Церковный календарь
Новости


2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 11-15 (1922)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 6-10 (1922)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 26 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Толкованія на Новый Завѣтъ блаженнаго Ѳеофилакта, архіепископа Болгарскаго.

ТОЛКОВАНІЕ НА ПОСЛАНІЕ СВ. АПОСТОЛА ПАВЛА КЪ ЕВРЕЯМЪ.
Изданіе 1-е. Казань, 1900.

ГЛАВА IX.

1) Имѣяше убо первый (завѣтъ) оправданія службы. Доказавъ со стороны священника, священства и завѣта, что первый (завѣтъ) долженъ былъ окончиться, Апостолъ теперь доказываетъ (это) и со стороны самаго устройства скиніи. Было (въ ней) три отдѣленія: одно — внѣшнее, предназначенное для всѣхъ вообще и іудеевъ и еллиновъ; далѣе слѣдовала завѣса за которую входили священники, совершая ежедневно /с. 108/ службы. Это отдѣленіе называлось святымъ: эти (отдѣленія) были образомъ Ветхаго Завѣта, ибо тамъ все совершалось съ жертвоприношеніями. Святое же Святыхъ было образомъ нашего таинства. Имѣяше убо, говоритъ, первый, то есть Ветхій Завѣтъ, оправданія то есть символы, или постановленія и законоположенія; но имѣяше въ то время, нынѣ же не имѣетъ ибо прекратился.

Святое же людское. Людскимъ называетъ (его) потому, что всѣмъ дозволялось входить въ него и въ одномъ и томъ же зданіи извѣстно было мѣсто, гдѣ стояли іудеи, назореи, прозелиты и еллины. Такъ какъ оно было доступно и язычникамъ, то и называетъ его людскимъ (κοσμικὸν — мірскимъ).

2) Скинія бо сооружена бысть первая, въ ней же свѣтильникъ и трапеза и предложеніе хлѣбовъ (см. Исход. 40, 22-25), яже глаголется святая. Называетъ эту первою, именно, въ отношеніи къ Святому Святыхъ, такъ какъ она была въ срединѣ. Предъ ней же находился мѣдный жертвенникъ, жертвенникъ для всесожженій, поставленный подъ открытымъ небомъ. Затѣмъ, если приподнимали завѣсу, вѣрнѣе покрывало (Исх. 40, 19) то она являлась срединой, въ которой былъ свѣтильникъ и трапеза, и предложеніе хлебовъ.

3) По вторѣй же завѣсѣ скинія глаголемая, святая святыхъ. Видишь ли, что была первая завѣса, которую Писаніе называетъ покрываломъ, такъ какъ оно свертывалось и стягивалось, — эта завѣса отдѣляла /с. 109/ дворъ, въ который входили всѣ вообще, на которомъ и приносили жертвы на мѣдномъ жертвенникѣ, отъ скиніи, которая доступна была священникамъ, ежедневно совершавшимъ службы. Далѣе, какъ ты прошелъ эту завѣсу, была еще другая завѣса, и за ней скинія, глаголемая Святая Святыхъ, въ которую никто другой не входилъ кромѣ одного только первосвященника, но и онъ однажды въ годъ. Вездѣ же онъ все называетъ скиніей, потомучто въ ней обитаетъ Богъ.

4) Злату имущи кадильницу, и ковчегъ завѣта окованъ всюду златомъ. Ковчегъ завѣта называетъ такъ потому, что въ немъ находились скрижали, содержащія законъ (Исх. 40, 20).

Въ немже стамна злата имущая манну и жезлъ Аароновъ прозябшій, и скрижали завѣта. Всѣ эти вещи служили памятниками іудейской неблагодарности. Стамна имущая манну въ воспоминаніе того, что они, питаясь ею чудеснымъ образомъ, возроптали (Исх. 16, 3), и чтобы потомки помнили какъ о Божіемъ благоволеніи, такъ и объ озлобленіи ихъ. Жезлъ Аароновъ въ воспоминаніе возмущенія, бывшаго противъ него (Числ. 17, 10). Скрижали завѣта въ память того, что они сокрушили первыя своимъ идолослуженіемъ. Ты спросишь, какимъ образомъ въ книгѣ Царствъ написано, что въ ковчегѣ ничего не было другого, кромѣ скрижалей, апостолъ же теперь утверждаетъ, что въ немъ были положены и стамна, и жезлъ Аароновъ? Такъ какъ онъ наилучшимъ образомъ былъ воспитанъ Гамаліиломъ (Дѣян. 22, 3) въ /с. 110/ еврействѣ, то онъ вѣроятно, заимствовалъ это изъ преданія; ибо и нынѣ фарисейстующіе евреи соглашаются, что это было такъ. Однакоже, не сначала, но при Іереміи, когда было необходимымъ скрывать ковчегъ; тогда, говорятъ, вѣроятно и были сложены въ ковчегъ и эти вещи.

