Церковный календарь
Новости


2019-08-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 23-я (1922)
2019-08-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 22-я (1922)
2019-08-19 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 3-й. Глава 10-я (1924)
2019-08-19 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 3-й. Глава 9-я (1924)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 21-я (1922)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 20-я (1922)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 19-я (1922)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 18-я (1922)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 17-я (1922)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 16-я (1922)
2019-08-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 130-я (1956)
2019-08-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 129-я (1956)
2019-08-18 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 3-й. Глава 8-я (1924)
2019-08-18 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 3-й. Глава 7-я (1924)
2019-08-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 15-я (1922)
2019-08-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 14-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 20 августа 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 6.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА КЪ КРАСНОМУ ЗНАМЕНИ, 1894-1921.
(Романъ въ 4-хъ томахъ. Изданіе 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ, 1922 г.).

ТОМЪ IV. ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ.

II.

Вы сомнѣваетесь, товарищъ, — щуря свои глаза и въ упоръ глядя на Полежаева, говорилъ Коржиковъ, — что это мои предки?

Вотъ уже вторую недѣлю, какъ Коржиковъ чувствуетъ себя нехорошо въ присутствіи этого молодого офицера. Нашла коса на камень. Этотъ человѣкъ, безупречный коммунистъ, прибывшій съ польскаго фронта съ самыми блестящими аттестаціями Тухачевскаго и Буденнаго, фаворитъ самого Троцкаго, странно вліяетъ на Коржикова и, въ его присутствіи, Коржиковъ чувствуетъ свою волю подавленной и злится, встрѣчая холодную усмѣшку. Товарищъ Полежаевъ говоритъ ему въ лицо такія вещи, за которыя надо тутъ же разстрѣлять, а Коржиковъ молчитъ и криво улыбается. Сейчасъ всѣ пьяны. Не пьяны только Коржиковъ и Полежаевъ. Коржикову хочется чѣмъ-либо допечь и сбить съ толка Полежаева, унизить и раздавить его.

Если бы это были ваши предки, вы бы знали, кто они такіе, — холодно отвѣтилъ Полежаевъ и его ледяное спокойствіе волновало Коржикова. Вы ихъ перетащили изъ квартиры генерала Саблина, чортъ знаетъ какъ безвкусно и безтолково развѣсили и думаете, что отъ этого стали ихъ потомкомъ.

Саблинъ мой отецъ, — быстро сказалъ Коржиковъ.

Не сомнѣваюсь. Потому-то вы и носите фамилію разстрѣляннаго эсъ-эра, — холодно сказалъ Полежаевъ.

Это потому, что я родился внѣ брака.

А вы знаете, что такое бракъ? — насмѣшливо сказалъ Полежаевъ.

У коммунистовъ нѣтъ брака, — сказалъ Коржиковъ.

Такъ о чемъ же вы и говорите.

/с. 228/ Коржиковъ помолчалъ немного и поежился.

Вы знаете, товарищъ, — быстро сказалъ онъ, — что значитъ по латыни Викторъ?

Да, знаю. Но вѣроятно вы знаете тоже, что значитъ по гречески Ника [1]. Сильны еще въ васъ, товарищъ, буржуазные предразсудки, если васъ тѣшатъ такіе пустяки, какъ имя.

Коржиковъ отошелъ отъ Полежаева. Онъ былъ золъ.

При-слу-га! — зычно крикнулъ онъ.

Красноармеецъ подбѣжалъ къ нему и вытянулся.

Э-э... вотъ что, товарищъ, — спорхайте-ка въ эскадронъ и моихъ пѣсенниковъ и музыкантовъ, да ж-живо!

Красноармеецъ бросился исполнять приказъ политкома.

Я для васъ, господинъ комиссаръ, — слезливо моргая глазами съ опухшими красными вѣками, сказалъ командиръ полка, — подготовилъ оркестръ, какъ у товарища Буденнаго. Двѣ гармошки и кларнетъ. Но играютъ, знаете, изумительно. Вотъ сейчасъ сами изволите послушать. И опять же новыя пѣсни знаютъ. Частушки эти самыя. И про Колчака и про добровольцевъ. Самыя хорошія.

Послушаемъ, — небрежно кинулъ Коржиковъ.

На углу стола Рахматовъ выговаривалъ, сидя, стоявшему передъ нимъ Осетрову:

Вы, товарищъ, доведете лошадей до того, что онѣ подохнутъ. Ни чистки, ни корма.

Да что же я дѣлать могу, товарищъ? Корма не добьешься. Я уже спеціальныхъ людей назначилъ, чтобы, значитъ, пороги обивали и просили о нарядѣ продовольствія; чистить нечѣмъ. Щетокъ ни за какія деньги не достанешь. Товарищи чистить не могутъ. Какъ тѣни шатаются голодные. Въ конюшняхъ грязь.

