Церковный календарь
Новости


2019-08-23 / russportal
А. С. Пушкинъ. Исторія села Горюхина (1921)
2019-08-23 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 36-я (1922)
2019-08-23 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 35-я (1922)
2019-08-23 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 34-я (1922)
2019-08-23 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 33-я (1922)
2019-08-23 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 32-я (1922)
2019-08-23 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 136-я (1956)
2019-08-23 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 135-я (1956)
2019-08-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 4-й. Слово 8-е (1976)
2019-08-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 4-й. Слово 7-е (1976)
2019-08-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 31-я (1922)
2019-08-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 30-я (1922)
2019-08-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 134-я (1956)
2019-08-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 133-я (1956)
2019-08-22 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 4-й. Слово 6-е (1976)
2019-08-22 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 4-й. Слово 5-е (1976)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 24 августа 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА КЪ КРАСНОМУ ЗНАМЕНИ, 1894-1921.
(Романъ въ 4-хъ томахъ. Изданіе 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ, 1922 г.).

ТОМЪ II. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

XXV.

Маленькій Санѣевъ самъ окликнулъ его, иначе Карповъ прошелъ бы мимо.

Господинъ полковникъ, вамъ телефонъ?

Санѣевъ съ двумя телефонистами лежалъ на опушкѣ, въ песчаной ямѣ, поросшей верескомъ, подлѣ громадной сосны, гордо выдвинувшейся изъ лѣса впередъ.

Телефонъ работаетъ? — спросилъ Карповъ.

Сейчасъ отвѣчали.

Давайте мнѣ штабъ дивизіи.

Онъ не скоро добился, чтобы начальникъ дивизіи подошелъ къ телефону. Минуты казались ему часами, кровь колотилась въ виски, ноги дрожали отъ волненія. Наконецъ онъ услышалъ старческій хриплый, недовольный голосъ.

Въ чемъ дѣло? — спрашивалъ Лорбергъ.

Карповъ доложилъ обстановку.

Что же, отступать? — растерянно сказалъ Лорбергъ.

Никоимъ образомъ, ваше превосходительство. Разрѣшите мнѣ спѣшить весь полкъ, пришлите мнѣ мои пулеметы и хотя одну батарею и мы ихъ и близко не подпустимъ, пока не подойдетъ къ нимъ артиллерія. Помните, что въ Заболотьи теперь хаосъ и, если пѣхота противника подойдетъ, — тамъ будетъ каша.

Знаю, знаю... Ну хорошо. Я казаковъ вашихъ и седьмую батарею отдамъ вамъ, но гусары останутся при мнѣ и первая бригада въ Звѣржинцѣ. Я ее тронуть не могу. Уланы вчера, одинъ эскадронъ атаковалъ австрійцевъ, говорятъ такой ударъ вышелъ, сошлись въ рукопашную...

Ну и что же? — спросилъ Карповъ.

Наши разбили. Всѣхъ порубили и поколили, но и сами потеряли. Изъ 110 человѣкъ, цѣлыми только 40 и морально сильно потрясены. Такъ хорошо. Берите полкъ и батарею. Я подчиняю ее вамъ.

Карповъ отдалъ приказанія полку, а самъ, взобравшись на сосну, жадно смотрѣлъ въ бинокль. Онъ не спускалъ глазъ съ австрійской колонны, лежавшей на привалѣ, онъ ждалъ извѣстій справа о томъ, что будетъ дѣлать та конница, которая ушла туда. Карповъ понималъ, что пока отдыхаетъ большая колонна, это еще не бой. Къ нему /с. 95/ подходили сотни его полка и онъ затыкалъ ими дырки. Мѣстами ему удалось потѣснить австрійскую цѣпь и глубже загнать ее въ лѣсъ. Перестрѣлка, то совершенно затихала, то вспыхивала съ новою силою.

Австрійскіе развѣдчики донесли, что противъ нихъ только жидкіе казачьи аванпосты и начальникъ австрійскаго отряда не торопился.

Шелъ одинадцатый часъ, когда Иванъ Ивановичъ Матвѣевъ въ сопровожденіи артиллеристовъ развѣдчиковъ и телефонистовъ подъѣхалъ къ дереву, на которое ему указали казаки Карпова.

Что батарея? — спросилъ его Павелъ Николаевичъ.

Батарея становится. А у васъ что?

Да вотъ, поглядите.

Матвѣевъ забрался на дерево, примостилъ свою большую рогатую трубу, прочно привязалъ ее ремнями, закурилъ сигару и попыхивая ею, щеголяя медлительностью своихъ движеній, сталъ разглядывать разстилавшуюся передъ нимъ мѣстность.

