Церковный календарь
Новости


2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 20 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Литература Русскаго Зарубежья

Тэффи (Н. А. Лохвицкая-Бучинская) († 1952 г.)

Тэффи (наст. имя Надежда Александровна Лохвицкая, по мужу — Бучинская), знаменитая русская писательница и поэтесса. Родилась 9 (22) мая 1872 г. въ С.-Петербургѣ въ дворянской семьѣ; сестра поэтессы Мирры Лохвицкой и ген.-лейт. Н. А. Лохвицкаго, военнаго дѣятеля, одного изъ лидеровъ Бѣлаго движенія въ Сибири. Получила прекрасное домашнее образованіе. Начала публиковаться съ 1901 г. Была извѣстна сатирическими стихами и фельетонами, входила въ составъ постоян. сотрудниковъ журнала «Сатириконъ». Въ 1910 г. въ изд-вѣ «Шиповникъ» вышла 1-я книга ея стихотвореній «Семь огней» и сборникъ «Юморист. разсказы». Затѣмъ послѣдовали сборники «И стало такъ...» (1912), «Дымъ безъ огня» (1914), «Неживой звѣрь» (1916). Октябрьскій переворотъ Тэффи не приняла и въ 1919 г. эмигрировала, поселившись въ Парижѣ. Заграницей она активно писала разсказы и стихи, которые печатались въ газетахъ «Сегодня» (Рига), «Возрожденіе» (Парижъ), «Послѣднія Новости» (Парижъ), «Новое Русское Слово» (Нью-Іоркъ), журналахъ «Жаръ-Птица» (Берлинъ-Парижъ), «Перезвоны» (Рига), «Иллюстрированная Россія» (Парижъ) и др. Ея пьесы ставили русскіе театры въ Парижѣ, въ Берлинѣ, въ Лондонѣ, въ Варшавѣ, въ Ригѣ, въ Шанхаѣ, въ Софіи, въ Ниццѣ, въ Бѣлградѣ. Ея творчество высоко цѣнили многіе извѣстные писатели, такіе какъ Бунинъ, Зайцевъ, Сологубъ, Аверченко, Андреевъ, Купринъ и мн. др. Всего было опубликовано болѣе 30 ея книгъ. Писательница по праву считается одной изъ крупнѣйшихъ фигуръ русскаго зарубежья. Скончалась Тэффи въ Парижѣ 23 сентября (6 октября) 1952 г. и была похоронена на русскомъ кладбищѣ Сенъ-Женевьевъ-де-Буа.

Сочиненія Тэффи (Н. А. Лохвицкой-Бучинской)

Тэффи (Н. А. Лохвицкая-Бучинская) († 1952 г.)
«ТАКЪ ЖИЛИ». РАЗСКАЗЫ.

ВЗЯТКА.

Маленькая, кособокая старушонка перешла площадь, грязную, липкую, всю какъ сплошная лужа, хлюпающую площадь уѣзднаго города.

Перейти эту площадь было дѣло нелегкое и требовало смекалки и навыка.

Старушонка шла бодро, только на самыхъ трудныхъ мѣстахъ, пріостановившись, покручивала головой, но не возвращалась назадъ, плюнувъ отъ безнадежности. Сразу можно было видѣть, что она не какая-нибудь деревенская дура, а настоящая городская штучка.

Старушка добрела до крыльца низенькаго каменнаго дома, гдѣ проживалъ мѣстный городской судья, оглянулась, перекрестилась на колокольню и оправила свой туалетъ. Распустила юбку, вытащила изъ-подъ большого байковаго платка кузовокъ, накрытый холстинкой, и сразу стала не кособокой, а просто старушонкой, какъ и быть полагается.

Дверь у судьи была не заперта, и въ щелочку поглядывалъ на старухинъ туалетъ рыжій чупрастый мальчишка, служившій въ разсыльныхъ.

/с. 56/ Когда старушонка влѣзала на крыльцо, чупрастый мальчишка высунулъ голову и окрикнулъ строго:

Кто такова? Зачѣмъ прешь?

Старушка оглядѣлась и сказала, таинственно приподнявъ брови:

По дѣлу пру, батюшка. По дѣлу пру.

Она сразу поняла, что «прешь» есть выраженіе дѣловое, судебное.

По какому дѣлу? — не сдавался мальчишка.

Къ судьѣ, батюшка. По ерохинскому. Въ понедѣльникъ судить меня будутъ за корову за бодучую. По ерохинскому.

Ну?

Такъ.... повидать бы надо до суда-то. Я порядки-то знаю!