Вотъ на это-то самое, товарищъ, я вамъ и указываю. Потрудитесь, чтобы этого не было.

Нарядите, товарищъ, субботникъ, хоть конюшни почистить... А впрочемъ, — съ досадой сказалъ Осетровъ, — и субботникъ не поможетъ. Придутъ буржуи. Ничего не /с. 229/ умѣютъ, ни лопатъ у нихъ, ни лотковъ, ни тачекъ. Только нагадятъ по дворамъ.

А куда же все дѣвалось? — спросилъ Рахметовъ.

Зимою пожгли. Сами знаете, какіе морозы были.

Ну, знаете, Осетровъ, — это все отговорки. Вотъ у Голубя же все какой ни на есть, а порядокъ.

Голубь кто! Голубь царскій вахмистръ, а я коммунистъ, — желчно сказалъ Осетровъ.

Пришли музыканты. Ихъ было пять человѣкъ. Поднятые съ постелей, они пришли немытые, лохматые, грязные и вонючіе. На нихъ были ошарпанные, плохо пригнанные френчи и шаравары, а блѣдныя лица ихъ носили слѣды болѣзней и недоѣданія.

Вы что, сволочи! — злобно зашипѣлъ на нихъ Голубь. — Причесаться, подлецы, не могли. Ахъ мерзавцы! Живо прибраться. Чтобъ я такими васъ не видалъ.

Они ушли на кухню и, когда вернулись, выглядѣли лишь немного лучше.

Гармоника издала писклявый звукъ, къ ней пристроился кларнетъ, загудѣла другая гармоника и простой, грубый мотивъ раздался по залу. Разговоры смолкли.

Звонкій, хриплый, простуженный теноръ воплемъ вырвался изъ-за стоновъ гармоники и гудѣнія кларнета. Не то пѣніе, не то крикъ разнощика, какъ кричали въ старину по дворамъ и по дачамъ ярославцы въ бѣлыхъ передникахъ и съ лотками на головахъ, огласилъ весь залъ.

Огурчикъ зеленый
Рѣдька молодая...
Являйтесь дезертиры,
Къ пятнадцатому мая!
Пароходъ идетъ,
Да волны — кольцами...
Будемъ рыбу кормить
Добровольцами.
Всѣхъ буржуевъ на Кавказѣ
Аннулируемъ
И сафьяные ботинки
Ухъ! да! реквизируемъ!...

Славная пѣсня, сказалъ пошатываясь Осетровъ. А, спойте, товарищи, — шарабанъ.

Опять заныла гармоника.

/с. 230/

Солдатъ — россійскій,
Мундиръ — англійскій,
Сапогъ — японскій,
Правитель — Омскій.
     Эхъ, да шарабанъ мой,
     Американка!
     Не будетъ денегъ
     Продамъ Наганъ,
Идутъ дѣвчонки
Поднявъ юбчонки,
За ними чехи,
Грызутъ орѣхи.
     Эхъ, да шарабанъ мой,
     Американка!

Ну что это за пѣсня, — сказалъ, выходя къ музыкантамъ, Полежаевъ. — Вотъ шелъ я сегодня по Питеру, такъ иную пѣсню слыхалъ, Давай, товарищъ, гармошку.

Полежаевъ спокойными глазами обвелъ все общество и взялъ мотивъ частушки.

Я на бочкѣ сижу —

— пропѣлъ онъ,

А подъ бочкой мышка,
Скоро бѣлые придутъ
Коммунистамъ крышка!
     Ѣдетъ Ленинъ на конѣ,
     Троцкій на собакѣ,
     Комиссары испугались —
     Думали — казаки.
Я на бочкѣ сижу.
А подъ бочкой склянка,
Мой мужъ комиссаръ,
А я — спекулянтка!

Здоровая пѣсня, — прокричалъ Голубь, — эко ловко сказано какъ: — мой мужъ комиссаръ, а я спекулянтка! Въ самую точку попалъ!

Бѣлогвардейская пѣсня, — презрительно сказалъ Коржиковъ. — Откуда вы взяли ее, товарищъ?

Въ Петрокомунѣ слыхалъ. На «улицѣ 25 октября» мальчики пѣли.

Видно, чека еще не добралась, — вставилъ Гайдукъ.

Погоди, доберется, — мрачно сказалъ Коржиковъ. Лицо его потемнѣло.

/с. 231/ Всѣ притихли. Чекисты Гайдукъ и Шлоссбергь подошли къ Коржикову, готовые схватить Полежаева. Дженни съ блѣдной улыбкой на лицѣ пристально смотрѣла на Полежаева. Беби Дранцова приподнялась на локтѣ и съ восторгомъ смотрѣла на него. Среди офицеровъ тоже произошло движеніе. «Эхъ!» съ досадою воскликнулъ Голубь и на сѣрые глаза его навернулись слезы. Одинъ Полежаевъ остался совершенно спокоенъ. Онъ ровными, твердыми шагами подошелъ къ фортепьяно, открылъ его и, не садясь, попробовалъ.

