки водопроводчиковъ, преградивъ ей теченіе внизу, сгнѣтутъ ее, тогда, стѣсненная, скорѣе всякой стрѣлы стремится вверхъ: такъ и человѣческій умъ разливается и разсѣвается, пока пользуется большею вольностію; когда же обстоятельства будутъ стѣснять его...» (Сергіевъ Посадъ, 1897.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. СЛОВО 129-Е (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «До крайности простертый постъ и пресыщеніе пищею предосудительны; потому что и далеко простертое воздержаніе и наполненіе себя пищею одинаково худы. Одно дѣлаетъ подвижника безсильнымъ и совершенно неспособнымъ къ дѣятельности; а другое чрезъ мѣру возбуждаетъ плотскія страсти, и воздвигаетъ сильную брань на душу. Въ самой крайней степени страсти всего лучше совершенное и строгое воздержаніе. А подъ крайнею степенію страсти разумѣется не самый грѣхъ, но грѣховное движеніе, расположеніе ко грѣху и усиліе, и какъ бы пожеланіе сдѣлать грѣхъ. Итакъ, когда пожеланіе, повидимому, совершенно беретъ верхъ, тогда спасительно строгое и во всемъ точное воздержаніе. Когда страсть высится, тогда да будетъ усиленъ божественный гладъ, но да соразмѣряется оный съ силами объемлемаго страстію; потому что такую страсть исцѣлитъ только продолжительный трудъ. Съ усиленіемъ грѣха да увеличивается божественный гладъ, то есть, постъ; впрочемъ, да наблюдается въ ономъ соразмѣрность съ крѣпостію согрѣшившаго: потому что сильнѣйшіе грѣхи требуютъ для исцѣленія болѣе долговременныхъ трудовъ. Лѣность безъ всякаго предлога есть предвѣстникъ уклоненія въ худое, ибо нерадивость воли безъ какой либо предшествующей причины, напримѣръ, иногда тѣлеснаго недуга, или какого неудобства, обнаруживаетъ, что душа стремится къ худшему. Не имѣющую предлога и настоятельной какой либо причины лѣность къ дѣланію добродѣтелей называю уныніемъ и безпечностію...» (Сергіевъ Посадъ, 1897.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ II-Й, Ч. 4-Я, ГЛ. 11-15 (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Послѣ убійства полковника Карпова Коржиковъ перебѣжалъ къ австрійцамъ. За тѣ цѣнныя показанія о расположеніи и настроеніи Русскихъ войскъ, которыя онъ сдѣлалъ въ австрійскомъ штабѣ, ему удалось получить свободу и онъ пробрался въ Швейцарію, въ Зоммервальдъ. Онъ думалъ, что онъ тамъ никого не застанетъ, но къ его удивленію Коржиковъ, Бродманъ и всѣ члены семерки были на мѣстахъ. Въ домѣ Любовина былъ организанъ ихъ боевой штабъ. Только что окончилась конференція интернаціоналистовъ въ Циммервальдѣ и на ней была принята формула, предложенная Ленинымъ. — "Съ точки зрѣнія рабочаго класса и трудовыхъ массъ всѣхъ народовъ Россіи, наименьшимъ зломъ было бы пораженіе царской монархіи и ея войскъ". — По поводу этой формулы среди эмигрантовъ шли разговоры. Ее считали слишкомъ рѣзкой. Для членовъ семерки не было тайной, что Ленинъ получилъ крупныя деньги отъ германскаго правительства и это многихъ отшатнуло отъ него. Отошелъ отъ него и Ѳедоръ Ѳедоровичъ. Но Ленинъ назвалъ ихъ "соціалъ-предателями" и замкнулся въ работѣ съ тѣсной кучкой преданныхъ ему людей, исключительно евреевъ. Бродманъ былъ въ этой группѣ. Онъ вызвалъ Коржикова къ себѣ, долго бесѣдовалъ съ нимъ, ѣздилъ съ докладомъ о немъ въ центральный комитетъ и затѣмъ съ глазу на глазъ передалъ Виктору слѣдующее: — "Въ Швеціи, германскимъ правительствомъ организована спеціальная контора для пропаганды въ войскахъ, воюющихъ съ германской коалиціей"...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ II-Й, Ч. 4-Я, ГЛ. 6-10 (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Очнувшись Алеша почувствовалъ, что онъ опять лежитъ въ палатѣ на своей койкѣ. Сознаніе непоправимости того, что было, того остраго стыда, который онъ испыталъ во время операціи прорѣзало его мозгъ и ему стыдно было открыть глаза. Нѣтъ, никогда, никогда, больше онъ не увидитъ этихъ двухъ женщинъ. Еще съ тѣмъ, что его видѣла Императрица, онъ мирился, какъ мирился бы съ тѣмъ, что его наготу увидала-бы его мать, но великая княжна! Это было адски неудобно! Онъ не запомнилъ и не разсмотрѣлъ ея лица. Вѣрнѣе, онъ видѣлъ не то, что было, а то, что ему хотѣлось видѣть. Молодое, свѣжее лицо Татьяны Николаевны воображеніе его передѣлало въ образъ неизъяснимой красоты и изящества. Встрѣтиться съ нею теперь было невозможно. Какъ посмотритъ она на него, какъ посмотритъ онъ на нее. Алеша прислушался къ своей ранѣ. Она болѣла менѣе остро. Подъ тугимъ бинтомъ легче дышалось. Не было терпкаго запаха гноя, но чуть слышно пахло аптечнымъ запахомъ свѣжей марли. По тому, что не было жара и холодные и сильные покоились мускулы ногъ, Алеша понималъ, что операція вышла удачной и дѣло пойдетъ на поправку. Только дышать еще было тяжело. Все еще не открывая глазъ, Алеша сталъ припоминать всѣ подробности боя: знамя неяснымъ силуэтомъ рисовавшееся на фонѣ хвойнаго лѣса, болото, освѣщенное луною и вдали красные языки пламени деревни Желѣзницы, только что подожженной ихъ конными батареями. Когда раздалась команда "впередъ", онъ всталъ первый...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 6-Е, ОБЪ УМНЫХЪ СУЩНОСТЯХЪ (1844)

Святитель Григорий Богослов «Какъ солнечный лучъ изъ безоблачнаго неба, встрѣтившись съ видимыми еще отражающими его облаками, изъ которыхъ идетъ дождь, распростираетъ многоцвѣтную радугу, и весь окружающій эѳиръ блещетъ непрерывными и постепенно слабѣющими кругами: такъ и природа свѣтовъ поддерживается въ бытіи тѣмъ, что высочайшій Свѣтъ лучами Своими непрестанно осіяваетъ умы низшіе. И источникъ свѣтовъ — Свѣтъ неименуемъ, непостижимъ, убѣгаетъ отъ быстроты приближающагося къ Нему ума, всегда упреждаетъ всякую мысль, чтобы мы въ желаніяхъ своихъ простирались непрестанно къ новой высотѣ. А свѣты вторичные послѣ Троицы, имѣющей царственную славу, суть свѣтозарные, невидимые Ангелы. Они свободно ходятъ окрестъ великаго престола; потому что суть умы быстродвижные, пламень и божественные духи, скоро переносящіеся по воздуху. Они усердно служатъ высокимъ велѣніямъ. Они просты, духовны, проникнуты свѣтомъ, не отъ плотей ведутъ начало (потому что всякая плоть едва огустѣетъ, какъ уже и разрушается), и не входятъ въ плоти, но пребываютъ, какими созданы. Желалъ бы я сказать, что они вовсе неодолимы зломъ, но удержу слишкомъ борзо несущагося коня, стянувъ броздами ума. Изъ нихъ одни предстоятъ великому Богу, другіе своимъ содѣйствіемъ поддерживаютъ цѣлый міръ; и каждому дано особое начальство отъ Царя, имѣть подъ надзоромъ людей, города и цѣлые народы, и даже распоряжать словесными жертвами земнородныхъ...» (М., 1844.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 5-Е, О ПРОМЫСЛѢ (1844)

Святитель Григорий Богослов «Такъ водруженъ широко основанный міръ великимъ безконечнымъ Умомъ, Который все носитъ въ Себѣ и Самъ превыше всего. Но чтó за помыслъ объять необъятное? Богъ, какъ скоро устроилъ міръ, съ перваго же мгновенія, по великимъ и непреложнымъ законамъ, движетъ и водитъ его, какъ кубарь, ходящій кругами подъ ударомъ. Ибо не самослучайно естество сего обширнаго и прекраснаго міра, которому не льзя и вообразить чего-либо подобнаго, и въ продолженіе толикаго времени предоставленъ онъ не самослучайнымъ законамъ. Видалъ ли кто домъ, или корабль, или быструю колесницу, или щитъ и шлемъ, которые бы не были сдѣланы руками? Міръ не простоялъ бы столько времени, если бы въ немъ было безначаліе. И ликъ пѣвцевъ разстроится, если никто имъ не правитъ. Вселенной же не свойственно имѣть инаго Правителя, кромѣ Того, Кто устроилъ ее. Ты, который представляешь звѣзды вождями нашего рожденія, нашей жизни и цѣлаго міра, скажи: какое еще иное небо прострешь надъ самыми звѣздами, и надъ нимъ поставишь ли еще новое и новое, чтобы было кому водить водящихъ? Подъ одною звѣздою родится одинъ царь и много другихъ людей, изъ которыхъ иный добръ, а другой худъ, одинъ витія, другой купецъ, третій бродяга, инаго же высокій престолъ дѣлаетъ надменнымъ. Для многихъ, родившихся подъ разными звѣздами, равная участь и на морѣ и на войнѣ. Кого связали звѣзды, тѣхъ не связалъ между собою одинакій конецъ. А другихъ, хотя раздѣлили звѣзды, одинакая соединила, кончина...» (М., 1844.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. СЛОВО 128-Е (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Господь и Богъ нашъ Іисусъ Христосъ говоритъ намъ въ Евангеліяхъ: Бдите: яко въ оньже часъ не мните, Сынъ Человѣческій пріидетъ (Лук. 12, 40). Подвизайтеся внити сквозѣ тѣсная врата (13, 24), вводящія въ жизнь. Симъ путемъ пойдемъ, братія, чтобы наслѣдовать жизнь вѣчную. Шествіе путемъ симъ скорбно, но блаженно упокоеніе; шествіе онымъ жестоко, но воздаяніе — радость; шествіе онымъ тѣсно, но мѣсто отдыха пространно; шествіе онымъ — покаяніе, постъ, молитва, сокрушеніе, бдѣніе, смиренномудріе, духовная нищета, пренебреженіе плоти, душевная рачительность, возлежаніе на голой землѣ, неомовеніе тѣла, голодъ, жажда, сухояденіе, нагота, милостыня, слезы, плачъ, воздыханія, колѣнопреклоненія, безчестія, гоненія, расхищенія, заушенія, рукодѣлія, опасности, навѣты; шествовать онымъ значитъ быть злословимымъ и терпѣть, быть ненавидимымъ и не ненавидѣть, терпѣть зло и воздавать добромъ, отпускать долги должникамъ, полагать душу за друзей, а наконецъ, пролить кровь за Христа, когда потребуютъ сего обстоятельства. Таковы шествія узкими вратами и тѣснымъ путемъ, который приводитъ къ блаженному воздаянію, къ небесному царству. А пространныя врата и широкій путь вводятъ въ погибель. Шествія симъ путемъ въ настоящемъ радостотворны, а тамъ скорбны; здѣсь легки, а тамъ тягостны и болѣзненны; здѣсь представляются маловажными и ничего не значущими, а тамъ совершившихъ путь и не покаявшихся окружаютъ, какъ дикіе звѣри...» (Сергіевъ Посадъ, 1897.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. СЛОВО 127-Е (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Всѣ движенія, всѣ члены у христіанъ требуютъ усовершенія въ добродѣтели; въ томъ ихъ подвигъ, и въ томъ все тщаніе, чтобы ни въ чемъ не имѣть недостатка. Какъ у плуга, если идетъ не прямо, дѣло выходитъ неправильно; такъ христіанину нужно все, чтобы при всякомъ случаѣ подвизаться въ дѣланіи добра. Если кому нужно пройдти тридцать тысячъ шаговъ, чтобы достигнуть города, а онъ изнеможетъ и вознерадитъ; то останется внѣ города. Такъ и тотъ, у кого не достаетъ добродѣтелей праведности, осуждается какъ нерадивый. Посему должно заботиться о всякомъ преспѣяніи, чтобы Духъ Святый, почивъ на добрыхъ плодахъ, присоединилъ насъ къ царству небесному. Истинно цѣломудренъ, кто не цѣлое только тѣло хранитъ отъ блуда, но и каждый членъ тѣлесный; когда, напримѣръ, глазъ и языкъ соблюдаетъ цѣломудріе, каждый въ собственной его дѣятельности, и во внутреннемъ человѣкѣ душевныя помышленія не входятъ въ сочетаніе съ порочными мыслями. Какъ много разности въ ядовитыхъ животныхъ, напримѣръ, аспидѣ, скорпіонѣ, драконѣ; но одинъ у нихъ ядъ смертоносный для тѣхъ, къ которымъ приближаются: такъ великое есть различіе и между людьми въ лукавствѣ, которымъ опредѣляется дѣятельность, свойственная каждому, и въ душу, которая входитъ въ общеніе и сочетаніе съ грѣховными внушеніями, вливающая, напримѣръ, тщеславіе, гнѣвъ, лукавство, коварство, братоненавистничество, сребролюбіе, блудъ. Но одинакимъ образомъ погибаетъ человѣкъ...» (Сергіевъ Посадъ, 1897.) далѣе...


