Церковный календарь
Новости


2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 19 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
«ПАВЛОНЫ».
1-е Военное Павловское Училище полъ вѣка тому назадъ.
Воспоминанія. (Парижъ, 1943 г.)

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: ФЕЛЬДФЕБЕЛЬ ГОСУДАРЕВОЙ РОТЫ.

4. Ротный карнавалъ.

Незадолго до масляницы какой-то духъ безудержнаго веселья вдругъ охватилъ юнкеровъ.

Стояли морозные ясные дни. Косые лучи солнца прорѣзывали большія окна казармы и играли радугой въ столбахъ пылинокъ, освѣщали наши ряды въ скромныхъ бушлатахъ, сверкали на остріяхъ штыковъ, на бляхахъ поясовъ съ пылающей гранатой. Часто раздавался грозный голосъ Герцыка:

Юнкеръ Кушковскій! Не улыбаться. Я васъ, батенька мой, вздрючу-съ. Фельдфебель запишите ему два дежурства не въ очередь. Юнкеръ Оболенскій, вы, батенька мой, совсѣмъ сдурѣли. Шевелитесь во фронтѣ. Фельдфебель! отмѣтьте на воскресенье безъ отпуска и доложите ротному командиру о наложенныхъ мною взысканіяхъ.

Послѣ вечерней переклички юнкера собирались въ курилкѣ, пѣли пѣсни-куплеты, не обычныя наши солдатскія или малороссійскія пѣсни, а какъ будто что-то изъ оперетокъ. Хорошенькій темный шатенъ Кушковскій ходилъ съ блестящими глазами и безъ всякой причины смѣялся. Стоило мнѣ войти въ курилку, какъ всѣ замолкали. Это меня оскорбляло. Знали же они, что я не донесу.

Что-то замышлялось. Изъ отпуска юнкера возвращались съ большими пакетами, которые проносили тайно, минуя комнату дежурнаго офицера. Этихъ юнкеровъ съ пакетами ожидали на лѣстницѣ не ходившіе въ отпускъ, перехватывали пакеты и уносили въ роту.

Я высказалъ свое негодованіе и возмущеніе на такое поведеніе юнкеровъ Повало-Швейковскому и спросилъ его, что же такое готовится въ ротѣ? А что готовилось что-то особенное, «грандіозное», на весь батальонъ, я могъ судить по тому, что въ нашу, Государеву роту, стали часто жаловать «извощики», забѣгать «дѣвочки» и «малина» и съ оживленными лицами о чемъ-то справляться.

Увѣряю васъ, Петръ Николаевичъ, ничего страшнаго и преступнаго не будетъ. Да у насъ и рѣшено, чтобы ни васъ, ни дежурнаго по ротѣ не подводить. Тутъ нѣкоторые болваны, что противъ васъ зубъ имѣютъ, хотѣли непремѣнно теперь, вотъ сейчасъ и устраивать, не смотря на то, кто будетъ дежурнымъ по училищу, но мы съ Ломиковскимъ, Буколовымъ и Шенкомъ настояли, чтобы дождаться, когда будетъ дежурить Кардиналовскій или Линдестремъ и тогда только и дѣлать.

Да что же вы будете дѣлать?

Но Повало-Швейковскій не сказалъ мнѣ, что именно собираются дѣлать и я понялъ, что мнѣ лучше этого просто «не знать».

Въ одинъ изъ первыхъ дней масляницы на вечерней перекличкѣ я прочелъ:

/с. 82/ — На завтра дежурный по училищу штабсъ-капитанъ Кардиналовскій...

Значитъ — завтра.

Занятія, а потомъ и перекличка завтрашняго дня прошли въ необычайной гладкости и стараніи, строгости и сдержанности. Никто не получилъ взысканія, никто не попалъ на замѣчаніе.

