Церковный календарь
Новости


2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Военный заговоръ (1938)
2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Штурмъ власти (1938)
2019-07-16 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 22-я (1921)
2019-07-16 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 21-я (1921)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 14-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 13-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 12-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 11-я (1922)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 60-я (1956)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 59-я (1956)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 58-я (1956)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 57-я (1956)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 34-е (1975)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 33-е (1975)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 32-е (1975)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 31-е (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 16 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 6.
Литература Русскаго Зарубежья

Тэффи (Н. А. Лохвицкая-Бучинская) († 1952 г.)

Тэффи (наст. имя Надежда Александровна Лохвицкая, по мужу — Бучинская), знаменитая русская писательница и поэтесса. Родилась 9 (22) мая 1872 г. въ С.-Петербургѣ въ дворянской семьѣ; сестра поэтессы Мирры Лохвицкой и ген.-лейт. Н. А. Лохвицкаго, военнаго дѣятеля, одного изъ лидеровъ Бѣлаго движенія въ Сибири. Получила прекрасное домашнее образованіе. Начала публиковаться съ 1901 г. Была извѣстна сатирическими стихами и фельетонами, входила въ составъ постоян. сотрудниковъ журнала «Сатириконъ». Въ 1910 г. въ изд-вѣ «Шиповникъ» вышла 1-я книга ея стихотвореній «Семь огней» и сборникъ «Юморист. разсказы». Затѣмъ послѣдовали сборники «И стало такъ...» (1912), «Дымъ безъ огня» (1914), «Неживой звѣрь» (1916). Октябрьскій переворотъ Тэффи не приняла и въ 1919 г. эмигрировала, поселившись въ Парижѣ. Заграницей она активно писала разсказы и стихи, которые печатались въ газетахъ «Сегодня» (Рига), «Возрожденіе» (Парижъ), «Послѣднія Новости» (Парижъ), «Новое Русское Слово» (Нью-Іоркъ), журналахъ «Жаръ-Птица» (Берлинъ-Парижъ), «Перезвоны» (Рига), «Иллюстрированная Россія» (Парижъ) и др. Ея пьесы ставили русскіе театры въ Парижѣ, въ Берлинѣ, въ Лондонѣ, въ Варшавѣ, въ Ригѣ, въ Шанхаѣ, въ Софіи, въ Ниццѣ, въ Бѣлградѣ. Ея творчество высоко цѣнили многіе извѣстные писатели, такіе какъ Бунинъ, Зайцевъ, Сологубъ, Аверченко, Андреевъ, Купринъ и мн. др. Всего было опубликовано болѣе 30 ея книгъ. Писательница по праву считается одной изъ крупнѣйшихъ фигуръ русскаго зарубежья. Скончалась Тэффи въ Парижѣ 23 сентября (6 октября) 1952 г. и была похоронена на русскомъ кладбищѣ Сенъ-Женевьевъ-де-Буа.

Сочиненія Тэффи (Н. А. Лохвицкой-Бучинской)

Тэффи (Н. А. Лохвицкая-Бучинская) († 1952 г.)
«ТАКЪ ЖИЛИ». РАЗСКАЗЫ.

МАЛЯРЪ.
(Загадка бытія).

Тебѣ, пришедшему ко мнѣ на разсвѣтѣ дня,
Тебѣ, озарившему мое тусклое время,
Тебѣ, рыжему маляру съ коричневой бородавкой,
Посвящаю я, благодарная, эти строки.

Онъ пришелъ, дѣйствительно, рано, часовъ въ девять утра.

Видъ у него былъ дѣловой, озабоченный. Говорилъ онъ вѣско, слегка прищуривалъ глаза и проникалъ взглядомъ до самаго дна души собесѣдника. Губы его большого рѣдкозубаго рта слегка кривились презрительной улыбкой существа высшаго.

Аксинья говорила — нужно вамъ двери покрасить. Эти что-ли? — спросилъ онъ меня.

Да, голубчикъ. Вотъ здѣсь, въ передней, шесть дверей. Нужно ихъ выкрасить красной краской въ цвѣтъ обоевъ. Понимаете?

Онъ презрительно усмѣхнулся.

Я васъ очень понимаю.

/с. 17/ И, прищуривъ глазъ, посмотрѣлъ на дно моей души.

Я слегка смутилась. Никто не любитъ, когда его очень понимаютъ.

Такъ вотъ, не можете ли вы сейчасъ приняться за дѣло?

Сейчасъ?

Онъ усмѣхнулся и отвернулъ лицо, чтобы не обидѣть меня явной насмѣшкой.

Нѣтъ, барыня, сейчасъ нельзя.

Отчего же?

