Церковный календарь
Новости


2019-08-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 4-й. Слово 2-е (1976)
2019-08-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 4-й. Слово 1-е (1976)
2019-08-20 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Собесѣдованіе о Псалмахъ (1899)
2019-08-20 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Предисловіе къ бесѣдамъ на Псалмы (1899)
2019-08-20 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣда о Давидѣ царѣ и Павлѣ апостолѣ (1899)
2019-08-20 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣда, сказанная въ великую седмицу (1899)
2019-08-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 23-я (1922)
2019-08-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 22-я (1922)
2019-08-19 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 3-й. Глава 10-я (1924)
2019-08-19 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 3-й. Глава 9-я (1924)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 21-я (1922)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 20-я (1922)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 19-я (1922)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 18-я (1922)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 17-я (1922)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 16-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 20 августа 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 21.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Архіепископъ Серафимъ (Соболевъ) († 1950 г.)

Преосв. Серафимъ (въ мірѣ Николай Борисовичъ Соболевъ), архіепископъ Богучарскій, проповѣдникъ, духовный писатель. Родился 1 (14) декабря 1881 г. въ Рязани. По окончаніи духовной семинаріи въ 1904 г. поступилъ въ С.-Петербургскую духовную академію. Принялъ монашество (1907). Іеромонахъ (1907). Въ 1908 г. окончилъ С.-Петербургскую духовную академію со степенью кандидата богословія и назначенъ преподавателемъ пастырскаго училища въ г. Житомирѣ. Съ 1909 г. помощникъ смотрителя Калужскаго духовнаго училища, а съ 1911 г. инспекторъ Костромской духовной семинаріи. Съ 1912 по 1919 гг. ректоръ Воронежской духовной семинаріи въ санѣ архимандрита. Посвященъ въ еп. Лубенскаго, викарія Полтавской епархіи (1/14 октября 1920 г.). Въ эмиграціи вначалѣ въ Константинополѣ, затѣмъ въ Болгаріи. Въ 1921 г. Зарубежнымъ Сѵнодомъ Русской Православной Церкви (РПЦЗ) назначенъ управляющимъ русскими приходами въ Болгаріи; въ апрѣлѣ того же года назначеніе было утверждено св. патр. Тихономъ, съ титуломъ «епископъ Богучарскій». Магистръ богословія (1937). До 1946 г. членъ русскаго Зарубежнаго Сѵнода. Въ 1946 г. вошелъ въ составъ Московской Патріархіи и принималъ участіе въ Московскомъ совѣщаніи Православныхъ Церквей въ 1948 г., выступая противъ участія въ экуменическомъ движеніи. Скончался 13 (26) февраля 1950 г. въ Софіи. Въ 2002 г. канонизированъ Старостильной Православной Церковью Болгаріи. Осн. труды: «Русская идеологія», сборникъ «Объ истинномъ монархическомъ міросозерцаніи», «О новомъ и старомъ стилѣ», «Новое ученіе о Софіи, Премудрости Божіей», «Защита софіанской ереси протоіереемъ С. Булгаковымъ» и др.

Сочиненія архіеп. Серафима (Соболева)

Архіеп. Серафимъ (Соболевъ) († 1950 г.)
ПРОТОІЕРЕЙ С. Н. БУЛГАКОВЪ КАКЪ ТОЛКОВАТЕЛЬ СВЯЩЕННАГО ПИСАНІЯ.

IV.
Несостоятельность объясненія мнимаго сомнѣнія Предтечи исчезновеніемъ въ немъ вѣдѣнія и немощью. Несостоятельный взглядъ о. Булгакова на вопросъ Предтечи, будто имѣющій въ себѣ два значенія: подвига вѣры и сомнѣнія.