ПРЕП. АНТОНІЙ ВЕЛИКІЙ. ПИСЬМО 18-Е КЪ МОНАХАМЪ (1829)

Преподобный Антоний Великий «Знайте, возлюбленные дѣти мои, что въ началѣ, когда душа человѣческая уклонилась отъ исполненія заповѣдей Божіихъ, явилось въ свѣтѣ непослушаніе Богу, а за непослушаніе всѣ души начали переселяться во адъ, какъ говоритъ о семъ Апостолъ Павелъ: О Адамѣ вси умираютъ (1 Кор. 15, 22.). Но Богъ Слово, умилосердившись надъ нами, непостижимымъ образомъ воплотился между нами, исполнилъ все дѣло спасенія нашего, сошелъ во адъ, плѣнилъ его, вывелъ оттуда всѣ души, которыя тамъ содержались, освободилъ ихъ отъ власти діавола до страшнаго дня послѣдняго суда, тѣхъ изъ нихъ, которыя покорны были Богу и исполняли заповѣди Его, вознесъ на небо, гдѣ находится рай. Причиною вознесенія ихъ на небо былъ невидимый огонь, горѣвшій въ нихъ, т. е. теплота добрыхъ дѣлъ ихъ. Я не хочу сказать вамъ просто только о вознесеніи души на небо, но объясню вамъ и то, чему подобна та душа, въ которой находится Божественный огнь. Она подобна птицѣ, имѣющей два крыла, посредствомъ которыхъ она летаетъ и поднимается на воздухѣ. Изъ всѣхъ тварей крылья свойственны только одной птицѣ. Крылья души, покорной Господу, которыми она можетъ возлетать на небо, состоятъ въ силѣ огня Божія. Если душа не будетъ имѣть свойственныхъ ей крыльевъ: то не будетъ имѣть способности возвышаться на небо, потому что не будетъ имѣть Божественнаго огня, и будетъ подобна птицѣ, которая не имѣетъ крыльевъ, и не можетъ летать. Сверхъ сего душа человѣческая и потому подобна птицѣ...» («Христіанское Чтеніе». СПб., 1829.) далѣе...


ПРЕП. АНТОНІЙ ВЕЛИКІЙ. ПИСЬМО 17-Е КЪ МОНАХАМЪ (1829)

Преподобный Антоний Великий «Вы должны знать, дѣти мои, что того еще нельзя назвать благочестивымъ человѣкомъ, кто постоянно исполняетъ только одну добродѣтель, хотя исполненіе сіе не противно благочестію. Если глава всякой добродѣтели зависитъ отъ совокупности всѣхъ добродѣтелей или отъ полноты благочестія: то многіе не имѣютъ онаго. Кто хочетъ имѣть совершенное благочестіе, тотъ не долженъ быть подверженъ никакому пороку. Кто подверженъ какому нибудь пороку, тотъ далекъ отъ совершенства. Человѣкъ бываетъ совершеннымъ тогда, когда можетъ сказать съ Апостоломъ: Свободенъ сый отъ всѣхъ, всѣмъ себя поработихъ, да множайшія приобрящу (1 Кор. 9, 19.). Слова сіи сказаны Апостоломъ тогда, какъ онъ свободенъ былъ отъ грѣха, и не чувствовалъ на себѣ тяжести преступленія, которое ему уже прощено было. Когда онъ сдѣлался свободнымъ отъ грѣха, и уже впредь не могъ опасаться его: то старался освободить отъ него другихъ, которые были порабощены ему, и сами собою не могли освободиться отъ него, потому что не имѣли въ себѣ той силы и мужества; которые бы могли сказать о грѣхахъ: Расторгнемъ узы ихъ и отвержемъ отъ насъ иго ихъ (Псал. 2, 3.). Послѣ того, какъ Апостолъ Павелъ удостоился видѣть Господа нашего Іисуса Христа, онъ достигъ совершенства, и началъ содѣйствовать слабымъ людямъ, чтобы они стремились къ предназначенной имъ цѣли, и достигали также совершенства. Онъ трудился въ семъ дѣлѣ съ величайшимъ смиреніемъ по примѣру Господа нашего...» («Христіанское Чтеніе». СПб., 1829.) далѣе...


"ЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ" №1 (ЯНВАРЬ) 1948 Г.

Митрополит Анастасий (Грибановский), Первоиерарх РПЦЗ «Слово митр. Анастасія (Грибановскаго): Возлюбленный о Господѣ братъ, Преосвященный Епископъ Серафимъ! Духъ Святый, Который дышитъ, идѣже хощетъ, и раздѣляетъ дарованія по Своему изволенію, помазалъ тебя нынѣ на пророческое и апостольское служеніе, каковымъ нерѣдко уподобляется у древнихъ Отцевъ Церкви призваніе епископа. На тѣсное сродство всѣхъ трехъ великихъ служеній ясно указываетъ и самый чинъ поставленія во епископа. Въ тайной молитвѣ, читаемой надъ главою посвящаемаго, послѣ совершительныхъ словъ таинства, первенствующій из епископовъ отъ лица всего собора ихъ проситъ Господа, чтобы Онъ «нашествіемъ и силою и благодатію» Святаго Духа укрѣпилъ возводимаго въ епископское достоинство «яко укрѣпилъ святые апостолы и пророки, яко помазалъ цари, яко освятилъ архіереи». Но высота епископскаго достоинства особенно глубоко запечатлѣна во второй молитвѣ, произносимой вслѣдъ за первой. Она поучительна для пастырей и пасомыхъ. Поэтому мы повторимъ ее въ слухъ всѣхъ, кто молится съ нами въ этомъ храмѣ и черезъ то сталъ какъ бы соучастникомъ въ совершеніи таинства. "Господи Боже нашъ, понеже невозможно человѣческому естеству Божественнаго понести существа, Твоимъ строеніемъ подобострастны намъ учители поставивый, Твой содержащій престолъ, во еже возносити Тебѣ жертву и приношеніе о всѣхъ людехъ Твоихъ, Ты, Господи, и сего явленнаго строителя архіерейскія благодати сотвори быти подражателя Тебе"...» (Мюнхенъ, 1948.) далѣе...


"ЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ" №3-4 (ОКТЯБРЬ-НОЯБРЬ) 1947 Г.

