Церковный календарь
Новости


2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 26-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 25-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 24-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 23-я (1922)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 70-я (1956)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 69-я (1956)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 68-я (1956)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 67-я (1956)
2019-07-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 42-е (1975)
2019-07-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 41-е (1975)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 28-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 27-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 26-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 25-я (1921)
2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 22-я (1922)
2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 21-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 21 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Исторія Русской Церкви

Всероссійскій Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг.

Священный Соборъ Православной Россійской Церкви 1917-1918 гг. былъ открытъ въ Москвѣ 15 (28) августа 1917 г. Для участія въ его работѣ было избрано и назначено по должности 564 человѣка: 80 архіереевъ, 129 лицъ пресвитерскаго сана и 10 дьяконовъ изъ бѣлаго духовенства, 26 псаломщиковъ, 20 монашествующихъ (архимандритовъ, игуменовъ и іеромонаховъ) и 299 мірянъ. Соборъ работалъ болѣе года. За этотъ періодъ состоялись три его сессіи: первая — съ 15 (28) августа по 9 (22) декабря 1917 г., вторая и третья — въ 1918 г.: съ 20 января (2 февраля) по 7 (20) апрѣля и съ 19 іюня (2 іюля) по 7 (20) сентября. — Основными вопросами, подлежавшими рѣшенію Собора, были: 1) выработка положенія о Высшемъ Церковномъ Управленіи Всероссійской Церкви; 2) возстановленіе патріаршества; 3) возстановленіе праздника Всѣмъ святымъ въ Землѣ Россійской просіявшимъ; 4) канонизація новыхъ святыхъ: Софронія Иркутскаго и Іосифа Астраханскаго. Однако, къ сожалѣнію, многія рѣшенія Соборъ принималъ подъ давленіемъ т. н. «демократической общественности» и въ немъ очень сильно сказывалось наслѣдіе Февральскаго переворота 1917 г., что помѣшало Собору дать народу четкіе критеріи происшедшей въ Россіи національной катастрофы... — Въ 1994-2000 гг. Новоспасскій монастырь (РПЦ) выпустилъ въ свѣтъ изданіе матеріаловъ Собора 1917-1918 гг., которое состояло изъ 12 томовъ, 11 изъ которыхъ — «Соборныя Дѣянія» и одинъ томъ — «Опредѣленія и Постановленія Собора». Часть Соборныхъ Дѣяній (№№ 1-82, тт. 1-6) была выпущена репринтомъ по изданію, предпринятому еще въ 1918 г. самимъ Соборомъ; остальныя (№№83-170, тт. 7-11) — по архивнымъ матеріаламъ, хранящимся въ Государственномъ архивѣ Россійской Федераціи въ Москвѣ.

Дѣянія Всероссійскаго Помѣстнаго Собора 1917-1918 г.г.

СВЯЩЕННЫЙ СОБОРЪ ПРАВОСЛАВНОЙ РОССІЙСКОЙ ЦЕРКВИ.

ПРОТОКОЛЪ СТО ДВѢНАДЦАТЫЙ.
23 марта (5 апрѣля) 1918 года.
[О поводахъ къ расторженію церковныхъ браковъ].

1. Засѣданіе открыто въ соборной палатѣ въ 9 часовъ утра подъ предсѣдательствомъ митрополита Новгородскаго Арсенія въ присутствіи 269 Членовъ Собора, въ томъ числѣ 40 епископовъ.

[На повѣсткѣ засѣданія: 1) Текущія дѣла. 2) Докладъ Отдѣла о церковномъ судѣ — «О поводахъ къ расторженію церковныхъ браковъ» (продолженіе). Докладчики: Ѳ. Г. Гавриловъ и В. В. Радзимовскій.]

2. Продолжается обсужденіе доклада Отдѣла о церковномъ судѣ — «О поводахъ къ расторженію церковныхъ браковъ». Въ обмѣнѣ мнѣній принимаютъ участіе Члены Собора: Д. А. Несмѣяновъ, А. М. Черноуцанъ, графъ П. Н. Апраксинъ, митрополитъ Тифлисскій Кириллъ, И. Ѳ. Іорданскій, И. И. Бѣликовъ, И. И. Ульяновъ, T. М. Гаранинъ, П. И. Астровъ, Ѳ. Г. Зибаревъ, профессоръ С. Н. Булгаковъ, А. В. Васильевъ, митрополитъ Владимірскій Сергій.

3. Докладчики Ѳ. Г. Гавриловъ и В. В. Радзимовскій даютъ заключительное слово.

Ѳ. Г. Гавриловъ. Высокопреосвященный Предсѣдатель Отдѣла митрополитъ Сергій сильно облегчилъ мнѣ задачу, расчистивъ путь къ спокойному и вдумчивому обсужденію вопроса. Всѣхъ возражавшихъ противъ проекта можно раздѣлить на три группы. Одни, строго говоря, не возражали, а отдѣлывались лишь возгласами, отдѣльными фразами, подчасъ незаслуженно обидными для Отдѣла; другіе предостерегали отъ возможныхъ злоупотребленій и ставили то или иное ограниченіе, которые я вполнѣ понимаю и готовъ принять, но скажу объ этомъ въ свое время; третьи совершенно отрицали и исключали разсматриваемыя статьи. О первыхъ послѣ митрополита Сергія я могъ бы вовсе не упоминать, но та настойчивость, съ какою выступаетъ во все время обсужденія проекта о. Пономаревъ, членъ нашего Отдѣла, первоначально работавшій съ нами, заставляетъ меня сказать ему нѣсколько словъ по принципіальному вопросу.

