Церковный календарь
Новости


2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 66-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 65-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 64-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 63-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 62-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 61-я (1956)
2019-07-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 38-е (1975)
2019-07-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 37-е (1975)
2019-07-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 36-е (1975)
2019-07-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 35-е (1975)
2019-07-18 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 24-я (1921)
2019-07-18 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 23-я (1921)
2019-07-17 / russportal
Якобій. "Имп. Николай II и революція". Екатеринбург. трагедія (§4-6) (1938)
2019-07-17 / russportal
Якобій. "Имп. Николай II и революція". Екатеринбург. трагедія (§1-3) (1938)
2019-07-17 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Миссія ген. Иванова (1938)
2019-07-17 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Измѣна, трусость и обманъ (1938)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 18 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Іером. Серафимъ (Роузъ) († 1982 г.).
ДУША ПОСЛѢ СМЕРТИ. СОВРЕМЕННЫЕ «ПОСМЕРТНЫЕ» ОПЫТЫ ВЪ СВѢТѢ УЧЕНІЯ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.
(Пер. съ англ., съ прилож. разсказа блаж. Ѳеодоры о мытарствахъ. М., 1991).

Приложеніе V.
РАЗСКАЗЪ БЛАЖ. ѲЕОДОРЫ О МЫТАРСТВАХЪ.

У преп. Василія была послушница Ѳеодора, которая много служила ему; принявъ иноческій чинъ, она отошла ко Господу. Одному изъ учениковъ Преподобнаго, Григорію, пришло желаніе узнать, гдѣ находится по своемъ преставленіи Ѳеодора, сподобилась ли она отъ Господа милости и отрады за свое служеніе святому старцу. Часто размышляя объ этомъ, Григорій просилъ старца отвѣтить ему, что съ Ѳеодорой, ибо твердо вѣрилъ, что угоднику Божію все это извѣстно. Не желая огорчить своего духовнаго сына, преп. Василій помолился, чтобы Господь открылъ ему участь блаженной Ѳеодоры.

И вотъ Григорій увидѣлъ ее во снѣ — въ свѣтлой обители, полной небесной славы и неизреченныхъ благъ, которая была уготована Богомъ преп. Василію и въ которой водворена была Ѳеодора по его молитвамъ. Увидѣвъ ее, Григорій обрадовался и спросилъ ее, какъ разлучилась душа ея отъ тѣла, что она видѣла при своей кончинѣ, какъ проходила воздушныя мытарства. На эти вопросы Ѳеодора отвѣчала ему такъ:

«Чадо Григоріе, о страшномъ дѣлѣ спросилъ ты, ужасно вспомнить о немъ. Видѣла я лица, которыхъ никогда не видѣла, и слышала слова, которыхъ никогда не слыхала. Что я могу сказать тебѣ? Страшное и ужасное пришлось видѣть и слышать за мои дѣла, но при помощи и по молитвамъ отца нашего преподобнаго Василія мнѣ все было легко.

Какъ передамъ тебѣ, чадо, ту муку тѣлесную, тотъ страхъ и смятеніе, которое приходится испытывать умирающимъ! Какъ огонь сжигаетъ брошеннаго въ него и обращаетъ въ пепелъ, такъ мука смертная въ послѣдній часъ разрушаетъ человѣка. Поистинѣ страшна смерть, подобныхъ мнѣ грѣшниковъ!

Итакъ, когда насталъ часъ разлученія души моей отъ тѣла, я увидѣла вокругъ моей постели множество эѳіоповъ, черныхъ какъ сажа или смола, съ горящими какъ уголья глазами. Они подняли шумъ и крикъ: одни ревѣли какъ скоты и звѣри, другіе лаяли какъ собаки, иные выли какъ волки, а иные хрюкали какъ свиньи. Всѣ они, смотря на меня, неистовствовали, грозились, скрежетали зубами, какъ будто желая меня съѣсть; они готовили хартіи, въ которыхъ были записаны всѣ мои дурныя дѣла. Тогда бѣдная душа моя пришла въ трепетъ; муки смертной какъ будто не существовало для меня: грозное видѣніе страшныхъ эѳіоповъ было для меня другой, болѣе страшной смертью. Я отворачивала глаза, чтобы не видѣть ихъ ужасныхъ лицъ, но они были вездѣ и отовсюду неслись ихъ голоса. Когда я совершенно изнемогла, то увидѣла под/с. 229/ходившихъ ко мнѣ въ образѣ красивыхъ юношей двухъ Ангеловъ Божіихъ; лица ихъ были свѣтлы, глаза смотрѣли съ любовью, волосы на головѣ были свѣтлые какъ снѣгъ и блестѣли какъ золото; одежды были похожи на свѣтъ молніи, и на груди они были крестообразно подпоясаны золотыми поясами. Подошедши къ моей постели, они стали около меня съ правой стороны, тихо разговаривая между собой. Увидѣвъ ихъ, я обрадовалась; черные же эѳіопы затрепетали и отошли подальше; одинъ изъ свѣтлыхъ юношей обратился къ нимъ со слѣдующими словами: «О, безстыдные, проклятые, мрачные и злые враги рода человѣческаго! Зачѣмъ вы всегда спѣшите придти къ одру умирающихъ, производя шумъ, устрашаете и приводите въ смятеніе каждую душу, разлучающуюся отъ тѣла? Но не радуйтесь очень, здѣсь вы ничего не найдете, ибо Богъ милостивъ къ ней и нѣтъ вамъ части и доли въ этой душѣ». Выслушавъ это эѳіопы заметались, поднявъ сильный крикъ и говоря: «Какъ мы не имѣемъ части въ этой душѣ? А эти грѣхи чьи, — говорили они, показывая на свитки, гдѣ были записаны всѣ мои дурныя дѣла, — не она ли сдѣлала вотъ это и это?» И сказавъ это они стояли и дожидались моей смерти. Наконецъ пришла и сама смерть, рыкающая какъ левъ и очень страшная по виду; она похожа была на человѣка, но только не имѣла никакого тѣла и была составлена изъ однѣхъ голыхъ человѣческихъ костей. При ней находились различныя орудія для мученій: мечи, копья, стрѣлы, косы, пилы, топоры и другія неизвѣстныя мнѣ орудія.