5) Превышше же его, то есть ковчега. Херувими славы (см. Исход. 25, 18-20). Славные, или подчиненные Богу; но служившіе для славы Его. И это выставляетъ нарочито съ тою цѣлью, чтобы показать превосходство того, что у насъ.

Осѣняющіи очистилище. Очистилищемъ назвалъ крышку ковчега, какъ ты болѣе точно узнаешь объ этомъ изъ самаго Писанія, и, прельщаемый словами нѣкоторыхъ, не подумай, что это — что-нибудь иное. Конечно, онъ этимъ указалъ на Христа, Который сдѣлался умилостивленіемъ за наши грѣхи. Запечатлѣлъ все, что было въ ветхомъ завѣтѣ и утвердилъ.

О нихже не лѣть нынѣ глаголати подробну. Здѣсь показываетъ, что все это было не одно только видимое, но и служило знакомъ чего-то другого, изъясненіе чего требуетъ слишкомъ много времени.

6) Симъ же тако устроеннымъ, въ первую убо скинію выну вхождаху священницы службы совершающе. Хотя это и было, говоритъ, но іудеи не участвовали въ этомъ, такъ какъ завѣса удерживала ихъ. Это сохранялось для насъ, для кого оно было прообразомъ. /с. 111/

7) Во вторую же единою въ лѣто единъ архіерей. Видишь ли самые прообразы, здѣсь уже предложенные? Дабы не сказали: жертва Христова была принесена однажды, какимъ же образомъ она освятила всѣхъ? Показываетъ, что такъ было издревле, ибо и святѣйшая и страшная жертва въ Ветхомъ Завѣтѣ была приносима первосвященникомъ однажды.

Не безъ кровe. Послѣ того, какъ назвалъ крестъ жертвой, и безъ огня, и безъ дровъ, и не часто приносимой, показываетъ, что и ветхозавѣтная жертва была такова: ибо однажды приносилась съ кровію. Нѣкоторые спрашивали, какимъ образомъ въ книгѣ Исходъ написано: да кадитъ надъ золотымъ жертвенникомъ, который, очевидно, находился во Святая Святыхъ, да кадитъ Ааронъ ѳиміамомъ сложенымъ благовоннымъ рано рано; егда устрояетъ свѣтила, да кадитъ надъ нимъ: и егда вжигаетъ Ааронъ свѣтила съ вечера, да кадитъ ѳиміамомъ всегдашнимъ (Исход. 30, 7-8), такъ что каждый день дважды входилъ, говорятъ, первосвященникъ во Святая Святыхъ съ тѣмъ, чтобы кадить надъ тѣмъ мѣстомъ, гдѣ находился золотой жертвенникъ. Итакъ, какъ апостолъ говоритъ здѣсь, что этотъ первосвященникъ входилъ однажды въ годъ? И рѣшаютъ, что однажды въ годъ (первосвященникъ) входилъ съ кровію, съ ѳиміамомъ — дважды въ день. Однако ты знай, что они напрасно сомнѣвались и по невѣдѣнію: не въ золотой кадильницѣ Ааронъ кадилъ ѳиміамомъ дважды въ день, но надъ золотымъ жер/с. 112/твенникомъ; послѣдній же находился не въ Святая Святыхъ, но въ средней скиніи, въ ней же свѣтильникъ и трапеза: тогда какъ, дѣйствительно, съ золотой кадильницей онъ входилъ однажды въ годъ во Святая Святыхъ. Ибо иноe — кадильница, и иное — жертвенникъ. Я указалъ на (это) недоумѣніе для того, чтобы читающій эти слова, услышавши о сомнѣніи отъ другихъ, не былъ введенъ въ заблужденіе, подумавши, что оно — здраво.

Юже приноситъ за себе и о людскихъ невѣжествіихъ. И снова: за себе. Первосвященникъ законный, говоритъ, приносилъ (жертву) за себя. А Христосъ — не за Себя. Ибо Онъ не былъ причастенъ грѣшникамъ. Повсюду между тѣмъ и этимъ совершенное различіе. Сказалъ о невѣжествіихъ, а не о прегрѣшеніяхъ, чтобы тѣмъ привести въ большій страхъ и древнихъ іудеевъ, и всѣхъ, и смирить гордость. Ибо если ты не согрѣшилъ добровольно, ты согрѣшилъ невольно и по невѣдѣнію, и отъ этого никто не свободенъ. Нѣкоторые утверждали, что сказалъ такъ, показывая и здѣсь различіе между жертвою Христа и жертвами законными. По закону (жертвы) прощали прегрѣшенія по невѣдѣнію; жертва же Христова прощаетъ даже и сознательные грѣхи.

