Церковный календарь
Новости


2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 21 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Литература Русскаго Зарубежья

Тэффи (Н. А. Лохвицкая-Бучинская) († 1952 г.)

Тэффи (наст. имя Надежда Александровна Лохвицкая, по мужу — Бучинская), знаменитая русская писательница и поэтесса. Родилась 9 (22) мая 1872 г. въ С.-Петербургѣ въ дворянской семьѣ; сестра поэтессы Мирры Лохвицкой и ген.-лейт. Н. А. Лохвицкаго, военнаго дѣятеля, одного изъ лидеровъ Бѣлаго движенія въ Сибири. Получила прекрасное домашнее образованіе. Начала публиковаться съ 1901 г. Была извѣстна сатирическими стихами и фельетонами, входила въ составъ постоян. сотрудниковъ журнала «Сатириконъ». Въ 1910 г. въ изд-вѣ «Шиповникъ» вышла 1-я книга ея стихотвореній «Семь огней» и сборникъ «Юморист. разсказы». Затѣмъ послѣдовали сборники «И стало такъ...» (1912), «Дымъ безъ огня» (1914), «Неживой звѣрь» (1916). Октябрьскій переворотъ Тэффи не приняла и въ 1919 г. эмигрировала, поселившись въ Парижѣ. Заграницей она активно писала разсказы и стихи, которые печатались въ газетахъ «Сегодня» (Рига), «Возрожденіе» (Парижъ), «Послѣднія Новости» (Парижъ), «Новое Русское Слово» (Нью-Іоркъ), журналахъ «Жаръ-Птица» (Берлинъ-Парижъ), «Перезвоны» (Рига), «Иллюстрированная Россія» (Парижъ) и др. Ея пьесы ставили русскіе театры въ Парижѣ, въ Берлинѣ, въ Лондонѣ, въ Варшавѣ, въ Ригѣ, въ Шанхаѣ, въ Софіи, въ Ниццѣ, въ Бѣлградѣ. Ея творчество высоко цѣнили многіе извѣстные писатели, такіе какъ Бунинъ, Зайцевъ, Сологубъ, Аверченко, Андреевъ, Купринъ и мн. др. Всего было опубликовано болѣе 30 ея книгъ. Писательница по праву считается одной изъ крупнѣйшихъ фигуръ русскаго зарубежья. Скончалась Тэффи въ Парижѣ 23 сентября (6 октября) 1952 г. и была похоронена на русскомъ кладбищѣ Сенъ-Женевьевъ-де-Буа.

Сочиненія Тэффи (Н. А. Лохвицкой-Бучинской)

Тэффи (Н. А. Лохвицкая-Бучинская) († 1952 г.)
«ТАКЪ ЖИЛИ». РАЗСКАЗЫ.

ЮБИЛЕЙ.

Странное дѣло — большинство юбилеевъ справляется почему-то около декабря. Это ясно указываетъ на какую-то тайную связь между появленіемъ перваго снѣга и первымъ обнаруживаніемъ молодого таланта.

Вопросъ любопытный, но такъ какъ обнаруживаніе тайныхъ связей — дѣло не особенно почтенное, то и оставимъ его въ покоѣ. Отмѣтимъ только, что, вѣроятно, въ силу именно этой неизвѣстной причины, двадцатипятилѣтній юбилей Антона Омнибусова праздновался тоже въ декабрѣ.

Началось дѣло, какъ и пожаръ Москвы, съ малаго. Пришелъ въ одну изъ редакцій собственный ея сотрудникъ по хронологической части и сказалъ.

На четвертое декабря: въ 1857 году — рескриптъ объ улучшеніи быта крѣпостныхъ крестьянъ. Въ 1885 году первая рецензія Антона Омнибусова.

И прибавилъ:

Вотъ, господа, Омнибусовъ уже двадцать пять лѣтъ пишетъ, а похвалъ себѣ не слышитъ.

/с. 47/ Присутствовавшіе тутъ же молодые сотрудники газеты зѣвнули и сказали легкомысленно:

Хоть бы какой-нибудь болванъ ему юбилей устроилъ — повеселились бы, а то такая скучища!

Болванъ нашелся тутъ же, въ сосѣдней комнатѣ, высунулъ голову въ дверь и сказалъ:

Что вы говорите? Омнибусовъ уже двадцать пять лѣтъ пишетъ? Нужно непремѣнно это отмѣтить. Приходилъ вчера, бѣдняга, ко мнѣ, плакался. Никто не печатаетъ, въ домѣ ни гроша. Справимъ ему юбилей, сдѣлаемъ доброе дѣло, — напомнимъ о немъ.

Сотрудники оживились, только одинъ немножко смутился:

Совѣстно какъ-то... ужъ больно бездаренъ!

Но другіе отстояли позицію:

Никто же и не говоритъ, что онъ талантливъ, но какую бы человѣкъ ни дѣлалъ ерунду, разъ онъ ее дѣлаетъ въ продолженіе двадцати пяти лѣтъ — онъ имѣетъ полное право требовать отъ близкихъ людей поздравленія. Словомъ, я все беру на себя.