Святитель Тихон, патриарх Всероссийский «Первое покушеніе на Св. Патріарха Тихона было въ день св. Ап. Петра и Павла въ храмѣ Христа Спасителя. Не только литургія была окончена, но св. Патріархъ уже кончилъ благословлять. Св. Патріархъ служилъ быстро, быстрѣе всѣхъ архіереевъ. Объяснялъ онъ это тѣмъ, что народу угодить все равно нельзя. Если служить медленно, то будутъ говорить, что онъ тянетъ, если быстро, — куда онъ спѣшитъ? Такъ ужъ лучше служить быстро. Но изъ Храма Христа Спасителя Святѣйшій уѣзжалъ не раньше, какъ черезъ два часа послѣ окончанія литургіи, а иногда и три, такъ какъ были люди, которые подходили подъ благословеніе, отъ охватившаго ихъ чувства умиленія, въ чемъ мнѣ сознался одинъ протоіерей, по два и по три раза. Святѣйшій иногда спрашивалъ подходящихъ: "по которому разу?" Итакъ Святѣйшій снялъ мантію и шелъ къ выходу. Я съ одной изъ сестеръ выбѣжала на паперть, чтобы видѣть, какъ Святѣйшій будетъ отъѣзжать. Ѣздилъ онъ въ обыкновенной извозчичьей пролеткѣ. Когда онъ въ нее садился, меня удивило то, что онъ продолжаетъ благословлять, хотя передъ нимъ никого уже не было, т. е. въ противоположную сторону Храма. Тутъ я услышала крикъ: "Ножъ... Патріарха зарѣзали". Поднялся невообразимый шумъ. Какую-то женщину схватили и потащили въ милицію. Дѣйствительно, когда Святѣйшій шелъ, его пырнула ножемъ какая-то женщина. Ножъ застрялъ въ складкахъ его одежды, а когда онъ садился въ пролетку, выпалъ...» (Мюнхенъ, 1947.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. СЛОВО 126-Е (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Время уже потрудиться намъ для пріобрѣтенія вѣчной жизни и нескончаемой славы: ибо за сею жизнію слѣдуетъ смерть, и здѣшнюю славу срѣтаетъ стыдъ. Многіе на часъ были сильны, и какъ псы сведены во адъ; судіи осуждены подсудимыми; богатые въ конецъ обнищали; мудрые вдругъ объюродѣли. Крѣпкій изнемогъ, здоровый впалъ въ недугъ: ни что не прочно у людей, потому что нѣтъ ничего святаго въ мірѣ. Дѣти безчестятъ отцевъ своихъ, отцы завидуютъ дѣтямъ своимъ; жены отвергаютъ мужей, мужья не хранятъ вѣрности къ женамъ. Юноши говорятъ худо о старцахъ, старцы востаютъ на юныхъ. Не возможно ни довѣриться другу, ни положиться на брата. Ты будешь говорить мирное, и въ этомъ замышляется враждебное. Водворяются у насъ зависть и коварство, преобладаетъ ненасытность. Никто не памятуетъ о Богѣ, никто не ждетъ, что по смерти будетъ судимъ. Отъ того и умножилось зло, что уничижается нами Богъ. Онъ даровалъ намъ разумѣніе, чтобы имъ совѣщавали мы себѣ доброе, а мы совѣщаваемъ имъ лукавое, — снабдилъ насъ силою, чтобы при помощи оной снабжали мы неимущихъ; а мы отнимаемъ ею, что есть у бѣдныхъ; поручилъ намъ начальство, чтобы начальствуя удерживали мы поступающихъ насильственно; а мы употребляемъ его на притѣсненіе беззащитныхъ. Нѣтъ прямаго пути, нѣтъ праваго суда. Любовь охладѣла, ненависть умножилась, добродѣтель уничижена, лицемѣріе въ чести. Смиренномудріемъ гнушаются, превозношеніе предпочтено...» (Сергіевъ Посадъ, 1897.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. СЛОВО 125-Е (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Отличительные черты и признаки человѣка, имѣющаго истинное смиреніе, суть слѣдующіе: почитать себя грѣшнымъ паче всѣхъ грѣшниковъ, не сдѣлавшимъ ничего хорошаго предъ Богомъ, укорять себя во всякое время, на всякомъ мѣстѣ и за всякое дѣло, никого не хулить, и не находить на землѣ человѣка, который былъ бы гнуснѣе, или грѣшнѣе, или нерадивѣе его самого, но всѣхъ всегда хвалить и прославлять, никого никогда не осуждать, не уничижать и не оклеветывать, во всякое время молчать, и безъ приказанія, или крайней нужды, ничего не говорить; когда же спросятъ, и есть намѣреніе, или крайняя нужда заставляетъ говорить и отвѣчать, тогда говорить тихо, спокойно, рѣдко, какъ бы по принужденію и со стыдомъ; ни въ чемъ не выставлять себя за мѣру, ни съ кѣмъ не спорить ни о вѣрѣ, ни о другомъ чемъ; но если говоритъ кто хорошо, сказать ему: да; а если худо, отвѣчать: самъ знаешь; быть въ подчиненіи, и гнушаться своей волею, какъ чѣмъ-то пагубнымъ; имѣть взоръ поникшій всегда въ землю, имѣть предъ глазами смерть свою, никогда не празднословить, не пустословить, не лгать, не противорѣчить высшему; съ радостію переносить обиды, уничиженія и утраты, ненавидѣть покой и любить трудъ, никого не огорчать, не уязвлять ни чью совѣсть. Таковы признаки истиннаго смиренія; и блаженъ, кто имѣетъ ихъ; потому что здѣсь еще начинаетъ именоваться домомъ и храмомъ Божіимъ, и Богъ вселяется въ немъ, и дѣлается онъ наслѣдникомъ небеснаго царства...» (Сергіевъ Посадъ, 1897.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. СЛОВО 124-Е (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Богъ создалъ человѣка свободнымъ, почтивъ его умомъ и мудростію, и положивъ предъ очами его жизнь и смерть, такъ что если пожелаетъ по свободѣ идти путемъ жизни, то будетъ жить вѣчно; если же по злому произволенію пойдетъ путемъ смерти, то вѣчно будетъ мучиться. Зависящее отъ природы непреложно, оно не заслуживаетъ ни почестей, ни наказаній; никто никогда не былъ обвиняемъ въ томъ, что онъ бѣлъ или черенъ, великъ или малъ ростомъ, потому что сіе не въ нашемъ произволеніи. А въ нашемъ произволеніи наказанія и почести; потому что для сего есть потребность въ томъ и другомъ, какъ въ нашей волѣ и хотѣніи, такъ въ Божіемъ содѣйствіи и защитѣ; ихъ же предувѣде Богъ, и предустави, и призва (Рим. 8, 29. 30), но, какъ говоритъ Апостолъ сущихъ по произволенію званныхъ (28), то есть, по ихъ хотѣнію и волѣ. Ибо не восхотѣвшихъ попустилъ ходить по своему ихъ хотѣнію. Богъ не позволяетъ дѣлать принужденіе и оскорбленіе Себѣ и Своему образу — человѣку. Самъ Онъ невидимъ, а образъ Его — человѣкъ видимъ. Посему, если кто человѣку сдѣлаетъ что доброе или худое, сіе относится къ Нему самому: потому отъ Него происходитъ всякій судъ, воздающій по заслугамъ; Онъ отмщаетъ за Свой образъ...» (Сергіевъ Посадъ, 1897.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. СЛОВО 123-Е (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Все отъ Бога, — и благое и скорбное, и недостойное; но одно — по благоволенію, другое — по домостроительству, третье — по попущенію. И по благоволенію, — когда живемъ добродѣтельно; ибо угодно Богу, чтобы проводили мы жизнь безгрѣшную, жили добродѣтельно и благочестиво. По домостроительству, — когда, впадая въ ошибки и погрѣшая, бываемъ вразумляемы; по попущенію же, — когда и вразумляемые не обращаемся. Богъ благоволилъ, чтобы человѣкъ спасся, какъ и Ангелы взывали говоря: слава въ вышнихъ Богу, и на земли миръ, въ человѣцѣхъ благоволеніе (Лук. 2, 14). Опять домостроительно Богъ вразумляетъ насъ согрѣшающихъ, чтобы не были мы съ міромъ осуждены, какъ говоритъ Апостолъ: судими отъ Бога наказуемся, да не съ міромъ осудимся (1 Кор. 11, 32). И нѣсть зло во градѣ, еже Господь не сотвори (Амос. 3, 6), таковы: голодъ, язвы, болѣзни, пораженія, брани; ибо все это служитъ къ очищенію грѣха. Попускаетъ же Богъ и совершенно оставляетъ тѣхъ, которые или не хотятъ жить безъ грѣха, или вразумляемые не обращаются, но пребываютъ во грѣхѣ, какъ написано: ослѣпи Богъ очи ихъ и окаменилъ есть сердца ихъ (Іоан. 12, 40); и: предаде ихъ въ неискусенъ умъ, то есть попустилъ ихъ свободѣ творити неподобная (Рим. 1, 28); также: ожесточая ожесточу сердце Фараоново (Исх. 4, 21), то есть попущу ожесточиться за непокорность его...» (Сергіевъ Посадъ, 1897.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. СЛОВО 122-Е (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Надобно знать, что по елику человѣкъ двойственъ, то есть, состоитъ изъ души и тѣла, то и чувства имѣетъ двоякія. Есть пять чувствъ душевныхъ и пять чувствъ тѣлесныхъ; душевныя у мудрецовъ называются силами души, и суть слѣдующія: умъ, разумъ, мнѣніе, воображеніе и чувствованіе; тѣлесныя же чувства суть: зрѣніе, обоняніе, слухъ, вкусъ и осязаніе. Отсюда происходятъ двоякія ихъ добродѣтели и двоякіе пороки. Посему всякому человѣку весьма необходимо въ ясности знать, какія есть душевныя добродѣтели, и какіе тѣлесные пороки, а также, какія душевныя, и какія тѣлесныя страсти. И о душевныхъ добродѣтеляхъ утверждаемъ, что главнымъ образомъ четыре родовыя добродѣтели; а именно: мужество, благоразуміе, цѣломудріе и справедливость; отъ нихъ же раждаются слѣдующія душевныя добродѣтели: вѣра, надежда, любовь, молитва, смиреніе, кротость, великодушіе, терпѣніе, доброта, негнѣвливость, боговѣдѣніе, нераздражительность, простота, невозмущаемость, нелицемѣріе, правдолюбіе, свобода, отвращеніе отъ осужденія, отъ тщеславія, отъ киченія, отъ гордости, отъ зависти, отъ коварства и отъ сребролюбія, сострадательность, милосердіе, щедрость, почтительность, благоговѣніе, влеченіе къ будущимъ безсмертнымъ благамъ, желаніе царства Божія, вожделѣніе всыновленія. Тѣлесныя же добродѣтели, о которыхъ вѣрнѣе можно сказать, что онѣ вѣдѣніемъ по Богу обращаются въ орудія добродѣтелей, и если чужды всякаго лицемѣрія и человѣкоугодія, возводятъ человѣка...» (Сергіевъ Посадъ, 1897.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. СЛОВО 121-Е (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Небесный Царь, Безсмертный Владыка, Единородный Сынъ, возлюбленный Отцу, Который по единой благости, Своею властію создалъ человѣка изъ земли, побѣжденный щедротами благоутробія Своего, ради того самаго человѣка, котораго создали пречистыя руки Его, сошелъ съ неба спасти и исцѣлить всѣхъ страждущихъ. Ибо по дѣйствію лукаваго всѣ изнемогли во злѣ: поврежденіе стало тяжко и неизцѣльно; ни Пророки, ни священники не въ силахъ были совершенно уврачевать язвы. Посему-то Святый, Единородный Сынъ, видя, что все естество изнемогаетъ во злѣ, по волѣ Отца снизшедши съ неба, воплотился въ утробѣ Святыя Дѣвы, и по благоволенію Своему, родившись отъ Нея, пришелъ, благодатію и щедротами уврачевать одержимыхъ разнообразными немощами, и словомъ Своимъ исцѣлить всѣ болѣзни. Всѣхъ избавилъ Онъ отъ зловонія собственныхъ язвъ ихъ. Но недужные по уврачеваніи, вмѣсто того, чтобы воздать благодарностію Врачу за исцѣленіе, начали входить въ изслѣдованіе сущности Врача, которая непостижима. Страшное чудо! Безполезная необузданность неразумныхъ смертныхъ! Кто изъ нихъ слышалъ, или видѣлъ, чтобы исцѣлены были язвы, загнившія отъ долговременности? А ты, несчастный, самъ исцѣленъ Врачемъ, и по грубости своей входишь въ изслѣдованіе Его сущности? Поелику Врачъ ради тебя принялъ на Себя образъ твой, чтобы уврачевать тебя; то входишь ты въ изслѣдованіе естества Его. Послушай, что скажу твоей грубости и дерзости...» (Сергіевъ Посадъ, 1897.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 4-Е, О МІРѢ (1844)

Святитель Григорий Богослов «Воспоемъ и твореніе великаго Бога, опровергнувъ ложныя мнѣнія. Единъ Богъ; а что представляли эллинскіе мудрецы о матеріи и формѣ, будто онѣ собезначальны, то ни на чемъ не основанная баснь. Какъ всѣ сіи почтенныя формы, сдѣланныя у нихъ богами, не существовали отъ начала, но получили бытіе по волѣ великаго Бога; такъ видѣлъ ли кто когда-нибудь матерію безъ формы? Или кто нашелъ форму безъ матеріи, хотя и очень много трудился въ сокровенныхъ изгибахъ ума? А я не находилъ ни тѣла безцвѣтнаго, ни безтѣлеснаго цвѣта. Кто отдѣлялъ другъ отъ друга то, чего не отдѣлила природа, но свела во едино? Но отдѣлимъ форму отъ матеріи. Разсуди же: если бы онѣ были вовсе несоединимы, то какъ бы сошлись вмѣстѣ, или какъ бы образовался міръ, когда онѣ совершенно отдѣльны? А если соединяемы; то какъ соединились? Кто кромѣ Бога слилъ ихъ между собою? Но если Богъ — соединитель; то Его же признай и Творцемъ всего. И горшечникъ на своемъ колесѣ даетъ форму глинѣ, и плавильщикъ золота — золоту, и каменотесецъ — камнямъ. Уступи же, любитель безначалія, уступи Богу нѣчто большее нашего смысла; и это большее пусть будетъ матерія съ движущимися формами. Помыслилъ много-художный родитель всяческихъ — Божій Умъ, и произошла матерія облеченная въ формы; потому что Онъ не походитъ на живописца, въ которомъ видимый передъ очами образъ возбудилъ нѣчто подобное сему образу, чего не могъ бы начертать одинъ умъ...» (М., 1844.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 3-Е, О СВЯТОМЪ ДУХѢ (1844)