8) Сіе являющу Духу Святому, яко не у явися святыхъ путь, еще первѣй скиніи имущей стояніе. Наконецъ начинаетъ болѣе возвышенно разсматривать то, что касается скиній, и говоритъ, что такъ какъ Святое Святыхъ, какъ образъ неба, было недоступно для прочихъ священниковъ, между тѣмъ первая скинія, /с. 113/ то есть, первая находящаяся прямо далѣе за мѣднымъ жертвенникомъ, всегда была доступна имъ, будучи символомъ законнаго служенія, то этимъ символически обозначалось, что до тѣхъ поръ, пока стоитъ скинія эта, то есть, пока имѣетъ силу законъ, и по закону совершаются служенія законныя, — недоступенъ путь святыхъ, то есть вступленіе въ небо, для совершающихъ такія служенія. Для нихъ онъ не только не открытъ, но и запертъ, одному же только Единому Первосвященнику Христу былъ уготованъ этотъ путь.

9) Яже притча во время настоящее утвердися, въ неже дарове и жертвы приносятся, не могущыя по совѣсти совершити служащаго. Что сказалъ выше, то теперь утверждаетъ апостолъ, именно, что та скинія, въ которую всегда входили священники, была притчей, то есть образомъ и сѣнью времени настоящаго по закону, времени предъ пришествіемъ Христа: въ это время приносятся такія жертвы и настолько немощныя, что не могутъ по совѣсти, то есть по внутреннему человѣку, усовершить приносящихъ ихъ. Онѣ очищали тѣлесныя скверны, но не душевныя прегрѣшенія. Онѣ не могли очистить ни прелюбодѣянія, ни убійства, ни святотатства.

10) Точію въ брашнахъ, и питіяхъ, и различныхъ омовеніихъ, и оправданіихъ плоти, даже до времене исправленія належащая. Они, говоритъ, установлены только для людей того времени и соединены съ наставленіями о брашнахъ, и питіяхъ. Это, говоритъ, ѣшь, а того не ѣшь. Почему сказалъ: въ питіяхъ? Вѣдь законъ ничего не говорилъ о различіи въ пи/с. 114/тіяхъ. Онъ говоритъ это или о священникѣ, что онъ не долженъ пить вина, когда намѣренъ войдти во святилище; или относительно давшихъ обѣты, то есть обѣщанія о воздержаніи отъ вина, какъ напримѣръ назареи; или сказалъ это просто съ цѣлію обезцѣнить и унизить эти постановленія. Омовенія были различны. Если бы кто-нибудь прикоснулся къ мертвецу, или прокаженному, и если бы кто страдалъ истеченіемъ сѣмени, то онъ омывался, и такимъ образомъ, казалось, очищался. Оправданія плоти — это именно заповѣди плотскія, очищающія плоти и плотски оправдывающія тѣхъ, которые считались нечистыми по плоти. Однако, онѣ не до конца должны были належать, но до времене исправленія, то есть, до пришествія Христа, имѣвшаго все исправить и ввести истинное и духовное богослуженіе. А такъ какъ законъ былъ тяжкимъ игомъ, то, вѣроятно, потомъ и сказалъ: належащая. Какъ и въ Дѣяніяхъ написано: «что покушаетесь!— πειράξετε — возложити иго на выи учениковъ, егоже ни отцы наши возмогоша понести» (Дѣян. 15, 10).

11) Христосъ же пришедъ архіерей грядущихъ благъ. Ветхозавѣтное, говоритъ, богослуженіе не приводило на небо. Христосъ же пришедъ, однажды вошелъ во Святая: ибо туда обращается мысль. Не сказалъ: сдѣлавшись архіереемъ, но пришедъ архіерей, то есть, пришедши на это самое дѣло. Не прежде пришелъ, потомъ, когда случилось такъ, сдѣлался Первосвященникомъ: но цѣлью Его пришествія на землю было архі/с. 115/ерейство [1]. Не сказалъ: Архіерей жертвоприношеній, но грядущихъ благъ; такъ какъ слово безсильно представить все въ точности, то просто и неопредѣленно назвалъ благами то, что сдѣлано для насъ. Грядущими же назвалъ эти (блага), какъ бы по отношенію ко времени закона. Ибо какъ то время назвалъ настоящимъ, такъ Христово называетъ грядущимъ, какъ бы въ сравненіе съ тѣмъ, или также въ сравненіе съ тайнами, имѣющими открыться намъ въ будущемъ вѣкѣ.

Большею и совершеннѣйшею скиніею. Здѣсь онъ разумѣетъ плоть, она — бóльшая скинія, потому что въ ней обитаетъ и Богъ Слово, и вся сила Духа. Ибо «Богъ не мѣрою даровалъ Духа» (Іоан. 3, 34). Будучи совершеннѣйшею скиніею, она и совершаетъ бóльшія дѣла.

