Церковный календарь
Новости


2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 11-15 (1922)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 6-10 (1922)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 26 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Литература Русскаго Зарубежья

Тэффи (Н. А. Лохвицкая-Бучинская) († 1952 г.)

Тэффи (наст. имя Надежда Александровна Лохвицкая, по мужу — Бучинская), знаменитая русская писательница и поэтесса. Родилась 9 (22) мая 1872 г. въ С.-Петербургѣ въ дворянской семьѣ; сестра поэтессы Мирры Лохвицкой и ген.-лейт. Н. А. Лохвицкаго, военнаго дѣятеля, одного изъ лидеровъ Бѣлаго движенія въ Сибири. Получила прекрасное домашнее образованіе. Начала публиковаться съ 1901 г. Была извѣстна сатирическими стихами и фельетонами, входила въ составъ постоян. сотрудниковъ журнала «Сатириконъ». Въ 1910 г. въ изд-вѣ «Шиповникъ» вышла 1-я книга ея стихотвореній «Семь огней» и сборникъ «Юморист. разсказы». Затѣмъ послѣдовали сборники «И стало такъ...» (1912), «Дымъ безъ огня» (1914), «Неживой звѣрь» (1916). Октябрьскій переворотъ Тэффи не приняла и въ 1919 г. эмигрировала, поселившись въ Парижѣ. Заграницей она активно писала разсказы и стихи, которые печатались въ газетахъ «Сегодня» (Рига), «Возрожденіе» (Парижъ), «Послѣднія Новости» (Парижъ), «Новое Русское Слово» (Нью-Іоркъ), журналахъ «Жаръ-Птица» (Берлинъ-Парижъ), «Перезвоны» (Рига), «Иллюстрированная Россія» (Парижъ) и др. Ея пьесы ставили русскіе театры въ Парижѣ, въ Берлинѣ, въ Лондонѣ, въ Варшавѣ, въ Ригѣ, въ Шанхаѣ, въ Софіи, въ Ниццѣ, въ Бѣлградѣ. Ея творчество высоко цѣнили многіе извѣстные писатели, такіе какъ Бунинъ, Зайцевъ, Сологубъ, Аверченко, Андреевъ, Купринъ и мн. др. Всего было опубликовано болѣе 30 ея книгъ. Писательница по праву считается одной изъ крупнѣйшихъ фигуръ русскаго зарубежья. Скончалась Тэффи въ Парижѣ 23 сентября (6 октября) 1952 г. и была похоронена на русскомъ кладбищѣ Сенъ-Женевьевъ-де-Буа.

Сочиненія Тэффи (Н. А. Лохвицкой-Бучинской)

Тэффи (Н. А. Лохвицкая-Бучинская) († 1952 г.)
«ТАКЪ ЖИЛИ». РАЗСКАЗЫ.

СВѢТЛЫЙ ПРАЗДНИКЪ.

«Какъ факелъ, передавали другъ другу благую вѣсть и, какъ отъ факела, зажигалъ отъ нея каждый огонь свой» (Изъ сказаній о жизни первыхъ христіанъ).

Самосовъ стоялъ мрачно, смотрѣлъ на кадящаго дьякона и мысленно говорилъ ему: — Махай, махай! Думаешь до архирея домахаешься? Держи карманъ!

Онъ медленно, но вѣрно выпиралъ локтемъ стоявшаго около него мальчишку, чтобы пролѣзть поближе къ молящемуся здѣсь же начальнику. Хотѣлось быть на виду — для того и пришелъ. Начальникъ былъ съ супругой и съ тещей.

Жену привелъ! — крестился Самосовъ. — Харя ты, харя! У самой сорокъ любовниковъ, а въ церковь пошла — брови по своему лицу намалевала. Хотя бы передъ Богомъ постѣснялась. И онъ, дуракъ — изъ-за приданаго женился. Она, конечно, пошла! Не помирать же съ голоду.

Христосъ Воскресъ! — возгласилъ священникъ.