Исходя, быть можетъ, изъ сознанія, что въ допущенномъ имъ толкованіи вопроса Предтечи есть какой-то недостатокъ, а можетъ быть въ силу своего неяснаго мышленія въ богословскихъ вопросахъ, заставляющаго противорѣчить самому себѣ, прот. Булгаковъ въ той же своей книгѣ заявляетъ, что Предтеча не допустилъ сомнѣнія въ вѣрѣ во Грядущаго: «Ему, говоритъ онъ, было предоставлено еще разъ — человѣческими силами, но и съ человѣческой немощью — искать Мессію и обрѣсти Его, не усомнившись о Немъ... Іоаннъ былъ оставленъ человѣческой немощи невѣдѣнія относительно того, о чемъ уже дано было ему ранѣе это вѣдѣніе. Эта немощь вопрошаетъ именно какъ невѣдѣніе: или-или? Это ея голосъ поднимается въ вопросѣ Предтечи: «Ты ли Грядый, или иного чаемъ?» Но этотъ голосъ невѣдѣнія и немощи не есть голосъ сомнѣнія или невѣрія...» [30].

/с. 21/ Прежде всего да позволено намъ будетъ спросить о. Булгакова: если Предтеча не усомнился въ вѣрѣ во Христа, а посольство его учениковъ ко Христу исходило только отъ него самого, то чѣмъ же былъ вызванъ этотъ вопросъ въ Іоаннѣ Крестителѣ? По словамъ прот. Булгакова, вопросъ былъ вызванъ невѣдѣніемъ Іоанна: «эта немощь, говоритъ онъ, вопрошаетъ именно какъ невѣдѣніе: или-или?» Въ такомъ случаѣ мы опять должны спросить о. Булгакова: такъ какъ состояніе невѣдѣнія есть состояніе спокойствія, то откуда же возникло въ душѣ Предтечи такое ужасное, даже трагическое бореніе? Приходится сказать, что слова о. Булгакова о бореніи Іоанна Крестителя, которое вызвало посольство съ его стороны учениковъ ко Христу съ вопросомъ: Ты ли Тотъ, Который долженъ придти, или ожидать намъ другого, — безпочвенны.

Затѣмъ, чтобы покончить съ заявленіемъ о. Булгакова, что вопросъ Предтечи есть голосъ невѣдѣнія и немощи, а не сомнѣнія, мы должны вспомнить слѣдующія его слова: «истина (что Іисусъ есть Христосъ), не допускавшая ранѣе никакого вопроса или сомнѣнія вдругъ сдѣлалась для него (Предтечи) какъ бы открытымъ вопросомъ. Какъ будто Предтеча возвращенъ былъ къ тѣмъ временамъ, когда онъ... не зналъ Его... у него было вдругъ отнято его благодатное вѣдѣніе...» [31].

По поводу этихъ словъ прот. Булгакова мы должны сказать, что въ духовной жизни, въ ея нормальномъ теченіи, ничего не дѣлается «вдругъ». /с. 22/ Если же мы допустимъ, что у Предтечи было «вдругъ» отнято благодатное вѣдѣніе, то вмѣстѣ съ тѣмъ мы должны будемъ допустить, что съ Іоанномъ Крестителемъ случилось какое-то странное, болѣзненное помраченіе разума. Но ни откуда не видно, что такое внезапное болѣзненное явленіе было въ жизни Предтечи и потому нѣтъ никакихъ основаній для такого предположенія.

Въ такомъ случаѣ мы должны будемъ допустить, что у Іоанна Крестителя было отнято благодатное вѣдѣніе о Мессіи въ обычномъ порядкѣ духовнойжизни, т. е. за великій грѣхъ гордости. Но этого, конечно, никогда не могло быть. А если бы и было, то и тогда хотя бы и не благодатное, но правильное познаніе о Мессіи совсѣмъ у него не исчезло бы, какъ оно не исчезло даже у бѣсовъ, которые говорили Христу: вѣмъ Тя, Кто еси, Святый Божій [32]; что намъ и Тебѣ, Іисусе Сыне Божій [33]. Причемъ, Господь запрещалъ бѣсамъ говорить, что они знаютъ, что Онъ Христосъ [34].