Въ самомъ дѣлѣ, можно ли считать возраженіемъ на статьи проекта такія заявленія: «Мы словно стараемся возобновить монополію», «не надо лишнихъ поводовъ», «кто нормаленъ и кто ненормаленъ?», «законы святы, а исполнители — лихіе супостаты». Но я очень благодаренъ о. Пономареву, что онъ, наконецъ, обмолвился словомъ, съ которымъ мы совершенно согласны: «Всѣ эти причины заключаются въ словахъ Спасителя». Совершен/с. 165/но вѣрно; и мы только пытались раскрыть Евангельское ученіе въ формѣ юридическихъ нормъ, которыми долженъ будетъ руководиться церковный судъ. Мы слѣдовали принципу, выраженному въ объяснительной запискѣ къ проекту Церковнаго Судебника: «...увеличеніе числа поводовъ къ разводу, по сравненію съ нынѣ дѣйствующимъ законодательствомъ, отнюдь не повлечетъ за собою расшатыванія семейныхъ основъ. Указанные новые поводы расторженія брака фактически и теперь нерѣдко являются истинными причинами развода, но, не будучи указаны въ законѣ, облекаются въ форму инсценированнаго прелюбодѣянія со всѣми развращающими подробностями». Мы и хотѣли исчерпывающимъ образомъ указать причины, влекущія за собою внутреннее и дѣйствительное распаденіе брака. Вѣдь судъ церковный есть лѣчебница, и приходящіе въ нее для излѣченія должны показать свои дѣйствительныя язвы, а не симулированныя болѣзни, прикрывая ими истинный источникъ страданій. Довольно вынужденной лжи консисторскихъ судовъ; мы должны строить судъ, основанный на милости и правдѣ. Гораздо серьезнѣе и опаснѣе тѣ утвержденія о. Пономарева, которыми онъ смущаетъ и волнуетъ совѣсть и сердца простыхъ вѣрующихъ людей. «Рѣже и рѣже, — восклицаетъ онъ, — стали вспоминать о канонахъ... Говорятъ, что совершился сдвигъ съ церковнаго преданія... Мы сошли съ того камня, на которомъ утверждается Церковь... При сдвигѣ грозитъ опасность пораженія». Это вопросъ принципіальный, его нельзя оставить безъ отвѣта. Болѣе 200 лѣтъ какъ Православная Церковь, въ лицѣ Высшаго Управленія, была парализована, но совершилось чудо и дрогнуло недвижное тѣло. Жизнь за это время ушла далеко; она требовала непрестаннаго творчества для установленія новыхъ соотвѣтствующихъ церковно-правовыхъ нормъ, но творчества не было. Вспомните эпоху Вселенскихъ Соборовъ, творцовъ въ раскрытіи догматовъ и созданіи церковнаго права, законодательное творчество христіанскихъ императоровъ Византіи подъ вліяніемъ церковнаго суда и, наконецъ, наше русское право, опиравшееся на Кормчую книгу. Мы видимъ, что не только на Востокѣ, но и на Западѣ церковный судъ является образцомъ свѣтскаго законодательства, а за время сѵнодальнаго періода, при отсутствіи творчества и при безсильныхъ попыткахъ къ реформѣ церковнаго суда, съ конца 60-хъ годовъ Уставы Александра I являются для насъ идеаломъ. Правда, теоретическая разработка церковно-правовыхъ нормъ шла и въ это время, и имена великихъ работниковъ по церковному праву получатъ свою славу, когда установленные ими принципы будутъ проведены въ жизнь церковныхъ судовъ; но дѣло въ томъ, что Св. Сѵнодъ былъ безсиленъ въ этомъ отношеніи и ни одинъ изъ законченныхъ уже проектовъ не могъ увидѣть свѣта. Сѵнодъ сознавалъ, что это можетъ сдѣлать только Соборъ, какъ законодательный органъ. И это время наконецъ наступило, но между тѣмъ, что было 200 лѣтъ назадъ и чего требуетъ современная жизнь, такая огромная разница, что дѣйствительно чувствуется какъ бы сдвигъ съ церковнаго Преданія, потому что для необходимаго постепеннаго раскрытія церковно-правовыхъ нормъ мы вынуждены, при сознаніи всей тяжелой отвѣтственности, допустить смѣлый творческій порывъ. Вотъ къ чему привела боязнь того сдвига, надъ которымъ такъ издѣвается о. Пономаревъ.

Другому Члену Собора, говорившему въ томъ же духѣ, я возражать не буду, а приведу только нѣсколько его выраженій. Разумѣю архимандрита Веніамина. «Ищутъ новыхъ поводовъ», «Соборъ въ такой полосѣ, что готовъ принять все, что угодно», «если ужъ ум/с. 166/ножать, такъ умножать, возьмите раздражительность, ревность», «мы играемъ въ жалостливость», «экономія несчастная», «мягкотѣлая расточительность». Я отвѣчу только словами Димитрія Хонатіана: «Мы должны предпочитать икономію, когда видимъ, что акривія ведетъ не къ благопріятному послѣдствію». Скажу, что икономія всегда имѣла въ виду только церковное благо. Не могу не отмѣтить и того политическаго пріема, къ которому прибѣгаетъ архимандритъ Веніаминъ, чтобы ослабить сильное впечатлѣніе, произведенное на Членовъ Собора разсказомъ протоіерея Миртова о страданіяхъ дѣтей-эпилептиковъ — «дрыгаетъ ножками». Такъ не скажетъ о ребенкѣ отецъ и никто изъ видѣвшихъ эти ужасныя содроганія.