Затрепетала бѣдная душа моя, увидѣвъ это. Святые же Ангелы сказали смерти: что же медлишь, освободи эту душу отъ тѣла, освободи тихо и скоро, потому что за ней нѣтъ многихъ грѣховъ. Повинуясь этому приказанію, смерть подошла ко мнѣ, взяла малый оскордъ и прежде всего отсѣкла мнѣ ноги, потомъ руки, затѣмъ постепенно другими орудіями отсѣкла прочіе члены мои, отдѣляя составъ отъ состава, и все тѣло мое омертвѣло. Затѣмъ, взявши теслу, она отсѣкла мнѣ голову, и она сдѣлалась для меня какъ бы чужая, ибо я не могла ею повернуть. Послѣ этого смерть сдѣлала въ чашѣ какое-то питіе и, поднеся къ моимъ устамъ, насильно напоила меня. Питіе это было такъ горько, что душа моя не могла этого вынести — она содрогнулась и выскочила изъ тѣла, какъ бы насильно вырванная изъ него. Тогда свѣтлые Ангелы взяли ее себѣ на руки. Я обернулась назадъ и увидѣла свое тѣло лежащимъ бездушнымъ, нечувственнымъ и недвижнымъ, подобно тому, какъ если кто сниметъ съ себя одежду и, бросивши, смотритъ на нее — такъ и я глядѣла на свое тѣло, отъ котораго освободилась, и весьма /с. 230/ удивлялась этому. Бѣсы, бывшіе въ образѣ эѳіоповъ, обступили державшихъ меня святыхъ Ангеловъ и кричали, показывая мои грѣхи: «Душа эта имѣетъ множество грѣховъ, пусть дастъ намъ за нихъ отвѣтъ!» Но святые Ангелы стали отыскивать мои добрыя дѣла и, по благодати Божіей, находили и собирали все, что при помощи Господней сдѣлано было мною добраго: милостыню ли я когда подала, или накормила голоднаго, или жаждущаго напоила, или одѣла нагого, или ввела странника въ домъ свой и успокоила его, или услужила святымъ, или посѣтила больного и находящагося въ темницѣ и помогла ему, или когда съ усердіемъ ходила въ церковь и молилась съ умиленіемъ и слезами, или когда со вниманіемъ слушала церковное чтеніе и пѣніе, или приносила въ церковь ладанъ и свѣчи, или дѣлала другое какое-либо приношеніе, или вливала деревянное масло въ лампады передъ святыми иконами и лобызала ихъ съ благоговѣніемъ, или когда постилась и во всѣ святые посты въ среду и въ пятницу не вкушала пищи, или сколько когда поклоновъ сдѣлала и молилась по ночамъ, или когда всей душой обращалась къ Богу и плакала о своихъ грѣхахъ, или когда съ полнымъ сердечнымъ раскаяніемъ исповѣдовала Богу передъ своимъ духовнымъ отцомъ свои грѣхи и старалась ихъ загладить добрыми дѣлами, или когда для ближняго сдѣлала какое-нибудь добро, или когда не разсердилась на враждующаго на меня, или когда перенесла какую-нибудь обиду и брань и не помнила ихъ и не сердилась за нихъ, или когда воздала добромъ за зло, или когда смиряла себя или сокрушалась о чужой бѣдѣ, или сама была больна и безропотно терпѣла, или соболѣла другимъ больнымъ, и утѣшила плачущаго, или подала кому руку помощи, или помогла въ добромъ дѣлѣ, или удержала кого отъ дурного, или когда не обращала вниманія на дѣла суетныя, или удерживалась отъ напрасной клятвы или клеветы и пустословія, и всѣ другія мои малѣйшія дѣла собирали святые Ангелы, готовясь положить противъ моихъ грѣховъ. Эѳіопы, видя это, скрежетали зубами, потому что хотѣли похитить меня у Ангеловъ и отвести на дно ада. Въ это время неожиданно явился тамъ же преподобный отецъ нашъ Василій и сказалъ святымъ Ангеламъ: «Господіе мои, эта душа много служила мнѣ, успокаивая мою старость, и я молился Богу, и Онъ отдалъ ее мнѣ». Сказавъ это, онъ вынулъ изъ-за пазухи золотой мѣшочекъ, весь полный, какъ я думала, чистымъ золотомъ, и отдалъ его святымъ Ангеламъ, сказавъ: «Когда будете проходить воздушными мытарствами и лукавые духи начнутъ истязывать эту душу, выкупайте ее этимъ изъ ея долговъ; я по благодати Божіей /с. 231/ богатъ, потому что много сокровищъ собралъ себѣ своими трудами, и дарю этотъ мѣшочекъ душѣ, служившей мнѣ». Сказавши это онъ скрылся. Лукавые бѣсы, видя это, находились въ недоумѣніи и, поднявши плачевные вопли, тоже скрылись. Тогда угодникъ Божій Василій пришелъ снова и принесъ много сосудовъ съ чистымъ масломъ, дорогимъ мѵромъ и, открывая одинъ за другимъ каждый сосудъ, вылилъ все на меня, и отъ меня разлилось благоуханіе. Тогда я поняла, что измѣнилась и стала особенно свѣтла. Святой же опять обратился къ Ангеламъ со слѣдующими словами: «Господіе мои, когда вы совершите все, что нужно для этой души, отведите ее въ уготованный мнѣ Господомъ Богомъ домъ и поселите ее тамъ». Сказавши это, онъ сдѣлался невидимъ, а святые Ангелы взяли меня, и мы по воздуху пошли на востокъ, поднимаясь къ небу.