Святитель Григорий Богослов «Чтó медлишь, душа моя? Воспой и славу Духа; не отдѣляй въ словѣ Того, Кто не исключенъ по естеству. Съ трепетомъ чтимъ великаго Духа; Онъ мой Богъ, Имъ позналъ я Бога, Онъ Самъ есть Богъ, и меня въ той жизни творитъ богомъ. Онъ всемогущъ; Онъ раздаятель даровъ, предметъ пѣснопѣній чистаго лика небесныхъ и земныхъ; Онъ Жизнеподатель, сѣдитъ на превознесенномъ престолѣ, исходитъ отъ Отца. Онъ Божія сила, Самовластитель. Онъ не Сынъ (потому что единъ есть благій Сынъ единаго Всеблагаго), но Онъ и не внѣ невидимаго Божества, а равночестенъ. Кто же хочетъ Божество небеснаго Духа найдти на страницахъ богодухновеннаго закона; тотъ увидитъ многія частыя и вмѣстѣ сходящіяся стези, если только пожелаетъ видѣть, если сколько-нибудь сердцемъ привлекъ чистаго Духа, и умъ у него острозрителенъ. А если кто потребуетъ открытыхъ словъ вселюбезнаго Божества; то пусть знаетъ, что неблагоразумно его требованіе. Ибо доколѣ большей части смертныхъ не было явлено Божество Христово, не надлежало возлагать невѣроятнаго бремени на сердца до крайности немощныя. Не для начинающихъ благовременно совершеннѣйшее слово. Кто станетъ слабымъ еще глазамъ показывать полный блескъ огня, или насыщать ихъ непомѣрнымъ свѣтомъ? Лучше постепенно пріучать ихъ къ яркому блеску, чтобы не повредить и самыхъ источниковъ сладостнаго свѣта. Такъ и слово, открывъ прежде всецѣлое Божество Царя-Отца, стало озарять свѣтомъ великую славу Христову...» (М., 1844.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 30-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Западная Европа насъ не знаетъ, во-первыхъ, потому, что ей чуждъ русскій языкъ. Въ девятомъ вѣкѣ славяне жили въ самомъ центрѣ Европы: отъ Киля до Магдебурга и Галле, за Эльбой, въ "Богемскомъ лѣсу", въ Каринтіи, Кроаціи и на Балканахъ. Германцы систематически завоевывали ихъ, вырѣзали ихъ верхнія сословія и, "обезглавивъ" ихъ такимъ образомъ, подвергали ихъ денаціонализаціи. Европа сама вытѣснила славянство на востокъ и на югъ. А на югѣ ихъ покорило, но не денаціонализировало турецкое иго. Вотъ какъ случилось, что русскій языкъ сталъ чуждъ и "труденъ" западнымъ европейцамъ, А безъ языка народъ народу нѣмъ ("нѣмецъ"). Западная Европа не знаетъ насъ, во-вторыхъ, потому что ей чужда русская (православная) религіозность. Европой искони владѣлъ Римъ, — сначала языческій, потомъ католическій, воспринявшій основныя традиціи перваго. Но въ русской исторіи была воспринята не римская, а греческая традиція. "Греческое вѣроисповѣданіе, отдѣльное отъ всѣхъ прочихъ, даетъ намъ особенный національный характеръ". (Пушкинъ). Римъ никогда не отвѣчалъ нашему духу и нашему характеру. Его самоувѣренная, властная и жестокая воля всегда отталкивала русскую совѣсть и русское сердце. А греческое вѣроисповѣданіе мы, не искажая, восприняли настолько своеобразно, что о его "греческости" можно говорить лишь въ условномъ, историческомъ смыслѣ. Европа не знаетъ насъ, въ-третьихъ, потому, что ей чуждо славяно-русское созерцаніе міра, природы и человѣка...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 29-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Нынѣ совѣтская инквизиція двадцатаго вѣка пытаетъ и казнитъ въ томъ же порядкѣ, хотя и во славу другой, противорелигіозной доктрины. Она тоже добивается "признанія" (даже говоритъ кощунственно о "чистосердечномъ признаніи") и систематически прибѣгаетъ къ пыткѣ (угрозы, побои, пытка стояніемъ, пытка темнотой, голодомъ, безсонницей, инсценированіемъ мнимаго разстрѣла, пытка собаками, "въ тискахъ", на "красномъ стулѣ", "конусомъ" и другими способами, спеціально изобрѣтенными совѣтской "академіей наукъ"). Однако, люди изъ НКВД нисколько не вѣрятъ въ доказательную силу этого "признанія". Они не нуждаются въ "доказательствахъ" и сами издѣваются надъ ними, безстыдно "пришивая" своимъ жертвамъ такія неправдоподобныя, ни съ чѣмъ несообразныя, вызывающе-безсмысленныя обвиненія, нелѣпость которыхъ они сами отлично понимаютъ. Для нихъ признаніе подсудимаго есть предписанная формальность. Виновность арестованнаго ясна для нихъ съ самаго начала и состоитъ въ томъ, что онъ "неудобенъ" партіи, политической полиціи или какому-нибудь отдѣльному партійцу. Такъ мы знаемъ замученныхъ и убитыхъ — за "скрытое несочувствіе", за классовую "чуждость", за религіозность, за настоящую интеллигентность дореволюціоннаго уровня, за выдающуюся честность (мѣшалъ другимъ красть), за "стояніе на дорогѣ" выдвиженцу-доносчику, за чрезмѣрную освѣдомленность, за мужественныя слова, за простое чувство собственнаго достоинства...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 28-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Современныя поколѣнія русскихъ людей лишены жизненной карьеры. Это есть историческій фактъ. Мы должны установить его и примириться съ нимъ. Только послѣ этого начнется для каждаго изъ насъ настоящая жизнь и борьба. Нормальная жизненная карьера есть служеніе своему родному народу, которое превращается въ восходящій путь личнаго значенія. Въ молодости человѣкъ находитъ себѣ "занятіе", какъ точку для приложенія личныхъ силъ. Онъ работаетъ, — его начинаютъ цѣнить. Онъ вкладывается въ свой трудъ, накапливаетъ умѣнія, богатѣетъ опытомъ, выдвигаетъ идеи, проекты и изобрѣтенія; заслуги его растутъ и путь ведетъ его вверхъ. И при всемъ томъ онъ имѣетъ счастливое сознаніе, что онъ живетъ со своимъ народомъ, участвуетъ въ его органическомъ развитіи, служитъ своей родинѣ и пользуется именно въ ней заслуженнымъ признаніемъ и уваженіемъ. Всего этого мы лишены. Не только мы — эмигранты; но и наши братья подъ совѣтами. Мы оторваны отъ Россіи пространствомъ, бытовымъ языкомъ, невозможностью вложиться непосредственно въ ея жизнь и въ строительство родины; и главное тѣмъ, что она подмѣнена тоталитарнымъ, антинаціональнымъ Совѣтскимъ Союзомъ. Они, — наши подъяремные братья, — не оторваны отъ Россіи пространствомъ и бытовымъ языкомъ, — но, какъ и мы, они не имѣютъ возможности строить ее, "честно и грозно" (по выраженію русскихъ лѣтописей), а подмѣну Россіи антинаціональнымъ Совѣтскимъ Союзомъ они должны...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 27-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Пути этого превращенія различны и многообразны и не всѣ дороги жизни заслуживаютъ особаго описанія. Трагедія голода, безработицы и отчаянія; трагикомедія паники, безволія и безличности; комедія глупости, хитрости и невѣжества — понятны. Ихъ не надо разъяснять. Но есть и сущія превращенія. Есть искреннія превращенія: человѣкъ тоскуетъ по родинѣ, а родина для него не духъ, не честь, не культура, не самостоятельное и свободное цвѣтеніе народной души и даже не рангъ народа въ міровой исторіи. Родина для него, это стихія національнаго языка (хочу говорить по-русски!); ширь ландшафта (мнѣ здѣсь тѣсно и душно, хочу нашихъ равнинъ и лѣсовъ!); острота климата (морозы, снѣга, весенній вѣтеръ, грозы, ливни, бури!) и ароматъ быта (вывѣтрившійся въ совѣтчинѣ!). Отъ многолѣтней усталости, близорукости и поверхностнаго жизневоспріятія — онъ перестаетъ воспринимать порочное, позорное и противорусское качество совѣтчины. Пропаганда подталкиваетъ его, колеблющагося — и онъ готовъ "сопричислиться". Такихъ не мало. Можетъ быть, они и уцѣлѣютъ, по своей незамѣтности, гдѣ-нибудь въ уголочкѣ... Но есть и неискреннія превращенія. Человѣкъ отлично понимаетъ и порочность, и позорность, и антинаціональность совѣтчины; понимаетъ, но не чувствуетъ ея; и потому все это не мѣшаетъ ему "сопричисляться". У него холодное сердце и мертвая совѣсть: въ немъ нѣтъ русскаго патріотизма (были раньше зачатки, да эмигрантскій сквознякъ продулъ и выдулъ!)...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 26-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Россію погубила полунаука. Она погубила ее скрытымъ въ ней соблазномъ и ядомъ. Наука есть великая сила: она учитъ человѣка самостоятельному мышленію, предметному опыту и твердому знанію своихъ предѣловъ; она пріучаетъ человѣка къ отвѣтственной осторожности и скромности въ сужденіи. Именно въ этомъ состоитъ научная культура. А между тѣмъ, совѣтское преподаваніе систематически лишало всего этого новыя поколѣнія Россіи; и намъ приходится съ этимъ считаться, какъ съ несчастьемъ русской культуры. Совѣтскіе "Вузы" ("высшія учебныя заведенія") подавляли и до нынѣ подавляютъ самостоятельное мышленіе, приковывая мысль молодежи къ мертвымъ глупостямъ "діамата" (діалектическаго матеріализма). Настоящая академія говоритъ человѣку: "смотри самъ и думай самъ!" И этимъ она воспитываетъ его къ свободѣ, а не къ умственному рабству. Настоящая академія учитъ предметному опыту, свободному наблюденію, непосредственному и непредвзятому созерцанію человѣка и природы. Совѣтское же преподаваніе приковываетъ мысль къ готовымъ трафаретамъ, къ плоскимъ и устарѣлымъ схемамъ, выдуманнымъ въ Европѣ сто лѣтъ тому назадъ. Настоящая академія учитъ человѣка знать предѣлы своего знанія, отвѣтственно судить, требовать отъ себя осторожности, "семь разъ примѣривать", прежде, чѣмъ отрѣзать. Она учитъ человѣка созерцать величіе и мудрость мірозданія и скромно умолкать передъ нимъ, какъ это дѣлали всѣ великіе ученые...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 25-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Этотъ сложный и очень отвѣтственный вопросъ надо ставить съ осторожностью и съ полной непредвзятостью мысли. Прежде всего: государственная форма есть не "отвлеченное понятіе" и не "политическая схема", безразличныя къ жизни народовъ, а строй жизни и живая организація народа. Необходимо, чтобы народъ понималъ свой жизненный строй; чтобы онъ умѣлъ — именно "такъ" — организовываться; чтобы онъ уважалъ законы этого строя и вкладывалъ свою волю въ эту организацію. Иными словами: именно живое правосознаніе народа даетъ государственной формѣ осуществленіе, жизнь и силу; такъ, что государственная форма зависитъ прежде всего отъ уровня народнаго правосознанія, отъ историческаго нажитаго народомъ политическаго опыта, отъ силы его воли и отъ его національнаго характера. Нелѣпо сажать за шахматы человѣка, не понимающаго игры и ея правилъ, не умѣющаго задумать планъ партіи, не желающаго вложить въ игру свою мысль и свою волю. Спортивная дружина, не сыгравшаяся въ футболъ, провалитъ состязаніе. Суворовъ готовилъ каждое сраженіе, разъясняя солдатамъ ходъ и смыслъ предстоящей операціи; и именно благодаря этому онъ выигрывалъ бой за боемъ. Такъ и въ политической жизни: она дѣлается живыми людьми, ихъ патріотической любовью, ихъ государственнымъ пониманіемъ, ихъ характеромъ, ихъ чувствомъ долга, ихъ организаціонными навыками, ихъ уваженіемъ къ закону. Все это надо воспитать. Нелѣпо вводить въ странѣ...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