Нeрукотворенною, сирѣчь, не сея твари. Здѣсь нападаютъ еретики, говоря, что тѣло — небесно и эѳирно. Однакожъ, если бы апостолъ считалъ его (тѣло) небеснымъ и эѳирнымъ, то какъ бы сказалъ, что оно не сея твари. Ибо небо не исключается изъ числа твореній. Итакъ, что обозначаютъ его слова? Съ одной стороны то, что ветхозавѣтную скинію устроили руки художника Веселеила и его сотрудниковъ (Исход. 31, 2-6), скинію же Бога Слова образовалъ Духъ. Вотъ почему сказалъ, что она не сея твари, то есть не изъ этихъ тварей, но что она духовна и божественна. Ибо ни одна изъ тварей не имѣетъ въ себѣ самой Бога Слова /с. 116/ по естеству: та же по естеству соединилась съ Нимъ. Итакъ по веществу, тѣло Господа было подобно нашему и одного существа съ нами, какъ образованное изъ чистыхъ кровей Святой Дѣвы; по образу же соединенія, оно выше насъ, потомучто по естеству было соединено съ Богомъ Словомъ. Такъ какъ веществомъ для ветхозавѣтной скиніи, служили дерева и кожи, золото и серебро, мѣдь и нѣкоторыя ткани, то, обращая взоры къ этимъ (предметамъ), апостолъ сказалъ, что (скинія та) не сея твари, какая нужна была для ветхозавѣтной скиніи. Вообще говоритъ сравнительно и показываетъ превосходство Христово. Тѣло Господа называетъ и скиніей, какъ здѣсь, въ силу того, что Единородный пребывалъ въ ней, — и завѣсой, потому что скрывала божество. Называетъ и небо тѣми же самыми именами: скиніей, потому что тамъ находится Архіерей; — завѣсой (Евр. 10, 20), потому что ею ограждаются святые.

12) Ни кровію козлею ниже тельчею, но своею кровію. Вотъ все измѣнилось и настолько, насколько кровь божественная превосходитъ кровь животныхъ, съ которою входилъ архіерей закона.

Вниде единою во святая. То есть, на небо.

Вѣчное искупленіе обрѣтый. Не временное очищеніе, какъ тѣ, но вѣчное освобожденіе душъ отъ грѣховъ. Или, что, однажды вошедшій, чрезъ одинъ входъ совершилъ для насъ вѣчное благодѣяніе. Обрати же вниманіе и на выраженіе обрѣтый: Это выраженіе /с. 117/ употребляется такъ, какъ будто дѣло произошло сверхъ ожиданія. Ибо освобожденіе было для насъ сомнительно; но Онъ обрѣлъ его.

13) Аще бо кровь козлія и тельчая, и пепелъ юнчій кропящій оскверненныя освящаетъ къ плотстѣй чистотѣ (срав. Лев. 16 гл. и Числ. 19 гл.). Такъ какъ, быть можетъ, многимъ показалось невѣроятнымъ, что чрезъ единую жертву и кровь одного даруется вѣчное искупленіе, то подтверждаетъ это и показываетъ вѣроятность сего на основаніи вѣрованія самихъ іудеевъ. Если, говоритъ, вы вѣруете, что, окропляясь кровію юнчею, а также пепломъ, смѣшаннымъ съ водою (ибо пепелъ сберегали для очищенія оскверненныхъ, то есть нечистыхъ), получаете очищеніе, то какъ же кровь Христа не очиститъ душъ? Обрати вниманіе на его мудрость. Не сказалъ, что кровь козлія очищала, но освящала; не для прославленія закона, но для исполненія того, чего онъ желаетъ. Ибо, если, какъ вы вѣруете, кровь козлія давала освященіе, то вы должны гораздо болѣе вѣровать въ то, что кровь Христа даруетъ освященіе. А что онъ сказалъ это не для того, чтобы возвысить вѣрованіе іудеевъ, то смотри, какъ онъ прибавилъ: къ плотстѣй чистотѣ. Ибо освящающимъ было не для очищенія душъ, а плоти.

14) Кольми паче кровь Христова, иже Духомъ Святымъ [2] Себе принесе непорочна Богу. Не архіерей какой-нибудь принесъ (въ жертву) Христа, но Онъ /с. 118/ Самъ — Себя Самого, и не при посредствѣ огня, какъ юницъ, — но Духомъ вѣчнымъ, почему и увѣковѣчилъ и благодать и искупленіе. И непорочна, то есть безгрѣшнаго. Ибо и въ ветхомъ завѣтѣ требовалось, чтобы юница была безъ порока.