МЫТАРСТВО 1-е. Когда мы восходили отъ земли на высоту небесную, сначала насъ встрѣтили воздушные духи перваго мытарства, на которомъ испытываются грѣхи празднословія. Здѣсь мы остановились. Намъ вынесли множество свитковъ, гдѣ были записаны всѣ слова, какія я только говорила отъ юности моей, все, что было сказано мною необдуманнаго и, тѣмъ болѣе, срамного. Тутъ же были записаны всѣ кощунственныя дѣла моей молодости, а также случаи празднаго смѣха, къ которому такъ склонна юность. Я видѣла тутъ же скверныя слова, которыя я когда-либо говорила, безстыдныя мірскія пѣсни, и обличали меня духи, указывая и мѣсто и время и лицъ, съ кѣмъ занималась я праздными бесѣдами и своими словами прогнѣвляя Бога, и нисколько не считала того за грѣхъ, а потому и не исповѣдовалась въ этомъ передъ духовнымъ отцомъ. Глядя на эти свитки, я молчала будто лишенная дара рѣчи, потому что мнѣ нечего было имъ отвѣчать: все, что было у нихъ записано, была правда. И я удивлялась, какъ это у нихъ ничего не забыто, вѣдь прошло столько лѣтъ и я сама давно забыла объ этомъ. Подробно и самымъ искуснымъ образомъ испытывали они меня, и мало-по-малу я все вспомнила. Но святые Ангелы, водившіе меня, положили конецъ моему испытанію на первомъ мытарствѣ: они покрыли грѣхи мои, указавъ лукавымъ на нѣкоторыя изъ бывшихъ моихъ добрыхъ дѣлъ, а чего не доставало изъ нихъ на покрытіе моихъ грѣховъ, добавили изъ добродѣтелей отца моего преподобнаго Василія и искупили меня изъ перваго мытарства, и мы пошли далѣе. /с. 232/

МЫТАРСТВО 2-е. Мы приблизились къ другому мытарству, называемому мытарствомъ лжи. Здѣсь человѣкъ отдаетъ отчетъ за всякое лживое слово, а преимущественно за клятвопреступленіе, за напрасное призываніе имени Господня, за ложныя свидѣтельства, за неисполненіе данныхъ Богу обѣтовъ, за неискреннюю исповѣдь во грѣхахъ и за все тому подобное, когда человѣкъ прибѣгаетъ ко лжи. Духи въ этомъ мытарствѣ свирѣпы и жестоки и особенно сильно испытываютъ проходящихъ черезъ это мытарство. Когда они остановили насъ, то начали со всѣми подробностями спрашивать меня, и я была уличена въ томъ, что два раза солгала когда-то въ самыхъ малыхъ вещахъ, такъ что не ставила того себѣ во грѣхъ, а также въ томъ, что одинъ разъ изъ-за стыда не всю правду сказала на исповѣди своему духовному отцу. Уличивъ меня во лжи, духи пришли въ большую радость и уже хотѣли похитить меня изъ рукъ Ангеловъ, но они, для покрытія найденныхъ грѣховъ, указали на мои добрыя дѣла, а недостающія пополнили добрыми дѣлами отца моего преподобнаго Василія и тѣмъ выкупили изъ этого мытарства, и мы безпрепятственно пошли выше.

МЫТАРСТВО 3-е. Мытарство, къ которому мы пришли потомъ, называется мытарствомъ осужденія и клеветы. Здѣсь, когда остановили насъ, я увидѣла, какъ тяжко грѣшитъ тотъ, кто осуждаетъ своего ближняго, и какъ много зла, когда одинъ клевещетъ на другого, безславитъ его, бранитъ, когда ругается и смѣется надъ чужими грѣхами, не обращая вниманія на свои собственные. Грозные духи испытываютъ грѣшныхъ въ этомъ за то, что они предвосхищаютъ санъ Христовъ и дѣлаются судіями и губителями своихъ ближнихъ, когда какъ сами неизмѣримо больше достойны осужденія. Въ этомъ мытарствѣ я, по благодати Божіей, не во многомъ оказалась грѣшна, потому что во всю жизнь свою остерегалась, чтобы кого-нибудь не осудить, не наклеветать на кого, не насмѣхалась ни надъ кѣмъ, никого не бранила; иногда только, слушая, какъ другіе осуждали ближнихъ, клеветали на нихъ или смѣялись надъ ними, въ мысліяхъ я отчасти съ ними соглашалась и, по неосторожности, къ ихъ рѣчамъ прибавляла немного отъ себя, но, одумавшись, тотчасъ удерживалась. Но и это испытывавшіе меня духи поставили мнѣ во грѣхъ, и только заслугами преподобнаго Василія святые Ангелы освободили меня изъ этого мытарства, и мы пошли выше. /с. 233/