СВТ. АѲАНАСІЙ ВЕЛИКІЙ. ПОСЛАНІЕ КЪ РУФИНІАНУ (1903)

Святитель Афанасий Великий, архиепископ Александрийский «Господину Руфиніану, сыну и желаннѣйшему сослужителю, Аѳанасій желаетъ о Господѣ радоваться. Пишешь ты къ Отцу, чтó и прилично писать любимому сыну. Такъ и объемлю тебя, посѣтившаго письмомъ своимъ, паче всѣхъ желаннѣйшій для меня Руфиніанъ. И я, хотя и въ началѣ, и въ срединѣ, и подъ конецъ, могъ бы писать къ тебѣ какъ къ сыну, но удержался, чтобы не изъ посланiй было извѣстно наше общенiе и свидѣтельство. Ибо ты, по написанному, — мое посланіе, знаемое и прочитаемое въ сердцѣ (2 Кор. 3, 2). Посему, съ такимъ расположеніемъ (повѣрь, ей-ей повѣрь) привѣтствую тебя и убѣждаю писать ко мнѣ; потому что не мало, но много, веселишь меня своими писаніями. Поелику же съ добротолюбіемъ и по церковному (чтóо опять прилично твоему благоговѣнію) спрашивалъ ты меня объ увлеченныхъ по нуждѣ, но нерастлѣнныхъ зловѣріемъ, и желалъ, чтобы написалъ я къ тебѣ, какъ рѣшено о нихъ на Соборахъ и вездѣ; то знай, желаннѣйшій господинъ мой, что вначалѣ, по прекращеніи бывшаго насилія, былъ у насъ Соборъ Епископовъ, сошедшихся изъ областей внѣшнихъ, былъ также Соборъ и у сослужителей нашихъ, обитающихъ въ Элладѣ, а тѣмъ не менѣе и у Епископовъ въ Испаніи и въ Галліи; и какъ здѣсь, такъ и вездѣ, разсуждено за благо, падшихъ и защитниковъ злочестія прощать, если покаются, но не давать имъ мѣста въ клирѣ, а о тѣхъ, которые не первенствовали въ злочестіи, но были увлечены нуждою и насильно...» (Сергіевъ Посадъ, 1903.) далѣе...


СВТ. АѲАНАСІЙ ВЕЛИКІЙ. ИЗЪ 39-ГО ПРАЗДНИЧНАГО ПОСЛАНІЯ (1903)

Святитель Афанасий Великий, архиепископ Александрийский «Поелику объ еретикахъ упомянули мы, какъ о мертвыхъ, а о себѣ, какъ объ имѣющихъ для спасенія божественныя Писанія, боюсь же, чтобы иные изъ людей простыхъ, какъ писалъ Павелъ къ Коринѳянамъ, по ухищренію нѣкоторыхъ, не уклонились отъ простоты и чистоты, и не стали уже читать другихъ книгъ, называемыхъ апокрифическими, будучи обмануты сходствомъ ихъ именованія съ книгами истинными; то умоляю васъ перенести терпѣливо, если, о чемъ сами знаете, о томъ-же и я напишу въ напоминаніе вамъ, какъ по надобности, такъ и для пользы Церкви. Намѣреваясь же написать это напоминаніе, для утвержденія своего въ дерзновеніи моемъ, воспользуюсь примѣромъ Евангелиста Луки, говоря и самъ: понеже нѣкіи начаша чинити себѣ такъ-называемыя апокрифическія книги и смѣшивать ихъ съ несомнѣнно-богодухновеннымъ Писаніемъ, якоже предаша Отцамъ иже исперва самовидцы и слуги бывшіи Словесе: изволися и мнѣ, убѣжденному и наученному искренними братіями, исчислить съ начала по порядку всѣ книги, внесенныя въ канонъ, преданныя намъ какъ божественныя, и таковыми признанныя, чтобы всякій, если вовлеченъ въ обманъ, осудилъ введшихъ его въ заблужденіе, а если пребылъ чистымъ, порадовался при новомъ этомъ напоминаніи. Итакъ, всѣхъ книгъ Ветхаго Завѣта числомъ двадцать двѣ (а по преданію, какъ слышалъ я, у евреевъ столько же и буквъ). Книги эти слѣдуютъ каждая въ такомъ порядкѣ и подъ такимъ именованіемъ: во-первыхъ Бытіе...» (Сергіевъ Посадъ, 1903.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. СЛОВО 120-Е (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Какую пользу находимъ мы, возлюбленные, въ суетной сей жизни? Увы мнѣ! Блаженъ, кто обрѣлъ дерзновеніе въ часъ разлученія, когда душа разлучается съ тѣломъ своимъ. Ибо приходятъ Ангелы взять душу отъ тѣла, и представить ее предъ страшнымъ престоломъ и въ трепетъ приводящимъ судилищемъ. Великъ, братія, страхъ въ часъ смертный, когда душа со страхомъ и мученіемъ разлучается съ тѣломъ. Ибо въ сей часъ разлученія предстаютъ душѣ дѣла ея, добрыя и худыя, какія дѣлала она днемъ и ночью. Ангелы съ поспѣшностію усиливаются исторгнуть ее изъ тѣла; душа же, видя дѣла свои, боится выйдти. Душа грѣшника въ страхѣ разлучается съ тѣломъ, и съ трепетомъ идетъ предстать Безсмертному Царю. И понуждаемая выйдти изъ тѣла, смотря на дѣла свои, со страхомъ говоритъ имъ: «дайте мнѣ одинъ часъ времени на изшествіе»! Дѣла же отвѣчаютъ ей: «ты дѣлала насъ, съ тобой мы идемъ къ Богу». Возненавидимъ, братія, суетную жизнь сію, и возлюбимъ единаго Святаго Христа. Не знаемъ, братія, въ какой часъ будетъ наше изшествіе; никому изъ насъ не извѣстны часъ и день нашего разлученія. Но внезапно, когда безпечно ходимъ по землѣ и веселимся, застигнетъ повелѣніе взять душу изъ тѣла; и отходитъ она, грѣшная, въ день, въ оньже не чаяла, будучи исполнена грѣховъ, не имѣя дерзновенія. Посему-то умоляю васъ, братія, сдѣлаемся свободными, сложимъ съ себя работы суетной этой жизни, окрылимъ душу свою, чтобы ежедневно изъ сѣтей и соблазновъ воспарять къ Богу...» (Сергіевъ Посадъ, 1897.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. СЛОВО 119-Е (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Пока есть еще время, братія мои возлюбленные, будемъ плакать въ молитвѣ нашей, чтобы Господь избавилъ насъ отъ онаго нескончаемаго плача, и отъ скрежета зубовъ, и отъ огня геенскаго, и исполнилъ насъ радостію въ нескончаемои жизни, откуда бѣжали болѣзнь, печаль и воздыханіе; гдѣ нѣтъ ни смерти, ни тлѣнія, но повсюду радость, веселіе восторгъ и прочія блага, яже уготова Богъ любящимъ Его. Блаженъ и преблаженъ, кто сподобится оныхъ благъ, бѣденъ же и окаяненъ лишенный сего, потому что Господь говоритъ: кая польза человѣку, аще пріобрящетъ міръ весь, и отщетитъ душу свою (Марк. 8, 36)? Посему да не будетъ казаться для насъ сладостнымъ этотъ лукавый и суетный вѣкъ, чтобы не содѣлались для насъ горькими оный неугасаемый огнь, вѣчный и ядоносный червь. Воспрянь, лѣнивый, и подражай въ жизни своей Христу; посмотри на живущихъ съ тобою, какъ они подвизаются и прилагаютъ стараніе о спасеніи своемъ, какъ ясны ихъ свѣтильники, и уста ихъ всегда пѣснословятъ безсмертнаго Бога. Подражай не разсѣяннымъ, но подвизающимся, не роскошествующимъ, но постящимся, не смѣющимся, но плачущимъ, не скачущимъ, но молящимся, не бѣсовскія поющимъ пѣсни, но воспѣвающимъ словеса духа, не свиряющимъ, но занимающимся чтеніемъ. Соревнуй не обогащающимся, но смиреннымъ духомъ; вмѣстѣ съ Давидомъ благодари Господа, яко во смиреніи нашемъ помяну ны Господь (Псал. 135, 22). Люби не роскошествовать, но злопострадать, люби алчущихъ и жаждущихъ...» (Сергіевъ Посадъ, 1897.) далѣе...


ПРЕП. АНТОНІЙ ВЕЛИКІЙ. ПИСЬМО 14-Е КЪ МОНАХАМЪ (1828)

Преподобный Антоний Великий «Дѣти, я люблю васъ духовно, потому что вы приготовили себя къ Царству небесному, и умолили Бога, чтобы Онъ былъ для васъ тѣмъ же, чемъ Онъ есть для отца вашего, чтобы Онъ переселилъ васъ въ то же мѣсто, въ которое переселится [отецъ] вашъ, чтобы далъ вамъ то же благословеніе, которое далъ отцу вашему, и наконецъ чтобы удостоилъ васъ той же славы, которой удостоилъ отца вашего. Вы за послушаніе сдѣлались сынами Божіими, и получили благословеніе посредствомъ истиннаго усыновленія; потому что послушные дѣти по праву наслѣдства обыкновенно получаютъ отъ родителей своихъ богатство, благословеніе и даже самыя ихъ добродѣтели. Молитвы, которыя возсылаютъ послушныя дѣти къ Богу, подобны молитвамъ ихъ родителей. Онѣ дѣлаютъ ихъ наслѣдниками добродѣтелей, которыми украшаются родители ихъ. Такъ молитвы Іакова во всемъ подобны были молитвамъ его родителей, и потому благословеніе Божіе, данное родителямъ его, перешло и на него, и онъ удостоился видѣть ту духовную лѣствицу, по которой восходили и нисходили Ангелы. Но прежде нежели онъ получилъ благословеніе своихъ родителей, не видѣлъ ни одного Ангела: получивши же родительское благословеніе, увидѣлъ Ангеловъ и былъ благословленъ ими. Истинные и благоразумные дѣти знаютъ, что они не могутъ имѣть никакой добродѣтели, если не получатъ благословенія отъ своихъ родителей. Посему они стараются оказывать послушаніе родителямъ, и просятъ ихъ, чтобы они благословили ихъ...» («Христіанское Чтеніе». СПб., 1826.) далѣе...