Перехожу къ возраженіямъ обоснованнымъ и прежде всего отвѣчу, что душевная болѣзнь, какъ поводъ къ разводу, не является чѣмъ-нибудь новымъ въ церковномъ законодательствѣ Православной Церкви. Правда, въ нашей Кормчей этого повода нѣтъ, но это объясняется тѣмъ, что его не было въ Номоканонѣ Фотія, который легъ въ основу Кормчей. Но въ толкованіяхъ Вальсамона дѣлается ссылка на 111-ю новеллу Льва Мудраго, какъ на дѣйствующее въ Церкви право. А Левъ Мудрый въ 111-й и 112-й новеллѣ вводитъ этотъ поводъ на томъ основаніи, что бракъ данъ человѣку для счастья, а при сумасшедшей супругѣ «мужъ поетъ палинодію», испытывая сокрушеніе, несчастіе и уныніе; нужно смотрѣть только, не по винѣ ли мужей. Вотъ почему я допускаю ограниченіе, указанное Членами Собора Артамоновымъ и Богдановичемъ. И на Руси на практикѣ разводы по поводу душевной болѣзни бывали, какъ это можно видѣть изъ случая, бывшаго въ самомъ началѣ дѣятельности Сѵнода: въ 1725 году послѣ 15 лѣтъ безумія супругѣ былъ разрѣшенъ разводъ на основаніи Кормчей по закону Іустина царя, а впослѣдствіи, по практикѣ сѵнодальнаго періода, въ этихъ случаяхъ прибѣгали къ Высочайшему соизволенію и милосердію.

Среди указанныхъ ограниченій мое вниманіе останавливается особенно на указаніи Членомъ Собора Шелутинскимъ, много лѣтъ бывшимъ секретаремъ Консисторіи, срока, когда уже нельзя возбуждать ходатайство о разводѣ. Въ самомъ дѣлѣ, когда люди въ теченіе 15-20 лѣтъ вмѣстѣ дѣлятъ радость и горе, имѣютъ взрослыхъ дѣтей, и вдругъ случилось несчастье! Неужели и при такихъ обстоятельствахъ прибѣгать къ разводу? И въ этомъ смыслѣ я прекрасно понимаю о. Павла Александрова, разсказавшаго намъ случай изъ собственной жизни. Я думаю, что при взрослыхъ дѣтяхъ, могущихъ помочь оставшемуся здоровому родителю и обезпечить больного, едва ли возникнетъ мысль о разводѣ. Мы имѣли въ виду людей, на которыхъ это несчастье обрушилось въ молодые годы, и слѣдовали совѣту Апостола Павла: «во избѣжаніе блуда каждый имѣй свою жену и каждая имѣй своего мужа». Какимъ же супругомъ можетъ быть неизлѣчимый душевнобольной? Вполнѣ понятно и основательно ограниченіе, указываемое П. И. Астровымъ, что вводить сейчасъ же этотъ поводъ въ дѣйствіе, при несовершенствѣ нашего формальнаго консисторскаго суда, — дѣло опасное. Я присоединяюсь къ этому, но думаю, что тѣ измѣненія, которыя почти уже выработаны Отдѣломъ въ процессѣ бракоразводнаго права, какъ предполагаемыя къ немедленному приведенію въ жизнь черезъ Священный Сѵнодъ въ видѣ временныхъ правилъ, дадутъ достаточную гарантію для устраненія возможныхъ злоупотребленій. О злоупотребленіяхъ и недостаткахъ экспертизы современнаго суда говоритъ и Членъ Собора Губановъ, когда проситъ вычеркнуть эти статьи (22-24): «А вдругъ черезъ годъ выздоровѣетъ, что /с. 167/ тогда дѣлать?» Ему я укажу на 23 и 24 статьи, которыя являются только дополненіемъ къ главной и предполагаютъ величайшую осторожность.

Заявленіе С. Н. Булгакова, подкрѣпленное его широкимъ опытомъ и знакомствомъ съ представителями психіатрической науки, при отсутствіи безусловныхъ данныхъ къ опредѣленію неизлѣчимости душевныхъ болѣзней, меня не убѣждаетъ. Хотя у меня и нѣтъ такого большого знакомства, но достаточно извѣстно, что нѣкоторыя душевныя заболѣванія имѣютъ вполнѣ опредѣленные симптомы, по которымъ съ увѣренностью заключаютъ, что болѣзнь неизлѣчима; и введеніе этой статьи въ качествѣ примѣчанія къ 19 статьѣ является недостигающимъ цѣли, такъ какъ тамъ указываются такія условія, которыхъ при душевной болѣзни можетъ и не быть.

