Церковный календарь
Новости


2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 30-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 29-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 28-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 27-я (1922)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 72-я (1956)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 71-я (1956)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 46-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 45-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 44-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 43-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 30-я (1921)
2019-07-21 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 29-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 26-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 25-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 24-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 23-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 21 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
«ПАВЛОНЫ».
1-е Военное Павловское Училище полъ вѣка тому назадъ.
Воспоминанія. (Парижъ, 1943 г.)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: НА МЛАДШЕМЪ КУРСѢ.

14. Репетиціи. Нашъ училищный поэтъ С. Я. Надсонъ.

Мы мало читали.

Некогда было. Два раза въ недѣлю по вторникамъ и пятницамъ бывали репетиціи. На репетиціи классы были разбиты на группы по двѣнадцати человѣкъ и тѣ двѣнадцать, которые сдавали репетиціи бывали спрошены всѣ. Баллы, полученные на репетиціи имѣли значеніе при постановкѣ балла на экзаменѣ. Юнкеръ, получившій неудовлетворительный баллъ на репетиціи и не исправившій его на слѣдующей, могъ попасть, какъ называли юнкера, «въ лисичку». Попасть «въ лисичку» — это быть оставленнымъ безъ отпуска на Рождественскіе каникулы. Можно себѣ представить, какимъ суровымъ наказаніемъ это было для юнкеровъ, пріѣхавшихъ изъ провинціи? Дома — отецъ, мать, сестры, братья, да у многихъ съ кадетскихъ лѣтъ была и своя зазнобушка — ихъ ждали, дождаться не могли на праздники — жаждали увидѣть — юнкерами! Гдѣ елка, гдѣ Рождественскіе сытные розговѣны, гдѣ балъ, гдѣ маскарадъ, катанье на тройкахь, облавы — и воля.... Воля!.. Домъ!.. Спать, сколько хочешь, на мягкой постели, заботливо дома посланной, вставать не по барабану или рожку, а когда вздумается, вкусно ѣсть, разсказывать про Петербургъ, про училище, мечтать о будущемъ — и вмѣсто всего этого — попасть «въ лисичку»! Сидѣть въ опустѣвшей ротѣ, слоняться до одури по гулкимъ въ пустотѣ корридорамъ и каждую минуту рисковать попасть подъ замѣчаніе.

И потому — «зубрили».

Отъ четырехъ до пяти часовъ былъ отдыхъ. Въ ротахъ было полутемно. Юнкера могли лежать на койкахъ полуодѣтыми, но со снятыми сапогами и спать. Кто побогаче, уходили внизъ, въ чайную, пить чай со сладкими пирожками. Съ пяти часовъ по всѣмъ столикамъ загорались свѣчи, въ «занимательной» гудѣли голоса, тамъ шли «семинары». Болѣе способные юнкера натаскивали менѣе способныхъ, спрашивали другъ друга по курсу.

По артиллеріи у конно-артиллерійскаго капитана Колѣнкина мы проходили баллистику. На особыхъ листахъ, покрытыхъ мелкою сѣткою, мы вычисляли и вычерчивали траекторію полета снаряда.

По фортификаціи, чертили наизусть бастіонный и полигональный фронты крѣпостей со всѣми ихъ капонирами, банкетами, траверсами и барбетами.

По законовѣдѣнію рѣшали замысловатыя задачи и рылись въ статьяхъ «устава о наказаніяхъ, налагаемыхъ мировыми судьями» и «воинскаго устава о наказаніяхъ». Мы составляли примѣрныя дознанія, учиняли воображаемые допросы и писали приговоры. Маленькій, сѣдобородый, точно гномъ, гражданскій чиновникъ, статскій совѣтникъ Чиколини, по юнкерскому прозвищу «Чекол/с. 29/да», немного побаиваясь рослыхъ юнкеровъ Государевой роты, скрипучимъ голосомъ спрашивалъ на репетиціяхъ:

А скажите, господинъ юнкеръ, какая будетъ разница между самовольной отлучкой и побѣгомъ со службы?

Больше всего смущала механика. Координаты и функціи, кривыя второго порядка, формулы — нигдѣ не было живого слова, нигдѣ яснаго примѣра. Старый, сѣдой, лохматый полковникъ Николаевъ съ «ученымъ краснымъ кантомъ» сапернаго сюртука свирѣпствовалъ на репетиціяхъ. Вотъ, когда такъ легко было юнкеру попасть «въ лисичку». Юнкера ненавидѣли въ эти минуты «ученый кантъ»...

