Церковный календарь
Новости


2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 2-я (1921)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 1-я (1921)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 24-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 23-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 22-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 21-я (1956)
2019-06-15 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 2-е, о Сынѣ (1844)
2019-06-15 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 1-е, о началахъ (1844)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 5-я (1922)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 4-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 17 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Литература Русскаго Зарубежья

Тэффи (Н. А. Лохвицкая-Бучинская) († 1952 г.)

Тэффи (наст. имя Надежда Александровна Лохвицкая, по мужу — Бучинская), знаменитая русская писательница и поэтесса. Родилась 9 (22) мая 1872 г. въ С.-Петербургѣ въ дворянской семьѣ; сестра поэтессы Мирры Лохвицкой и ген.-лейт. Н. А. Лохвицкаго, военнаго дѣятеля, одного изъ лидеровъ Бѣлаго движенія въ Сибири. Получила прекрасное домашнее образованіе. Начала публиковаться съ 1901 г. Была извѣстна сатирическими стихами и фельетонами, входила въ составъ постоян. сотрудниковъ журнала «Сатириконъ». Въ 1910 г. въ изд-вѣ «Шиповникъ» вышла 1-я книга ея стихотвореній «Семь огней» и сборникъ «Юморист. разсказы». Затѣмъ послѣдовали сборники «И стало такъ...» (1912), «Дымъ безъ огня» (1914), «Неживой звѣрь» (1916). Октябрьскій переворотъ Тэффи не приняла и въ 1919 г. эмигрировала, поселившись въ Парижѣ. Заграницей она активно писала разсказы и стихи, которые печатались въ газетахъ «Сегодня» (Рига), «Возрожденіе» (Парижъ), «Послѣднія Новости» (Парижъ), «Новое Русское Слово» (Нью-Іоркъ), журналахъ «Жаръ-Птица» (Берлинъ-Парижъ), «Перезвоны» (Рига), «Иллюстрированная Россія» (Парижъ) и др. Ея пьесы ставили русскіе театры въ Парижѣ, въ Берлинѣ, въ Лондонѣ, въ Варшавѣ, въ Ригѣ, въ Шанхаѣ, въ Софіи, въ Ниццѣ, въ Бѣлградѣ. Ея творчество высоко цѣнили многіе извѣстные писатели, такіе какъ Бунинъ, Зайцевъ, Сологубъ, Аверченко, Андреевъ, Купринъ и мн. др. Всего было опубликовано болѣе 30 ея книгъ. Писательница по праву считается одной изъ крупнѣйшихъ фигуръ русскаго зарубежья. Скончалась Тэффи въ Парижѣ 23 сентября (6 октября) 1952 г. и была похоронена на русскомъ кладбищѣ Сенъ-Женевьевъ-де-Буа.

Сочиненія Тэффи (Н. А. Лохвицкой-Бучинской)

Тэффи (Н. А. Лохвицкая-Бучинская) († 1952 г.)
«ТАКЪ ЖИЛИ». РАЗСКАЗЫ.

ВЕЛИКОПОСТНОЕ.

Старуха-лавочница, вдова околоточнаго и богадѣленская старушонка пьютъ чай.

Чай не какой нибудь, а настоящій постный, и не съ простымъ сахаромъ, который, какъ извѣстно всякому образованному человѣку, очищается черезъ собачьи кости, а съ постнымъ, который совсѣмъ не очищается, а напротивъ того, еще пачкается разными фруктовыми соками съ миндалемъ.

У каждой изъ трехъ собесѣдницъ лицо особое, какъ полагается.

У лавочницы носъ сизый, — нарочно, чтобы люди плели, будто она клюкнутъ любитъ.

У вдовы околоточнаго глаза пронзительные и смотрятъ все на то, на что не слѣдовало бы: на лавочницынъ носъ, на прорѣху въ юбкѣ, на дырку въ скатерти, на щербатый чайникъ.