Самое сильное и вполнѣ обоснованное возраженіе, которое въ принципѣ я совершенно принимаю, сдѣлано митрополитомъ Антоніемъ, но вѣдь оно касается предбрачной предосторожности и уже принято въ нашемъ церковномъ законодательствѣ какъ поводъ къ признанію брака недѣйствительнымъ; здѣсь центръ тяжести лежитъ въ обманѣ здоровой стороны. Правда, я допускаю, что большинство душевныхъ болѣзней коренится въ наслѣдственности и ихъ иногда можно признать и черезъ 10-13 лѣтъ послѣ брака добрачными по своему зародышу, но установить здѣсь обманъ весьма трудно. Вотъ почему я настаиваю на принятіи всѣхъ трехъ статей, хотя и допускаю ограниченіе, указанное Богдановичемъ, и, особенно, Члена Собора Шелутинскаго. Два слова объ алкоголизмѣ, какъ поводѣ къ разводу. Отдѣлъ имѣлъ предъ собою и эту статью въ проектѣ Комиссіи Временного Правительства, но, строго различая алкоголизмъ и пьянство и понимая весь ужасъ перваго, ввиду того, что этотъ поводъ не нашелъ еще всеобщаго признанія и ввиду возможности смѣшенія алкоголизма, какъ болѣзни, съ пьянствомъ, какъ слабостью и дурной привычной, вводить его въ законъ считаю преждевременнымъ и ограничился бы примѣчаніемъ къ статьѣ 19.

В. В. Радзимовскій. Ваше Высокопреосвященство, Члены Собора! Я очень прошу простить меня, если я занимаю ваше вниманіе, выступая чуть ли не 35 ораторомъ по вопросу о душевныхъ болѣзняхъ, какъ поводахъ къ расторженію брака. Но на мнѣ лежитъ долгъ защитить проектъ Отдѣла во всей его полнотѣ, что я и дѣлаю по глубокому внутреннему убѣжденію въ правотѣ нашего дѣла. Долгомъ считаю обратить ваше вниманіе на то, что Отдѣлъ съ большою осторожностью подходилъ къ вопросу о разводахъ. Вѣдь, вообще говоря, онъ сдѣлалъ все, чтобы предупредить всякое неосторожное или недостаточно обоснованное самимъ существомъ дѣла расторженіе брака. Такъ и здѣсь. Во-первыхъ, устанавливается трехлѣтній срокъ со времени начала заболѣванія неизлѣчимой душевной болѣзнью, ранѣе котораго здоровый супругъ не имѣетъ права возбуждать ходатайство о разводѣ, причемъ этотъ срокъ увеличивается до 5 лѣтъ въ случаѣ болѣзни со свѣтлыми промежутками. Этимъ уже дается извѣстная гарантія. Во-вторыхъ, примѣчаніемъ предусматривается, что прошлая, уже исчезнувшая душевная болѣзнь не можетъ быть бракорасторгающимъ поводомъ. Далѣе, статья 23 говоритъ, что наличность душевной болѣзни устанавливается особыми, предусмотрѣнными въ гражданскомъ законѣ, способами. Статья 24 устанавливаетъ, что въ случаѣ наступленія новаго заболѣванія послѣ выздоровленія срокъ (пятилѣтній или трехлѣтній) долженъ исчисляться вновь, сначала. Однако, /с. 168/ несмотря на такую острожность и тщательную предусмотрительность Отдѣла, здѣсь предлагается вовсе исключить эти статьи. Я разумѣю поправку митрополита Антонія, которая гласитъ: «Супругъ вправѣ просить о расторженіи брака въ случаѣ неизлѣчимой болѣзни, сифилиса, проказы и т. п. отвратительныхъ болѣзней, начавшихся до брака и намѣренно сокрытыхъ отъ другой стороны брачнаго союза».