МЫТАРСТВО 4-е. Продолжая путь, мы достигли новаго мытарства, которое называется мытарствомъ чревоугодія. Навстрѣчу намъ выбѣжали скверные духи, радуясь, что къ нимъ идетъ новая жертва. Внѣшній видъ этихъ духовъ былъ безобразенъ: они изображали собой разные виды сластолюбивыхъ чревоугодниковъ и мерзкихъ пьяницъ: несли блюда и чаши съ явствами и разнымъ питіемъ. Пища и питіе по виду тоже были гнусны, походили на смердящій гной и блевотину. Духи этого мытарства казались пресыщенными и пьяными, они скакали съ музыкой въ рукахъ и дѣлали все, что обыкновенно дѣлаютъ пирующіе, и ругались надъ душами грѣшныхъ, приводимыми ими къ мытарству. Эти духи, какъ псы, обступили насъ, остановили и начали показывать всѣ мои грѣхи этого рода: ѣла ли тайно когда-нибудь или черезъ силу и сверхъ надобности, или съ утра, какъ свинья, безъ молитвы и крестнаго знаменія, или въ святые посты ѣла прежде времени, назначеннаго церковнымъ уставомъ, или по невоздержанію вкушала прежде обѣда, или во время обѣда пресыщалась не въ мѣру. Высчитали также мое пьянство, показывая чаши и сосуды, изъ которыхъ я напивалась, и прямо говорили: столько-то чашъ выпила ты въ такое-то время, и на такомъ-то пиршествѣ, съ такими-то людьми; а въ другомъ мѣстѣ выпила столько-то и дошла до безпамятства и рвоты, и столько-то разъ пировала и плясала подъ музыку, хлопая въ ладоши, пѣла пѣсни и прыгала и, когда тебя приводили домой, изнемогала отъ безмѣрнаго пьянства; еще показывали мнѣ лукавые духи тѣ чаши, изъ которыхъ я пила иногда поутру и въ постные дни ради гостей или когда по немощи пила до опьянѣнія и не считала того за грѣхъ и не каялась, а напротивъ, еще и другихъ соблазняла къ тому же. Указали мнѣ и на то, когда въ воскресные дни случалось мнѣ выпить прежде святой Литургіи, и многое тому подобное указывали они мнѣ изъ моихъ грѣховъ по чревоугодію и радовались, уже считая меня въ своей власти, и намѣревались отвести меня на дно ада; я же, видя себя обличенной и не имѣя ничего сказать противъ нихъ, трепетала. Но святые Ангелы, заимствовавъ изъ сокровищницы преподобнаго Василія добрыя дѣла его, покрыли мои грѣхи и изъяли изъ власти тѣхъ лукавыхъ духовъ. Видя это, они подняли крикъ: «Горе намъ! Пропали наши труды! Исчезла наша надежда!» — и начали пускать по воздуху свертки, гдѣ были написаны мои грѣхи; я же была рада, и затѣмъ мы безпрепятственно пошли оттуда.

Во время пути къ слѣдующему мытарству святые Ангелы вели между собою бесѣду. Они говорили: «Поистинѣ великую помощь /с. 234/ получаетъ эта душа отъ угодника Божія Василія: если бы его молитвы не помогали ей, большую нужду пришлось бы ей испытать, проходя воздушныя мытарства». Такъ говорили сопровождающіе меня Ангелы, и я взяла на себя смѣлость спросить ихъ: «Господіе мои, мнѣ кажется, что никто изъ живущихъ на землѣ не знаетъ, что здѣсь бываетъ, и что ожидаетъ грѣшную душу по смерти?» Святые Ангелы отвѣчали мнѣ: «Ужели божественныя писанія, читаемыя всегда въ церквахъ и проповѣдуемыя служителями Божіими, мало говорятъ объ этомъ! Только пристрастившіеся къ земной суетѣ не обращаютъ на это вниманія, находя особую прелесть въ томъ, чтобы ежедневно ѣсть до пресыщенія и пьянствовать, дѣлая такимъ образомъ своимъ богомъ чрево, не помышляя о жизни будущей и забывая слова Писанія: горе вамъ, насыщенные нынѣ, яко взалчете, и упивающіеся, яко возжаждете. Они считаютъ Святое Писаніе баснями и живутъ въ небреженіи о своей душѣ, пируя съ пѣснями и музыкой и всякій день, какъ евангельскій богачъ, веселящеся свѣтло. Но тѣ, которые милостивы и милосердны, благодѣтельствуютъ нищимъ и убогимъ — эти получаютъ отъ Бога прощеніе грѣховъ своихъ и за свою милостыню безъ особаго истязанія проходятъ мытарства, по слову Писанія: милостыня отъ смерти избавляетъ и тая отпущаетъ всякій грѣхъ. Творящіе милостыню и правду исполняются жизни, а тѣмъ, кои не стараются милостыней очистить грѣхи свои, нельзя избѣгнуть этихъ испытаній, и темнообразные князи мытарствъ, которыхъ ты видѣла, похищаютъ ихъ, и жестоко мучая, отводятъ на дно ада и держатъ тамъ въ узахъ до страшнаго суда Христова. И тебѣ самой невозможно было избѣжать этого, если бы не сокровищница добрыхъ дѣлъ преподобнаго Василія, изъ которой были покрыты твои грѣхи».