Очиститъ совѣсть нашу отъ мертвыхъ дѣлъ. Хотя тамъ и сказалъ: освящаетъ, но прибавилъ: къ плотстѣй чистотѣ: здѣсь же выраженіемъ: очиститъ онъ прямо показалъ превосходство. Ибо присовокупляетъ, что очиститъ совѣсть, что есть внутренняго человѣка, чего тамъ не было. Правда, и тамъ, кто прикасался къ мертвецу, очищался; но здѣсь очищеніе отъ мертвыхъ дѣлъ, поистинѣ могущихъ осквернить и отвратить отъ Бога.

Во еже служити (намъ) Богу живу и истинну. Отсюда, причастный мертвымъ дѣламъ не служитъ Богу живому и истинному, но онъ боготворитъ избранныя имъ дѣла. Такимъ образомъ, чревоугодникъ боготворитъ чрево; такимъ образомъ, корыстолюбецъ является идолослужителемъ. Итакъ, дѣла такого рода мертвы не потому только, что они чужды вѣчной жизни, но и потому, что они во время самаго совершенія ихъ являются мерзкими и ложными, такъ какъ прельщаютъ насъ, и хотя кажутся пріятными, но въ дѣйствительности не таковы.

15) И сего ради Новому Завѣту ходатай есть. Очевидно, смерть Христа смущала многихъ изъ болѣе немощныхъ: если Онъ умеръ, говорятъ, то какимъ образомъ Онъ дастъ то, что обѣщалъ? Теперь Павелъ, устраняя это смущеніе, показываетъ, что именно въ /с. 119/ силу того, что Онъ умеръ, завѣтъ Его является твердымъ; ибо не говорятъ о завѣтѣ живыхъ. Ради этого, говоритъ, ради того, чтобы очистить насъ, Онъ умеръ, и въ завѣтѣ оставилъ намъ отпущеніе грѣховъ и вкушеніе отеческихъ благъ, ставши Ходатаемъ между Отцемъ и нами. Отецъ не хотѣлъ оставить намъ наслѣдства; Онъ разгнѣвался на насъ, какъ на сыновей, отступившихъ отъ Него и сдѣлавшихся чуждыми. Поэтому Христосъ сталъ Ходатаемъ и умолилъ Его. Какимъ же образомъ? То, чему должны были подвергнуться мы, ибо намъ должно было умереть, Онъ Самъ подъялъ это за насъ и сдѣлалъ насъ достойными завѣта, и завѣтъ снова утвердился смертію Сына, такъ какъ онъ (завѣтъ) доставилъ наслѣдіе недостойнымъ. Ибо и завѣтъ однихъ считаетъ наслѣдниками: слушай завѣтъ Христа: хощу, да идѣже есмь Азъ, и тіи будутъ (Іоан. 17, 24);— другихъ же лишенными наслѣдія: «не о всѣхъ молю, но о вѣрующихъ словесе ихъ ради въ Мя» (Ibid. 17, 20). Завѣтъ имѣетъ свидѣтелей: свидѣтельствуетъ о Мнѣ пославый Мя (Іоан. 8, 18) и «Утѣшитель будетъ свидѣтельствовать» о Мнѣ; и вы же свидѣтельствуете (Ibid. 15, 26-27).

Да смерти бывшей, во искупленіе преступленій бывшихъ въ первомъ завѣтѣ. Видишь ли, что смерть Христа была ради нашего искупленія? Посему, какъ же ты думаешь, что она немощна, когда она настолько могущественна, что исцѣлила и преступленія, бывшія въ законѣ? Итакъ, зачѣмъ ты обращаешься къ закону, /с. 120/ настолько немощному, что онъ не въ состояніи былъ исправить преступленій, бывшихъ въ немъ? Не потому, что былъ дурнымъ, но потому, что былъ немощенъ.

Обѣтованіе вѣчнаго наслѣдія [3] пріимутъ званніи. Если бы смерть Христа не освободила насъ отъ грѣховъ, которыми мы вооружали противъ себя Отца, то какъ мы получили бы небесное наслѣдіе? Выраженіе: званніи обозначаетъ, что въ началѣ Богъ былъ расположенъ къ намъ, какъ Отецъ къ сыновьямъ, и мы были призваны къ наслѣдію, впослѣдствіи же, чрезъ грѣхи мы сами себя сдѣлали недостойными этого наслѣдія.

16 и 17) Идѣже бо завѣтъ, смерти нужно есть вноситися завѣщающаго. Завѣтъ бо въ мертвыхъ извѣстенъ есть. Итакъ, да не смущаетъ васъ смерть Христа: ибо если бы Онъ не умеръ, то не установилъ бы завѣта, чтобы мы были наслѣдниками. Ибо несомнѣнно, что завѣтъ послѣ смерти получаетъ силу, и мы совсѣмъ были бы недостойны наслѣдія, такъ какъ не была бы разрушена вражда.

