Церковный календарь
Новости


2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 22-я (1922)
2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 21-я (1922)
2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 20-я (1922)
2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 19-я (1922)
2019-07-19 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 40-е (1975)
2019-07-19 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 39-е (1975)
2019-07-19 / russportal
В. О. Ключевскій. "Курсъ Русской Исторіи". Лекція 36-я (1908)
2019-07-19 / russportal
В. О. Ключевскій. "Курсъ Русской Исторіи". Лекція 35-я (1908)
2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 18-я (1922)
2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 17-я (1922)
2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 16-я (1922)
2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 15-я (1922)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 66-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 65-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 64-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 63-я (1956)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 20 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

ПРЕПОДОБНАГО МАКАРІЯ ЕГИПЕТСКАГО ДУХОВНЫЯ БЕСѢДЫ, ПОСЛАНІЕ И СЛОВА.
(Изданіе 4-е. Сергіевъ Посадъ, СТСЛ, 1900).

ДУХОВНЫЯ БЕСѢДЫ О СОВЕРШЕНСТВѢ, КЪ КАКОМУ ОБЯЗАНЫ И О КАКОМЪ ДОЛЖНЫ СТАРАТЬСЯ ХРИСТІАНЕ.

БЕСѢДА 26.
О достоинствѣ, драгоцѣнности, силѣ и дѣланіи безсмертной души, и о томъ, какъ искушается она сатаною, и получаетъ избавленіе отъ искушеній. Здѣсь же присовокуплены нѣкоторые весьма поучительные вопросы.

1. Вникни, возлюбленный, въ умную сущность души; и вникни не слегка. Безсмертная душа есть драгоцѣнный нѣкій сосудъ. Смотри, какъ велики небо и земля, и не о нихъ благоволилъ Богъ, а только о тебѣ. Воззри на свое достоинство и благородство, потому что не Ангеловъ послалъ, но самъ Господь пришелъ ходатаемъ за тебя, чтобы воззвать погибшаго, изъязвленнаго, возвратить тебѣ первоначальный образъ чистаго Адама. Человѣкъ былъ владыкою всего, начиная отъ неба и до дольняго, умѣлъ различать страсти, чуждъ былъ демонамъ, чистъ отъ грѣха или отъ пороковъ, Божіимъ былъ подобіемъ, но погибъ за преступленіе, сталъ язвленъ и мертвъ. Сатана омрачилъ его умъ. И въ иномъ человѣкъ дѣйствительно мертвъ, а въ иномъ живетъ, разсуждаетъ, имѣетъ волю.

2. Вопросъ. По пришествіи Святаго Духа искореняется ли вмѣстѣ съ грѣхомъ и естественная похоть?

Отвѣтъ. Прежде сказалъ я, что и грѣхъ искореняется, и человѣкъ воспріемлетъ первоначальный /с. 193/ образъ чистаго Адама. Силою Духа и вслѣдствіе духовнаго возрожденія человѣкъ приходитъ въ мѣру перваго Адама, и становится даже выше его; потому что дѣлается обоженнымъ.

3. Вопросъ. До извѣстной ли мѣры попускается сатанѣ, или, сколько хочетъ, нападаетъ на насъ?

Отвѣтъ. Стремленіе его — не только на христіанъ, но и на идолослужителей, и на цѣлый міръ. Посему, если бы дозволено ему было нападать, сколько хочетъ, то истребилъ бы всѣхъ. Почему же? Потому что его это дѣло, и такова его воля. Но какъ скудельникъ, когда кладетъ сосуды въ огонь, въ мѣру разжигаетъ печь, и не слишкомъ много, чтобы обжигаемые долѣе надлежащаго времени сосуды не дали трещинъ, и не слишкомъ мало, чтобы, оставшись не прожженными, они не пропали даромъ; а также, дѣлающій серебряныя и золотыя вещи подкладываетъ огонь въ мѣру; а если усилитъ огонь, то золото и серебро расплавливаются, дѣлаются жидкими и пропадаютъ; и умъ человѣческій умѣетъ соразмѣрять тяжести съ силами вьючнаго скота, или верблюда, или другаго какого животнаго, какую именно тяжесть понести можетъ; такъ кольми паче Богъ, Который знаетъ крѣпость сосудовъ человѣческихъ, въ разныхъ мѣрахъ попускаетъ дѣйствовать сопротивной силѣ.