МЫТАРСТВО 5-е. Бесѣдуя такимъ образомъ, мы дошли до мытарства, называемаго мытарствомъ лѣности, на которомъ человѣкъ даетъ отвѣтъ за всѣ дни и часы, проведенные въ праздности. Здѣсь же задерживаются и тунеядцы, питающіеся чужими трудами и не хотящіе сами ничего дѣлать, или берущіе плату за невыполненную работу. Тамъ же спрашиваютъ отчетъ съ тѣхъ, которые не заботятся о славѣ имени Божія и лѣнятся въ праздничные и воскресные дни ходить къ Божественной Литургіи и другимъ службамъ Божіимъ. Здѣсь же испытываются небрежность и уныніе, лѣность и нерадѣніе о своей душѣ какъ мірскихъ людей, такъ и духовныхъ, и многіе отсюда отводятся въ пропасть. Много и меня испытывали здѣсь и, если бы не добродѣтели преподобнаго /с. 235/ Василія, восполнившія недостатокъ моихъ добрыхъ дѣлъ, то мнѣ не освободиться бы отъ долга лукавымъ духамъ этого мытарства за грѣхи мои; но они покрыли все, и я была изъята оттуда.

МЫТАРСТВО 6-е. Слѣдующее мытарство кражи. Въ немъ мы ненадолго были задержаны, и немного добрыхъ дѣлъ потребовалось на покрытіе моихъ грѣховъ, потому что я не совершала кражи, кромѣ одной, весьма малой, въ дѣтствѣ по неразумѣнію.

МЫТАРСТВО 7-е. Послѣ мытарства кражи мы пришли къ мытарству сребролюбія и скупости. Но и это мытарства миновали мы благополучно, потому что я, по благодати Божіей, не заботилась во время моей земной жизни о пріобрѣтеніи имѣнія и не была сребролюбива, но довольна тѣмъ, что посылалъ мнѣ Господь, не была и скупа, а что имѣла, то усердно подавала нуждающимся.

МЫТАРСТВО 8-е. Восходя выше, мы достигли мытарства, называемаго мытарствомъ лихоимства, гдѣ испытываются отдающіе въ ростъ свои деньги и черезъ то получающіе неправедныя пріобрѣтенія. Здѣсь же отдаютъ отчетъ тѣ, кто присваиваетъ себѣ чужое. Лукавые духи этого мытарства тщательно обыскали меня, и не найдя за мной никакого грѣха, заскрежетали зубами; мы же, возблагодаривъ Бога, пошли выше.

МЫТАРСТВО 9-е. Мы достигли мытарства, называемаго мытарствомъ неправды, гдѣ истязуются всѣ неправедные судьи, которые свой судъ ведутъ за деньги, оправдываютъ виновныхъ, осуждаютъ невинныхъ; здѣсь же истязуются тѣ, кто не отдаетъ должной платы наемникамъ или при торговлѣ употребляетъ неправильную мѣру и тому подобное. Но мы, по благодати Божіей, безпрепятственно миновали это мытарство, покрывъ лишь немногими добрыми дѣлами мои грѣхи этого рода.

МЫТАРСТВО 10-е. Также благополучно прошли мы и слѣдующее мытарство, называемое мытарствомъ зависти. У меня вовсе не оказалось грѣховъ этого рода, потому что я никогда не завидовала. И хотя испытывались здѣсь и другіе грѣхи: нелюбовь, братоненавидѣніе, вражда, ненависть, но, по милосердію Божію, во всѣхъ этихъ грѣхахъ я оказалась невинна и видѣла какъ яростно скрежетали зубами бѣсы, но не убоялась ихъ, и, радуясь, /с. 236/ мы пошли выше.

МЫТАРСТВО 11-е. Подобнымъ образомъ прошли мы и мытарство гордости, гдѣ надменные и гордые духи испытываютъ тѣхъ, кто тщеславенъ, много думаетъ о себѣ и величается; особенно же тщательно здѣсь испытываютъ души тѣхъ, кто непочтителенъ къ отцу и матери, а также поставленнымъ отъ Бога властямъ: разсматриваются случаи неповиновенія имъ, и прочія дѣла гордости, и тщеславныя слова. Мнѣ весьма и весьма мало потребовалось добрыхъ дѣлъ, чтобы покрыть грѣхи по этому мытарству, и я получила свободу.

МЫТАРСТВО 12-е. Новое мытарство, котораго мы потомъ достигли, было мытарствомъ гнѣва и ярости; но и здѣсь, несмотря на то, что истязующіе здѣсь духи свирѣпы, немного они отъ насъ получили, и мы продолжали нашъ путь, благодаря Бога, покрывающаго мои грѣхи молитвами отца моего преподобнаго Василія.

МЫТАРСТВО 13-е. Послѣ мытарства гнѣва и ярости намъ представилось мытарство, на которомъ немилосердно истязуются тѣ, кто въ сердцѣ своемъ питаетъ зло на ближняго и воздаетъ зломъ за зло. Отсюда духи злобы съ особой яростью низводятъ души грѣшныхъ въ тартаръ. Но меня и здѣсь не оставило милосердіе Божіе: я никогда не имѣла ни на кого злобы, не помнила сдѣланнаго мнѣ зла, но, напротивъ, прощала врагамъ моимъ и, насколько была въ силахъ, обнаруживала свою любовь къ нимъ, побѣждая такимъ образомъ зло добромъ. Поэтому я ни въ чемъ не оказалась грѣшной на этомъ мытарствѣ, бѣсы рыдали, что я свободно ухожу изъ ихъ лютыхъ рукъ; мы же въ радости продолжали путь.