ПРЕП. АНТОНІЙ ВЕЛИКІЙ. ПИСЬМО 13-Е КЪ МОНАХАМЪ (1828)

Преподобный Антоний Великий «Вы знаете, возлюбленные мои въ Господѣ, что всякій человѣкъ, будетъ ли онъ мужескаго или женскаго пола, имѣетъ способность любить или божественное или человѣческое. Люди божественные любятъ божественное, люди плотскіе любятъ плотское. Поелику вы избрали божественное; то я люблю васъ всемъ духомъ моимъ. Вы имѣете въ себѣ Бога, и стоите на высокомъ степени совершенства; и я всегда молю Бога о васъ, чтобы въ вашихъ божественныхъ сердцахъ умножалась любовь къ Богу, и открылись вамъ великія таинства Божіи, которыя я не могу изъяснить словами моими, потому что онѣ очень высоки. Онѣ совершенно отличны отъ всего, что находится въ мірѣ семъ. Онѣ не открываются душамъ нечистымъ, но открываются тѣмъ людямъ, которые очистили сердца свои отъ всего нечистаго; и совершенно удалились отъ порочныхъ дѣлъ скоропреходящаго міра сего; открываются тѣмъ людямъ, которые возненавидѣли и міръ сей и души свои, взяли крестъ, послѣдовали за Господомъ, и во всемъ стараются исполнять волю Его. Почему въ нихъ вселилось Божество, и даровало имъ духовную сладость и веселіе, которое питаетъ и возращаетъ души ихъ. Ибо какъ дерева не могутъ расти, если не будутъ питаемы водою: такъ и душа не можетъ возрастать и возвышаться въ добродѣтеляхъ, если не будетъ пить небесную радость. Напротивъ тѣ души, которыя приняли въ себя Духа Божія, и напоены небесною радостію, имѣютъ силу возрастать, если только свято сохраняютъ въ себѣ дары Божіи...» («Христіанское Чтеніе». СПб., 1826.) далѣе...


ГЕН. А. И. ДЕНИКИНЪ. «ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ». ТОМЪ 1-Й. ГЛАВА 2-Я (1921)

Генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин «Огромное значеніе въ исторіи развитія русской арміи имѣла японская война. Горечь пораженія, ясное сознаніе своей ужасной отсталости вызвали большой подъемъ среди военной молодежи и заставили понемногу или перемѣнить направленіе, или уйти въ сторону элементъ устарѣвшій и косный. Не взирая на пассивное противодѣйствіе ряда лицъ, стоявшихъ во главѣ военнаго министерства и генеральнаго штаба — лицъ неспособныхъ, или до нельзя безразлично и легкомысленно относившихся къ интересамъ арміи, работа кипѣла. Въ теченіе десяти лѣтъ русская армія, не достигнувъ, конечно, далеко идеаловъ, все-же сдѣлала огромные успѣхи. Можно сказать съ увѣренностью, что, не будь тяжкаго манчжурскаго урока, Россія была-бы раздавлена въ первые же мѣсяцы отечественной войны. Но чистка команднаго состава шла все-же слишкомъ медленно. Наша мягкотѣлость («жаль человѣка», «надо его устроить»), протекціонизмъ, вліянія, наконецъ, слишкомъ ригористически проводимая линія старшинства — засорили списки командующаго генералитета вреднымъ элементомъ. Высшая аттестаціонная комиссія, собиравшаяся разъ въ годъ въ Петроградѣ, почти никого изъ аттестуемыхъ не знала... Этими обстоятельствами объясняется ошибочность первоначальныхъ назначеній: пришлось впослѣдствіи удалить четырехъ главнокомандующихъ (изъ нихъ одинъ, правда временный, оказался съ параличемъ мозга...), нѣсколькихъ командующихъ арміями...» (Paris, 1921.) далѣе...


ГЕН. А. И. ДЕНИКИНЪ. «ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ». ТОМЪ 1-Й. ГЛАВА 1-Я (1921)

Генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин «Въ кровавомъ туманѣ русской смуты гибнутъ люди и стираются реальныя грани историческихъ событій. Поэтому, не взирая на трудность и неполноту работы въ бѣженской обстановкѣ — безъ архивовъ, безъ матеріаловъ и безъ возможности обмѣна живымъ словомъ съ участниками событій, я рѣшилъ издать свои очерки. Въ первой книгѣ говорится главнымъ образомъ о русской арміи, съ которой неразрывно связана моя жизнь. Вопросы политическіе, соціальные, экономическіе затронуты лишь въ той мѣрѣ, въ какой необходимо очертить ихъ вліяніе на ходъ борьбы. Армія въ 1917 году сыграла рѣшающую роль въ судьбахъ Россіи. Ея участіе въ ходѣ революціи, ея жизнь, растлѣніе и гибель — должны послужить большимъ и предостерегающимъ урокомъ для новыхъ строителей русской жизни. И не только въ борьбѣ съ нынѣшними поработителями страны. Послѣ сверженія большевизма, наряду съ огромной работой въ области возрожденія моральныхъ и матеріальныхъ силъ русскаго народа, передъ послѣднимъ съ небывалой еще въ отечественной исторіи остротой встанетъ вопросъ о сохраненіи его державнаго бытія. Ибо за рубежами русской земли стучатъ уже заступами могильщики и скалятъ зубы шакалы, въ ожиданіи ея кончины. Не дождутся. Изъ крови, грязи, нищеты духовной и физической встанетъ русскій народъ въ силѣ и въ разумѣ...» (Paris, 1921.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 24-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Съ чувствомъ величайшаго удрученія и стыда приходится слышать и читать о длящихся раздорахъ въ эмиграціи. Рѣчь идетъ не о разномысліяхъ, —они естественны и неизбѣжны, ибо передъ нами міровая обстановка величайшей сложности и каждый русскій человѣкъ пережилъ и перестрадалъ такъ много, что ему естественно возвышать свой голосъ и высказывать свое мнѣніе, хотя бы и не во всемъ компетентное; здѣсь необходима взаимная терпимость. Рѣчь идетъ и не о различныхъ организаціяхъ, возникающихъ на поверхности эмигрантскаго быта; онѣ тоже естественны, а, можетъ быть, даже и полезны. Рѣчь идетъ о раздорахъ: объ этой взаимной нетерпимости, о раздраженіи, о перенесеніи скопившагося въ сердцѣ негодованія и можетъ быть ненависти съ общаго врага другъ на друга, о потребности «расправиться» съ инакомыслящимъ, обличить его въ чемъ-то, оскорбить, унизить намекомъ, а можетъ быть и не намекомъ, а потокомъ позорящихъ инсинуацій, обвиненій и поношеній. Все это вредно русскому дѣлу, ибо отвлекаетъ наши чувства и помыслы отъ борьбы съ главнымъ, общимъ врагомъ, съ врагомъ Россіи. Все это недостойно патріотической эмиграціи. Все это навѣрное разжигается вражеской агентурой, директивы которой намъ хорошо извѣстны. Поэтому намъ слѣдуетъ установить по отношенію къ этимъ раздорамъ и раздорщикамъ единообразную линію поведенія, приблизительно такого направленія: 1) Въ раздорахъ мы совсѣмъ и никакъ не участвуемъ. Служеніе дѣлу!...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 23-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Теперь, кажется, уже весь міръ понялъ, что Политбюро СССР добивается мірового владычества и мірового коммунизма; и только третья партія — партія Уоллэса въ Соединенныхъ Штатахъ и Экуменическій Совѣтъ въ Женевѣ не постигли еще этого. Но въ серьезныхъ политическихъ кругахъ обсуждаются только конкретные планы совѣтскихъ коммунистовъ, а именно: что они предпочитаютъ — революцію или войну? Отвѣтъ гласитъ: революцію — всегда и вездѣ; войну — только тамъ, гдѣ она не грозитъ совѣтамъ разгромомъ; но угрозу войной — вездѣ и всегда, поскольку эта угроза не рискуетъ сорваться въ невыгодную войну. При такомъ положеніи дѣлъ Политбюро сдѣлало за послѣдніе годы цѣлый рядъ серьезныхъ промаховъ. 1. Оно разсылало всюду тоталитарно заряженныхъ дипломатовъ, которые разговаривали съ другими державами революціонно-обличительнымъ, угрожающимъ, презрительнымъ тономъ. Этотъ тонъ считается у Совѣтовъ очень полезнымъ для міровой революціонной пропаганды и долженъ выражать непримиримую революціонную позу: мы, де, съ вами вообще разговариваемъ только потому, что «наши» васъ еще не свергли. Это былъ тонъ не великой державы, строющей миръ въ мірѣ, а тонъ революціонной партіи. Отъ этого престижъ совѣтской власти, поднятый усиліями и геройствомъ русской арміи на большую высоту, стремительно падалъ за эти годы: весь міръ началъ понимать, что онъ имѣетъ дѣло не съ Россійской державой, а съ революціонной совѣтчиной...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 22-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Эти два понятія ("cоціальность" и "соціализмъ") отнюдь не совпадаютъ. «Соціальность» — это живая справедливость и живое братство людей; и потому всякое установленіе, всякій порядокъ, всякій законъ, отъ которыхъ жизнь становится справедливѣе и братство крѣпнетъ, — «соціальны». Понятно, что первое условіе «соціальности» — это бережное отношеніе къ человѣческой личности: къ ея достоинству, къ ея свободѣ. Порабощеніе и униженіе человѣка исключаетъ «соціальность», ибо соціальность есть состояніе духа и порядокъ духовной жизни; говорить о соціальности унижая человѣка, дѣлая его рабомъ — нелѣпо и лицемѣрно. Сытые холопы остаются холопами; роскошно одѣтые и въ комфортѣ живущіе рабы не перестаютъ быть рабами и становятся тупыми, развратными и самодовольными рабами. Режимъ угрозъ, страха, доносовъ, шпіонажа, лести и лжи никогда не будетъ соціаленъ, несмотря ни на какую возможную «сытость». Человѣку нужны, прежде всего, — достоинство и свобода; свобода убѣжденій, вѣры, иниціативы, труда и творчества. Только достойный и свободный человѣкъ можетъ осуществить живую справедливость и живое братство. Рабы и тираны всегда будутъ хотѣть другого и проводить въ жизнь обратное. Это коварный обманъ, обѣщать людямъ подъ именемъ «соціализма» справедливость и братство, и потомъ отнять у нихъ достоинство, свободу, способность къ братству и путь къ справедливости. Именно, такъ поступили въ наше время коммунисты...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 21-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Было время, когда среди русской интеллигенціи господствовало воззрѣніе, что «порядочный человѣкъ не можетъ не быть соціалистомъ» и что «только соціализмъ» осуществитъ на землѣ свободу, равенство, братство и справедливость. Съ тѣхъ поръ мы много пережили и перестрадали; опытъ осуществленъ и послѣдовательно проведенъ въ огромномъ масштабѣ. Нынѣ мы должны судить на основаніи этого опыта. Мы увидѣли соціализмъ въ жизни и поняли, что онъ осуществимъ только въ формѣ всепроникающаго и всепорабощающаго тоталитарнаго режима. Соціализмъ прежде всего угашаетъ частную собственность и частную иниціативу. Погасить частную собственность значитъ водворить монопольную собственность государства; погасить частную иниціативу значитъ замѣнить ее монопольной иниціативой единаго чиновничьяго центра. Такъ обстоитъ не только въ Россіи: и въ Западной Европѣ, всюду, гдѣ проводится совѣтскій соціализмъ (Польша, Чехія, Венгрія, Румынія, Болгарія, Югославія, Албанія, Восточная Германія) или соціализмъ Второго Интернаціонала (Франція, Англія) всюду выростаетъ (быстро или медленно) монопольная собственность государства и слагается монопольная иниціатива единаго чиновничьяго центра. Въ этомъ — самая сущность соціализма. Это ведетъ неизбѣжно къ монополіи государственнаго работодательства и создаетъ полную и безповоротную зависимость всѣхъ трудящихся отъ касты партійныхъ чиновниковъ...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 2-Е, О СЫНѢ (1844)