Значитъ говорить объ исчезновеніи благодатнаго вѣдѣнія у Предтечи не приходится. Да и самъ прот. Булгаковъ не вполнѣ увѣренъ въ томъ, что у Предтечи было отнято благодатное вѣдѣніе, почему онъ и допускаетъ такія выраженія: «какъ бы» и «какъ будто», когда говоритъ, что для Предтечи все, начиная отъ крещенія, перестало существовать и онъ вернулся къ временамъ, когда не зналъ Мессіи.

/с. 23/ Имѣя въ виду вышеизложенное нами, мы можемъ сказать: нельзя говорить, что вопросъ Предтечи есть голосъ невѣдѣнія.

Но точно такъ же нельзя говорить, что этотъ вопросъ, выражающій, по толкованію о. Булгакова, сомнѣніе Предтечи, есть голосъ немощи. Нельзя этого говорить потому, что между немощью человѣческаго существа и сомнѣніемъ нѣтъ ничего общаго. Немощь человѣческой природы всегда побуждаетъ думать человѣка о его ничтожествѣ и потому приводитъ его къ вѣрѣ въ Бога, а не къ сомнѣнію. А сомнѣніе въ вѣрѣ совсѣмъ не коренится въ немощахъ человѣческаго естества. Оно ему не свойственно. Оно для него есть привносное явленіе и внушается діаволомъ, именно тогда, когда человѣкъ перестаетъ думать о своей немощности и ничтожествѣ. Какъ явленіе чисто духовное, оно не можетъ быть извинительнымъ немощами человѣческими и потому является въ очахъ Божіихъ тяжкимъ грѣхомъ. Вотъ почему Господь при Своемъ явленіи послѣ воскресенія упрекалъ учениковъ: и поноси невѣрствію ихъ и жестосердію [35], когда они продолжали сомнѣваться въ истинѣ воскресенія Христа, хотя и не всѣ, ибо въ Евангеліи сказано: поклонишася Ему, ови же усумнѣшася [36]. Ясно отсюда, что приписываемое Предтечѣ о. Булгаковымъ сомнѣніе не могло быть голосомъ его немощи. Къ тому же объ Іоаннѣ Предтечѣ, еще до его рожденія было предсказано отъ Бога чрезъ Архангела Гавріила, что онъ исполнится Духа Святаго отъ /с. 24/ чрева матери своей и будетъ дѣйствовать въ духѣ и силѣ пророка Иліи [37]. А Спаситель по духовной силѣ поставилъ Предтечу выше всѣхъ пророковъ и всѣхъ людей [38].

Такимъ образомъ, о немощи Предтечи, какъ и о его невѣдѣніи, говорить нѣтъ основаній и потому данный вопросъ его ко Христу надо объяснять не немощью, а такъ, какъ объясняетъ его св. Іоаннъ Златоустъ, т. е. вопросъ дѣйствительно выражаетъ ничто иное, какъ исключительно сомнѣніе въ вѣрѣ въ Іисуса Христа, но не со стороны Іоанна Крестителя, а со стороны его учениковъ.