На пути я спросила водившихъ меня святыхъ Ангеловъ: «Господіе мои, прошу васъ, скажите мнѣ, откуда эти страшныя воздушныя власти знаютъ всѣ злыя дѣла всѣхъ людей, какія только живутъ въ мірѣ, такъ же, какъ и мои, и не только въявь сотворенныя, но и которыя знаетъ только ихъ содѣявшій?» Святые Ангелы отвѣчали мнѣ: «Всякій христіанинъ съ самого святаго крещенія получаетъ себѣ отъ Бога Ангела Хранителя, который невидимо охраняетъ человѣка и во всю его жизнь, даже до смертнаго часа, наставляетъ на всякое добро и всѣ эти добрыя дѣла, которыя человѣкъ творитъ во время своей земной жизни, записываетъ, чтобы онъ могъ получить за нихъ милость отъ Господа и вѣчное воздаяніе въ Царствіи /с. 237/ Небесномъ. Такъ и князь тьмы, желающій погубить родъ человѣческій, приставляетъ къ каждому человѣку одного изъ лукавыхъ духовъ, который ходитъ всегда вслѣдъ за человѣкомъ и наблюдаетъ всѣ его отъ юности злыя дѣла, поощряя ихъ своими кознями, и собираетъ все, что человѣкъ сдѣлалъ дурного. Затѣмъ онъ относитъ на мытарства всѣ эти грѣхи, записывая каждый въ соотвѣтствующее мѣсто. Отсюда и извѣстны воздушнымъ князьямъ всѣ грѣхи всѣхъ людей, какіе только живутъ въ мірѣ. Когда душа разлучится отъ тѣла и стремится взойти на небо къ своему Создателю, тогда лукавые духи препятствуютъ ей, показывая списки ея грѣховъ; и если душа имѣетъ добрыхъ дѣлъ болѣе, нежели грѣховъ, то они не могутъ ее удержать; когда же окажется на ней грѣховъ болѣе, чѣмъ добрыхъ дѣлъ, то они удерживаютъ ее на время, заключаютъ въ темницу невѣдѣнія Божія и мучаютъ, насколько допускаетъ имъ сила Божія, до тѣхъ поръ, пока душа, по молитвамъ Церкви и родныхъ получитъ свободу. Если же окажется какая душа настолько грѣшна и недостойна передъ Богомъ, что теряется всякая надежда на ея спасеніе и ей грозитъ вѣчная гибель, то ее низводятъ въ бездну, гдѣ она находится до второго пришествія Господня, когда начнется для нея вѣчное мученіе въ гееннѣ огненной. Знай также, что такимъ путемъ испытываются только души тѣхъ, кто просвѣщенъ святымъ крещеніемъ. Невѣрующіе же во Христа, идолослужители и вообще всѣ не вѣдающіе истиннаго Бога этимъ путемъ не восходятъ, потому что во время земной жизни живы только тѣломъ, а душой уже погребены во адѣ. И когда они умираютъ, бѣсы безъ всякаго испытанія берутъ ихъ души и низводятъ въ геенну и пропасть».

МЫТАРСТВО 14-е. Пока я бесѣдовала такимъ образомъ со святыми Ангелами, мы вошли въ мытарство, называемое мытарствомъ убійства. Здѣсь истязуется не одно только разбойничество, но требуютъ отчета за всякую причиненную кому-либо кару, за всякій ударъ по плечамъ или по головѣ, по щекѣ или по шеѣ, или когда кто съ гнѣвомъ отталкиваетъ отъ себя ближняго. Злые духи все это испытываютъ здѣсь съ подробностями и взвѣшиваютъ; мы же прошли это мытарство безпрепятственно, оставивъ малую часть добрыхъ дѣлъ на покрытіе моихъ грѣховъ.

МЫТАРСТВО 15-е. Безпрепятственно прошли мы и слѣдующее мытарство, гдѣ истязуются духами за чародѣйство, колдовство, обаяніе, нашептываніе, призываніе бѣсовъ. Духи этого мытарства по виду своему похожи на четвероногихъ гадовъ, на /с. 238/ скорпіоновъ, змѣй и жабъ; однимъ словомъ, страшно и мерзко смотрѣть на нихъ. По благодати Божіей, духи этого мытарства не нашли во мнѣ ни одного подобнаго грѣха, и мы отправились далѣе; духи же съ ярость кричали мнѣ вслѣдъ: «Посмотримъ, какъ уйдешь ты изъ блудныхъ мѣстъ, когда придешь туда!»