Святитель Григорий Богослов «Прежде всего прославимъ Сына, чтя кровь — очищеніе нашихъ немощей. Ибо, по причинѣ возставшаго на Бога, зломудреннаго, самоубійственнаго языка, нужно, чтобы и смертный помогъ небеснымъ. Ничего не было прежде великаго Отца; потому что Онъ все имѣетъ въ Себѣ. И Его знаетъ неотлучный отъ Отца — Отцемъ рожденный, безлѣтный Сынъ, великаго Бога Слово, Образъ Первообраза, Естество равное Родителю. Ибо слава Отца — великій Сынъ. А какъ явился Онъ отъ Отца — знаетъ единый Отецъ и Явившійся отъ Отца; потому что никто не былъ близъ Божества. Впрочемъ то несомнѣнно извѣстно и всякому человѣку и мнѣ, что Божеству не льзя приписывать моего рожденія, то-есть теченія, безславнаго сѣченія. Если я дѣлаюсь родителемъ не безъ страданія, потому что составленъ изъ частей, то не слѣдуетъ изъ сего, чтобы подлежалъ страданію, кто вовсе несложенъ и безтѣлесенъ. Ибо что удивительнаго, если у тѣхъ, которые далеки между собою по естеству, и рожденія инаковы? Если время старѣе меня; то оно не прежде Слова, у Котораго Родитель безлѣтенъ. Какъ Отецъ ничего не оставляетъ для умопредставленія выше безначальнаго Божества; такъ и Сынъ Отчій имѣетъ началомъ безлѣтнаго Отца, подобно тому какъ начало свѣта есть великій и прекраснѣйшій кругъ солнечный. Впрочемъ всякое подобіе ниже великаго Бога, и опасно, чтобы, поставивъ нѣчто между присносущнымъ Отцемъ и присносущнымъ Сыномъ, не отторгнуть намъ Царя-Сына отъ Царя-Отца...» (М., 1844.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 1-Е, О НАЧАЛАХЪ (1844)

Святитель Григорий Богослов «Знаю, что на непрочной ладьѣ пускаюсь въ дальнее плаваніе, или на малыхъ крыльяхъ уношусь къ звѣздному небу — я, въ которомъ родилась мысль открыть Божество, или опредѣленія великаго Бога, и ключъ для всего; тогда какъ и небеснымъ умамъ не достаетъ силъ возблагоговѣть предъ Богомъ, сколько должно. Впрочемъ, поелику Божеству часто бываетъ пріятенъ даръ не столько полной, сколько угодной Ему, хотя и скудной, руки, то смѣло изреку слово. Но кто злочестивъ, бѣги прочь! Мое слово простирается или къ очищеннымъ, или къ трудящимся надъ очищеніемъ себя. Оскверненные же? Какъ звѣри, прикасавшіеся къ горѣ, когда съ вершины ея возсіялъ Христосъ, и писалъ на скрижаляхъ Моисею законъ (Исх. 19, 13.), немедленно были побиваемы отторгавшимися камнями; такъ будетъ и съ ними. Такъ слово отъ нашего лика гонитъ злыхъ, которые имѣютъ богоборное сердце. А я положу на страницы предисловіемъ какъ-бы то же, чтó древле богомудрые мужи — Моисей и Исаія (говорю это знающимъ), когда одинъ давалъ новописанный законъ, а другой напоминалъ о законѣ нарушенномъ, чтобы привести въ трепетъ жестокосердый народъ, представили во свидѣтельство слова. Воими небо, и да слышитъ земля глаголы мои (Второз. 32, 1. Иса. 1, 2.)! Духъ Божій! Ты возбуди во мнѣ умъ и языкъ, содѣлай ихъ громозвучною трубою истины, чтобы усладились всѣ, прилѣпившіеся сердцемъ ко всецѣлому Божеству! Единъ есть Богъ безначальный, безвиновный, неограниченный ни чѣмъ...» (М., 1844.) далѣе...


СИНОД. ПЕРЕВОДЪ. ПЕРВАЯ КНИГА МОИСЕЕВА: ИСХОДЪ (ГЛ. 1-10) (1902)

Святой пророк и боговидец Моисей «1. Вотъ имена сыновъ Израилевыхъ, которые вошли въ Египетъ съ Іаковомъ (отцомъ ихъ), вошли каждый со (всѣмъ) домомъ своимъ: 2. Рувимъ, Симеонъ, Левій и Іуда, 3. Иссахаръ, Завулонъ и Веніаминъ, 4. Данъ и Нефѳалимъ, Гадъ и Асиръ. 5. Всѣхъ же душъ, происшедшихъ отъ чреслъ Іакова, было семьдесятъ (пять), а Іосифъ былъ уже въ Египтѣ. 6. И умеръ Іосифъ и всѣ братья его и весь родъ ихъ; 7. а сыны Израилевы расплодились и размножились, и возрасли и усилились чрезвычайно, и наполнилась ими земля та. 8. И возсталъ въ Египтѣ новый царь, который не зналъ Іосифа, 9. и сказалъ народу своему: вотъ, народъ сыновъ Израилевыхъ многочисленъ и сильнѣе насъ; 10. перехитримъ же его, чтобы онъ не размножался; иначе, когда случится война, соединится и онъ съ нашими непріятелями, и вооружится противу насъ, и выйдетъ изъ земли (нашей). 11. И поставили надъ нимъ начальниковъ работъ, чтобы изнуряли его тяжкими работами. И онъ построилъ фараону Пиѳомъ и Раамсесъ, города для запасовъ, (и Онъ, иначе Иліополь). 12. Но чѣмъ болѣе изнуряли его, тѣмъ болѣе онъ умножался и тѣмъ болѣе возрасталъ, такъ-что (Египтяне) опасались сыновъ Израилевыхъ. 13. И потому Египтяне съ жестокостью принуждали сыновъ Израилевыхъ къ работамъ 14. и дѣлали жизнь ихъ горькою отъ тяжкой работы надъ глиною и кирпичами и отъ всякой работы полевой, отъ всякой работы, къ которой принуждали ихъ съ жестокостью. 15. Царь Египетскій повелѣлъ повивальнымъ бабкамъ Евреянокъ...» (СПб., 1902.) далѣе...


СИНОД. ПЕРЕВОДЪ. ПЕРВАЯ КНИГА МОИСЕЕВА: БЫТІЕ (ГЛ. 41-50) (1902)

Святой праведный Иосиф Перекрасный «1. По прошествіи двухъ лѣтъ фараону снилось: вотъ, онъ стои́тъ у рѣки; 2. и вотъ, вышли изъ рѣки семь коровъ, хорошихъ видомъ и тучныхъ плотью, и паслись въ тростникѣ; 3. но вотъ, послѣ нихъ вышли изъ рѣки семь коровъ другихъ, худыхъ видомъ и тощихъ плотью, и стали подлѣ тѣхъ коровъ, на берегу рѣки; 4. и съѣли коровы худыя видомъ и тощія плотью семь коровъ хорошихъ видомъ и тучныхъ. И проснулся фараонъ, 5. и заснулъ опять, и снилось ему въ другой разъ: вотъ, на одномъ стеблѣ поднялись семь колосьевъ тучныхъ и хорошихъ; 6. но вотъ, послѣ нихъ выросло семь колосьевъ тощихъ и изсушенныхъ восточнымъ вѣтромъ; 7. и пожрали тощіе колосья семь колосьевъ тучныхъ и полныхъ. И проснулся фараонъ и понялъ, что это сонъ. 8. Утромъ смутился духъ его, и послалъ онъ, и призвалъ всѣхъ волхвовъ Египта и всѣхъ мудрецовъ его, и разсказалъ имъ фараонъ сонъ свой; но не было ни кого, кто бы истолковалъ его фараону. 9. И сталъ говорить главный виночерпій фараону и сказалъ: грѣхи мои вспоминаю я нынѣ; 10. фараонъ прогнѣвался на рабовъ своихъ и отдалъ меня и главнаго хлѣбодара подъ стражу въ домъ начальника тѣлохранителей; 11. и снился намъ сонъ въ одну ночь, мнѣ и ему, каждому снился сонъ особеннаго значенія; 12. тамъ же былъ съ нами молодый Еврей, рабъ начальника тѣлохранителей; мы разсказали ему сны наши, и онъ истолковалъ намъ каждому соотвѣтственно съ его сновидѣніемъ; 13. и ка́къ онъ истолковалъ намъ, та́къ и сбылось: я возвращенъ на мѣсто мое...» (СПб., 1902.) далѣе...


ПОМѢСТНЫЙ СОБОРЪ 1917-1918 ГГ. ПРОТОКОЛЪ 115-Й (27 МАРТА 1918 Г.)

Печать Всероссийского Поместного Собора 1918 года «1. Засѣданіе открыто въ соборной палатѣ въ 9 часовъ утра подъ предсѣдательствомъ митрополита Новгородскаго Арсенія въ присутствіи 270 Членовъ Собора, въ томъ числѣ 41 епископа. На повѣсткѣ засѣданія: 1) Текущія дѣла. 2) Докладъ Отдѣла личнаго состава по провѣркѣ полномочій Членовъ Собора. Докладчикъ Л. К. Артамоновъ. 3) Добавленіе 1-е къ докладу объ органахъ епархіальнаго управленія "Объ уѣздныхъ собраніяхъ". Добавленіе 2-е "О викарныхъ епископахъ". Докладчики епископъ Полоцкій Серафимъ и проф. И. М. Громогласовъ. 4) Докладъ Отдѣла о благоустроеніи прихода "Положеніе о православномъ приходѣ". Докладчики В. А. Потуловъ, Н. Д. Кузнецовъ и священникъ Ѳ. ѲГригорьевъ. 2. Докладчикъ Отдѣла личнаго состава генералъ Л. К. Артамоновъ оглашаетъ докладъ Отдѣла съ слѣдующимъ заключеніемъ: 1) признать полномочія Членовъ Собора Ѳеодора, епископа Прилукскаго, временно управляющаго Пензенскою епархіею, Діонисія, епископа Кременецкаго, временно управляющаго Холмскою епархіею, Платона, епископа Ревельскаго, временно управляющаго Рижской епархіею, Назарія, епископа Енисейскаго и Красноярскаго, іеромонаха Аѳанасія, протоіерея І. П. Нигровскаго, И. И. Ульянова, К. И. Мрочковскаго, протоіерея М. Р. Кудрявцева, И. А. Виноградова, Н. Г. Малыгина и священника П. М. Ратьковскаго законными; 2) признать Бориса, епископа Чебоксарскаго, Павла, епископа Никольскъ-Уссурійскаго, Николая, епископа Златоустовскаго...» (М., 1999.) далѣе...


"ЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ" №3-4 (МАЙ-АВГУСТЪ) 1994 ГОДА

Святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский «Актъ Прославленія Святителя Іоанна: Богоугодное житіе и суровый аскетическій подвигъ отличали будущаго Святителя Іоанна отъ юности его. На каѳедру богоспасаемаго града Шанхая онъ былъ призванъ Священноначаліемъ Русской Православной Церкви Заграницей въ 1934 году, въ возрастѣ тридцати восьми лѣтъ и пробылъ на ней 14 лѣтъ, до того времени, когда вмѣстѣ со своимъ клиромъ и паствой, по причинѣ прихода къ власти коммунистовъ, долженъ былъ оставить Китай. Далѣе слѣдуетъ одиннадцать лѣтъ управленія епархіей Брюссельской и Западно-Европейской и, наконецъ, послѣдніе три съ половиной года, отдано епархіи Западно-Американской и Санъ-Францисской. Всѣ эти годы повинуясь духовно услышанному указанію свыше Святитель, не щадя своихъ силъ, но обновляя ихъ ежедневнымъ причащеніемъ Святыхъ Христовыхъ Таинъ, совершалъ служеніе архипастырское, преподобническое, умерщвляя плоть свою отказомъ отъ ложа отдохновенія, а миссіонерское, расширяя сердце свое всѣмъ племенамъ и народамъ и взаимно вмѣщаясь въ сердца ищущихъ назиданія людей разноплеменныхъ. Чудеса исцѣленія и даръ прозрѣнія украсили этотъ его путь, завершенный легкимъ преставленіемъ отъ жизни временной въ вѣчную, подъ покровомъ Пречистой Богоматери, сопутствуя Ея чудотворной иконѣ «Курской-Коренной Знаменіе» — Одигитріи Зарубежья нашего. Въ 1993 году Архіерейскій Соборъ, засѣдавшій тогда въ Лѣсненской Женской обители, во Франціи, подъ покровомъ...» (Jordanville, 1994.) далѣе...


СВОДЪ ОСНОВНЫХЪ ГОСУД. ЗАКОНОВЪ РОССІЙСКОЙ ИМПЕРІИ (1912)

Царские Регалии «Ст. 1. Государство Россійское едино и нераздѣльно. 2. Великое Княжество Финляндское, составляя нераздѣльную часть Государства Россійскаго, во внутреннихъ своихъ дѣлахъ управляется особыми установленіями на основаніи особаго законодательства. 3. Русскій языкъ есть языкъ общегосударственный и обязателенъ въ арміи, во флотѣ и во всѣхъ государственныхъ и общественныхъ установленіяхъ. Употребленіе мѣстныхъ языковъ и нарѣчій въ государственныхъ и общественныхъ установленіяхъ опредѣляется особыми законами. 4. Императору Всероссійскому принадлежитъ Верховная Самодержавная власть. Повиноваться власти Его, не только за страхъ, но и за совѣсть, Самъ Богъ повелѣваетъ. 5. Особа Государя Императора священна и неприкосновенна. 6. Та же Верховная Самодержавная власть принадлежитъ Государынѣ Императрицѣ, когда наслѣдство Престола въ порядкѣ, для сего установленномъ, дойдетъ до лица женскаго; но супругъ Ея не почитается Государемъ: онъ пользуется почестями и преимуществами, наравнѣ съ супругами Государей, кромѣ титула. 7. Государь Императоръ осуществляетъ законодательную власть въ единеніи съ Государственнымъ Совѣтомъ и Государственною Думою. 8. Государю Императору принадлежитъ починъ по всѣмъ предметамъ законодательства. Единственно по Его почину Основные Государственные Законы могутъ подлежать пересмотру въ Государственномъ Совѣтѣ и Государственной Думѣ...» (СПб., 1912.) далѣе...


ПРЕДИСЛОВІЕ КЪ ИЗДАНІЮ СВОДА ЗАКОНОВЪ РОССІЙСКОЙ ИМПЕРІИ (1912)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Всякому лицу, которому приходится имѣть дѣло съ нашимъ дѣйствующимъ законодательствомъ, хорошо извѣстно, насколько трудно въ немъ правильно оріентироваться. Трудность эта обусловливается отнюдь не недостатками принятой у насъ системы кодификаціи, а исключительно тѣмъ вполнѣ понятнымъ и неизбѣжнымъ обстоятельствомъ, что кодификаціонныя учрежденія, даже при самой большой ихъ производительности, никогда не въ состояніи поспѣть за быстро идущею впередъ законодательною работою. Послѣдствіемъ этого оказывается, что оффиціальный текстъ послѣднихъ изданій отдѣльныхъ томовъ Свода Законовъ уже въ скоромъ сравнительно времени послѣ ихъ появленія оказывается устарѣвшимъ, въ виду необходимости примѣненія его на практикѣ въ связи съ выходящими періодически Продолженіями и издаваемыми послѣ ихъ выхода новыми узаконеніями. Вытекающія изъ сказаннаго затрудненія при примѣненіи Свода Законовъ особенно чувствительны въ настоящее время. Дѣло въ томъ, что огромное большинство частей Свода издано въ послѣдній разъ до 1906 г., а потому при ихъ примѣненіи приходится руководствоваться не только текстомъ ихъ послѣднихъ изданій, но и сразу тремя Продолженіями: своднымъ Продолженіемъ 1906 г., изданнымъ въ пяти объемистыхъ томахъ, и очередными 1908 и 1909 гг. Сверхъ того приходится имѣть въ виду цѣлый рядъ новѣйшихъ узаконеній, появившихся въ теченіе всего 1910 и первыхъ мѣсяцевъ 1911 гг. Наконецъ, необходимо сообразоваться...» (СПб., 1912.) далѣе...


ГЕН.-МАІОРЪ М. М. ЗИНКЕВИЧЪ. "ОСНОВАНІЕ И ПУТЬ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМІИ" (СОФІЯ, 1930)

Генерал-майор Михаил Михайлович Зинкевич «Большевики докончивъ дѣло Временнаго Правительства по развалу Императорской Арміи, вычеркнувъ слово Россія, предавая ея интересы на каждомъ шагу, потворствуя низкимъ инстинктамъ массъ, превратили великую страну въ тьму насилія, возведеннаго въ законъ, въ свободу убійствъ, грабежей, надругательствъ надъ всѣмъ святымъ. И это во имя свободы, во имя человѣческихъ правъ! Все культурное, все, что имѣло связь съ великимъ прошлымъ подлежало просто истребленію. Слово «патріотъ» сдѣлано смѣшнымъ, враждебнымъ. И естественна спѣшка, съ которой большевики вели наступленіе противъ неожиданно выросшаго очага борьбы съ ними въ видѣ Добровольческой Арміи. Наступленіе велось на Новочеркасскъ и Ростовъ со всѣхъ сторонъ вновь сформированными красными частями. 1-го января большевики заняли Батайскъ, 9-го января, прикрывавшіе Ростовъ, наши части были оттѣснены къ самому Ростову. Городъ обстрѣливался артиллерійскимъ огнемъ съ разныхъ сторонъ, въ томъ числѣ и съ юга, со стороны Батайска. Въ этотъ день ген. Корниловъ отдалъ приказъ отходить за Донъ, въ станицу Ольгинскую. Съ наступленіемъ темноты 9-го февраля 1918 года Добровольческая Армія въ составѣ всего около 4.000 человѣкъ выступила на востокъ, въ направленіи на станицу Аксайскую...» (Софія, 1930.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ШАНХАЙСКІЙ († 1966 Г.). ПРОИСХОЖДЕНІЕ ЗАКОНА О ПРЕСТОЛОНАСЛѢДІИ ВЪ РОССІИ

Святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский «Въ началѣ 1925 года Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній поручилъ мнѣ, проходившему тогда Богословскій факультетъ Бѣлградскаго Университета, составить докладъ О происхожденіи закона о престолонаслѣдіи въ Россіи для выясненія того, насколько данный законъ соотвѣтствуетъ духу русскаго народа и вытекаетъ изъ его исторіи. Получивъ благословеніе отъ Владыки Митрополита и имѣя горячее желаніе точно освѣтить вопросъ, я приступилъ къ работѣ въ день памяти св. Филиппа, Митрополита Московскаго, 9-го января 1925 года и закончилъ таковую 14-го августа того же года, въ канунъ праздника Успенія Богородицы — храмового дня Московскаго Успенскаго Собора и Кіево-Печерской Лавры, имѣвшихъ величайшее значеніе въ исторіи русскаго народа. Вмѣсто короткой докладной записки получилось довольно большое изслѣдованіе, содержаніе котораго было мною изложено тогда въ краткой статьѣ, напечатанной въ Бѣлградѣ. Самый же трудъ въ цѣломъ не былъ напечатанъ до сего времени. Ввиду просьбы о его напечатаніи призываю Божіе благословеніе на его изданіе, желая, чтобы читающіе его почерпнули себѣ пользу и назиданіе...» (Шанхай, 1936.) далѣе...


В. ПЕРЕМИЛОВСКІЙ. НОВОЕ ИЛИ СТАРОЕ ПРАВОПИСАНІЕ?

Герб Российской Империи «Было на Руси время, когда по одному бѣглому взгляду на письмо можно было почти безошибочно опредѣлить, какой политической оріентаціи держится пишущій. Такимъ знакомъ и признакомъ въ нашемъ письмѣ служили «твердый знакъ», «еръ» и «ять». Писалъ человѣкъ безъ ера и ятя, и можно было поручиться, что у этого человѣка «идеи въ головѣ». Это былъ настолько вѣрный знакъ и признакъ, что имъ руководствовались и тѣ, «кому вѣдать надлежитъ». — Не даромъ вѣдь всѣ студенты и курсистки — этотъ авангардъ революціи въ старое время — писали безъ ятя и ера, а наиболѣе радикально настроенные — даже безъ еря въ концѣ словъ! Не даромъ также и твердая власть такъ ревниво оберегала неприкосновенность «твердаго знака»! А въ сущности, ни той, ни другой сторонѣ никакого дѣла не было до самого твердаго знака: и для однихъ и для другихъ это былъ не «твердый знакъ», какъ таковой, какъ элементъ русскаго правописанія, — это былъ только условный знакъ извѣстнаго политическаго міросозерцанія, за которое стояли одни, разрушить которое старались другіе. Что это именно такъ и было, можно привести факты...» (Jordanville, 1962) далѣе...


П. М. ВАСИЛЬЕВЪ. РУССКАЯ ИЛИ СОВѢТСКАЯ ОРѲОГРАФІЯ?

Страница из азбуки в картинках Бенуа «Существуетъ нѣсколько различныхъ мнѣній по этому вопросу. Одни утверждаютъ, что упрощенная совѣтская орѳографія, къ которой уже привыкло цѣлое поколѣніе, должна быть принята всѣми, кто такъ или иначе соприкасается, по своей дѣятельности, съ народными массами. Другіе, въ томъ числѣ нѣкоторые видные ученые зарубежья и даже Совѣтскаго Союза, считаютъ, что реформа сдѣлана слишкомъ поспѣшно и ненаучно. Наконецъ, третьи, отмѣчая ошибки и даже нелѣпости совѣтской орѳографіи, вносятъ свои собственныя поправки, создавая, такимъ образомъ, «среднюю» орѳографію, не отвѣчающую вполнѣ ни старой, ни новой. Къ характеристикѣ этого послѣдняго направленія и его оправданія приводимъ слѣдующіе примѣры. Ни одинъ, говорятъ они, мыслящій человѣкъ не станетъ писать слово «Богъ» съ маленькой буквы, какъ это принято въ совѣтской грамматикѣ. Твердый знакъ «ъ» — нѣкоторые упраздняютъ въ концѣ слова ради экономіи мѣста, но сохраняютъ его тамъ, гдѣ совѣтское правописаніе ставитъ апострофъ...» («Православная жизнь». Jordanville, 1987) далѣе...

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.