Такъ трудно прот. Булгакову и даже совершенно невозможно объяснить вопросъ Предтечи безъ помощи святоотеческаго, истиннаго толкованія Божественнаго Писанія. Отсюда вполнѣ понятны для насъ его колебанія и противорѣчія, неизбѣжныя для всѣхъ, отвергающихъ благодатную истину святоотеческаго разума и идущихъ противъ этой истины. Трудность уяснить себѣ своимъ только разумомъ вопросъ Предтечи побудила о. Булгакова сначала выставить положеніе: «для Предтечи истина, что Іисусъ есть Христосъ, перестала быть самоочевидною», т. е. онъ сталъ сомнѣваться въ вѣрѣ во Христа. Затѣмъ, подъ вліяніемъ той-же трудности, прот. Булгаковъ начинаетъ доказывать обратное: Предтеча не могъ сомнѣваться. Но та же самая трудность — изъяснять Божественное Писаніе при отверженіи святоотеческаго авторитета — заставляетъ его въ заключеніи VI главы книги «Другъ Жениха» съ /с. 25/ одной стороны опять допустить въ вопросѣ Предтечи сомнѣніе, если, какъ говоритъ онъ, разсматривать этотъ вопросъ формально; а съ другой стороны — сказать, что въ дѣйствительности этого сомнѣнія у Іоанна не было. Такое противорѣчіе мы и наблюдаемъ въ слѣдующихъ словахъ прот. Булгакова. Сказавши, что вопросъ Предтечи есть голосъ невѣдѣнія и немощи, а не сомнѣнія [39], онъ тутъ же говоритъ: «Однако здѣсь остаются все еще двѣ возможности при этомъ выявленіи немощнаго естества: вопрошаніе можетъ быть погашено подвигомъ вѣры, но можетъ зародиться недоумѣнное сомнѣніе, изнеможеніе вѣры. Формально ни та, ни другая возможность не исключается въ вопросѣ Предтечи, переданномъ чрезъ его учениковъ. Есть ли это вопросъ, на который онъ самъ уже имѣетъ отвѣтъ и обрѣтаетъ его подвигомъ вѣры («нѣтъ», въ себѣ самомъ уже преодолѣваемое чрезъ «да»), или же онъ есть выраженіе невѣдѣнія, растерянности, сомнѣнія?... Здѣсь именно содержится «нѣтъ», отвѣченное и побѣжденное чрезъ «да»...

«Повторяемъ, продолжаетъ прот. Булгаковъ, разсматриваемый формально, вопросъ таитъ зъ себѣ два значенія: выраженіе труда и подвига вѣры или же упадка и сомнѣнія. Однако, въ дѣйствительности онъ имѣетъ только первое значеніе, и въ такомъ именно смыслѣ онъ былъ истолкованъ и отвѣченъ Спасителемъ» [40].

Изъ этихъ словъ прот. Булгакова прежде всего явствуетъ, что онъ допускаетъ возможность видѣть въ вопросѣ Предтечи «недоу/с. 26/ мѣнное сомнѣніе». Непонятно, почему сомнѣніе называется «недоумѣннымъ», ибо самое понятіе недоумѣнія по существу сходно съ понятіемъ сомнѣнія. Поэтому, если мы скажемъ, что Предтеча недоумѣвалъ, или Предтеча сомнѣвался: Мессія ли Іисусъ или нѣтъ? — все равно вопросъ будетъ имѣть одинъ и тотъ же смыслъ, а именно, что Іоаннъ Креститель обнаружилъ колебаніе, нетвердость въ вѣрѣ.

Такъ или иначе, но въ вышеприведенныхъ словахъ своихъ о. Булгаковъ допускаетъ возможность видѣть въ данномъ вопросѣ сомнѣніе, правда, въ томъ только случаѣ, если мы будемъ формально разсматривать данный вопросъ. Но послѣдній принадлежитъ, по толкованію прот. Булгакова, Іоанну, отъ него онъ исходилъ. Если этотъ вопросъ выражаетъ сомнѣніе (а онъ его дѣйствительно выражаетъ, о чемъ свидѣтельствуетъ и здравый смыслъ, и толкованіе св. Іоанна Златоуста) и принадлежитъ Іоанну Предтечѣ, то совершенно ясно, что онъ выражаетъ не просто сомнѣніе, но сомнѣніе въ вѣрѣ самого Предтечи. Да и не могъ бы подобный вопросъ зародиться въ сознаніи Іоанна, если бы не предварило его сомнѣніе въ вѣрѣ въ Іисуса Христа.

Такъ означенный вопросъ, хотя бы онъ разсматривался и формально, по необходимости приводитъ насъ къ мысли, что Предтеча въ дѣйствительности обнаружилъ сомнѣніе въ вѣрѣ, если только мы вмѣстѣ съ о. Булгаковымъ припишемъ его самому Іоанну Крестителю.

Значитъ нельзя безъ противорѣчія самому себѣ говорить такъ, какъ говоритъ прот. Булгаковъ: «разсматриваемый формально, вопросъ таитъ въ себѣ два значенія: выраженіе труда и подвига вѣры, или же упадка и сомнѣнія. Одна/с. 27/ко въ дѣйствительности онъ имѣетъ только первое значеніе...» [41].