4. Какъ земля одна и та же, но гдѣ жестка, а гдѣ тучна, въ иномъ мѣстѣ способна къ насажденію винограда, а въ иномъ къ сѣянію пшеницы и ячменя; такъ различны и сердца и произволенія человѣческія; а сообразно съ симъ подаются и дарованія свыше: одному дается служеніе слова, другому — разсудительность, иному же — дарованія исцѣленій. Богъ знаетъ, какъ можетъ кто употребить данное ему, и сообразно съ тѣмъ даетъ различныя дарованія. А подобно сему и въ браняхъ, въ какой мѣрѣ можетъ кто принять /с. 194/ и выдержать брань, въ такой и попускается дѣйствовать на людей сопротивной силѣ.

5. Вопросъ. Пріявшій въ себя Божественную силу и измѣнившійся отчасти остается ли въ своемъ естествѣ?

Отвѣтъ. Чтобы и послѣ благодати испытываема была воля, къ чему она склонна и съ чѣмъ согласна, естество оставляется такимъ же; и человѣку суровому оставляется его суровость, а легкому — его легкость. Бываетъ же и то, что иный невѣжда разумомъ возраждается духовно, преобразуется въ мудраго, и извѣстными дѣлаются ему сокровенныя тайны, а по естеству онъ невѣжда. Иный, по естеству будучи суровымъ, предаетъ волю свою богочестію, и пріемлетъ его Богъ; а естество пребываетъ въ своей суровости, но Богъ благоволитъ о немъ. Иный добронравенъ, скроменъ, добръ, посвящаетъ себя Богу, и пріемлетъ его Господь. А если не пребываетъ въ добрыхъ дѣлахъ, то не благоволитъ къ нему Господь; потому что все естество Адамово удобопреклонно къ добру и къ злу, воспріимчиво къ злу, но можетъ не дѣлать зла, если желаетъ.

6. Какъ памятная книжка бываетъ исписана различно; что хотѣлъ ты, въ ней записывалъ, и потомъ опять стиралъ; потому что памятная книжка принимаетъ въ себя всякую запись: такъ и суровый человѣкъ предалъ волю свою Богу, обратился къ добру и принятъ Богомъ; потому что Богъ, желая явить Свое милосердіе, пріемлетъ всѣхъ и всякое произволеніе. Апостолы въ какой городъ ни входили, проводили тамъ нѣсколько времени, и иныхъ изъ страждущихъ исцѣляли, а другихъ нѣтъ. Сами Апостолы желали бы оживить у нихъ всѣхъ мертвецовъ, и содѣлать здравыми всѣхъ страждущихъ; но желаніе ихъ вполнѣ не исполнялось. Ибо не дано имъ было дѣлать все, чего желали. Подобно и Павелъ, когда за/с. 195/держанъ былъ народоначальникомъ, если бы благоволила бывшая съ нимъ благодать, какъ человѣкъ, имѣвшій въ себѣ Утѣшителя, могъ бы сокрушить и народоначальника и стѣну; а между тѣмъ Апостолъ свѣшенъ въ кошницѣ (2 Кор. 11, 32). Гдѣ же пребывающая съ нимъ божественная сила? Сіе дѣлалось по Божію смотрѣнію, что въ иномъ Апостолы творили знаменія и чудеса, а въ иномъ оказывались немощными; чтобы видимымъ чрезъ сіе дѣлалось различіе вѣры въ вѣрныхъ и невѣрныхъ испытывалась человѣческая свобода, и обнаруживалось, не соблазняются ли иные ихъ немощію. А если бы Апостолы дѣлали все, чего желали, то знаменіями и произволеніемъ своимъ утверждали бы они людей въ богочестіи, какъ бы какою-то приневоливающею силою, и не было бы уже мѣста ни вѣрѣ, ни невѣрію. Христіанство же есть камень преткновенія и камень соблазна.