Когда мы стали восходить выше, я спросила водившихъ меня Ангеловъ: «Господіе мои, всѣ ли христіане проходятъ эти мытарства и нѣтъ ли для кого возможности пройти здѣсь безъ истязанія и страха?» Святые Ангелы отвѣчали мнѣ: «Для душъ вѣрующихъ, восходящихъ на небо, другого пути нѣтъ — всѣ идутъ здѣсь, но не всѣ бываютъ такъ испытываемы на мытарствахъ, какъ ты, а только тебѣ подобные грѣшники, то есть тѣ, которые изъ стыда не открывали искренне духовному отцу всѣхъ своихъ грѣховъ на исповѣди. Если же кто покается искренне во всѣхъ грѣхахъ, то грѣхи по милосердію Божію, невидимо заглаживаются, и когда таковая душа проходитъ здѣсь, воздушные истязатели открываютъ книги свои и ничего не находятъ записаннаго за ней; тогда они уже не могутъ устрашить ее, причинить ей чего-либо непріятнаго, и душа въ веселіи восходитъ къ престолу благодати. И ты, если бы во всемъ раскаялась передъ духовнымъ отцомъ и получила отъ него разрѣшеніе, избѣжала бы ужасовъ прохожденія по мытарствамъ; но помогаетъ тебѣ еще то, что ты давно перестала творить смертные грѣхи и уже много лѣтъ проводишь добродѣтельную жизнь, а главнымъ образомъ помогаютъ тебѣ молитвы святого Василія, которому ты усердно служила на землѣ».

МЫТАРСТВО 16-е. Во время этой бесѣды мы дошли до мытарства, называемаго блуднымъ, гдѣ истязуется человѣкъ за всякое любодѣяніе и за всякіе нечистые страстные помыслы, за согласіе на грѣхъ, за скверныя осязанія и страстныя прикосновенія. Князь этого мытарства сидѣлъ на престолѣ одѣтый въ смрадную скверную одежду, окропленную кровавой пѣной и замѣнявшую ему царскую багряницу; передъ нимъ стояло множество бѣсовъ. Увидѣвъ меня, они удивились, что я достигла ихъ мытарства, и вынесли свитки, въ которыхъ были записаны мои блудныя дѣла, начали пересчитывать ихъ, указывая лицъ, съ которыми я грѣшила въ молодости, и время, когда грѣшила, т. е. днемъ или ночью, и мѣста, гдѣ содѣлала грѣхъ. Я ничего не могла имъ отвѣтить и стояла, трепеща отъ стыда и страха. Святые Ангелы, водившіе меня, начали говорить бѣсамъ: «Она уже давно оставила блудную жизнь и все это время проводила въ чистотѣ и воздержаніи». Бѣсы отвѣча/с. 239/ли: «И мы знаемъ, что она перестала вести блудную жизнь, но вѣдь она не открыла духовному отцу и не несла отъ него эпитиміи, чтобы загладить прежніе грѣхи, — поэтому она наша, и вы или уходите, или искупите ее добрыми дѣлами». Святые Ангелы указали на многія мои добрыя дѣла, а еще больше добрыми дѣлами преподобнаго Василія покрыли мои грѣхи, и я едва избавилась отъ лютой бѣды. Мы пошли далѣе.

МЫТАРСТВО 17-е. Слѣдующее мытарство было мытарствомъ прелюбодѣянія, гдѣ истязуются грѣхи живущихъ въ супружествѣ: если кто не сохранилъ супружеской вѣрности, осквернилъ свое ложе — здѣсь долженъ дать отчетъ. Истязуются здѣсь также и тѣ, кто грѣшенъ въ похищеніи для блуда, въ насиліи. Здѣсь же испытываютъ лицъ, посвятившихъ себя Богу и давшихъ обѣтъ цѣломудрія, но не сохранившихъ свой обѣтъ и впавшихъ въ блудъ; истязаніе этихъ особенно грозно. На этомъ мытарствѣ я оказалась много грѣшной, меня уличили въ прелюбодѣяніи, и злые духи уже хотѣли похитить меня изъ рукъ Ангеловъ и отвести на дно ада. Но святые Ангелы много спорили съ ними и едва искупили меня, оставивъ всѣ добрыя дѣла мои здѣсь до послѣдняго и весьма много прибавивъ изъ сокровищницы преподобнаго Василія. И взявъ меня отъ нихъ,отправились далѣе.

МЫТАРСТВО 18-е. Послѣ этого мы достигли мытарства содомскаго, гдѣ истязуются грѣхи, несогласные ни съ мужскимъ, ни съ женскимъ естествомъ, а также совокупленіе съ бѣсами и безсловесными животными, и кровосмѣшенія, и другіе тайные грѣхи этого рода, о которыхъ стыдно и вспомнить. Князь этого мытарства, сквернѣйшій изъ всѣхъ бѣсовъ, его окружающихъ, былъ весь покрытъ смердящимъ гноемъ; безобразіе его трудно описать. Всѣ они пылали яростью; поспѣшно выбѣжали намъ навстрѣчу и обступили насъ. Но, по благодати Божіей, ни въ чемъ грѣшной они меня не нашли и потому со стыдомъ убѣжали назадъ; мы же, радуясь, вышли изъ этого мытарства.

Послѣ этого святые Ангелы сказали мнѣ: «Ты видѣла, Ѳеодора, страшныя и скверныя блудныя мытарства. Знай, что рѣдкая душа проходитъ ими безъ задержанія, потому что весь міръ лежитъ во злѣ соблазновъ и сквернъ и всѣ люди сластолюбивы и склонны къ блуду. Человѣкъ уже съ ранней юности расположенъ къ этимъ дѣламъ, и едва ли сохранитъ себя отъ нечистоты; немного умерщвляющихъ свои плотскія похоти и потому свободно проходящихъ черезъ эти /с. 240/ мытарства; большинство же здѣсь погибаетъ; лютые истязатели похищаютъ души блудниковъ и, ужасно мучая ихъ, отводятъ въ адъ. Ты же, Ѳеодора, благодари Бога, что по молитвамъ святого Василія миновала эти блудныя мытарства, и больше ты уже не встрѣтишь задержки».