У богадѣленки лицо «обнакновенное», какое бываетъ у старухъ, вѣкъ свой трепавшихся по господамъ, въ родѣ тарелки, на которую кое-какъ посыпано какой-то рубленой дряни: все меленькое, все кривенькое, все ни къ чему.

Н-да, сла-те, Господи, — говоритъ богадѣленка. — Вотъ дожили и до поста.

/с. 41/ — Только нужно и то понимать, что постъ человѣку не на радость посланъ, а на воздержаніе плоти и крови, — подхватываетъ вдова и косится на большой кусокъ постнаго сахара, который богадѣленка подпрятала сбоку подъ блюдечко.

Богадѣленка деликатно направляетъ разговоръ по другому руслу.

Оченно отецъ Евменій хорошо служитъ. Благолѣпно!

Что служитъ хорошо, съ этимъ не поспорю, — обиженно поджимаетъ губы вдова, — ну, что круглый постъ рыбное ѣстъ, это ужъ чести приписать нельзя.

Оны ученые. Ихъ учить нечего, что можно, что нельзя — успокоительно замѣчаетъ лавочница.

Пусть ученые. Этого никто отъ нихъ и не отымаетъ. У меня у самой дочка прогимназію кончаетъ. Ну, чтобы я допустила себя до рыбнаго, такъ мнѣ легче живой въ гробъ лечь.

Господа всегда постомъ рыбу кушаютъ, — говоритъ богадѣленка, и чувствуется, что хоть и грѣхъ это, а господами она гордится. — Уху варятъ съ ершомъ, растегаи пекутъ, осетрину варятъ, сига коптятъ. А у Даниловыхъ нельму разварную дѣлали.

Не-ельму? Да такой и рыбы-то вовсе нѣту, — обидѣлась вдова.

Изъ Сибири привозили.

/с. 42/ — Еще что выдумаешь! Языкъ безъ костей! Изъ Сибири ей рыбу повезутъ.

А я, вздохнула лавочница, оченно рыбу люблю. Особливо солоную. Солоная рыба прямо смерть моя...

А взять бы тебѣ осетринки, да залить бы ее.

Милая, — съ чувствомъ отвѣчаетъ лавочница. — Милая! Осетрина-то, вѣдь, кусается! Кусается осетрина-то!

Ну хошь судака. Можно тоже и судака задить.

Кусается судакъ-то нынче. Очень даже кусается.

Ну, леща возьми. Изъ леща тоже можно, коли его хорошенько...

Кусается лещъ-то...

И что это у васъ все кусается! Больно вы пужливы — остритъ вдова.

Лавочница вздыхаетъ глубоко.

Вотъ мужъ былъ живъ, такъ и рыбку ѣли, и ничего не боялись. Достатокъ былъ и никакихъ санитаровъ въ глаза не видывали. А нынче ходятъ да разнюхиваютъ. Одинъ придетъ понюхаетъ, другой понюхаетъ. Тьфу! Отъ однихъ отъ ихнихъ носовъ товаръ у меня, грибъ, плѣсенью пошелъ. Товаръ нѣжный, рази онъ можетъ человѣческій носъ перенести. Худо стало теперь! Мужъ-то у меня былъ молодой кр-расавецъ, мужчина во всю щеку! Разъ это случилась съ нимъ бѣда. Шелъ онъ на почту, деньги за товаръ отправлять; /с. 43/ тысячи полторы было съ нимъ. А почта тогда въ старомъ домѣ была, отъ насъ-то далеко; оврагомъ надо было итти, да мимо выгона. Мѣсто пустое. Онъ съ собой всегда и пистолетъ бралъ. Храбрый былъ — одно слово, кровь съ молокомъ. Идетъ это онъ, вдругъ откуда ни возьмись парень передъ нимъ. «Стой, — кричитъ, — не то духъ вонъ». Остановился мужъ. «Чего, — говоритъ, — тебѣ надоть?» «А отдавай, — говоритъ, — мнѣ денежки свои, всѣ какія есть, да живо поворачивайся, мнѣ — говоритъ, — прохлаждаться некогда». И что бы вы думали? Другой бы напужался до смерти. А мужъ то мой хоть бы что. Преспокойно вынулъ деньги, да и отдалъ ихъ мошеннику грабителю. Тотъ деньги взялъ и строго-настрого заказалъ людямъ сказывать. Ну, мужъ вернулся домой, всѣ двери на запоръ, да шопоткомъ мнѣ и разсказалъ. А больше никому. Ужъ и удивлялась же я! Другой бы на его мѣстѣ нивѣсть бы чего состраху натворилъ. И кричалъ бы, и стрѣлялъ бы, и защищался бы, а онъ хоть бы что. Этакого другого-поискать не сыщешь. Вотъ и померъ. Не живутъ хорошіе люди на свѣтѣ!