7. Не просто и то, что написано объ Іовѣ, какъ просилъ его себѣ сатана; потому что ничего не могъ сдѣлать самъ собою безъ попущенія. Что же говоритъ діаволъ Господу? Отдай его мнѣ въ руки, аще не въ лицѣ Тя благословитъ (Іов. 1, 11)? Такъ и нынѣ и Іовъ тотъ же, и Богъ тотъ же, и діаволъ тотъ же. Въ то самое время, когда Іовъ видѣлъ себѣ помощь Божію, былъ ревностенъ и горячъ по благодати, проситъ его себѣ сатана и говоритъ Господу: «поелику помогаешь ему и защищаешь его; служитъ Тебѣ. Оставь его, и предай мнѣ; аще не въ лицѣ Тя благословитъ?» Наконецъ, какъ бы по тому самому, что душа утѣшается, благодать отступаетъ отъ нея, и душа предается искушеніямъ. Поэтому, приходитъ діаволъ, и наноситъ ей тысячи бѣдствій, безнадежность, отчаяніе, лукавыя помышленія, и сокрушаетъ душу, чтобы разслабить ее и содѣлать далекою отъ упованія на Бога.

8. Душа же благоразумная и въ бѣдствіяхъ и въ /с. 196/ скорби не теряетъ надежды, но владѣетъ, чѣмъ обладала, и что ни было бы ей нанесено, среди тысячей искушеній, все претерпѣвая, говоритъ: «если и умру, не оставлю Его». И тогда-то, если человѣкъ претерпитъ до конца, Господь начинаетъ препираться съ сатаною: «видишь, сколько золъ и скорбей причинилъ ты ему, и не послушался онъ тебя; но Мнѣ служитъ, Меня боится». Посрамляется тогда діаволъ, и ничего не можетъ уже сказать. Ибо, если бы зналъ и объ Іовѣ, что, подвергшись искушеніямъ, претерпитъ ихъ и не уступитъ надъ собою побѣды, то не сталъ бы просить его себѣ, чтобы не быть посрамленнымъ. Такъ и нынѣ посрамляется сатана претерпѣвающими скорби и искушенія, и раскаевается въ томъ, что ни въ чемъ не успѣлъ. Ибо Господь начинаетъ вѣщать ему такое слово: «вотъ, въ твою отдавалъ его волю, попускалъ тебѣ искушать его; могъ ли же ты что нибудь сдѣлать? послушалъ ли онъ тебя въ чемъ либо?»

9. Вопросъ. Ужели сатана знаетъ всѣ помыслы и намѣренія человѣческія?

Отвѣтъ. Если человѣкъ, обращаясь съ человѣкомъ, знаетъ, что касается до него, и ты, проживъ двадцать лѣтъ, знаешь касающееся до ближняго твоего, то какъ сатанѣ, который отъ рожденія твоего при тебѣ, не знаетъ твоихъ помысловъ, когда ему уже 6000 лѣтъ? Не говоримъ, что прежде нежели искусить человѣка, знаетъ онъ, что будетъ человѣкъ дѣлать. Искуситель искушаетъ, но не знаетъ, послушается ли его, или не послушается душа, пока не предастъ она воли своей въ рабство. Не говоримъ также, что діаволъ знаетъ всѣ помыслы и желанія сердца. Какъ дерево имѣетъ много вѣтвей и много членовъ; такъ есть нѣсколько вѣтвей помысловъ и намѣреній, которыми овладѣваетъ сатана; но есть другіе помыслы и намѣренія, необладаемые сатаною.