Но предложеніе считать всѣ эти страданія бракорасторгающими при тѣхъ условіяхъ, что они начались до брака и были скрыты отъ другой стороны при вступленіи въ бракъ, переноситъ вопросъ совсѣмъ въ иную плоскость, такъ какъ центръ тяжести здѣсь лежитъ уже не въ одержимости болѣзнями, а въ обманѣ съ одной стороны и заблужденіи съ другой стороны. Это та плоскость, гдѣ надо говорить не о «расторженіи» церковнаго брака (такъ озаглавленъ проектъ), законно совершеннаго, а о недѣйствительности брачнаго сопряженія съ момента самого заключенія брака; нѣтъ сомнѣнія, что бракъ церковный можетъ быть заключенъ только по свободному произволенію брачущихся, т. е. по сознательному рѣшенію, продиктованному разумомъ и волею; если же разумъ былъ лишенъ необходимыхъ данныхъ для правильнаго рѣшенія, или таковыя были извращены черезъ открытіе тѣхъ или иныхъ фактовъ, то не можетъ быть признано, что воля пошла по надлежащему пути. Тутъ, конечно, вовсе не было брака, устанавливаемаго Церковью, стало быть, и рѣчь здѣсь можетъ идти о признаніи брака несостоявшимся законно, т. е. недѣйствительнымъ. Мы же говоримъ не объ обманѣ или заблужденіи, предшествовавшихъ браку, а о томъ, что наличность болѣзни, при извѣстныхъ условіяхъ, должна прекращать брачныя отношенія, вытекающія изъ правильно совершеннаго уже брака, освященнаго Церковью, какъ таинства, въ догматическомъ его пониманіи. Уже по этому одному нельзя принять поправку, не говоря о томъ, что проказу, напримѣръ, едва ли возможно скрыть отъ сколько-нибудь внимательнаго наблюденія; вступая въ бракъ, люди предварительно знакомятся между собою, а не условливаются, находясь другъ отъ друга на почтительномъ разстояніи. Съ другой стороны, одержимый душевной болѣзнью и самъ можетъ не отдавать себѣ отчета въ томъ, что онъ боленъ; больше того, обычно такіе больные считаютъ себя вполнѣ здоровыми людьми, значитъ объ обманѣ тутъ говорить нельзя. Далѣе, слабые симптомы зарождающейся душевной болѣзни, напримѣръ, одержанія маніей въ той или другой формѣ, иногда дѣлаютъ людей особенно обаятельными. Такіе люди кажутся недюжинными, какъ-то выдѣляющимися по своимъ душевнымъ качествамъ изъ общей среды. Такимъ образомъ, о намѣренномъ сокрытіи начинающейся душевной болѣзни, о намѣренномъ введеніи въ заблужденіе здороваго супруга въ моментъ заключенія брака, не можетъ быть уже и рѣчи. Если мы примемъ поправку, то что же дѣлать въ томъ случаѣ, если душевная болѣзнь никѣмъ не скрывалась и обнаружилась только послѣ заключенія брака, хотя начало заболѣванія относится къ болѣе раннему времени? Придется оставить здороваго супруга во власти душевнобольного, т. е. сдѣлать то, противъ чего и направлена 22 статья проекта, съ логическою неумолимостью вытекающая изъ основныхъ посылокъ доклада, считающаго, что всякое обстоятельство должно быть признано бракорасторгающею причиною, если только оно влечетъ внутреннее и дѣйствительное распаденіе брака и невозможность осуществленія тѣхъ задачъ, которыя составляютъ смыслъ, содержаніе и цѣль христіанскаго брачнаго союза. Говоря о душевной болѣзни въ особой ста/с. 169/тьѣ, Отдѣлъ считалъ, что душевная болѣзнь и притомъ неизлѣчимая, именно и является такимъ обстоятельствомъ, причемъ, по внутреннему своему значенію, она рѣзко отличается отъ другихъ болѣзней: не говоря уже о плотскихъ отношеніяхъ, скажите, какъ можетъ быть духовное общеніе съ существомъ, лишеннымъ разума и часто низшимъ по интеллекту, чѣмъ животное. Развѣ здѣсь можно говорить о возможности совершать вкупѣ великое таинство созиданія семьи, достигать путемъ взаимной нравственной поддержки чистыхъ христіанскихъ идеаловъ? Конечно нѣтъ, потому что тотъ, кто долженъ быть этой поддержкой, ушелъ уже отъ жизни, пересталъ быть мыслящимъ существомъ... Но если такъ, если душевная болѣзнь исключаетъ всякую возможность осуществить цѣли брака, не только какъ плотскаго союза, но и какъ союза, основаннаго на духовномъ общеніи, то спрашивается, можетъ ли Церковь наложить на здороваго супруга бремя неудобоносимое, — вынужденнаго безбрачія на всю его остальную жизнь? Вѣдь сказано: «могій вмѣстити, да вмѣститъ», а если не вмѣститъ, что тогда? Идти къ алтарю съ новою надеждою найти счастье въ церковномъ бракѣ — нельзя, не позволятъ иноки и священники, возражающіе противъ 22 статьи проекта. Стало быть, надо или отдалиться отъ церковныхъ дверей и постучаться въ бюро по заключенію церковныхъ браковъ, или же переходить въ лютеранство, или просто жить во грѣхѣ... Можетъ ли Св. Соборъ указывать такіе пути тому супругу, котораго постигло уже горе; можетъ ли онъ такимъ образомъ карать ни въ чемъ не повиннаго человѣка за чужое несчастье, а въ данномъ случаѣ за чужую, хотя и невольную, вину? Нѣтъ, это было бы не по-христіански, и мы смѣемъ надѣяться, что статья 22 будетъ принята Соборомъ.

Правда, на существо и значеніе брачныхъ обѣтовъ можно смотрѣть различно; указываютъ, напримѣръ, что въ число обязательныхъ брачныхъ обѣтовъ входитъ и полное самоотреченіе, которое въ данномъ случаѣ должно выразиться въ вынуждаемомъ безбрачіи и въ попеченіи о больномъ. Первое я отрицаю всецѣло, такъ какъ ни въ какихъ канонахъ не говорится объ этомъ безбрачіи, ну а что касается самоотреченія, то это долгъ монашескій и, быть можетъ, въ заботѣ о больныхъ неизлѣчимыхъ онъ выразился бы всего полнѣе; далѣе я не думаю, чтобы семья являлась только санитарнымъ пріютомъ, а съ другой стороны, надо вѣдь сказать, что если попеченіе должно выражаться въ посѣщеніяхъ больного, въ томъ, чтобы не разрывать съ нимъ связи, то нужно же имѣть въ виду всю сомнительность такой помощи, потому что потерявшему разсудокъ не нужно ничего, кромѣ того, чѣмъ занять его больной умъ, никакія посѣщенія его не интересуютъ, никакія связи ему не нужны. Я не говорю уже о тѣхъ случаяхъ, когда больной никого и не узнаётъ, кромѣ своихъ врачей и больничныхъ служителей, а посѣтитель можетъ увидѣть передъ собою то, что было когда-то любимымъ человѣкомъ, а теперь лишено и образа и подобія Божія, потому что Господь лишилъ его разума. Что же долженъ переживать посѣтитель — здоровый супругъ? Полагаю, муку нестерпимую; и можно ли обязывать къ этому?