Въ обычное время, въ десять часовъ вечера, лампы были приспущены и свѣчи погашены. Всѣ необычно быстро полегли спать. Въ одиннадцать часовъ ночи изъ второго взвода раздался негромкій свистъ, онъ повторился въ разныхъ мѣстахъ роты и сейчасъ же, какъ по командѣ, юнкера стали подниматься съ постелей. Какія-то бѣлыя фигуры побѣжали въ курительную комнату и оттуда сталъ слышенъ сдержанный говоръ, шорохъ развертываемой бумаги, юнкера то выбѣгали оттуда, потомь снова возвращались. Нѣсколько юнкеровъ побѣжали изъ роты по коридорамъ, вѣроятно чтобы дать знать въ другія роты, что «все готово». Наша умывалка стала наполняться юнкерами другихъ ротъ. Въ бѣльѣ и шинеляхъ они стояли плотной стѣной противъ арокъ нашей роты.

Отъ курилки раздалось пѣніе. Я не помню, что именно пѣли. Ничего кощунственнаго не пѣли, пѣли тѣ неприличныя пѣсни, что пѣвались и въ корпусахъ и, конечно, нашу юнкерскую «Звѣріаду».

Медленно и торжественно въ коридоръ входило шествіе. Шли офицеры въ самыхъ невѣроятныхъ, фантастическихъ формахъ, гусары въ сплошь расшитыхъ шнурами доломанахъ, кирасиры въ картонныхъ кирасахъ, въ подштанникахъ вмѣсто лосинъ и высокихъ сапогахъ со шпорами, шли средневѣковые рыцари съ опущенными забралами и за ними окруженная фрейлинами — прелестная дама — юнкеръ Кушковскій въ женскомъ платьѣ, въ шиньонѣ съ локонами, съ подмазанными глазами и щеками, въ соблазнительномъ низкомъ декольте, съ обнаженными руками — и точно очаровательная дама — кругомъ шли такія же дѣвушки — въ сарафанахъ, въ малороссійскихъ расшитыхъ костюмахъ, съ толстыми косами за спиною, въ монисто на голыхъ плечахъ. Ихъ окружали юнкера вычурно и нелѣпо одѣтые. Они жгли бенгальскіе огни, пускали маленькія ракеты комнатнаго фейерверка и дудѣли на губныхъ гармоникахъ.

Вонь бенгальскихъ огней, пороховой дымъ окутывалъ процессію. Пѣніе, топотъ ногъ, крики, шипѣніе огней, все это въ полной тишинѣ уснувшаго училища должно было быть слышно не только внизу въ комнатѣ дежурнаго офицера, но должно было доноситься и въ офицерскія квартиры.

Игра была серьезная. Трещали мои фельдфебельскія и взводныхъ портупей-юнкеровъ нашивки.

Процессія обошла крутомъ роты и остановилась въ промежуткѣ между первымъ и вторымъ взводами, гдѣ было свободное мѣсто. «Дамы» стали полукругомъ, противъ нихъ стали кавалеры. Долженъ отмѣтить — и то, что «дамы» блистали красотой и то, что пѣли вокругь нихъ было такъ невѣроятно неприлично, что поражало, какъ это можно «такое» пѣть при такихъ хорошенькихъ молоденькихъ дѣвушкахъ?

«Дѣвушки» ахали, закрывались вѣерами, смущались при особенно соленыхъ словахъ.

Пѣніе кончилось. Вышелъ оркестръ. Его изображалъ юнкеръ Головинъ, умѣвшій на губахъ играть, какъ военный оркестръ и два юнкера съ гребенками и съ проложенной между зубьями бумагой. Кавалеры разобрали «дамъ» и начались танцы.

Отплясали кадриль, законченную лихимъ канканомъ, потомъ танцовали польку, вальсъ и, наконецъ, пронеслись по всей ротѣ мазуркой съ громкимъ топотомъ, и со смѣхомъ скрылись въ курилкѣ.

Все это продолжалось часовъ до двухъ ночи. Потомъ открыли форточки, чтобы выпустить дымъ бенгальскихъ огней и пороховую вонь, подмели полы и попрятали костюмы. «Гости», юнкера другихъ ротъ, разошлись. Въ четыре часа утра рота окончательно угомонилась.

На другой день, рота еще только строилась на утренній осмотръ, какъ раздалась команда «смирно», дежурный пошелъ съ рапортомъ.