Для юбилея Антона Омнибусова наняли залу въ кухмистерской, разослали билеты — по три рубля съ виномъ, пустили замѣтку въ газетахъ, сочинили десять экспромтовъ, и только наканунѣ спохватились, что не дали знать о торжествѣ самому юбиляру. Отрядили сотрудника. Тотъ вернулся въ полномъ отчаяніи. Антона Омнибусова онъ засталъ въ состояніи нетрезвомъ и до такой степени гор/с. 48/домъ, что ни о какомъ юбилеѣ онъ и слышать не хотѣлъ.

А за это ваше намѣреніе передъ всѣми меня болванить, требую съ васъ четвертной билетъ за безчестье, и благодарите Бога, что дешево отдѣлались!

Всѣ растерялись. Отрядили редакціоннаго поэта Валентина Астартова для вразумленія и убѣжденія. Дали на расходы сорокъ рублей, стали ждать и молиться.

Астартовъ вернулся съ просвѣтленнымъ лицомъ и принесъ три рубля сдачи. Юбиляръ, прослушавъ посвященные ему тріолеты, протрезвился, выспался и пошелъ на все.

Теперь оставалось только уговорить его сходить въ баню, остричь волосы, взять для него напрокатъ сюртукъ, разыскать братца, проживающаго въ Царскомъ Селѣ и привезти сына-гимназиста изъ Гатчины, потому что юбиляръ, не окруженный роднымъ семействомъ, не производилъ надлежаще умилительнаго впечатлѣнія.

Секретарь редакціи былъ, положимъ, противъ семейства, но и то только потому, что уже приготовилъ экспромтъ, въ которомъ восклицалъ:

«Взгляните, господа, на эту одинокую фигуру, похожую на дубъ!»

Но что же дѣлать, всѣмъ не угодишь.

На другой день толпа друзей-читателей и почитателей въ пріятномъ возбужденіи ожидала /с. 49/ появленія юбиляра. Бесѣда велась отдѣльными группами и все въ самыхъ теплыхъ тонахъ.

Интересно знать, — говорилъ почтенной наружности господинъ, очевидно, близко знавшій юбиляра, — удалось ли его уговорить сходить въ баню? Я даже по этому поводу съ Михаиломъ Ильичемъ пари держалъ.

А онъ кого же лѣчилъ? — спрашивала въ другой группѣ молодая почитательница таланта.

Онъ не лѣчилъ, а писалъ, онъ писатель, — объясняли ей.

Ну вотъ! А Соня спорила, что будто мы на докторскій юбилей ѣдемъ!

Этотъ самый Омнибусовъ, — съ чувствомъ говорилъ кто-то въ третьей группѣ, — еще съ девятьсотъ четвертаго года мнѣ три рубля за жилетку долженъ. Я на нихъ шилъ. Можетъ, сегодня отдадутъ.

Какой-то молодой человѣкъ, юркнувшій на минутку въ комнату, гдѣ былъ накрытъ столъ, сказалъ вполголоса своему пріятелю:

Свѣжая икра, дѣйствительно, есть. Стоитъ на краю около ветчины. Прямо туда и пойдемъ, а то живо слопаютъ.

Проходившій мимо бородачъ прислушался, улыбнулся загадочно и пошелъ шептаться съ двумя репортерами и пришедшими съ ними почитателями таланта.

Идетъ, идетъ! — закричалъ вдругъ распорядитель, пробѣжалъ вдоль комнаты съ изступлен/с. 50/нымъ лицомъ и быстро повернувшись на каблукахъ лицомъ къ двери, бѣшено заапплодировалъ.

Всѣ поняли, что это — сигналъ и заапплодировали тоже.

Въ дверяхъ показалась сконфуженная фигура юбиляра. Онъ криво улыбался, еще кривѣе кланялся, растерянно оглядывался и совсѣмъ не зналъ, что ему дѣлать. Хотѣлъ было пожать руку стоявшему съ края секретарю редакціи, но тотъ руки ему не подалъ, такъ какъ иначе ему нельзя было бы хлопать.

Браво! Браво! Браво!

Боже мой! Да его узнать нельзя! — восклицалъ кто-то въ заднемъ ряду. Вотъ что значитъ, человѣкъ вымылся!

Юбиляръ продвинулся немножко впередъ и тогда показалась за нимъ другая, чрезвычайно похожая на него фигура, только очень маленькаго роста, но за то въ такомъ длинномъ сюртукѣ, что карманы его приходились подъ колѣнками.

Такъ судьба, урѣзавъ человѣка въ одномъ, вознаграждаетъ его въ другомъ.

По радостно осклабленному лицу юбиляра всѣ сразу догадались, что это и есть братецъ юбиляра.

За братца прятался гимназистъ съ свѣже-выдранными ушами.

А публика все хлопала, да хлопала, пока распорядитель не сорвался вдругъ съ мѣста. Онъ подхватилъ юбиляра подъ руку и повелъ къ столу.