Въ вопросѣ о попеченіи надо еще имѣть въ виду нѣкоторое смѣшеніе понятій. Вѣдь если съ точки зрѣнія гражданской можно обязать здороваго супруга пещись о душевнобольномъ, то вѣдь это — одно, тутъ можетъ помочь законодатель, а съ точки зрѣнія церковной можно только призывать къ милосердію; здѣсь же мѣсто пастырю, духовнику, но никакъ не законодателю, и, отвергнувъ статью 22, вы въ этомъ направленіи ничего /с. 170/ не сдѣлаете, но зато можете достигнуть совершенно другого. «Пусть бы уже умиралъ скорѣе», — подумаетъ здоровый супругъ, подумаетъ и согрѣшитъ. Но развѣ на такой грѣхъ можетъ кто-нибудь толкать людей? Я долженъ сказать еще о поправкѣ С. Н. Булгакова. С. Н. Булгаковъ предлагаетъ исключить спеціальныя статьи о душевныхъ болѣзняхъ какъ поводахъ къ разводу, упомянувъ о нихъ лишь въ примѣчаніи къ статьѣ 19. С. Н. Булгаковъ основывается на томъ, что психіатрія, будто бы, не имѣетъ средствъ къ тому, чтобы отличить неизлѣчимую душевную болѣзнь отъ излѣчимой. Но позвольте сказать, что въ теченіе уже многихъ лѣтъ мы слышимъ мнѣнія міровыхъ психіатровъ, корифеевъ науки, которые утверждаютъ, что наука имѣетъ средства различать излѣчимую душевную болѣзнь отъ неизлѣчимой. Впрочемъ, мы знаемъ, что судъ не обязанъ непремѣнно руководствоваться мнѣніемъ экспертовъ. Нашъ церковный судъ будетъ судить по совѣсти, учитывая, главнымъ образомъ, распалось ли существо брачнаго союза вслѣдствіе болѣзни одного изъ супруговъ или нѣтъ. Суду этому мы не можемъ не довѣрять; гарантіей правильности его рѣшеній является уже то, что рѣшенія эти будутъ утверждаться епископомъ; стало быть, церковная сторона брака будетъ надежно охранена.

Далѣе, поправка А. В. Васильева говоритъ о томъ, что разводъ можетъ состояться въ томъ случаѣ, если продолженіе брачнаго союза, при болѣзни одного изъ супруговъ, грозитъ опасностью рожденія уродливыхъ дѣтей. Но я бы сказалъ противъ этой поправки, во-первыхъ, то, что неизвѣстно еще, будутъ ли рождаться дѣти вообще у данныхъ супруговъ, объ этомъ можно судить только впослѣдствіи; во-вторыхъ, мы должны принимать во вниманіе не рожденіе дѣтей (ибо это есть послѣдствіе союза брачнаго), а то, насколько, при наличности душевной болѣзни, поражено самое существо брачнаго союза, не распался ли онъ вслѣдствіе этой болѣзни во внутреннемъ своемъ содержаніи.

Наконецъ, что касается упоминанія объ алкоголизмѣ какъ бракорасторгающей причинѣ, о чемъ говорятъ нѣкоторыя предложенныя здѣсь поправки, то я долженъ сказать, что Отдѣлъ всецѣло привѣтствуетъ эти поправки. Есть прекрасно изложенная поправка о. протоіерея Миртова, противъ которой я ничего не могу возразить. Въ заключеніе считаю необходимымъ сказать о слѣдующемъ: вчера я слышалъ, какъ нѣкоторые Члены Собора, очевидно недовольные принятіемъ статей доклада на Соборѣ, съ мѣстъ выражали увѣренность, что въ Совѣщаніи епископовъ законопроектъ будетъ отвергнутъ и не получитъ силы. Такой способъ воздѣйствія на психологію Членовъ Собора я считаю совершенно недопустимымъ. Что же, быть можетъ, борьба противъ законопроекта будетъ перенесена кѣмъ-то и въ Совѣщаніе епископовъ? Что же, быть можетъ, вы думаете потайной дверью войти въ это Совѣщаніе и тамъ протестовать противъ голоса Собора? Но имѣйте въ виду, что тогда нужно въ Совѣщаніе епископовъ пригласить и насъ, докладчиковъ, и что не всѣ епископы присутствуютъ на засѣданіяхъ Собора, не всѣ они слышатъ наши сомнѣнія, возраженія и было бы простой несправедливостью навязывать имъ одностороннія соображенія по предмету доклада. Въ подобныхъ заявленіяхъ я хотѣлъ бы видѣть одно недоразумѣніе, основанное на недостаточномъ пониманіи самой идеи соборности.

Предсѣдательствующій. Я долженъ сказать, что въ Совѣщаніи епископовъ ничего тайнаго нѣтъ. Самое установленіе Совѣщанія епископовъ имѣетъ только тотъ смыслъ, что рѣшающій голосъ на Соборѣ принадлежитъ епископамъ, что согласно съ канонами.