/с. 83/ Въ роту пришелъ Никоновъ. Конечно, онъ все уже зналъ. Да и какъ было не догадаться, что что-то было не обычно: въ помѣщеніи былъ собачій холодъ и все еще пахло порохомъ и бенгальскими огнями. Никоновъ сухо поздоровался со мною и въ упоръ строго спросилъ:

Что это такое у васъ было ночью?

Я молчалъ. Сказать, что ничего не было — было глупо. Шумъ былъ слышенъ, и сейчасъ еще рота носила слѣды ночного кавардака, да кромѣ того, навѣрно служители или каптенармусъ Мохнинъ обо всемъ уже доложили ротному командиру.

Скажите мнѣ, Петръ Николаевичъ, ничего особеннаго, — напирая на слово «особеннаго», сказалъ Никоновъ, — не было?

Я понялъ. Особенное — то, чего такъ боялось начальство — были либерализмъ и тѣ неестественныя отношенія между юношами, которыя часто по странной случайности сопутствуютъ этому либерализму.

Нѣтъ, господинъ капитанъ, ничего особеннаго не было.

Я вамъ вѣрю, Петръ Николаевичъ... Идите въ роту.

Рота уже выстроилась. Она стояла въ тревогѣ, ожидая суда и расправы. Въ полной тишинѣ раздались шаги, съ особеннымъ пристукиваніемъ высокихъ каблуковъ Никонова.

«Косоглазый» Семенъ остановился противъ середины роты и сталъ большою пухлою рукою «выдаивать» изъ длинныхъ рыжихъ бакенбардъ свою рѣчь.

Господа, половинѣ изъ васъ, черезъ какіе-нибудь пять, шесть мѣсяцевъ предстоитъ стать офицерами, — такъ началъ нашъ ротный командиръ, — вы должны — и это такъ естественно и понятно, бросить всяческое мальчишество, дѣтскія шалости и думать только о серьезномъ и строгомъ исполненіи своего воинскаго долга. Вмѣсто этого вы учиняете такой непозволителный въ вашемъ возрастѣ и положеніи — балаганъ... Не думайте, что можно, что-нибудь скрыть отъ начальства и скрывать — позорно, трусливо и гадко... Не достойно юнкера Государевой роты! Фельдфебель, объявляю вамъ строгій выговоръ за допущеніе безпорядка въ ротѣ. Вы должны были сейчасъ же доложить мнѣ о происходящемъ... Дежурный по ротѣ, вы докладывали фельдфебелю о происходящемъ въ ротѣ?

Дежурный молчалъ. О чемъ было докладывать, когда фельдфебель самъ своими глазами все видѣлъ.

Гммъ!.. Такъ не докладывали?.. Отлично-съ!... А еще старшій портупей-юнкеръ!... Фельдфебель, запишите — на всю масленицу безъ отпуска... А вамъ, господа, стыдно подводить своихъ старшихъ товарищей. Ведите роту!..

Рота проходила мимо калитана Никонова, держа руки «смирно», повернувъ головы. Ровно стучали сапоги, никто не отставалъ, рота не растягивалась. Серьезны были лица юнкеровъ, но было и радостное сознаніе: — «пронесло»!...

Наше начальство понимало, что надо иногда въ нашей суровой монастырской жизни дать выходъ накопившейся скукѣ и дать отвлечься отъ повседневнаго однообразія жизни, хотя-бы и глупымъ балаганомъ. Начальство знало, кромѣ того, что сами юнкера строго слѣдятъ за тѣмъ, чтобы между ними не было ничего «особеннаго». Въ такомъ случаѣ, расправа была-бы короткая и жестокая. Сами товарищи не терпѣли-бы такихъ въ своей средѣ...

Источникъ: П. Н. Красновъ. «Павлоны». 1-е Военное Павловское Училище полъ вѣка тому назадъ. Воспоминанія. — Парижъ: Изданіе Главнаго Правленія Зарубежнаго Союза Русскихъ Военныхъ Инвалидовъ, 1943. — C. 81-83.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.