Церковный календарь
Новости


2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 14-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 13-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 12-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 11-я (1922)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 60-я (1956)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 59-я (1956)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 58-я (1956)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 57-я (1956)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 34-е (1975)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 33-е (1975)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 32-е (1975)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 31-е (1975)
2019-07-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 10-я (1922)
2019-07-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 9-я (1922)
2019-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 56-я (1956)
2019-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 55-я (1956)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 16 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
«ПАВЛОНЫ».
1-е Военное Павловское Училище полъ вѣка тому назадъ.
Воспоминанія. (Парижъ, 1943 г.)

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: КРАСНОСЕЛЬСКІЙ ЛАГЕРЬ.

12. Большіе маневры.

Съ первыми числами августа наступила холодная, дождливая, ненастная погода. Такъ полагалось. Когда маневры, почти всегда лили дожди и дули холодные вѣтры. Глинистая почва окрестностей Краснаго Села растворилась и поплыла, дороги стали непролазными, болота набухли водой.

Къ нашему полку Военныхъ училищъ прибыла рота юнкеровъ Николаевскаго Инженернаго училища, отбывавшая лагери въ Усть Ижорѣ вмѣстѣ съ другими инженерными войсками. Нашъ полкъ выступилъ раннимъ августовскимъ утромъ на большіе маневры и растворился въ морѣ Гвардейской пѣхоты.

Мы ничего не знали о цѣли и смыслѣ маневровъ. У насъ не было картъ. Намъ некому и некогда было объяснить наши задачи и всѣ большіе маневры свились въ длинный свитокъ безконечныхъ и очень тяжелыхъ маршей и ночлеговъ въ мокрыхъ палаткахъ на мокромъ тюлѣ бивака.

Сначала насъ разводили, чтобы дать сторонамъ нужное удаленіе другъ отъ друга, потомъ мы сходились съ частными авангардными боями, чтобы завершить все генеральнымъ сраженіемъ вблизи военнаго поля.

Мы не знали, когда кончатся маневры, но знали, что кончатся они подлѣ военнаго поля и что послѣ маневровъ на полѣ будетъ Высочайшій смотръ всѣмъ войскамъ Красносельскаго лагеря и послѣ смотра производство юнкеровъ въ офицеры. Блуждая по полямъ и лѣсамъ мы все ожидали, когда увидимъ гдѣ-нибудь вдали темныя шапки Дудергофа и Кирхгофа и станемъ выходить на военное поле.

Мы вставали со свѣтомъ, въ четыре часа утра. Бивачное поле курилось сырыми дождевыми туманами. Мы вылѣзали изъ низкихъ палатокъ, гдѣ за ночь угрѣлись животнымъ тепломъ и разбирали ихъ. Мы стаскивали солому, на которой спали, зажигали ее и сходились у этихъ костровъ и грѣли подлѣ нихъ застывшее за ночь тѣло, сушили не просохшія рубашки и шинели. Съ края бивака у рѣчки дымили кухонные костры. Училищная прислуга кипятила въ чайникахъ воду для сбитня, мы стояли подлѣ и пили изъ кружекъ сбитень и жадно ѣли булки, а чаще ломти чернаго хлѣба съ кускомъ холоднаго варенаго мяса. Потомъ мы начищали котелки пескомъ и катали шинели, заправляли палаточное полотнище, полустойку и колья, укручивали палаточной веревкой и строились.

Надъ нами низкое сѣрое небо, сумрачно и /с. 70/ кисло, по осеннему непріютно въ поляхъ. Холодный частый дождь сыплетъ косыми струями. Намокшая скатка тяжело давитъ плечо, растираетъ въ кровь. Набухшіе, у многихь сбитые сапоги черезъ мокрую портянку мнутъ ногу и больно ступить первые шаги.

Мы вытягиваемся въ колонну. Если шли по грунтовой раскисшей дорогѣ, то разрѣшалось идти не въ ногу, но какъ только выходили на шоссе, сейчасъ же подтягивали приклады, кто-нибудь изъ офицеровъ «подсчитаетъ» ногу и мы шли въ ногу широкимъ юнкерскимъ шагомъ. Тогда «на ремень» не носили: ружейный ремень былъ только для украшенія, а не для носки, мы несли ружье на плечѣ и «по командѣ» перекладывали иногда ружья на «правое плечо»...

Какъ-то разъ мы вошли въ колонну авангарда вмѣстѣ съ Атаманскимъ полкомъ. Его велъ генералъ-маіоръ Грековъ. Кавалерія должна была идти на версту впереди насъ. Взялъ полкъ рысью удаленіе и пошелъ шагомъ. Оглянулся командиръ полка — нашъ батальонъ «на хвостѣ» полка, полкъ пошелъ рысью. Прошелъ версты двѣ и снова пошелъ шагомъ. Мы шли по шоссе къ Царскому Селу. Опять командиръ полка оглянулся и видитъ батальонъ снова у него на хвостѣ. Тогда генералъ Грековъ подъѣхалъ къ командиру батальона и спросилъ:

Сколько верстъ вы дѣлаете въ часъ? Я перемѣнными аллюрами не могу уйти отъ васъ.

Когда юнкера идутъ по шоссе — то дѣлаютъ не менѣе семи верстъ въ часъ...

Однако, — сказалъ Грековъ, — тогда мнѣ придется идти почти все время рысью, чтобы уйти отъ васъ.