/с. 51/ Тогда публика хлынула къ столу, давя другъ друга, и всѣ ломились къ одному концу.

Я говорилъ: опоздаете, — шипѣлъ кто-то. — Смотрите, уже пустая жестянка. Безобразіе!

Наконецъ, усѣлись.

Сконфуженный юбиляръ только что поднесъ ко рту первый бутербродъ, придерживая на немъ дрожащимъ пальцемъ кусочекъ селедки и думая только о томъ, чтобы не закапать чужой сюртукъ, какъ вдругъ кто-то крикнулъ визгливымъ голосомъ, такъ громко и неестественно, что бутербродъ, повернувшись селедкой внизъ, шлепнулся прямо на юбилярское колѣно.

Минуло четверть вѣка,
Когда, исполненъ силъ,
Антонъ, ты человѣка
Въ себѣ вдругъ пробудилъ.

Это началъ свой тостъ редакціонный поэтъ Валентинъ Астартовъ.

Встаньте! Встаньте! — шепнулъ Омнибусову распорядитель.

Омнибусовъ всталъ и стоялъ длинный и унылый, вытирая украдкой о скатерть селедочное пятно на своемъ сюртукѣ.

Вотъ кончитъ, тогда подзакушу немножко, — подбодрялъ онъ себя.

Но не успѣлъ поэтъ опуститься на мѣсто и утереть свой влажный отъ вдохновенія лобъ, какъ вскочилъ самъ распорядитель и полчаса подъ рядъ /с. 52/ увѣрялъ всѣхъ, что юбиляръ былъ честнымъ человѣкомъ.

А юбиляръ стоялъ и думалъ, оставятъ ему рыбы или такъ все и съѣдятъ.

Распорядителя смѣнилъ помощникъ редактора, смѣненный въ свою очередь, уже зажареной курицей, однимъ изъ почитателей таланта, вѣроятно, врачомъ, потому что онъ все время вмѣсто «юбиляръ» говорилъ «паціентъ».

Потомъ поднялась въ концѣ стола какая-то темная и очень пьяная личность, которая вообразила почему-то, что присутствуетъ на похоронахъ и, глотая слезы, выкрикивала:

Дор-рогой покойникъ! Научи насъ загробной жизни. Мы пла-ачемъ. Неужели тебѣ наплевать?

Личность стали успокаивать, но за ея честь вступилась другая личность, а чей-то голосъ предложилъ вывести всю компанію «подъ ручки, да на морозъ».

А юбиляръ все стоялъ и слушалъ.

Курицу съѣли всю, какъ съѣли рыбу. На что теперь надѣяться? На кусокъ сыра? Двадцать пять лѣтъ человѣкъ работалъ...

Онъ тяжело вздыхалъ, и только пролетѣвшая мимо вилка нѣсколько развлекла его, задѣвъ слегка за ухо.

Если бы я былъ пьянъ, — думалъ онъ, — я бы все это могъ, а такъ я не могу... Уйти, что ли?

/с. 53/ Онъ подвинулся ближе къ стѣнѣ и сталъ бокомъ пробираться къ двери.

Его ухода не замѣтили, потому что какъ разъ въ это время, не желая уступить другъ другу очереди, говорили два оратора заразъ.

Этотъ честный труженикъ успѣвалъ въ то же время быть и отцомъ семейства! — кричалъ одинъ ораторъ.

Выявляя сущность дерзновенія, онъ влекъ насъ къ безднамъ аморальнаго «я». — надрывался другой.

И какъ сейчасъ вижу твою располагающую фигуру! — вставилъ пьяный похоронщикъ.

Омнибусовъ одѣлся и сталъ шарить на вѣшалкѣ, отыскивая свой шарфъ.

Вамъ чего, господинъ хорошій? — вдругъ выскочилъ откуда-то сердитый швейцаръ. — Вы кто такой будете?

Я.... я юбиляръ... — пробормоталъ Омнибусовъ, самъ себѣ не вѣря. — Не кричите ради Бога, а то они услышатъ.

Ага! Услышатъ? Я тебѣ, милый мой, не потатчикъ! Вчера шубу слямзили, на прошлой недѣли шапку изъ-подъ носу уперли, такіе же вотъ юбиляры, какъ и ты. Микита! Бери юбиляра подъ лѣвое крыло. Въ участкѣ разберутъ. Я до тебя, милый мой, давно добирался. И какъ онъ только парадную дверь открылъ, что и не щелкнуло? Ловкачи. Мазурія!

/с. 54/ Омнибусовъ ѣхалъ на извозчикѣ въ горячихъ объятіяхъ бородатаго дворника и тихо улыбался.

Могъ ли онъ думать, что весь этотъ ужасъ можетъ такъ скоро, такъ хорошо и, главное, такъ просто кончиться!

Источникъ: Тэффи. «Такъ жили». Разсказы. — Стокхольмъ: «Сѣверные огни», 1922. — С. 46-54.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.