Ну, вы! — повелительно крикнулъ онъ гармонистамъ, — Оркестръ Буденнаго! Нишкни! Заткнись и засохни! Не отравляй моего Русскаго слуха дребеденью, придуманною хулиганами и контръ-революціонерами. Я буду пѣть!

Грянулъ мощный аккордъ и сильный голосъ потрясъ весь залъ.

Налей бокалъ!
Въ немъ нѣтъ вина.
Коль нѣтъ вина, такъ нѣтъ и пѣсенъ!
Въ винѣ и страсть,
И глубина
Въ разгулѣ міръ намъ будетъ тѣсенъ!

Эй! — крикнулъ онъ, — товарищъ! Бокалъ мнѣ!

Коржиковъ мягкими кошачьими шагами подошелъ къ нему.

Вы это что же, — прошипѣлъ онъ. — Вы забываете, что я здѣсь хозяинъ.

Хозяинъ, — загремѣлъ, не оборачиваясь отъ рояля Полежаевъ. — Да вы ошалѣли, товарищъ комиссаръ, слава Ленину, мы живемъ въ коммунистическомъ государствѣ и здѣсь нѣтъ собственности. Подайте мнѣ, товарищъ, вина!

Красноармеецъ подошелъ къ нему съ бутылкой и бокаломъ. Полежаевъ медленно, не спуская темныхъ глазъ съ Коржикова, выпилъ бокалъ и заигралъ на роялѣ. Онъ игралъ мастерски. Старыя Русскія пѣсни и мелодіи Русскихъ оперъ лились съ клавишъ, будя какія-то неясныя воспоминанія. «Ахъ вы сѣни, мои сѣни» — весело игралъ Полежаевъ и лицо его лукаво подмигивало и вдругъ оборвалъ и тягучій напѣвъ «Ноченьки» зазвучалъ по залу. Онъ сорвался на арію изъ «Жизни за Царя», осторожно, точно /с. 232/ дразня, тронулъ два аккорда Русскаго гимна и сейчасъ же весело грянулъ «Ваньку».

Ну-же! Ну! — крикнулъ онъ. — Вѣдь знаете же, товарищи, что же молчите! А? Ну!

Понапрасну Ванька ходишь.
Понапрасну ножки бьешь!

Ну!

Первымъ пристроился Рахматовъ, за нимъ не сдержалась молодежь, Голубь старческимъ дребезжащимъ голоскомъ подпѣвалъ и уже слезы лились по его щекамъ.

Ничего ты не получишь....

Пѣли всѣ гости и только Коржиковъ мрачно ходилъ взадъ и впередъ по залу.

Полежаевъ заигралъ: «внизъ по матушкѣ по Волгѣ» и хоръ гостей, уже не ожидая приглашенія, грянулъ могучую Русскую пѣсню.

Разъигралася пого-ода

Буденный, не ври! — крикнулъ Полежаевъ отъ рояля въ сторону пѣсенниковъ.

Погодушка, она, верховая...
Ничего въ волнахъ не видно...

Шире гремѣла пѣсня. Коржиковъ ходилъ взадъ и впередъ подъ портретами предковъ и ему казалось, что предки слѣдятъ за нимъ глазами. Онъ понюхалъ кокаина и стало еще хуже. Коржиковъ уже видѣлъ, что пѣли не только его гости, но всѣ предки на портретахъ открыли рты и пѣли проклятую Русскую пѣсню. Онъ посмотрѣлъ кругомъ. Всѣ гости пѣли. Пѣла и прислуга. Молодой красноармеецъ, подававшій вино Полежаеву, опустилъ бутылку, широко раскрылъ сѣрые глаза и, радостно улыбаясь, вторилъ пѣснѣ.

А и ты, сволочь! — прошипѣлъ Коржиковъ, выхватилъ изъ-за пояса тяжелый револьверъ и выстрѣлилъ прямо въ ротъ красноармейцу...

Тотъ поперхнулся, всхлипнулъ и упалъ навзничь на полъ, тяжело ударившись затылкомъ объ уголъ оттоманки. Вмѣсто рта у него была черная дыра и оттуда, тихо журча, текла темная густая кровь.

Примѣчаніе:
[1] Victor по латыни побѣдитель. По гречески Ника побѣда.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Отъ Двуглаваго Орла къ красному знамени, 1894-1921. Романъ въ четырехъ томахъ. — Изданіе второе, пересмотрѣнное и исправленное авторомъ. — Томъ IV: Седьмая и восьмая части. — Берлинъ: Типографія І. Визике, 1922. — С. 227-232.

Назадъ // Къ оглавленію // Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.