Тактика и топографія — съ тетрадью, разрисованной условными знаками — кудрявыми лѣсами, овальными съ оттѣненіемъ яичками кустовъ, извилистыми рѣчками и прямыми дорогами, съ горизонталями холмовъ и овраговъ, то съ вязанымъ, то простымъ штрихомъ, были намъ легки. Язвинъ, хотя и говорилъ грубымъ голосомъ и обрывалъ завравшагося по тактикѣ юнкера, входилъ въ положеніе и былъ щедръ на баллы. Румяный съ краснымъ носомъ пуговкой инспекторъ классовъ подполковникъ Максимовичъ, «помпонъ», всегда въ прекрасномъ расположеніи духа былъ снисходителенъ къ юнкерскимъ ошибкамъ и щедро ставилъ баллы, а когда ему кричали съ партъ: — «Помпонъ», грозилъ пальцемъ и былъ, видимо, польщенъ.

По уставамъ, труднѣе всего давался — стрѣлковый уставъ — въ немъ была та же математика: баллистика одолѣвала насъ. Но вообще по уставамъ, кромѣ заучиванія нѣкоторыхъ параграфовъ — о знамени, о дисциплинѣ, о присягѣ и пр. наизусть, отъ юнкера требовалось, чтобы онъ быстро и безошибочно могъ найти въ уставѣ нужный для отвѣта на вопросъ параграфъ. Это было уже не трудно. Еще требовалось отъ юнкера точное знаніе винтовки, знаніе ея механизма, умѣнье ходить за нею, быстро и искусно разбирать ее и собирать. Юнкеръ долженъ былъ разсказать, что происходитъ въ механизмѣ винтовки при каждомъ движеніи затвора.

Засядетъ юнкеръ за малиновую книжечку «Наставленія для обученія стрѣльбѣ», положитъ передъ собою винтовку, вынетъ затворъ и начнетъ разбирать его, дѣйствуя то широкимъ, то узкимъ лезвеемъ отвертки, углубится, задумается, — а передъ нимъ лукаво улыбающееся лицо юнкера старшаго курса, а за нимъ еще двѣ, три такія же смѣющіяся рожи.

Юнкеръ Деконскій, скажите мнѣ... Юнкеръ оторвется отъ книжечки устава и затвора.

Вотъ, напримѣръ, васъ на репетиціи спросятъ... Скажите мнѣ... да такъ вотъ, скажите мнѣ, что думаетъ боевая личинка въ моментъ спуска ударника?

Что думаетъ?.. Постойте, Мензенкампфъ... Боевая личинка?..

Да, именно вотъ, боевая личинка... Юнкеръ тискаетъ въ пальцахъ промазанную масломъ боевую личинку.

Спуска ударника?..

Да вотъ, что она тогда думаетъ?

Секунда молчанія.

О, что-бъ васъ! Я думалъ, вы что-нибудь серьезное!..

«Цука», знаменитаго «корнетскаго» цука, издѣвательства «господъ корнетовъ» надъ «звѣрями» — у насъ не было. Какъ не называлъ себя старшій курсъ и «господами подпоручиками» и рѣдко было слово «звѣрь» по отношенію къ юнкеру младшаго курса. Старшій курсъ былъ нашими совѣтниками и наставниками въ юнкерской несложной жизни. Порядокъ-же въ ротѣ держался взводными портупей юнкерами и, главнымъ образомъ, — фельдфебелемъ. Отъ взводныхъ всегда можно было получить лишнее дневальство или остаться безъ отпуска. Строгій и суровый, сосредоточенный въ себѣ Иванъ Ѳедоровичъ Бурмейстеръ тоже не стѣснялся наказать юнкера за неаккуратно сложенное бѣлье на табуреткѣ, за нечищенные сапоги или пуговицы, за грязныя руки или ногти въ «траурѣ», за небрежный поворотъ, за нерасторопность въ исполне/с. 30/ніи приказанія, за лежанье днемъ въ сапогахъ, за опозданіе въ строй и — Боже сохрани — за куренье въ ротномъ помѣщеніи. Юнкера не обижались на это — они понимали; съ нихъ взыскивали за насъ — они должны были взыскивать съ насъ. Но духъ Сиротскаго Павловскаго Дома остался витать въ училищѣ — старшіе сердечно относились къ младшимъ, и взводный и фельдфебель всегда были готовы придти на помошь юнкеру въ бѣдѣ.