Ему, видимо, непріятно было объяснять тонкости своего ремесла передъ существомъ, врядъ ли способнымъ понять его. И, вздохнувъ, онъ сказалъ:

Теперича десятый часъ. А въ двѣнадцать я пойду обѣдать. А тамъ то, да се, смотришь, и шесть часовъ, а въ шесть я должóнъ шабашить. Приду завтра, въ семь, тогда и управлюсь.

А вы хорошо краску подберете?

Да ужъ будьте спокойны. Потрафимъ.

На другое утро, проснувшись, услышала я тихое пѣніе:

«Послѣдній нонѣшній дене-очекъ!»

Одѣлась, вышла въ переднюю.

Маляръ мазалъ дверь блѣдно-розовой краской.

Это что же, голубчикъ, вѣрно, грунтъ?

Онъ презрительно усмѣхнулся.

Нѣтъ, это не грунтъ, а окраска. Это ужъ такъ и останется.

/с. 18/ — Да зачѣмъ же? Вѣдь я просила красную, подъ цвѣтъ обоевъ.

Вотъ эту самую краску вы и хотѣли.

Я на минуту закрыла глаза и обдумала свое положеніе. Оно было довольно скверное.

Неужели я вчера сошла съ ума и заказала розовыя двери?

Голубчикъ, — робко сказала я. — Насколько мнѣ помнится, я просила красныя, а не розовыя.

Энто и есть красныя, только отъ бѣлилъ онѣ кажутъ свѣтлѣе. А безъ бѣлилъ, такъ онѣ совсѣмъ красныя были бы.

Такъ зачѣмъ же вы бѣлила кладете?

Онъ смѣрилъ меня съ ногъ до головы и обратно. Усмѣхнулся и сказалъ:

Намъ безъ бѣлилъ нельзя.

Отчего?

Да оттого, что мы безъ бѣлилъ не можемъ.

Да что же: краска не пристанетъ, или что?

Да нѣтъ! Какое тамъ не пристанетъ. Гдѣ же это слыхано, чтобы масляная краска да не пристала. Очень даже вполнѣ пристанетъ.

Такъ красьте безъ бѣлилъ.

Нѣтъ, этого мы не можемъ!

Да что вы, присягу что ли принимали, безъ бѣлилъ не красить?

Онъ горько задумался, тряхнулъ головой и сказалъ:

Ну хорошо. Я покрашу безъ бѣлилъ. А если не пондравится, тогда что?

/с. 19/ — Не бойтесь, понравится.

Онъ тоскливо поднялъ брови и вдругъ, взглянувъ мнѣ прямо на дно души, сказалъ ѣдко:

Сурику вамъ хочется, вотъ чего!

Что? Чего? — испугалась я.

Сурику! Я еще вчерась понялъ. Только сурику вы никакъ не можете.

Почему? Что? Почему же я не могу сурику?

Не можете вы. Тутъ баканъ нуженъ.

Такъ берите баканъ.

А мнѣ за баканъ отъ хозяина буча будетъ.

Баканъ восемь гривенъ фунтъ.

Вотъ вамъ восемь гривенъ, только купите краску въ цвѣтъ.

Онъ вздохнулъ, взялъ деньги и ушелъ.

Вернулся онъ только въ половинѣ шестого, чтобы сообщить мнѣ, что теперь онъ «должóнъ шабашить», и ушелъ.

«Послѣдній нонѣшній дене-очекъ» — разбудилъ меня утромъ.

Маляръ мазалъ дверь тусклой свѣтло-коричневой краской и посмотрѣлъ на меня съ упрекомъ,

Это что же... грунтъ? — Съ робкой надеждой спросила я.

Нѣтъ-съ, барыня, это ужъ не грунтъ. Это та самая краска, которую вы хотѣли!

Такъ отчего же она такая бѣлая?

Бѣлая-то? А бѣлая она, извѣстно отчего, — отъ бѣлилъ.

/с. 20/ — Да зачѣмъ же вы опять намѣшали? Красили бы безъ бѣлилъ.

Безъ бѣлилъ? — печально удивился онъ.

Нѣтъ, барыня, безъ бѣлилъ мы не можемъ.

Да почему же?

А какъ вамъ не пондравится, тогда что?

Послушайте, — сказала я, стараясь быть спокойной. — Вѣдь, я васъ что просила? Я просила выкрасить двери красной краской. А вы что дѣлаете? Вы красите ихъ свѣтло-коричневой. Поняли?

Какъ не понять. Очень даже понимаю. Слава Богу, не первый годъ маляріей занимаюсь! Краска эта самая настоящая, которую вы хотѣли. Только какъ вамъ нужно шесть дверей, такъ я на шесть дверей бѣлилъ и намѣшалъ.