Лицо у старушки вдругъ все сморщилось и правый глазъ быстро мигнулъ два раза.

Мальчишка разинулъ ротъ и смотрѣлъ.

Видя, какой эффектъ произвелъ ея маневръ, старушонка протиснулась бокомъ въ дверь и заковыляла вдоль коридора. Тамъ пріоткрыла дверь въ камеру и тихонько, тоже бокомъ, стала вползать.

Судья сидѣлъ за столомъ, просматривалъ бумаги и напѣвалъ себѣ подъ носъ:

Не говори, что мол-лодость сгубила:
Тюремностью истерррзана моей!

Бумаги онъ смотрѣлъ внимательно, а напѣвалъ /с. 57/ кое-какъ. Оттого, вѣроятно, и выходило у него «тюремностью» вмѣсто: «ты ревностью».

Судья былъ человѣкъ не старый, плотный, бородатый, глаза у него были выпученные.

Смотритъ, какъ буйла, — что и знала, такъ забудешь! — говорили про него городскія сутяги-мѣщанки.

Судья былъ очень честный и любилъ объ этомъ своемъ качествѣ поговорить въ дружескомъ кругу. Честность эту онъ ощущалъ въ себѣ постоянно, и всего его точно распирало отъ неимовѣрнаго ея количества.

Да, судья у насъ честный, — говорили мѣстные купцы. — Замѣчательный человѣкъ.

И тутъ же почему то прибавляли:

Чтобъ ему лопнуть!

И въ пожеланіи этомъ не было ничего злобнаго. Казалось, что если судья лопнетъ, такъ ему и самому легче будетъ.

Здраствуй, батюшка, свѣтильникъ ты нашъ! — закрякала старушонка.

Судья вздрогнулъ отъ неожиданности.

А? Здраствуй! Зачѣмъ пожаловала?

По дѣлу, батюшка, по ерохинскому. Вотъ я порядки знаю, такъ и пришла.

Ну?

Въ понедѣльникъ судить будешь, такъ вотъ я, значитъ, и пришла. Бодучая-то корова-то моя, стало-быть...

Ну?

/с. 58/ — Такъ вотъ, я порядки-то знаю.

Судья посмотрѣлъ на нее и вдругъ все ея лицо сморщилось, правый глазъ подмигнулъ два раза и указалъ на прикрытый холстинкой кузовокъ.

Что? — удивился судья. — Ты чего мигаешь?

Старушонка, засѣменила къ самому столу и, вытянувъ шею, зашептала прямо въ честное судьино лицо:

Яичекъ десяточекъ тебѣ принесла. И шито-крыто, и концы въ воду, и никто не видалъ.

Она снова сморщилась и замигала.

Судья вдругъ вскочилъ, точно его въ затылокъ щелкнули. Разинулъ ротъ и весь затрясся.

В-во-онъ! Вонъ! Подлая! Вонъ!

Старушонка растерялась, но вдругъ поняла и замигала и зашептала:

Ну, бери, бери и холстинку! Бери полотенчико-то, Богъ съ тобой, мнѣ не жалко!

Но судья все ревѣлъ и трясся.

Ахъ ты, Господи, — мучилась старушонка, стараясь втолковать этому ревущему, раздутому, красному, — я тебѣ про полотенчико говорю. Бери полотенчико. Да послушай, что я говорю-то! Да помолчи ты, Господи, грѣхи-ты мои!

Но судья не унимался. Онъ кинулся къ двери.

Никифоръ! Гони ее вонъ! Вонъ!

Прибѣжалъ чупрастый, осклабился отъ страха и удовольствія и, обхвативъ рукой старушонку, повлекъ ее, точно въ какомъ-то нелѣпомъ танцѣ, на крыльцо.

/с. 59/ Опомнилась она только среди площади. Подоткнула юбку. Прикрыла платкомъ кузовокъ и, проткнувъ палецъ за косынку, почесала голову.

Вернувшись такимъ образомъ къ обыденной жизни, она оглянулась на низенькій домикъ и тяжело вздохнула.

Дала я маху, старая дура! Нужно было ему курицей поклониться. Думала, съ бѣднаго и яицъ можно, а онъ ишь какъ обидѣлся. И чего орать, — я и такъ всѣ порядки понимаю. Ужо, въ субботу принесу курицу. И шито-крыто, и концы въ воду.

Она еще разъ оглянулась, сморщилась, подмигнула и захлюпала по лужамъ быстро и смѣло, какъ настоящая городская штучка.

Источникъ: Тэффи. «Такъ жили». Разсказы. — Стокхольмъ: «Сѣверные огни», 1922. — С. 55-59.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.