Церковный календарь
Новости


2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 20 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 6.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
«ПАВЛОНЫ».
1-е Военное Павловское Училище полъ вѣка тому назадъ.
Воспоминанія. (Парижъ, 1943 г.)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: НА МЛАДШЕМЪ КУРСѢ.

16. Отпуски.

Главнымъ развлеченіемъ юнкеровъ были отпуски.

Какъ волка ни корми — онъ все въ лѣсъ глядитъ. Мы были молоды 17-20 лѣтъ. Тѣ, кто имѣлъ родныхъ, или близкихъ въ самомъ Петербургѣ, тягогѣлъ къ дому, къ семьѣ, гдѣ было «вольно», гдѣ стояла красивая мягкая мебель, висѣли картины, хотя бы только и преміи «Нивы», гдѣ можно было развалиться, полежать, свободно поговорить о чемъ-то новомъ съ братьями, офицерами, студентами, лицеистами, правовѣдами, съ сестрою барышней и ея подругами. Въ отпуску, на маленькихъ, Петербургскихъ вечеринкахъ-балахъ, гдѣ танцовало шесть-восемь паръ, но танцовало «по настояшему» съ дамами и барышнями, у которыхъ такъ молодо, красиво, такъ «божественно» сіяли ясные глаза, голубые, сѣрые, или каріе, отъ кого такъ томительно и нѣжно пахло духами, у кого были такія крошечныя ножки, въ кого хотѣлось влюбиться со всею нѣжностью и томленіемъ первой чистой любви — забывалось училище. Юнкера чувствовали себя свободными людьми.

Всѣ были скромно одѣты. Павлонскіе мундиры безъ пуговицъ, на крючкахъ, съ прямымъ бортомъ, безъ канта, со скромнымъ галуномъ и бѣлыми армейскими петлицами не такъ уже выдѣлялись. Лакированные высокіе сапоги — «лакировочки», какъ нѣжно называли ихъ юнкера, были туго натянуты, талія была перехвачена чернымъ ремнемъ и граціей движеній и ловкостью юнкера Павлоны старались скрасить скромность армейскаго пѣхотнаго мундира. Еще было слабостью юнкера Павлона — выпустить незаконный чубикъ на правомъ вискѣ, который при возвращеніи въ училище будетъ тщательно приглаженъ и затушеванъ. Коненчо, хотѣлось бы — шпоры! Какъ у юнкеровъ эскадрона или портупей юнкеровъ Михайловцевъ — но, когда ихъ нѣтъ, — оставалось такъ туго стянуть поясъ, что трудно дышать, что, какъ ни соблазнительно поѣсть хорошенько за ужиномъ — много не съѣшь и не выпьешь, и сердобольная Петербургская барышня шепчетъ румяному юнкеру:

Да вы разстегните вашъ поясъ, задохнетесь, такъ-то и ѣсть вамъ трудно, никто того не увидитъ...

Наши смазные сапоги, когда почему-нибудь приходилось идти въ отпускъ въ казеннныхъ сапогахъ, приводили въ восторгъ однихъ дамъ и оскорбляли другихъ.

Моя мать — изъ военной семьи — любила ихъ дегтярный запахъ; солдатскій запахъ, шедшій отъ ея сына, говорившій ей, что ея сынъ удостоился высокой чести быть солдатомъ, слугой Государя и Родины.

Барышни, подруги сестры, въ бѣлыхъ вечернихъ платьяхъ, пугливо сторонились:

Ахъ, пожалуйста, не подходите близко, вы мнѣ весь подолъ измажете своими сапожищами.

Это дало поводъ поэту К. Сурьминскому (моему брату Платону) написать такой экспромтъ:

Вы мнѣ обѣщали свиданье,
И я, чтобы къ вамъ поспѣшить
Восьмнадцать вокабулъ латинскихъ
Былъ долженъ совсѣмъ не учить...