Экая жалость! — далеко. Не хватитъ! — сказалъ онъ между клубами сизаго дыма сигары.

Они подойдутъ, — сказалъ Карповъ.

Несомнѣнно.

Взявши трубку телефона Матвѣевъ сталъ передавать команды старшему офицеру.

Подождемъ, — сказалъ онъ.

Около полудня отрядъ австрійской пѣхоты поднялся. Это былъ 2-ой пѣхотный полкъ, краса австрійской арміи, занимавшій гарнизономъ Вѣну. Два дня тому назадъ, подъ звуки музыки, сопровождаемый лучшими пожеланіями Вѣнцевъ, онъ погрузился въ вагоны, вчера ночью, при заревѣ пожаровъ, высадился въ Равѣ-Русской, всю ночь шелъ походомъ и теперь готовился раздавить казачьи заставы и занять Томашовъ, гдѣ ему была назначена ночевка.

Въ большую артиллерійскую трубу была видна длинная колонна австрійской пѣхоты. Отчетливо рисовались новые голубоваго-сѣрые мундиры, тяжелые ранцы, шако. Иванъ Ивановичъ видѣлъ конныхъ командировъ полка и батальоновъ, маленькія фигуры, точно оловянные солдаты, /с. 96/ шевелились, тянулись и занимали все полотно дороги. Шли долгія минуты и въ бинокль колонна становилась отчетливѣе и яснѣе.

Ага! ага! — вырвалось у Матвѣева и онъ на минуту отложилъ свою сигару. — Посмотрите-ка, Павелъ Николаевичъ.

Карповъ нагнулся къ трубѣ. До колонны оставалось немного больше трехъ верстъ. Она медленно входила въ углубленную дорогу, вившуюся по расщелинѣ между двухъ большихъ холмовъ. Щеки этихъ холмовъ были такъ круты, что по нимъ трудно было взбираться. Карповъ видѣлъ, какъ, нагнувшись и хватаясь руками за траву, ползли наверхъ одиночные люди, дозоры, и въ бинокль казалось, что это не люди, а маленькія, непріятныя насѣкомыя. Въ ущелье, заполняя всю дорогу, входила колонна. Карповъ видѣлъ блескъ ружей, ему казалось, что онъ различаетъ отдѣльныя лица, угадываетъ офицеровъ среди солдатъ.

Когда онъ оторвался отъ бинокля и посмотрѣлъ на Матвѣева, онъ увидалъ на его лицѣ ликованіе и онъ понялъ его. Въ Матвѣевѣ заговорила радость профессіонала и лучшаго артиллериста въ корпусѣ.

Вы начнете сейчасъ? — спросилъ Карповъ и почувствовалъ, какъ дрожь волненія охватила его.

Нѣтъ. Подожду, пока всѣ войдутъ. Я ихъ всѣхъ тамъ и прикончу, — сказалъ Матвѣевъ.

Сигара потухала у него въ рукѣ, сѣрые глаза были устремлены мечтательно вдаль. Матвѣевъ предвкушалъ удовольствіе перебить и уничтожить всѣхъ этихъ маленькихъ, аккуратно одѣтыхъ австрійцевъ. Карповъ зналъ, что Матвѣевъ былъ отличный семьянинъ, что у него была молодая, хорошенькая жена, двое дѣтей, что жена его любила наряжаться и по вечерамъ каталась съ мужемъ по Заболотью въ прекрасной батарейной коляскѣ, запряженной парой бѣлыхъ лошадей въ шорахъ, съ короткими хвостами и гривой ершикомъ. Матвѣевы были счастливой парой, и Иванъ Ивановичъ считался въ Заболотьѣ образованнымъ, культурнымъ и добрымъ человѣкомъ. Онъ былъ вѣрующій христіанинъ, вѣрный мужъ, любящій отецъ, отличный, честный офицеръ. Всѣ знали, что Матвѣевъ врагъ ссоръ и мухи не обидитъ. Солдаты души въ немъ не чаяли и считали его хорошимъ, душевнымъ бариномъ. И теперь, не злоба, /с. 97/ не кровожадность, не ненависть къ австрійцамъ были въ его сѣрыхъ глазахъ, неподвижно устремленныхъ на колонну, уже видную простымъ глазомъ, но только радость артиллериста, увидавшаго хорошую цѣль и увѣреннаго въ томъ, что онъ поразитъ ее, съ перваго же выстрѣла. Сбывалось то, о чемъ мечталъ Матвѣевъ мальчикомъ кадетомъ, читая, какъ Тушинъ крушилъ французовъ въ «Войнѣ и мирѣ» Толстого и мечтая быть такимъ, какъ Тушинъ. Сбывалось то, о чемъ онъ думалъ юношей, юнкеромъ Михайловскаго Артиллерійскаго училища, стоя подъ дождемъ въ накинутой на плечи шинели, на Красносельскомъ полигонѣ, исполнялось то, что высчитывалъ и доказывалъ онъ, рѣшая задачи въ Артиллерійской школѣ.