Кромѣ того, въ первой половинѣ только что указанныхъ словъ прот. Булгакова содержится также неправильная мысль. Нельзя утверждать, что «разсматриваемый формально вопросъ таитъ въ себѣ два значенія: выраженіе труда и подвига вѣры или же упадка и сомнѣнія». Ни съ какой точки зрѣнія здѣсь нельзя видѣть два значенія, а только одно, о коемъ говорено нами выше. И форма вопроса, и ясный смыслъ его показываютъ, что рѣчь здѣсь идетъ все о томъ же сомнѣніи въ вѣрѣ.

Далѣе, если сомнѣніе въ вѣрѣ преодолѣвается въ самомъ себѣ Предтечею, то нельзя говорить, что это было сдѣлано подвигомъ вѣры. Это «преодолѣніе», если ужъ допускать его, должно было произойти не подвигомъ вѣры, а подвигомъ покаянія. Сама по себѣ вѣра не является подвигомъ. Она есть естественная потребность нашего духа, о чемъ свидѣтельствуетъ фактъ всеобщости религій у всѣхъ народовъ міра съ самаго его созданія Богомъ. О подвигѣ вѣры можно говорить только тогда, когда она исповѣдуется предъ людьми, во-первыхъ — православно, а во-вторыхъ, — съ готовностью принять за нее страданія и смерть. Но въ первомъ случаѣ подвигъ принадлежитъ собственно не вѣрѣ, а преимущественно смиренію человѣка, который отсѣкаетъ свою волю и подчиняетъ ее вмѣстѣ съ своимъ разумомъ разуму и волѣ Церкви — вѣруетъ не такъ, какъ ему хочется, а согласно ученію Церкви, сообразно святоотеческому понима/с. 28/нію. А во второмъ случаѣ подвигъ преимущественно принадлежитъ любви ко Христу.

Такимъ образомъ, никакого преодолѣнія сомнѣнія въ Предтечѣ подвигомъ вѣры не могло быть, какъ не могло быть и самого сомнѣнія.

Но если, наконецъ, даже допустить вмѣстѣ съ о. Булгаковымъ, что сомнѣніе Іоанна Крестителя было преодолѣно подвигомъ вѣры, то снова приходится спросить его: зачѣмъ же въ такомъ случаѣ Предтеча посылалъ своихъ учениковъ къ Іисусу Христу съ вопросомъ, отъ него будто исходившимъ: Ты ли Тотъ... или ожидать намъ другого? — Означенный вопросъ нашъ къ прот. Булгакову обостряется въ виду его заявленія (въ приведенной нами послѣдней выдержкѣ изъ его книги «Другъ Жениха»), что Предтеча самъ уже далъ отвѣтъ на вопросъ, съ которымъ послалъ своихъ учениковъ ко Христу: «Здѣсь (т. е. въ этомъ вопросѣ), говоритъ о. Булгаковъ, содержится «нѣтъ» отвѣченное и побѣжденное (самимъ Іоанномъ) чрезъ «да» [42].

Примѣчанія:
[30] «Другъ Женнха», стр. 142.
[31] Ibіd., стр. 141-142.
[32] Мк. 1, 24; Лук. 4, 34.
[33] Мѳ. 8, 29; Мк. 5, 7; Лук. 8, 28.
[34] Лук. 4, 41.
[35] Мк. 16, 14.
[36] Мѳ. 28, 17.
[37] Лк. 1, 15. 17.
[38] Мѳ. 11, 9. 11.
[39] «Др. Жениха», стр. 142.
[40] Ibіd., стр. 143-144.
[41] Ibіd., стр. 144.
[42] «Др. Жениха», стр. 143.

Источникъ: Архіепископъ Серафимъ (Соболевъ). Протоіерей С. Н. Булгаковъ какъ толкователь Священнаго Писанія. — Софія, 1936. — С. 20-28.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.