Церковный календарь
Новости


2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 2-я (1921)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 1-я (1921)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 24-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 23-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 22-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 21-я (1956)
2019-06-15 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 2-е, о Сынѣ (1844)
2019-06-15 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 1-е, о началахъ (1844)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 5-я (1922)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 4-я (1922)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 3-я (1922)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 2-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 16 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ТИХІЕ ПОДВИЖНИКИ.
Вѣнокъ на могилу неизвѣстнаго солдата Императорской Россійской Арміи.

III.
КАКЪ ОНИ ТОМИЛИСЬ ВЪ ПЛѢНУ.

Есть еще на войнѣ страшное мѣсто. Страшное и больное.

Плѣнъ.

Такъ много грязнаго и тяжелаго разсказывали про плѣнныхъ, такъ много ужаснаго.

Въ мартѣ 1915 года были бои на р. Днѣстрѣ, подъ Залещиками. Я со своимъ 1-мъ Донскимъ казачьимъ полкомъ занималъ позицію впереди Залещиковъ, на непріятельскомъ берегу. Передъ нашими окопами, шагахъ въ шестистахъ, былъ редутъ, занятый батальономъ 30-го Александрійскаго пѣхотнаго полка. Это былъ ключъ нашей позиціи.

Австро-германцы — противъ насъ была венгерская пѣхота и германская кавалерійская бригада — сосредоточили по этому редуту огонь двухъ полевыхъ и одной тяжелой батереи. Намъ были видны разрывы снарядовъ и темные столбы дыма подлѣ редута. Это продолжалось полъ-часа. Потомъ огонь стихъ. Въ бинокль мы увидали большую бѣлую простыню надъ редутомъ, а потомъ сѣрую толпу, перевалившую къ непріятелю. Я никогда не забуду того отвратительнаго чувства тоски, обиды и досады, что залила тогда сердце. Эта сдача Александрійцевъ дорого стоила намъ, принужденнымъ отстаивать позицію безъ нихъ и безъ ихъ редута.

И еще помню.

На Стоходѣ, на разсвѣтѣ, мы увидали, какъ два солдата армейскаго запасного полка прошли изъ окопа къ копнѣ сѣна, бывшей между нами и австрійцами. Что-то поговорили между собою, навязали на штыкъ бѣлый платокъ и ушли... къ непріятелю.

И потому къ плѣннымъ было у насъ нехорошее чувство. Такое чувство было и у той сестры (разсказы которой про солдатскую смерть я записалъ), когда она въ 1915 году была назначена посѣтить военно-плѣнныхъ въ Австро-Венгріи. Она знала, что непріятель тамъ велъ противо-русскую пропаганду и потому приступила къ исполненію своего порученія безъ страха.

«Послѣ всего, пережитаго мною на фронтѣ, въ передовыхъ госпиталяхъ, послѣ того, какъ повидала я всѣ эти прекрасные смерти нашихъ солдатъ», — разсказывала мнѣ сестра, — «было у меня преклоненіе передъ русскимъ воиномъ. И я боялась увидать плѣнныхъ... И увидала... подошла къ нимъ /с. 29/ вплотную... Вошла въ ихъ простую, томящуюся душу... И мнѣ не стало стыдно за нихъ».

Съ тяжелымъ чувствомъ ѣхала сестра къ нѣмцамъ. Они были виновниками гибели столькихъ прекрасныхъ русскихъ. Они убили ея жениха. Когда пароходъ, шедшій изъ Даніи, подошелъ къ Германіи, сестра спустилась внизъ и забилась въ свою каюту. Ей казалось, что она не будетъ въ состояніи подать руки встрѣчавшимъ ее нѣмецкимъ офицерамъ. Это было лѣтомъ 1915 г. На фронтѣ у насъ было плохо. Арміи отступали, врагъ торжествовалъ.

У маленькаго походнаго образа въ горячей молитвѣ склонилась сестра. Думала она: — «я отдала свою жизнь на служеніе русскому солдату. Отдала ему и свои чувства. Переборю, переломлю себя. Забуду Германію въ любви къ Россіи».