Но онъ такъ и не ушелъ. Когда подходили къ биваку у Царскаго Села, нашъ батальонъ входилъ на бивакъ почти одновременно съ полкомъ.

Мы шли часами, дѣлая положенные привалы. Переходы иногда были очень большими. Мы дѣлали по 35-40 верстъ въ день. Мы не выспались, намокли, устали до послѣдней степени, мы были голодны. Мы доходили до полнаго одуренія. Пригрѣетъ вдругъ прорвавшееся между тучъ солнце, идешь въ рядахъ и спишь, съ открытыми глазами, спишь по настоящему, даже и сны видишь. Толкнетъ кто-нибудь изъ сосѣдей, или самъ споткнешься о камень и съ удивленіемъ не узнаешь, гдѣ же идешь? Когда засыпалъ — шли полями — теперь сосновый лѣсъ кругомъ. Какъ море шумятъ вѣковыя сосны. Въ лѣсу чухонская бѣдная деревушка.

Стой! Составь! Вольно оправиться!

Всѣ сейчасъ же ложатся на мокрый мохъ, на мокрые кусты черники, подъ пахнущія смолою сосновыя вѣтви и засыпаютъ мгновеннымъ сномъ, чтобы черезъ десять минутъ внезапно по командѣ — «встать» проснуться и стать за ружейными козлами. И не соображаешь — «Кто мы?.. Гдѣ мы?.. Когда все это кончится»?

Въ ружье!.. Равняйсь!.. Ружья вольно!.. Шагомъ маршъ!..

Я бодрился, сколько могъ. Я билъ на портупей юнкера. Въ ногу — такъ «съ носка». Не въ ногу, такъ съ поднятой головой и круто подобранной винтовкой. Отсталыхъ у насъ не было. Это было «не принято». Считалось позоромъ. Свои же товарищи засмѣяли бы того, кто отстанетъ.

Баба! Нюни распустилъ!.. Маменькинъ сынокъ! Такихъ въ дѣтской колясочкѣ нянѣ возить! Павловская институтка! Роту позорите!..

Ну и тянулись.

Жаль было смотрѣть на юнкеровъ Инженернаго училища. Мы были втянуты въ ходьбу — имъ такіе переходы были не подъ силу. Все больше ихъ наполняло свою и нашу лазаретныя линейки, и много тянулось за ихъ ротою чухонскихъ нанятыхъ таратаекъ съ ослабѣвшими юнкерами. Но тяжелѣе всего были ночлеги.

Часамъ къ шести мы становились на бивакъ. Сейчасъ же съ математическою точностью — за этимъ слѣдили портупей юнкера — разбивали бивакъ, въ струнку провѣшивали стойки палатокъ, натягивали полотнища. Намъ подвозили по снопу соломы для подстилки, мы разувались, раздѣвались /с. 71/ и если не было дождя развѣшивали рубашки на просушку.

Теперь бы поѣсть горячаго.

Походныхъ кухонь тогда еще не знали, онѣ появились два года спустя и за нами на обывательскихъ крестьянскихъ подводахъ возили тяжелые мѣдные котлы. Подводы съ котлами почти всегда застрѣвали гдѣ-нибудь въ дорогѣ, артельщикъ — все тотъ же нашъ Савицкій — не могъ во время получить мяса, въ сырую ненастную погоду прислуга долго не могла развести костры и очень часто обѣдъ поспѣвалъ лишь часамъ къ двумъ ночи, когда юнкера, угрѣвшись другъ подлѣ друга, закутавшись съ головою въ мокрую шинель спали крѣпкимъ сномъ.

Тщетно дежурный по ротѣ ходилъ въ ночной темнотѣ по биваку, открывалъ полы палатокъ и кричалъ:

Господа, пожалуйте на обѣдъ!

Ему злобно отвѣчали:

Ступайте къ чорту съ вашимъ обѣдомъ! Только холодъ въ палатку напускаете.

Рѣдко кто возьметъ котелокъ и ложку и, накинувъ шинель, босой въ одномъ бѣльѣ, выйдетъ на сырость и холодъ августовской ночи, чтобы у ротнаго котла въ полуснѣ до отвала наѣсться пахнущими дымомъ щами.

Какая была радость, когда бивакъ оказывался подлѣ богатой, большой деревни.

Какъ-то мы стали на ночлегъ подлѣ богатой нѣмецкой колоніи Кипень. Нѣмки колонистки принесли въ большихъ корзинахъ сдобныя, пухлыя, на молокѣ замѣшанныя, булки съ рыжевато-красной тонкой хрустящей корочкой сверху, съ приставшими снизу соломинками. Такихъ булокъ я уже никогда въ жизни не ѣлъ.

А на утро мы прошли Старые Скворицы, потомъ показалось Русское Капорское, гдѣ стояли гусары, Мухолово, Овраги и вдругъ, выхдя изъ деревни, увидали широкое поле и за нимъ знакомую, черную, будто родную шапку Дудергофа.

Пушечная канонада разгоралась съ обѣихъ сторонъ. Сраженіе начиналось. Мы вышли на поле и построились поротно въ двѣ линіи.

Послѣдній день маневровъ насталъ.

Источникъ: П. Н. Красновъ. «Павлоны». 1-е Военное Павловское Училище полъ вѣка тому назадъ. Воспоминанія. — Парижъ: Изданіе Главнаго Правленія Зарубежнаго Союза Русскихъ Военныхъ Инвалидовъ, 1943. — C. 69-71.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.