Н-да, — вздыхаетъ богадѣленка и подымаетъ глаза на грязный потолокъ, — такіе-то видно и тамъ нужны!

Говорили, быдто опился, оттого и померъ, — вставляетъ вдова, безмятежно глядя на лавочницынъ носъ. — Мнѣ что! За что купила, за то и продаю.

/с. 44/ — Ну, это ты оставь, — окрысилась лавочница. — Мужъ мой съ наговору померъ, а не съ перепою. Это тебѣ грудной младенецъ скажетъ, не то что...

Такой и болѣзни не бываетъ. Наговоръ! Что это за болѣзнь такая? Уменя вонъ дочка въ прогимназіи учится. Всякая болѣзнь, — это микробъ. А наговоръ — про такое никто не слыхивалъ.

Господи помилуй! — въ тихомъ негодованіи восклицаетъ богадѣленка и даже обтираетъ ротъ, чтобъ удобнѣе было возражать, если лавочницѣ понадобится ея помощь.

Но лавочница и такъ сильна.

Дочка! У тебя дочка въ прогимназіи учится! А спросила ли, хочу ли я слышать про твою дочку-то. Тычетъ мнѣ дочкой въ рыло. Не посмотрятъ, что Великій Постъ, а со всякой, прости Господи, пустяковиной...

Истинно, истинно, — подхватываетъ богадѣленка. — Не посмотрятъ, что постъ... Вотъ я у нѣмца жила, у Августа Иваныча, и то всегда на Старшной постное ѣли. «Мнѣ — гритъ, — ветчину вкуснѣе будетъ на праздникахъ кушать, если я послѣднюю недѣлю постное покушаю». Вотъ вамъ. Нѣмецъ — и то душеспасенье понималъ.

Понималъ, понима-алъ твой нѣмецъ! — передразниваетъ вдова, вставая со стула. — Понимаалъ! Это онъ вѣрно тебя сибирской рыбой кормилъ. Выписывалъ изъ Сибири. Хи-хи! Охъ уморушка! Смотри, хозяйка, она у тебя, старой воро/с. 45/ны, постный сахаръ стащила. Нечего, нечего. Вотъ подъ блюдечкомъ-то лежитъ!

Ахъ ты, подлая твоя личность, — затряслась богадѣленка, — да очень мнѣ вашъ сахаръ нуженъ! Не видала я вашего сахару обсосаннаго!

Это у меня сахаръ обсосанный? — ужаснулась лавочница. — Ввонъ! Чтобъ духу вашего...

Интеллигентному человѣку слушать васъ совершенно невозможно, — отряхнула крошки съ платья вдова и съ достоинствомъ вышла.

Вонъ, — повторила еще разъ лавочница.

Богадѣленка поджала губы, подтянула головной платокъ и засѣменила къ дверямъ.

Ушли.

Лавочница сразу успокоилась, обрядливо все прибрала на мѣсто.

Ну-съ чайку попили, теперь, пожалуй, и въ церкву пора. Слава тебѣ, Господи! Все во благовременіи.

Источникъ: Тэффи. «Такъ жили». Разсказы. — Стокхольмъ: «Сѣверные огни», 1922. — С. 40-45.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.