МЫТАРСТВО 19-е. Послѣ блудныхъ мытарствъ мы пришли къ мытарству ересей, гдѣ истязуются люди за неправильныя мнѣнія о предметахъ вѣры, а также за отступничество отъ православной вѣры, недовѣріе къ истинному ученію, сомнѣній въ вѣрѣ, кощунство и тому подобное. Это мытарство я прошла безъ остановки, и мы были уже недалеко отъ вратъ небесныхъ.

МЫТАРСТВО 20-е. Но прежде чѣмъ мы достигли входа въ Царствіе Небесное, насъ встрѣтили злые духи послѣдняго мытарства, которое называется мытарствомъ немилосердія и жестокосердія. Истязатели этого мытарства особенно жестоки, тѣмъ болѣе ихъ князь. По виду своему онъ сухъ, унылъ и въ ярости душитъ немилосерднымъ огнемъ. Въ этомъ мытарствѣ безъ всякой пощады испытываются души немилосердныхъ. И если кто окажется совершившимъ многіе подвиги, соблюдавшимъ строго посты, неусыпнымъ въ молитвахъ, сохранившимъ чистоту сердца и умертвившимъ плоть воздержаніемъ, но былъ немилосерденъ, немилостивъ, глухъ къ мольбамъ ближняго своего — тотъ изъ этого мытарства низводится долу, заключается въ адской безднѣ и не получаетъ прощенія во вѣки. Но мы, по молитвамъ преподобнаго Василія, всюду помогавшаго мнѣ своими добрыми дѣлами, и это мытарство прошли безпрепятственно.

На этомъ кончился рядъ воздушныхъ мытарствъ, и мы съ радостію приблизились къ вратамъ небеснымъ. Врата эти были свѣтлы, какъ кристаллъ, и кругомъ видно было сіяніе, которое невозможно описать; въ нихъ сіяли солнцеобразные юноши, которые увидѣвъ меня, ведомую Ангелами къ небеснымъ вратамъ, исполнились радости оттого, что я, покрываемая милосердіемъ Божіимъ, прошла всѣ воздушныя мытарства. Они любезно встрѣтили насъ и ввели во внутрь.

Что я тамъ видѣла и что слышала, Григорій — это невозможно описать! Я приведена была къ престолу неприступной славы Божіей, Который былъ окруженъ Херувимами, Серафимами и множествомъ войскъ небесныхъ, восхвалявшихъ Бога неизреченными пѣснями; я упала ницъ и поклонилась невидимому и недоступно/с. 241/му для ума человѣческаго Божеству. Тогда небесныя силы воспѣли пресладкую пѣснь, восхвалявшую милосердіе Божіе, которое не могутъ истощить грѣхи людей, и послышался гласъ, повелѣвшій водившимъ меня Ангеламъ, чтобы они отвели меня смотрѣть обители святыхъ, а также всѣ муки грѣшныхъ и потомъ успокоили меня въ обители, уготованной для блаженнаго Василія. По этому велѣнію меня водили всюду, и видѣла я преисполненныя славы и благодати селенія и обители, приготовленныя для любящихъ Бога. Водящіе меня показывали мнѣ въ отдѣльности и обители Апостоловъ, и обители Пророковъ, и обители Мучениковъ, и обители Святительскія, и обители особенныя для каждаго чина святыхъ. Каждая обитель отличалась необыкновенной красотой, а по длинѣ и ширинѣ каждую я могла сравнить съ Цареградомъ, если бы только онѣ не были еще лучше и не имѣли множества пресвѣтлыхъ, не руками дѣланныхъ комнатъ. Всѣ бывшіе тамъ, видя меня, радовались моему спасенію, встрѣчали и цѣловали, прославляя Бога, избавившаго меня отъ лукаваго.

Когда мы обошли эти обители, меня низвели въ преисподнюю, и тамъ я видѣла нестерпимыя страшныя муки, которыя уготованы въ адѣ для грѣшниковъ. Показывая ихъ, Ангелы, водившіе меня, говорили мнѣ: «Видишь, Ѳеодора, отъ какихъ мукъ, по молитвамъ святого Василія, избавилъ тебя Господь». Я слышала тамъ вопли и плачъ и горькія рыданія; одни стонали, другіе озлобленно восклицали: увы намъ! Были и такіе, которые проклинали день своего рожденія, но не было никого, кто бы пожалѣлъ ихъ. Окончивъ осмотръ мѣстъ мученій, Ангелы вывели меня оттуда и привели въ обитель преподобнаго Василія, сказавъ мнѣ: «Нынѣ преподобный Василій совершаетъ по тебѣ память». Тогда я поняла, что пришла на это мѣсто покоя черезъ сорокъ дней послѣ моего разлученія отъ тѣла».

Все это блаженная Ѳеодора пересказала Григорію въ сонномъ видѣніи и показала ему красоту той обители и духовныя богатства, которыя снисканы многотрудными подвигами преподобнаго Василія; показала также Григорію Ѳеодора и наслажденіе, и славу, и различные золотолиственные и обильные плодами сады, и вообще все духовное веселіе праведныхъ.

Источникъ: Іеромонахъ Серафимъ (Роузъ). Душа послѣ смерти. Современные «посмертные» опыты въ свѣтѣ ученія Православной Церкви. / Пер. съ англ. (съ прилож. разсказа блаж. Ѳеодоры о мытарствахъ). — М.: «MACAU & Co.», 1991. — С. 228-241.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.