/с. 197/ 10. Въ иномъ сильнѣе бываетъ сторона злобы, при возбужденіи помысловъ, въ иномъ же опять препобѣждаетъ человѣческій помыслъ, — пріемля помощь и избавленіе отъ Бога и противясь злобѣ; въ иномъ человѣкъ одолѣвается, а въ иномъ имѣетъ свою волю. Бываетъ иногда, что человѣкъ съ горячностію приступаетъ къ Богу; сатана знаетъ это, и видитъ, что человѣкъ дѣйствуетъ вопреки ему, и не можетъ овладѣть человѣкомъ. Почему же? Потому что имѣетъ онъ волю возопить къ Богу, имѣетъ естественные плоды того, что возлюбилъ Бога, увѣровалъ въ Него, взыскалъ Его и приступаетъ къ Нему. Ибо и въ видимомъ мірѣ, земледѣлецъ воздѣлываетъ землю. Такъ и въ духовномъ вещи представляются въ двухъ видахъ. Посему, человѣку надобно, по собственному произволенію, воздѣлывать землю сердца своего и трудиться; потому что Богъ требуетъ отъ человѣка труда, усилія и дѣланія. Но если не явятся свыше небесныя облака и благодатные дожди; ни въ чемъ не успѣетъ трудящійся земледѣлатель.

11. Вотъ признакъ христіанства: сколько ни потрудишься, сколько ни совершишь праведныхъ дѣлъ, — оставаться въ той мысли, будто бы ничего тобою не сдѣлано; постясь говорить: «я не постился»; молясь: — «не молился»; пребывая въ молитвѣ: — «не пребывалъ, полагаю только начало подвигамъ и трудамъ». Хотя бы и праведенъ былъ ты предъ Богомъ, долженъ говорить: «я не праведникъ, не тружусь, а каждый день начинаю только». Но должно также христіанину всякій день имѣть упованіе, радость и чаяніе будущаго царства и избавленія, и говорить: «если не избавленъ я сегодня, буду избавленъ на утро». Насаждающій у себя виноградникъ, прежде нежели приступить къ труду, имѣетъ въ себѣ радость и надежду, и когда вина еще нѣтъ, живо представляетъ въ умѣ точило, вычисляетъ доходы, и въ такихъ мысляхъ при/с. 198/нимается за трудъ; надежда и ожиданіе заставляютъ его трудиться усердно, и дѣлаетъ онъ пока большія издержки въ домѣ. А подобнымъ образомъ домостроитель и земледѣлецъ, сперва расточаютъ много своей собственности, въ надеждѣ на будущую прибыль. Такъ и здѣсь, если не будетъ у человѣка предъ очами радости и надежды, что пріиметъ избавленіе и жизнь, то не возможетъ стерпѣть скорбей и принять на себя бремя и шествіе тѣснымъ путемъ. А сопровождающія его надежда и радость дѣлаютъ, что онъ трудится, терпитъ скорби, и принимаетъ на себя бремя, и идетъ тѣснымъ путемъ.

12. Какъ головнѣ трудно бѣжать отъ огня, такъ душа не иначе, какъ съ великимъ трудомъ, избѣгаетъ огня смерти. Всего же чаще сатана, какъ бы подъ видомъ добрыхъ помысловъ, что можно благоугодить симъ Богу, дѣлаетъ свои внушенія душѣ, и вовлекаетъ ее въ предпріятія тонкія и благовидныя; и вовлекаемый не умѣетъ различить, и оттого впадаетъ въ сѣть и погибель діавольскую. Самое главное оружіе для борца и подвижника состоитъ въ томъ, чтобы, вошедши въ сердце, сотворилъ онъ брань съ сатаною, возненавидѣлъ себя самого, отрекся отъ души своей, гнѣвался на нее, укорялъ ее, противился привычнымъ своимъ пожеланіямъ, препирался съ помыслами, боролся съ самимъ собою.