Воистину Воскресъ! — прочувственно отвѣ/с. 61/чалъ Самосовъ. — И тещу привели! Какъ не привести! Ее оставить, такъ она либо посуду перебьетъ, либо несгораемый шкапъ взломаетъ. Ей только дочерьми торговать. Народила уродовъ и торгуетъ. И шляпы приличной не могли старухѣ купить. Нарочно старую галошу на голову ей напялили. Чтобъ всѣ издѣвались. Нечего сказать. Уважаютъ старуху! Какъ-никакъ, а все таки она васъ родила. Не отвертитесь. Махай, махай кадиломъ-то! Архимандритъ! Митрополію получишь.

Служба кончилась. Самосовъ съ почтительнымъ достоинствомъ приблизился къ начальнику.

Воистину, хе-хе!

Облобызались.

Ручку у начальницы. Ручку у тещи.

Хе-хе! Такъ отрадно видѣть у этой толпы простолюдиновъ вѣру въ неугасимость завѣтовъ... которые... Жена? Нѣтъ, она, знаете, осталась домохозяйничать... Библейская Марфа.

Выходя изъ церкви, онъ еще чувствовалъ нѣкоторое время умиленность отъ общенія съ начальствомъ и запахъ цвѣточнаго одеколона на своихъ усахъ. Но мало-по-малу опомнился.

А вѣдь разговляться не позвалъ! — Обрадовались... Тычутъ руки — цѣлуй. Небось охотниковъ-то не много найдутъ на свои дырявыя лапы.

Пришелъ домой.

За столомъ жена и дочь. На столѣ ветчина и /с. 62/ пасха. Ужены лицо такое, какъ будто ее все время ругаютъ: сконфуженное и обиженное.

У дочери большой носъ заломился немножко на правый бокъ и оттянулъ за собой лѣвый глазъ, который скосился и смотритъ подозрительно.

Самосовъ минутку подумалъ.

Эге, воображаютъ, что я имъ подарковъ принесъ!

Подошелъ къ столу и треснулъ кулакомъ.

Какой чертъ безъ меня разговляться позволилъ?

Да что ты, — изумилась жена. Мы думали, что ты у начальника. Самъ же говорилъ...

Въ собственномъ домѣ покоя не дадутъ! — чуть не заплакалъ Самосовъ. Ему очень хотѣлось ветчины, но во время скандала считалъ неприличнымъ закусывать.

Подать мнѣ чай въ мою комнату!

Хлопнулъ дверью и ушелъ.

Другой бы, изъ церкви придя, сказалъ: «Богъ милости прислалъ» — сказала дочка, смотря однимъ глазомъ на мать, другимъ на тарелку, — а у насъ все не какъ у людей!

Ты это про кого такъ говоришь? — съ дѣланнымъ любопытствомъ спросила мать. — Про отца? Такъ какъ ты смѣешь? Отецъ цѣлые дни какъ лошадь, не разгибая спины, пишетъ, пришелъ домой разговѣться, а она даже похристосоваться не подумала! Все Андрей Петровичъ на умѣ. Ужасно ты ему нужна! И чѣмъ подумала прельстить! Непо/с. 63/чтительностью къ родителямъ что ли! Дѣвушка, которая себя уважаетъ, заботится, какъ бы ей облегчить родителямъ, какъ бы самой деньги заработать. Юлія Пастрана, или какъ ее тамъ, съ двухъ лѣтъ сама родителей содержала и родственникамъ помогала.

А чѣмъ я виновата, что вы мнѣ блестящаго воспитанія не дали? Съ блестящимъ-то воспитаніемъ очень легко и переписку найти и все.

Мать встала съ достоинствомъ.

Пришлешь мнѣ чай въ мою комнату! Спасибо! Отравила праздникъ.

Ушла.

Весело озираясь, съ радостно пылающимъ лицомъ, вошла въ столовую кухарка съ краснымъ яичкомъ въ рукахъ.