И вотъ прихожу на свиданье —
Ужъ вижу скамейку вдали,
Гдѣ вы обѣщали признанье
И сладкія пѣсни любви.
/с. 33/
И вижу, что Павловскій юнкеръ
Предъ вами во фронтѣ стоитъ,
А вы, о коварная, тотъ-же
Лукавый, насмѣшливый видъ...

Въ смущеньи и страхѣ я обмеръ
И вымолвить слóва не могъ
И слышалъ я только вашъ хохотъ,
Да запахъ казенныхъ сапогъ.

На завтра вокабулъ латинскихъ
Отвѣтить совсѣмъ я не могъ:
Мнѣ слышался только вашъ хохотъ,
Да запахъ казенныхъ сапогъ.

Тѣ, у кого не было въ Петербургѣ ни родныхъ, ни знакомыхъ, ходили въ театры, посѣщали музеи, наконецъ, просто бродили по городу.

Никого изъ насъ не смущало, что въ праздничный день на Невскомъ и Морской приходилось разъ сорокъ стать во фронтъ генераламъ и непрерывно, то направо, то налѣво козырять. Мы были такъ «надрючены» въ этомъ нашимъ «дрючилой» и портупей-юнкерами, съ такимъ шикомъ становились во фронтъ, такъ браво отдавали честь, что часто слышали, какъ говорили намъ во слѣдъ:

Молодцы юнкера!

Ай-да Павлоны!

Никто изъ насъ, даже самые либерально настроенные, свободомыслящіе юнкера этимъ не тяготились, какъ не тяготились мы и тѣмъ, что не имѣли право ѣздить внутри вагоновъ конныхъ каретъ, но должны были торчать на площадкѣ, или ѣхать наверху «на имперьялѣ», что зимою въ холода и снѣжныя вьюги было нелегко. Это потомъ, извѣстною частью жидовской прессы искусственно внушалось войскамъ и обществу, что «отдавать честь» офицерамъ унизительно, что солдатъ (юнкеръ) такой же человѣкъ и становиться ему во фронтъ, мѣшая проходящимъ, глупо и смѣшно.

Въ отпускъ насъ пускали по средамъ, субботамъ и воскресеньямъ. По средамъ и субботамъ пускали послѣ занятій, съ четырехъ часовъ, по воскресеньямъ, послѣ обѣдни съ 12-ти. Отпускали до одиннадцати часовъ вечера, а по особой запискѣ съ предъявленіемъ театральнаго билета или иного какого приглашенія и «до позднихъ часовъ» — до 12-ти и больше (на балы). Тѣ, у кого были въ Петербургѣ родители или близкіе родные — по просьбѣ этихъ родителей получали право уходить въ субботу до воскресенья вечера, съ ночевкой дома.

Юнкеровъ привлекалъ театръ. Опера, балетъ и — особенно — Русская драма въ горячо любимомъ, легче доступномъ, болѣе дешевомъ и каждому понятномъ Александринскомъ театрѣ — милой уютной «Александринкѣ», съ ея прекрасными на возвышеніи, полукругомъ, «мѣстами за креслами», для тѣхъ, кто побогаче, съ балкономъ третьяго яруса и галеркой четвертаго, гдѣ мѣсто стоило тридцать копѣекъ.

Блистали Савина и Стрепетова, выходили на широкій путь славы Сазоновъ и Варламовъ, прельщалъ граціей «женъ премье» Петипа, начиналъ свою карьеру Далматовъ. И въ ротѣ у насъ были свои «Савинисты» и «Стрепетисты» и въ свободные часы до слезъ спорили о достоинствахъ игры того или другого артиста.

Какъ играли тогда Гоголевскаго «Ревизора», какъ было любовно и тонко поставлено Грибоѣдовское «Горе отъ ума» съ Савиной-Софьей, Фамусовымъ-Сазоновымъ и Петипа въ роли Чацкаго! Казалось, — не пьесу въ стихахъ слушаешь, а идетъ передъ тобою настоящая жизнь какихъ-то особенно остроумныхъ людей прошлаго вѣка. Потомъ блисталъ Московскій Художественный театръ, восхищались безподобными постановками Станиславскаго и игрою прекрасно слаженной труппы, но такой читки, такого произношенія каждаго слова, какое было въ тогдашней нашей «Александринкѣ» уже не было. Это была — музыка Русскаго языка.