Понеже ничесоже можетъ, егда живъ есть завѣщаваяй. Читай и понимай это въ видѣ вопроса.

18) Тѣмже ни первый безъ крове обновленъ есть (Исход. 24, 5). То, что говорилъ, онъ доказалъ ни однимъ только общимъ обыкновеніемъ, но и событіями ветхаго завѣта, что еще болѣе убѣждало евреевъ. Тѣмже, говоритъ, то есть, такъ какъ необходимо, чтобы смерть пред/с. 121/шествовала завѣту, то поэтому первый завѣтъ не безъ крове обновленъ есть. Кровь — символъ смерти. Но тамъ кровь агнца, ибо ветхій завѣтъ былъ образомъ; здѣсь же, когда возсіяла истина, Сынъ Божій плотію умеръ за насъ. Что же значитъ: обновленъ есть? То есть, сталъ дѣйствительнымъ и утвержденъ. Ибо никакимъ другимъ образомъ онъ не получилъ бы начала дѣйствія, если бы не предшествовало изліяніе крови.

19) Реченней бо бывшей всякой заповѣди по закону отъ Моисея всѣмъ людемъ (см. Исход. 24, 7). — По закону, то есть, какъ Богъ законоположилъ, чтобы (заповѣди Его) были объявляемы въ слухъ всему народу; или всякой заповѣди по закону, то есть, что было положено закономъ.

Пріемъ кровь козлію и телчую, съ водою и волною червленою и ѵссопомъ, самыя же тыя книги, и вся люди покроти (см. Исход. 24, 8). Почему же были окропляемы книги и люди? Или потому, что издревле предъизображалась честная кровь, коею окропляемся мы и сердца наши: ибо они (сердца) суть книги, какъ и выше онъ сказалъ: «дая законы въ сердца ихъ (Евр. 8, 10). Вода — символъ крещенія. Здѣсь берутся кровь и вода, быть можетъ для обозначенія того, что изъ ребра Господа истекли кровь и вода; быть можетъ и потому, что крещеніе, символомъ коего служитъ вода, возвѣщаетъ смерть Господню, знакъ коей — кровь. Иссопъ же употреблялся какъ вещество сгущающее, по причинѣ его плотности, для подобной же цѣли (служила) /с. 122/ и волна: или такъ какъ Христосъ — агнецъ, поэтому и волна червленая, чтобы и по цвѣту она имѣла образъ крови.

20) Глаголя: сія кровь завѣта, егоже завѣща къ вамъ Богъ (Исход. 24, 8). Христосъ же (говоритъ): «сія (есть) кровь новаго завѣта во оставленіе грѣховъ (Матѳ. 26, 28). Тамъ и не новый завѣтъ, и не оставленіе грѣховъ. Посему, видишь ли, что кровь онъ назвалъ завѣтомъ? Такъ что необходимо разумѣть смерть, гдѣ говорится о завѣтѣ.

21) И скинію же и вся сосуды служебныя кровію такожде покропи (см. Исход. 40, 9-11. 13-15. Лев. 8, 30). И это было прообразомъ: ибо скинія — это мы, согласно слѣдующимъ словамъ: вселюся въ нихъ и похожду (2 Коринѳ. 6, 16). Мы — и сосуды въ велицѣмъ дому Божіемъ, — одни —золотые, — другіе — серебрянные (2 Тимоѳ. 2, 20). Итакъ, мы были окроплены истинною кровію Христа и освящены, будучи крещены въ смерть Его.

22) И отнюдъ кровію вся очищаются по закону, и безъ кровопролитія не бываетъ оставленіе. Для чего прибавилъ: отнюдь? Для того, что тамъ не было ни совершеннаго очищенія и ни совершеннаго отпущенія (грѣховъ). Ибо какъ это возможно, когда грѣхи не отпускались?

23) Нужда убо бяше образомъ небесныхъ сими очищатися. Небесными называетъ то, что у насъ, что касается церкви. Выше сказано, въ какомъ смыслѣ /с. 123/ церковь — небо. Посему образами и прообразами сихъ (т. е. нашихъ священнодѣйствій) было то, что употреблялось у іудеевъ; поэтому и очищались козлею кровію и пепломъ юнчимъ и прочими столь же незначительными (вещами).

Самѣмъ же небеснымъ. Разумѣется то, что принадлежитъ церкви, намъ.

Лучшими жертвами, паче сихъ. Такъ какъ наши лучше іудейскихъ и лучше настолько, насколько небо лучше земли, — и дѣйствительно, имъ (обѣщаны) земныя блага, а наше наслѣдство — небо, — то, по всей справедливости, они (наши священнодѣйствія) достойны лучшей и болѣе величественной жертвы, крови Сына Божія, очищающей насъ болѣе совершенно. Такимъ образомъ, смерть Христа произошла не только для утвержденія завѣта, но и для совершенія истиннаго очищенія, очищенія души. О благодѣяніяхъ же смерти онъ напоминаетъ потому, что многимъ она казалась безчестной, и особенно крестная смерть.