Тогда еще не выплыли въ арміи шкурные интересы, не торопились дѣлить господскую землю, не говорили: «Мы Пензенскіе, до насъ еще когда дойдутъ, чаво намъ драться? Вотъ, когда къ нашему селу подойдутъ, тады покажемъ». Тогда была Императорская Армія и дралась она «за Вѣру, Царя и Отечество», а не за «землю и волю», отстаивала Россію, а не революцію.

Съ вѣрою въ русскаго солдата вышла сестра къ нѣмцамъ и поздоровалась съ ними.

Сейчасъ-же повезли ее въ Вѣну. Если у насъ шпіономанія процвѣтала, то не меньше нашего были заражены ею и враги. За сестрою слѣдили. Ее ни на минуту не хотѣли оставить съ плѣнными наединѣ, чтобы не услышала ничего лишняго, не узнала ничего такого, что могло-бы повредить нѣмцамъ. Плѣннымъ было запрещено жаловаться сестрѣ на что-бы то ни было, и уже знала сестра стороною, что тѣхъ, кто жаловался, наказывали, сажали въ карцеръ, подвѣшивали за руки, лишали пищи.

Первый разъ увидѣла она плѣнныхъ въ Вѣнѣ, въ большомъ резервномъ госпиталѣ. Тамъ было сосредоточено нѣсколько сотъ русскихъ раненыхъ, подобранныхъ на поляхъ сраженій.

Съ трепетомъ въ сердцѣ, сопровождаемая австрійскими офицерами, поднялась она по лѣстницѣ, вошла въ корридоръ. Распахнулась дверь и она увидѣла больничную палату.

О ея пріѣздѣ были предупреждены. Ее ждали. Первое, что бросилось ей въ глаза, были бѣлыя русскія рубахи и чисто вымытыя, блѣдныя, истощенныя страданіемъ, голодомъ и тоскою лица. Плѣнные стояли у оконъ съ рѣшетками, тяжело /с. 30/ раненые сидѣли на койкахъ, и всѣ, какъ только появилась русская сестра, въ русскихъ косынкѣ и апостольникѣ, съ широкимъ краснымъ крестомъ на груди — повернулись къ ней, придвинулись и затихли, страшнымъ, напряженнымъ, многообѣщающимъ молчаніемъ.

Когда сестра увидѣла ихъ, столь ей знакомыхъ, такихъ дорогихъ ей по воспоминаніямъ Ломжи и полей Ивангорода, въ чужомъ городѣ, за желѣзными рѣшетками, во власти врага — она ихъ пожалѣла русскою жалостью, ощутила чувство материнской любви къ дѣтямъ, вдругъ поняла, что у нея не маленькое дѣвичье сердце, но громадное сердце всей Россіи, Россіи-Матери.

Уже не думала, что надо дѣлать, что надо говорить, забыла объ австрійскихъ офицерахъ, о солдатахъ съ винтовками, стоявшихъ у дверей.

Низко, русскимъ пояснымъ поклономъ, поклонилась она всѣмъ и сказала:

Россія-Матушка всѣмъ вамъ низко кланяется. И заплакала.

Въ отвѣтъ на слова сестры раздались всхлипыванія, потомъ рыданія. Вся палата рыдала и плакала.

Прошло много минутъ, пока эти взрослые люди, солдаты русскіе, успокоились и затихли.

Сестра пошла по рядамъ. Никто не жаловался ни на что, никто не ропталъ, но раздавались полные тоски вопросы:

Сестрица, какъ у насъ?

Сестрица, что въ Россіи?

Сестрица, чья теперь побѣда?

Было плохо. Отдали Варшаву, отходили за Влодаву и Пинскъ.

Богъ милостивъ... Ничего... Богъ поможетъ... — говорила сестра и понимали ее плѣнные.

Давно вы были въ церкви? — спросила ихъ сестра.