Съ Христосъ Воскресомъ, барышня! Дай Вамъ Богъ всего самолучшаго. Женишка бы хорошаго, да молодого, капитальнаго.

Убирайся къ черту! Нахалка! Лѣзетъ прямо въ лицо!

Господи помилуй! — попятилась кухарка. И съ чего это?... Ну, какъ съ человѣкомъ не похристосоваться. Личность у меня, дѣйствительно, красная, слова нѣтъ. Да вѣдь цѣлый день варила да пекла, отъ одной уморительности закраснѣлась. Плита весь день топится, такое воспаленіе — дыхнуть нечѣмъ. Погода жаркая, съ утра дождь мурашилъ. О прошломъ годѣ куда прохладнѣе было! Къ утренѣ шли — снѣгъ поросился.

/с. 64/ — Да отвяжитесь вы отъ меня! — взвизгнула барышня. — Я скажу мамѣ, чтобъ вамъ отказали.

Она быстро повернулась и ушла той самой походкой, какой всегда ходитъ хозяйка, поругавшись съ прислугой, маленькими шагами, ступая быстро, но двигаясь медленно, виляя боками и выпятя грудь.

Уж-жасно я боюсь! — запѣла вслѣдъ кухарка. — Ухъ какъ напугали... Прежде жалованіе доплатите, а потомъ и форсите! Я можетъ съ рождества-мѣсяца пятака отъ васъ не нюхивала. Уберу со стола и спать завалюсъ и никакихъ чаевъ подавать не стану. Ищите себѣ каторжника. Онъ вамъ будетъ ночью чаи подавать.

Она сняла съ стола грязную тарелку, положила на нее по системѣ всѣхъ старыхъ бабъ, живущихъ одной прислугой, ложку, на ложку другую тарелку, на тарелку стаканъ, на стаканъ блюдо съ ветчиной и уже хотѣла на ветчину ставить подносъ съ чашками, какъ все рухнуло на полъ.

Все аредомъ!

Въ рукѣ осталась одна основная тарелка.

Кухарка подумала-подумала и бросила ее въ общую кучу.

Почесала подъ платкомъ за ухомъ и вдругъ, точно что вспомнивъ, пошла въ кухню.

Тамъ сидѣла на табуретѣ поджарая кошка и лакала съ блюдечка молоко съ водой. Передъ кошкой на корточкахъ пристроилась дѣвченка «сирота, чтобъ посуду мыть», смотрѣла и приговаривала:

/с. 65/ — Лакчи, лакчи, матушка! Разговѣйся, напостимшись! Съ хорошей пищи, къ часу молвить, поправишься!

Кухарка ухватила дѣвченку за ухо.

Это-то кто въ столовой посуду переколотилъ? А? Для того тебя держатъ, чтобы посуду колотить? Ахъ, ты личность твоя худорожая! А! Что выдумала? Пошла въ столовую прибирать. Вотъ тебѣ завтра покажутъ, толоконный твой ротъ!

Дѣвченка испуганно захныкала, высморкалась въ передникъ, потерла ухо, высморкалась въ подолъ, всхлипнула, высморкалась въ уголокъ головного платка и вдругъ, подбѣжавъ къ кошкѣ, спихнула ее на полъ и лягнула ногой.

А провались ты, песъ дармоѣдный. Житья отъ васъ нѣту, отъ нехристевъ. Только бъ молоки жрать! Чтобъ те прежде смерти здохнуть!

Кошка, поощряемая ногой, выскочила на лѣстницу, едва успѣла хвостъ унести, — чуть его не отхватили дверью.

Забилась за помойное ведро, долго сидѣла, не шевелясь, понимая, что могущественный врагъ, можетъ быть, ищетъ ее.

Потомъ стала изливать свое горе и недоумѣніе помойному ведру. Ведро безучастно молчало.

Уау. Уау!

Это все, что она знала.

Уау!

Много ли тутъ поймешь?

Источникъ: Тэффи. «Такъ жили». Разсказы. — Стокхольмъ: «Сѣверные огни», 1922. — С. 60-65.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.