24) Не въ рукотворенная бо святая вниде Христосъ, противообразная истинныхъ, но въ самое небо, нынѣ да явится лицу Божію о насъ. Іудеи много превозносились своимъ храмомъ; ибо нигдѣ на землѣ не было такого храма ни по красотѣ, ни по великолѣпію. Такъ какъ іудеи увлекались тѣлеснымъ, то Богъ повелѣлъ соорудить его великолѣпнѣйшимъ образомъ. Поэтому къ нему приходили даже съ концевъ земли (Дѣян. 2, 5-10). Что же (дѣлаетъ) Павелъ? Какъ поступилъ /с. 124/ онъ по отношенію къ жертвамъ и ниспровергъ ихъ, противопоставивши (имъ) смерть Христа, такъ и здѣсь, противопоставивши храму небо, показываетъ различіе. Прочіе архіереи входили въ рукотворенная святая, которыя были противообразными истинныхъ, то есть, были образомъ неба. Ибо оно было истинная святая. Христосъ же вошелъ въ самое небо, хотя все наполняетъ и вездѣ присутствуетъ; но онъ говоритъ это въ отношеніи къ человѣческому существу. Различіе же показываетъ не только для этого, но и чтобы показать, что нашъ Первосвященникъ — ближе къ Богу. Ибо ветхозавѣтные первосвященники видѣли Бога чрезъ символы, Христосъ же созерцаетъ Самаго Бога, явившись лицу Его. И это сказано по снисхожденію Его, по Его человѣческой природѣ. Что значитъ: о насъ? Вошелъ, говоритъ, съ жертвою, могущею умилостивить Отца, а также примирить насъ съ ангелами: ибо и тѣ враждебно относились къ намъ, какъ врагамъ Господа ихъ. Посему нынѣ является о насъ; нынѣ обозначаетъ, что Онъ вошелъ, какъ Первосвященникъ; ибо вошелъ ради нашего примиренія.

25) Ниже да многажды приноситъ Себя. Но не для того вошелъ нынѣ въ небо, чтобы и въ другой разъ войти, принося Себя.

Якоже первосвященникъ входитъ во святая (святыхъ) по вся лѣта. Замѣть превосходство (Христа). Тотъ — по вся лѣта,—Христосъ однажды.

Съ кровію чуждею. И въ этомъ превосходство. Тотъ — съ кровію чуждею, — телчею и козлею, — Христосъ же — съ Своею собственной. /с. 125/

26) Понеже подобаше бы ему множицею страдати отъ сложенія міра. Такъ какъ, говоритъ, если бы Ему надлежало многократно приносить жертвы, то надлежало бы Ему многократно и умирать въ силу того, что Онъ долженъ былъ приносить собственную кровь.

Нынѣ же единою въ кончину вѣковъ, въ отметаніе грѣха, жертвою своею явися. Здѣсь открываетъ и нѣкую тайну, почему (явился) въ кончину вѣковъ послѣ множества грѣховъ. Ибо еслибы смерть Его произошла въ началѣ, когда грѣхъ не былъ настолько распространенъ, тогда никто не увѣровалъ бы, во второй же разъ Ему не надлежало умирать; слѣдовательно, все оказалось бы безполезнымъ. Теперь же, послѣ того какъ съ теченіемъ времени было множество беззаконій. то справедливо Богъ явился въ концѣ вѣковъ, чтобы жертвою Своею, то есть тѣлесною смертію Своею, уничтожить, то есть низвергнуть и обезсилить, грѣхъ. Это же высказалъ онъ и въ другомъ мѣстѣ: идѣже бо умножися грѣхъ, преизбыточествова благодать (Рим. 5, 20). Какимъ же образомъ грѣхъ сдѣлался безсильнымъ? Тѣмъ, что совершавшіе его были безнаказанно прощены. Ибо сила грѣха въ томъ и состоитъ, чтобы навлечь наказаніе. Этотъ самый вопросъ задалъ себѣ и Григорій Нисскій въ катихизическомъ поученіи, и въ словѣ на праздникъ рождества Христова объ этомъ самомъ говоритъ: почему въ концѣ вѣковъ воплотился Сынъ? И отвѣчаетъ: потому, что какъ лучшіе врачи, /с. 126/ когда лихорадочный жаръ еще внутри медленно жжетъ тѣло, и въ силу причинъ, производящихъ болѣзнь, усиливается, не подаютъ никакой помощи изъ пищевыхъ матеріаловъ больному, а выжидаютъ времени, когда болѣзнь достигнетъ высшей степени своего развитія: такъ и по отношенію къ намъ. Врачъ душъ ожидалъ, когда откроется совершенно вся болѣзнь нечестія, чтобы ничего изъ скрытаго не оставить не исцѣленнымъ, такъ какъ врачъ врачуетъ только явное. Пространнѣе узнаешь, что говоритъ этотъ божественный мужъ, если пожелаешь прочитать самыя слова его.