Репетиіціи требовали тщательной подготовки и отъ 5-ти до 8-ми, до ужина, а иной юнкерь и на ужинъ не пойдетъ — юнкера зубрили по своимъ койкамъ, готовились къ ближайшей репетиціи.

Некогда было читать.

Только послѣ переклички горятъ кое-гдѣ свѣчи и юнкеръ читаетъ книгу, принесенную изъ дома, или взятую изъ училищной библіотеки.

Читали больше всего военную исторію, или общую исторію, Ключевскаго, Платонова, Соловьева, зачитывались романами Л. Н. Толстого, Каразина, повѣстями Гаршина, романами и военными корреспонденціями Немировича-Данченко, а кое-кто — изъ «снобизма» (тогда этого слова мы не знали), какъ мой пріятель Ротштейнъ или Дворжицкій, вынимали желтую книжечку французскаго романа и читали Зола, Мопассана, Доде, Прево...

Въ Павловскомъ училищѣ, лѣтъ за восемь до меня, во второй ротѣ былъ юнкеромъ поэтъ Надсонъ. Мы всѣ знали его томъ стиховъ. Мы увлекались и заучивали наизусть его «Мечты королевы», декламировали: — «Не говорите мнѣ — онъ умеръ — онъ живетъ... Пусть жертвенникъ разбитъ — огонь еще пылаетъ, пусть роза сорвана — она еще цвѣтетъ» и другія. Но настоящаго «піэтета», поклоненія ему, какое было въ Николаевскомъ кавалерійскомъ училищѣ къ тамошнему поэту Лермонтову — въ училищѣ не было. Не висѣло у насъ ни памятной доски о Надсонѣ, не была сохранена и его койка, не было музея или комнаты памяти о Надсонѣ.

И это не потому, что между Лермонтовымъ и Надсономъ по поэтической іерархіи лежала большая дистанція, — но потому, что Лермантовъ — весь — и въ стихахъ и въ жизни — былъ «Николаевецъ» — юнкеръ Школы Гвардейскихъ подпрапорщиковъ и кавалерійскихъ юнкеровъ, онъ любилъ свою Школу, любилъ военную службу и Муза его была одѣта въ воинскіе доспѣхи.

Муза Надсона была больная — гражданская муза.

Училище, а потомъ 148-й Каспійскій пѣхотный полкъ, батальонъ, стоявшій въ Кронштадтѣ — тяжелая, одинокая жизнь. Критика Буренина («графа Алексиса Жасминова) жестокая и несправедливая, наслѣдственная чахотка, сломили молодую жизнь. Надсонъ умеръ молодымъ, зацвѣтился какъ поэтъ, но не успѣвъ расцвѣсти. Онъ былъ поэтъ, но для училища онъ былъ чужимъ и даже враждебнымъ и не гордился своимъ мундиромъ Павловскаго юнкера. Онъ былъ для насъ всегда — штатскимъ.

Лермонтовъ-же умеръ на дуели, защищая свою честь. Какая это красивая смерть!

Училище позабыло Надсона. Не тѣ были у насъ идеалы...

Газетъ мы совсѣмъ не читали. Я не помню даже, какія были газеты въ читальной комнатѣ библіотеки. Никакія передовицы, или политическія статьи насъ не интересовали и у насъ не обсуждались. Если кто и бралъ газету — то читалъ фельетоны «Новаго Времени», гдѣ были блестяще написанныя повѣсти А. С. Суворина, ѣдкія критики гр. Алексиса Жасминова, и военныя статьи Маслова (Бѣжецкаго). Да и время — 1887-1889-й годы было тихое. Россія спала, какъ засыпаетъ въ лѣтній зной могучій океанъ въ ожиданіи осеннихъ бурь. Блеститъ недвижная, не колышимая вѣтромъ вода и медленно, медленно шествуетъ время, ничѣмъ не тревожимое и ничѣмъ не волнуемое. Тихое, спокойное, величавое царствованіе Императора Александра III — Царя Миротворца.

Источникъ: П. Н. Красновъ. «Павлоны». 1-е Военное Павловское Училище полъ вѣка тому назадъ. Воспоминанія. — Парижъ: Изданіе Главнаго Правленія Зарубежнаго Союза Русскихъ Военныхъ Инвалидовъ, 1943. — C. 28-30.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.