Сейчасъ онъ докажетъ всѣмъ своимъ друзьямъ по дивизіи, что нынѣ артиллерія — царица полей сраженія и ей дано играть рѣшающую роль. Сейчасъ его имя и имя его лихой N-ской конной батареи будутъ навсегда занесены въ лѣтописи исторіи артиллеріи.

Онъ еще разъ посмотрѣлъ въ бинокль. Вся колонна, протяженіемъ около версты, вошла въ тѣсницу. Послѣднія сѣрыя кухни и тяжелыепатронные ящики въѣзжали въ нее.

Онъ приложилъ ко рту трубу телефона.

Капитанъ Кануковъ, — сказалъ онъ, — прицѣлы взяты? Угломѣръ провѣренъ?

Отвѣтъ удовлетворилъ его.

Такъ — сказалъ онъ, потянулся въ сладостной истомѣ, зажмурилъ глаза, пыхнулъ потухающей сигарой и медленно, раздѣльно, почти нѣжно, сказалъ:

Прицѣлъ 95, трубка 94. Одинъ патронъ. Первымъ взводомъ.

Онъ начиналъ пристрѣлку и заранѣе зналъ, что она не нужна. Его офицеръ переживалъ такія же минуты вдохновеннаго волненія и счастія. Вся прислуга батареи, ничего не видавшая, потому что стояла за холмами и лѣсомъ, понимала по смыслу командъ, что готовится что то особенное и работала, какъ наэлектризованная. Люди безошибочно исполняли всѣ пріемы, ставили дистанціонныя трубки на соотвѣтствующія дѣленія, открывали и закрывали затворы, все дѣлалось съ поразительной быстротой.

Бахъ, бахъ!... Глухо ударило два выстрѣла сзади лѣса и два снаряда со скрежетомъ пролетѣли лѣвѣе дерева, надъ /с. 98/ казачьими цѣпями, и въ то же мгновеніе два бѣлыхъ дымка появились впереди и нѣсколько правѣе колонны.

Матвѣевъ самодовольно улыбнулся. Онъ зналъ что онъ не ошибся. Онъ повторилъ въ телефонъ команду.

Очередь! три патрона! сказалъ онъ и мечтательно улыбнулся. Казалось, онъ слышалъ бѣготню на батареѣ, звонъ отворяемыхъ затворовъ, видѣлъ номерныхъ съ блестящими мѣдными патронами бѣгущихъ отъ передковъ къ орудіямъ, видѣлъ нагнувшагося наводчика, готоваго откинуться въ сторону. Улыбка показалась на его устахъ. Онъ былъ счастливъ сознаніемъ, что онъ командиръ такой батареи!

Бѣглый огонь! сказалъ онъ въ трубку и прильнулъ къ биноклю.

Стая бѣлыхъ дымковъ покрыла колонну. Упалъ съ лошади командиръ полка. Стройная, сверкающая ружьями колонна обратилась въ кашу, люди стали метаться куда попало, пробовали лѣзть по скатамъ холмовъ. Но бѣлые дымки снова разорвались надъ ними и многіе люди остались лежать на скатахъ. Имъ былъ еще одинъ путь — впередъ, но ихъ неудержимо тянуло назадъ и въ стороны и они падали подъ ударами рвущихся надъ ними шрапнелей.

Я думаю, сказалъ Матвѣевъ, — что ни одна пуля не пропадаетъ зря. Я считаю, что уже положено болѣе восьмисотъ человѣкъ.

Онъ затянулся еще разъ сигарой, бросилъ окурокъ, потеръ самодовольно руки.

Вы можете убирать свои цѣпи, сказалъ онъ Карпову. — Они бѣгутъ.

И, нагнувшись къ телефону, онъ проговорилъ сладострастнымъ шопотомъ:

Бѣглый огонь!..

Источникъ: П. Н. Красновъ. Отъ Двуглаваго Орла къ красному знамени, 1894-1921. Романъ въ четырехъ томахъ. — Изданіе второе, пересмотрѣнное и исправленное авторомъ. — Томъ II: Третья и четвертая части. — Берлинъ: Типографія І. Визике, 1922. — С. 94-98.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.