27) И якоже лежитъ человѣкомъ единою умрети, потомъ же судъ. Теперь высказываетъ и причину, почему Христосъ единою умеръ: именно потому, говоритъ, что явился искупленіемъ единой смерти. Ибо опредѣлено людямъ единою умрети. Поэтому и Онъ однажды умеръ за всѣхъ. Что же? Развѣ мы нынѣ не умираемъ? Умираемъ, но мы не подчинены смерти, какъ прежде, и не подчинены по причинѣ надежды на воскресеніе, виновникомъ коего явился умершій за насъ Христосъ, и такая смертъ — не смерть, а успеніе. Посему, такъ какъ смерть всѣми нами обладала, то Онъ и умеръ, чтобы освободить насъ... Или теперь апостолъ желаетъ показать не то, что Онъ (Христосъ) заплатилъ за насъ смертію, которой мы должны были (подвергнуться) въ наказаніе, но слѣдующее: такъ какъ Христосъ, будучи Богомъ, вмѣстѣ съ тѣмъ поистинѣ былъ человѣкомъ, то какъ люди единою умираютъ, потомъ судъ, такъ и Онъ единою умеръ. Слушай, что слѣдуетъ далѣе. /с. 127/

28) Тако и Христосъ единою принесеся. Кѣмъ (принесеся)? Самъ-Собою. Ибо хотя Онъ и Первосвященникъ, но (Онъ же) и приношеніе и жертва.

Во еже вознести многихъ грѣхи. Какъ на святой литургіи мы возносимъ грѣхи и говоримъ: волею и неволею мы согрѣшили, прости, то есть мы прежде вспоминаемъ о нихъ (грѣхахъ), а потомъ просимъ прощенія, — такъ и Самъ Онъ сказалъ Отцу: за нихъ Азъ свящу Себе (Іоан. 17, 19). Или: вознесъ грѣхи, то есть снялъ ихъ съ людей и принесъ къ Отцу, чтобы Онъ отпустилъ ихъ. Почему же сказалъ многихъ, а не всѣхъ? Потому, что не всѣ увѣровали. Смерть Его соотвѣтствовала погибели всѣхъ, и, насколько отъ Него зависитъ, Онъ умеръ за всѣхъ. Вознесъ же грѣхи не всѣхъ, потому что они сами нежелали (этого). Посему они сдѣлали для себя смерть Сына Божія безполезной, что и достойно ужаса. Такъ объясняетъ Святой Іоаннъ (Златоустъ). Я нашелъ (у него) на слѣдующее мѣсто въ Евангеліи: и дати душу Свою избавленіе за многихъ (Матѳ. 20, 28) замѣтку, объясняющую выраженіе: многихъ вмѣсто: всѣхъ; ибо и всѣ — многіе.

Второе безъ грѣха явится, ждущимъ Его во спасеніе. Онъ умеръ, говоритъ, подъявъ грѣхи наши и принесши (ихъ). Отцу, чтобы изгладить ихъ, ради чего Онъ и умеръ. Ибо Тому, Кто не зналъ грѣха, Отецъ вмѣнилъ грѣхъ, такъ какъ Онъ Христосъ усвоилъ Себѣ наше естество. Второе явится, не нося на Себѣ уже болѣе грѣховъ и не имѣя нужды ради нихъ во /с. 128/ второй смерти, но какъ Судія во спасеніе ждущимъ Его, то есть вѣрующимъ въ Него и ожидающимъ пришествія Его: очевидно, и живущимъ достойно спасенія. Конечно, Онъ придетъ не только для спасенія, но и для наказанія невѣрующихъ и грѣшниковъ, но (апостолъ) сказалъ только радостное.

Примѣчанія:
[1] «То есть принесеніе собственнаго Его тѣла въ жертву за наши грѣхи». Это по другому чтенію бл. Ѳеофилакта.
[2] У бл. Ѳеофилакта читается: Духомъ вѣчнымъ — Πνέυματος αἰωνίου.
[3] У бл. Ѳеофилакта читается: «вѣчной жизни и наслѣдія».

Источникъ: Блаженнаго Ѳеофилакта, Архіепископа Болгарскаго, Толкованіе на посланіе Св. Апостола Павла къ Евреямъ (въ русскомъ переводѣ). — Казань: Типо-литографія Императорскаго Университета, 1900. — С. 107-128.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.