/с. 171/ В. В. Радзимовскій. Точно такъ. Такъ я это и понимаю. Больше по общему вопросу объ охраненіи святости брака тѣми способами, какіе имѣетъ въ виду докладъ, я говорить не стану. Но мнѣ хотѣлось бы только напомнить Собору о той великой отвѣтственности, которая ложится на насъ ввиду современнаго состоянія общественной и церковной жизни. Отцы и братіе! Ледъ тронулся, рѣка пошла; скоро жизнь начнетъ входить въ новое русло, скоро начнетъ исчезать та грязь и накипь, которая вынесена на поверхность общественнымъ половодьемъ. Вдали я уже вижу просвѣтъ, уже начинаютъ обозначаться новые берега, жизнь начинаетъ строиться по-новому, и въ этомъ строительствѣ Церкви должна принадлежать достойная ея, важная роль. И вотъ здѣсь, отцы и братіе, когда вы хотите охранить семьи, нужно, по моему мнѣнію, не суровое и холодное слово Савонаролы, нуженъ не призывъ нести тяжкія и неудобоносимыя бремена, нѣтъ, здѣсь нужно вспомнить о Томъ, Кто сказалъ: «иго Мое благо и бремя Мое легко» (д. 113, лл. 54-67).

4. Въ 12 часовъ объявляется перерывъ.



5. Засѣданіе возобновляется въ 12 часовъ 30 минутъ.

6. Предсѣдательствующій ставитъ на голосованіе предложеніе Члена Собора архимандрита Матѳея, священника А. Р. Помомарева и М. Т. Губанова объ исключеніи статьи 22-24.

7. ПОСТАНОВЛЕНО: отклонить предложеніе.

8. Предсѣдательствующій оглашаетъ поправку митрополита Харьковскаго Антонія.

9. О порядкѣ голосованія выступаютъ Члены Собора графъ П. Н. Апраксинъ, В. В. Радзимовскій, С. Г. Рункевичъ, митрополитъ Харьковскій Антоній, Н. Ѳ. Миклашевскій, протоіерей А. П. Рождественскій.

10. Предсѣдательствующій ставитъ на голосованіе поправку митрополита Антонія.

11. ПОСТАНОВЛЕНО: отклонить поправку.

12. Предсѣдательствующій ставитъ на голосованіе поправку С. Н. Булгакова — примѣчаніе второе къ статьѣ 19 (взамѣнъ статей 22-24): «Статья эта сохраняетъ силу и въ томъ случаѣ, если поводы, указанные въ пунктахъ 1-3, связаны съ душевнымъ заболѣваніемъ одного изъ супруговъ или алкоголизмомъ».

13. ПОСТАНОВЛЕНО (большинствомъ въ 90 голосовъ противъ 78): отклонить поправку.

14. Предсѣдательствующій ставитъ на голосованіе поправку И. Ѳ. Іорданскаго: «Неизлѣчимыя душевныя болѣзни, развившіяся во время брачной жизни и по винѣ самого заболѣвшаго, на почвѣ пріобрѣтеннаго сифилиса или неисправимаго алкоголизма, а равно возникшія путемъ наслѣдственной передачи или инымъ путемъ до брака и умышленно сокрытыя при заключеніи брака, служатъ поводомъ къ расторженію брака по ходатайству здороваго супруга».

15. ПОСТАНОВЛЕНО: отклонить поправку.

16. Предсѣдательствующій ставитъ на голосованіе поправку В. В. Богдановича о добавленіи къ статьѣ 22 словъ «но лишь въ томъ случаѣ, если болѣзнь произошла не по винѣ супруга-истца».

17. ПОСТАНОВЛЕНО (большинствомъ 92 противъ 76): принять поправку.

18. Предсѣдательствующій ставитъ на голосованіе поправку Н. И. Шелутинскаго: къ статьѣ 22 добавить «однако, ходатайство о расторженіи брака по сей причинѣ не можетъ быть возбуждаемо по прошествіи 15 лѣтъ со времени вступленія въ бракъ».

/с. 172/

19. ПОСТАНОВЛЕНО: отклонить поправку.

20. Предсѣдательствующій оглашаетъ дополнительную статью протоіерея П. А. Миртова: «Супругъ вправѣ просить о расторженіи брака, если другой супругъ страдаетъ алкоголизмомъ въ такой степени, что сожительство съ нимъ становится невыносимымъ и вреднымъ для потомства».

21. О порядкѣ голосованія выступаютъ Члены Собора: митрополитъ Владимірскій Сергій, T. М. Гаранинъ, А. В. Васильевъ, В. И. Зеленцовъ.

22. Предсѣдательствующій ставитъ на голосованіе поправку протоіерея П. А. Миртова.

23. ПОСТАНОВЛЕНО: принять поправку.

24. Предсѣдательствующій ставитъ на голосованіе поправку Н. А. Вознесенскаго: «Бракъ расторгается по просьбѣ одного изъ супруговъ: а) въ случаѣ, если другой супругъ не менѣе какъ по истеченіи трехъ лѣтъ супружеской жизни оказался неизлѣчимымъ или неисправимымъ алкоголикомъ, б) въ случаѣ иной неизлѣчимой душевной болѣзни другого супруга (далѣе какъ въ проектѣ)».

25. ПОСТАНОВЛЕНО: отклонить поправку.