Съ Россіи не были! — раздались голоса съ разныхъ концовъ палаты.

Сестра достала молитвенникъ и стала читать вечернія молитвы, какъ когда-то читала ихъ раненнымъ. Кто могъ — сталъ на колѣни, и стала въ палатѣ мертвая, ничѣмъ не нарушаемая тишина. И въ эту тишину, какъ въ сумракъ затихшаго передъ закатомъ лѣса, врывается легкое журчанье ручья, падали кроткія, знакомыя съ дѣтства слова русскихъ молитвъ.

Молитвою была сильна Императорская Православная Россія, сильна и непобѣдима.

/с. 31/ На секунды оторвалась отъ молитвенника сестра и оглядѣла въ палату. Выраженіе сотни глазъ плѣнныхъ ее поразило. Устремленые на нее, они видѣли что-то такое прекрасное и умиротворяющее, что стали особенными, духовными и кроткими. Сердца ихъ очищались молитвою. «Блаженни чистіи сердцемъ, яко тіи Бога узрятъ» подумала сестра и поняла, что они: — Бога видѣли.

Когда настала молитвенная тишина, одинъ за другимъ стали выходить изъ палаты австрійскіе офицеры, дали знакъ, — и ушли часовые. Сестра осталась одна съ плѣнными.

Она кончила молитвы. Надо было идти въ слѣдующій этажъ, а никого не было, кто бы указалъ ей дорогу.

Сестра пошла на лѣстницу и тамъ нашла всѣхъ сопровождавшихъ ее:

Мы вышли — сказалъ старшій изъ Австрійскихъ офицеровъ, — потому что почувствовали Бога. Мы рѣшили, что вы можете ходить по палатамъ и посѣщать плѣнныхъ безъ того, чтобы мы ходили за вами.

Они повѣрили сестрѣ.



Сестра боялась, что плѣнные, жаловавшіеся ей, будутъ наказаны. Она знала, что, хотя Австрійцы и не слѣдятъ болѣе за нею по палатамъ, но въ каждомъ помѣщеніи есть свои шпіоны и доносчики. Эту роль на себя брали, по преимуществу, евреи, бывшіе почти вездѣ переводчиками.

Генералъ-Инспекторомъ всѣхъ лагерей военно-плѣнныхъ былъ генералъ Линхардъ. Онъ отлично относился къ сестрѣ и былъ съ нею рыцарски вѣжливъ.

Генералъ, — сказала сестра отдавая ему отчетъ о первомъ посѣщеніи плѣнныхъ, теперь такое ужасное время. Я послана, какъ оффиціальное лицо, и вы являетесь тоже лицомъ оффиціальнымъ. Но забудемъ это... Будемъ на минуту просто людьми. Мы, русскіе, любимъ жаловаться, плакаться, преувеличивать свои страданія, клясть свою судьбу, это намъ облегчаетъ горе. Солдаты видятъ во мнѣ мать, и какъ ребенокъ матери, такъ они мнѣ хотятъ излить свое горе. Вѣрьте мнѣ — я не буду пристрастна, я съумѣю отличать, гдѣ правда и гдѣ просто разстроенное воображеніе. Я не позволю себя использовать вовредъ вамъ. Я даю вамъ слово русской женщины. Но мнѣ говорили, что тѣхъ, кто мнѣ жалуется, будутъ жестоко наказывать... Такъ вотъ, генералъ, дайте мнѣ честное слово австрійскаго генерала, что вы отдадите приказъ, /с. 32/ не наказывать тѣхъ, кто будетъ мнѣ жаловаться.

Генералъ всталъ, поклонился, и коротко, и сурово сказалъ:

Даю вамъ это слово.

Сестра посѣтила болѣе ста тысячъ плѣнныхъ. Жаловавшіеся ей не были наказаны.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Тихіе подвижники. Вѣнокъ на могилу неизвѣстнаго солдата Императорской Россійской Арміи. — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго, 1986. — С. 28-32.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.