Молодость! Молодость! Она улетѣла и прошла, какъ улетаетъ и быстро сходитъ все красивое и живое, какъ опадаютъ нѣжные лепестки цвѣтовъ и остается голый, лысый, сухой, безобразный пестикъ.

Изъ «снобизма» Ротштейнъ увлекалъ ме/с. 34/ня иногда въ Михайловскій театръ, гдѣ шла французская драма. Мы любовались красавицами Сюзанной Ментъ и Брендо... Недавно прочелъ въ газетахъ, что знаменитая дива Михайловскаго театра зимою 1938-го года умерла 82-лѣтней старухой, отъ холода и голода, всѣми позабытая въ Парижской мансардѣ. Та самая, кѣмъ любовались мы и кѣмъ грезили полвѣка тому назадъ! Жестокій двадцатый вѣкъ не пощадилъ ее въ холодномъ эгоистическомъ Парижѣ.

Суровая обстановка училища, общая бѣдность, большой физическій трудъ на гимнастикѣ и ученьяхъ имѣли свои хорошія стороны — они охраняли въ чистотѣ юношей.

Пьянство? Нѣтъ, о пьянствѣ говорить не приходилось. Когда я былъ на старшемъ курсѣ юнкеръ нашей роты К. явился изъ отпуска въ два часа ночи «еле можаху» — пьянъ въ дребезги. На другой день мы прочли въ приказѣ по училищу — 30 сутокъ смѣшаннаго ареста и переводъ въ третій разрядъ по поведенію. Изъ-подъ ареста юнкеръ К. попалъ въ лазаретъ съ пролежнями по тѣлу отъ спанья на голыхъ нарахъ и совершенно разбитый. Такой «терроръ» не располагалъ къ выпивкѣ ни внутри, ни внѣ училища.

Идешь изъ отпуска — и мать сама заправитъ подъ воротникъ и разгладитъ на спинѣ башлыкъ, осмотритъ все-ли въ порядкѣ, на серединѣ ли лба приходится надѣтая на бекрень барашковая шапка. Гдѣ уже тутъ напиться?

Въ отпускные дни, въ часы возвращенія юнкеровъ, всегда въ дежурной комнатѣ сидитъ кромѣ дежурнаго и кто-нибудь изъ ротныхъ командировъ. Хорошо, если дежурными поручики Линдестремъ или Кардиналовскій, а на диванѣ сидитъ командиръ 4-й роты капитанъ Пясецкій, или 3-й роты капитанъ Проколовичъ — пронесетъ и съ виннымъ ароматомъ, а, если тамъ дежурный самъ «дрючило», или грубый штабсъ-капитанъ Кратъ, а на диванѣ Язвинъ, или нашъ косоглазый Семенъ Никоновъ — не миновать бѣдѣ.

Что это у васъ, батенька мой, орелъ на шапкѣ не туда глядитъ и башлыкъ не въ порядкѣ, — язвительно скажетъ Герцыкъ, а съ дивана ротный спроситъ:

Гдѣ были?

Молчаніе.

Гдѣ пили?

У товарищей... Своихъ Воронежскихъ... Студентовъ.

Кру-гомъ, — командуетъ Герцыкъ. — Кру-гомъ. Шатаетесь, батенька мой. Отчетливѣй надо... Головка кружится.

И съ дивана:

Скажите фельдфебелю — пять сутокъ ареста съ исполненіемъ служебныхъ обязанностей за неаккуратный видъ при явкѣ изъ отпуска...

Тутъ не на пьешься.

Источникъ: П. Н. Красновъ. «Павлоны». 1-е Военное Павловское Училище полъ вѣка тому назадъ. Воспоминанія. — Парижъ: Изданіе Главнаго Правленія Зарубежнаго Союза Русскихъ Военныхъ Инвалидовъ, 1943. — C. 32-34.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.