26. Предсѣдательствующій объявляетъ, что поправка В. И. Зеленцова о порученіи Отдѣлу дополнительно разработать вопросъ объ алкоголизмѣ и внести на соборное обсужденіе отпадаетъ.

27. Предсѣдательствующій ставитъ на голосованіе статью 22 и примѣчаніе, статьи 23 и 24 въ изложеніи Отдѣла съ принятыми поправками.

28. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 22 и примѣчаніе и статьи 23 и 24 въ слѣдующемъ изложеніи:

«Статья 22. Супругъ вправѣ просить о расторженіи брака въ случаѣ неизлѣчимой душевной болѣзни другого супруга, при постоянномъ теченіи болѣзни не менѣе трехъ лѣтъ, а при періодической ея формѣ со свѣтлыми промежутками не менѣе пяти лѣтъ, но лишь въ томъ случаѣ, если душевная болѣзнь произошла не по винѣ супруга-истца.

Примѣчаніе. Въ случаѣ выздоровленія душевнобольного супруга и новаго его заболѣванія, ходатайство другого супруга о расторженіи брака можетъ быть возбуждено не ранѣе, какъ по истеченіи указанныхъ въ сей статьѣ сроковъ со времени новаго заболѣванія его душевною болѣзнью».

«Статья 23. Неизлѣчимая душевная болѣзнь одного изъ супруговъ служитъ поводомъ къ расторженію брака по ходатайству здороваго супруга, если болѣзнь эта удостовѣрена въ порядкѣ, указанномъ въ статьѣ 368 и слѣд. т. X, ч. 1 Законовъ Гражданскихъ».

«Статья 24. Выздоровленіе отъ душевной болѣзни, удостовѣренное въ установленномъ закономъ (статьи 378 и 380 т. X, ч. 1 Зак. Гражд.) порядкѣ, устраняетъ право просить о расторженіи брака, но не лишаетъ силы состоявшееся уже постановленіе о бракорасторженіи».

Дополнительная статья. «Супругъ вправѣ просить о расторженіи брака, если другой супругъ страдаетъ привычнымъ пьянствомъ (алкоголизмомъ) въ такой степени, что сожительство въ нимъ становится невыносимымъ и вреднымъ для потомства».

29. Членъ Собора архимандритъ Веніаминъ выступаетъ по личному вопросу.

/с. 173/

30. Членъ Собора В. В. Радзимовскій даетъ разъясненіе.

31. Предсѣдательствующій оглашаетъ статью 25 въ изложеніи Отдѣла.

32. Въ происшедшемъ обмѣнѣ мнѣній принимаютъ участіе Члены Собора: В. И. Зеленцовъ, А. Д. Звѣревъ, В. Г. Рубцовъ, Н. И. Троицкій, Н. Д. Кузнецовъ, епископъ Камчатскій Несторъ.

33. Докладчикъ Ѳ. Г. Гавриловъ даетъ разъясненіе.

34. Предсѣдательствующій ставитъ на голосованіе поправку В. И. Зеленцова: «Здоровый отъ проказы супругъ вправѣ просить о расторженіи брака, если другой супругъ заболѣлъ проказою до брака; больной проказою супругъ вправѣ просить о расторженіи брака, когда бы ни заболѣлъ».

35. ПОСТАНОВЛЕНО: отклонить поправку.

36. Предсѣдательствующій ставитъ на голосованіе статью 25 въ изложеніи Отдѣла.

37. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 25 въ изложеніи Отдѣла: «Супругъ вправѣ просить о расторженіи брака въ случаѣ, если другой супругъ или онъ самъ одержимъ проказою».

38. Предсѣдательствующій ставитъ на голосованіе статью 26 въ изложеніи Отдѣла.

39. Въ происшедшемъ обмѣнѣ мнѣній принимаютъ участіе Члены Собора: А. В. Васильевъ, С. Н. Волобуевъ.

40. Предсѣдательствующій ставитъ на голосованіе поправку А. В. Васильева и С. Н. Волобуева.

41. ПОСТАНОВЛЕНО: поправки отклонить.

42. Предсѣдательствующій ставитъ на голосованіе статью 26 въ изложеніи Отдѣла.

43. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 26 въ изложеніи Отдѣла: «Супругъ вправѣ просить о расторженіи брака, если другой супругъ боленъ сифилисомъ и брачное сожитіе представляетъ опасность для здороваго супруга и его потомства».

44. Членъ Собора протоіерей А. П. Рождественскій и Н. Д. Кузнецовъ заявляютъ о невозможности для нихъ принять участіе въ Комиссіи о большевизмѣ въ Церкви, ввиду множества другихъ занятій.

45. Предсѣдательствующій предлагаетъ включить вмѣсто нихъ въ Комиссію получившихъ относительное большинство Членовъ Собора профессора С. Н. Булгакова и протоіерея П. А. Миртова.

46. ПОСТАНОВЛЕНО: принять предложеніе Предсѣдательствующаго.

47. Засѣданіе закрыто въ 2 часа дня.

Источникъ: Дѣянія Священнаго Собора Православной Россійской Церкви 1917-1918 гг. Томъ 8-й: Дѣянія 102-117. — М.: Новоспасскій монастырь, 1999. — С. 164-173.

Дѣяніе 111-е // Къ оглавленію всѣхъ Дѣяній Собора // Проток. 113-й


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.