Голубчикъ! да вѣдь она коричневая. А мнѣ нужно красную, вотъ такую, какъ обои. Поняли?

Я все понялъ. Я давно понялъ. Сурику вамъ хочется, вотъ что!

Ну такъ и давайте сурику.

Онъ потупился и замолчалъ.

Въ чемъ же дѣло? Я не понимаю. Если онъ дорого стоитъ, я приплачу.

Нѣтъ, какое тамъ дорого. Гривенникъ фунтъ. Ужъ коли это вамъ дорого, такъ ужъ я и не знаю.

Онъ выразилъ всѣмъ лицомъ, не исключая и бородавки, презрѣніе къ моей жадности. Но я не дала ему долго торжествовать.

Вотъ вамъ деньги. Купите сурику.

/с. 21/ Онъ вздохнулъ, взялъ деньги.

Только сурикъ надо будетъ завтра начинать. Потому теперь скоро обѣдъ, а тамъ то, да се, и шесть часовъ. А въ шесть часовъ я должонъ шабашить.

Ну, Богъ съ вами. Приходите завтра.

«Послѣдній нонѣшній дене-очокъ».

Онъ мазалъ дверь тускло-желтой мазью и торжествовалъ.

Я же говорилъ, что не пондравится.

Отчего же она такая свѣтлая? — спросила я, и смутная догадка сжала мое сердце.

Свѣтлая?

Онъ удивлялся моей безтолковости.

Свѣтлая? Да отъ бѣлилъ же!

Я сѣла прямо на ведро съ краской и долго молчала. Молчалъ и онъ.

Какой то мыслитель сказалъ, что есть особая красота въ молчаніи очень близкихъ людей.

«Онъ» очнулся первый.

Можно кобальту къ ней подбавить.

Кобальту? — чуть слышно переспросила я, и сама не узнала своего голоса.

Ну да. Кобальту. Синяго. — Синяго? Зачѣмъ же синяго?

А грязнѣе будетъ.

Я встала и молча вышла. А онъ пошелъ шабашить.

На слѣдующее утро я встала рано, раньше, чѣмъ онъ пришелъ. Пошла въ переднюю и стала ждать.

/с. 22/ Было около шести утра. Меня слегка знобило, щеки горѣли и руки тряслись. Кажется, охотники на тетеревиномъ току испытываютъ нѣчто подобное.

Наконецъ, онъ пришелъ.

Онъ шелъ, дѣловито сдвинувъ рыжія брови. Онъ несъ большое ведро бѣлилъ.

Стой! — крикнула я. — Это что?

А бѣлила.

Ставьте тутъ за дверь. Давайте краску сюда.

Это сурикъ?

Сурикъ.

Это баканъ?

Баканъ.

Мѣшайте вмѣстѣ.

Онъ взглянулъ на меня, какъ смотрятъ на забравшаго власть идіота: «куражься, молъ, до поры, до времени». Нехотя поболталъ кистью.

Видите этотъ цвѣтъ? — спросила я.

Вижу. Ну?

Ну, вотъ этимъ цвѣтомъ вы мнѣ и выкрасите всѣ шесть дверей.

— Ладно, — усмѣхнулся онъ. — А какъ вамъ не пондравится, тогда что съ вами заведемъ? А?

Красьте двери этимъ цвѣтомъ, слышите? — твердо сказала я и вся задрожала. — Это я вамъ заказываю. Поняли?

Ладно, — презрительно скривился онъ и вдругъ дѣловито направился къ ведру съ бѣлилами.

/с. 23/ — Куда-а! — закричала я не своимъ голосомъ.

Онъ даже руками развелъ отъ удивленія.

Да за бѣлилами же.

Съ тѣхъ поръ прошла недѣля... Двери выкрасилъ другой маляръ, выкрасилъ въ настоящій цвѣтъ, но это не радуетъ меня.

Я отравлена.

Я цѣлые дни сижу одна и мысленно бесѣдую съ нимъ, съ рыжимъ бородавчатымъ.

Голубчикъ, — говорю я, — почему же вы не можете безъ бѣлилъ?

Онъ молчитъ, и жуткая мистическая тайна окутываетъ это молчаніе.

Ему, о слабое утѣшеніе, ему неизъяснимому, озарившему странной загадкой мое тусклое время, непонятно зачѣмъ пришедшему, невѣдомо куда ушедшему, рыжему маляру съ коричневой бородавкой, посвящаю я эти строки.

И какъ передъ тайной, равной тайнѣ смерти, склоняюсь и благоговѣйно шепчу:

Я ни-че-го не по-ни-маю.

Источникъ: Тэффи. «Такъ жили». Разсказы. — Стокхольмъ: «Сѣверные огни», 1922. — С. 16-23.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.