13. А если видимо соблюдаешь тѣло свое отъ растлѣнія и блуда, внутренно же ты любодѣйствовалъ и творилъ блудъ въ помыслахъ своихъ, то прелюбодѣй ты предъ Богомъ, и не принесетъ тебѣ пользы дѣвственное тѣло твое. Какъ, если юноша, хитростію обольстивъ дѣвицу, растлитъ ее, то мерзкою дѣлается она жениху своему за любодѣйство; такъ и безплотная душа, вступающая въ общеніе съ живущимъ внутри зміемъ, лукавымъ духомъ, блудодѣйствуетъ предъ Богомъ. И написано: всякъ, иже воззритъ на /с. 199/ жену, ко еже вожделѣти ея, уже любодѣйствова въ сердцѣ своемъ (Матѳ. 5, 28). Ибо есть блудъ совершаемый тѣлесно, и есть блудъ души, вступающей въ общеніе съ сатаною. Одна и таже душа бываетъ сообщницею и сестрою или демоновъ, или Бога и Ангеловъ, и прелюбодѣйствуя съ діаволомъ, дѣлается уже неблагопотребною для небеснаго Жениха.

14. Вопросъ. Успокоивается ли когда сатана, и освобождается ли человѣкъ отъ брани, или, пока живетъ, долженъ вести брань?

Отвѣтъ. Сатана никогда не успокоевается въ своихъ нападеніяхъ, и пока живетъ человѣкъ въ вѣкѣ семъ и носитъ на себѣ плоть, дотолѣ терпитъ его нападенія. Но когда разжженныя стрѣлы лукаваго угашены, ужели и тогда вредитъ еще человѣку? Если сатана и приходитъ на состязаніе, то иный есть другъ царевъ и ведетъ прю съ соперникомъ. Посему, когда царь на сторонѣ сего человѣка и благопріязненъ къ нему, самъ помогаетъ ему, тогда нималаго не терпитъ онъ вреда. Ибо, кто прошелъ всѣ чины и степени, и сталъ другомъ царевымъ, тотъ отъ кого можетъ потерпѣть что-нибудь? Въ видимомъ мірѣ, иные города отъ царя получаютъ дары и жизненные припасы; потому, если и несутъ малыя повинности, то нисколько не терпятъ убытка, когда столько получаютъ и бываютъ жалуемы отъ царя. Такъ и христіане, если и нападаетъ на нихъ врагъ, имѣютъ себѣ прибѣжище въ Божествѣ; они облеклись въ силу и упокоеніе свыше и нимало не тревожитъ ихъ брань.

15. Какъ Господь, отложивъ всякое начальство и власть, облекся въ тѣло: такъ и христіане облекаются Духомъ Святымъ и пребываютъ въ упокоеніи. Если и наступаетъ брань отвнѣ, дѣлаетъ прираженія сатана; то внутренно ограждены они Господнею силою, и не тревожатся при нападеніяхъ сатаны. Когда Господа искушалъ онъ въ пустынѣ сорокъ дней, — повредилъ /с. 200/ ли Ему сколько-нибудь тѣмъ, что отвнѣ приступалъ къ тѣлу Его. Въ семъ тѣлѣ былъ Богъ. Такъ и христіане, если и искушаются отвнѣ, то внутренно исполнены силы Божества, и не терпятъ никакой обиды. Но если достигъ кто въ такую мѣру, то пришелъ онъ въ совершенную любовь Христову и исполненіе Божества. А кто не таковъ, тотъ и внутренно ведетъ еще брань. Въ иный часъ упокоевается въ молитвѣ, а въ другой часъ бываетъ въ скорби и во брани. Ибо такъ угодно Господу; поелику человѣкъ еще младенецъ, упражняетъ его Господь во браняхъ. И внутри появляются какъ бы два лица, свѣтъ и тма, упокоеніе и скорбь; въ иный часъ въ упокоеніи молятся, а въ иный бываютъ въ смятеніи.

16. Не слышишь ли, что говоритъ Павелъ? Если имѣю всѣ дарованія, аще предамъ тѣло мое, во еже сжещи е, аще языки ангельскими глаголю, любве же не имамъ, ничтоже есмь (1 Кор. 13, 1-3). Ибо дарованія сіи руководствуютъ только къ совершенству; и достигшіе оныхъ, хотя и во свѣтѣ, однакоже еще мдаденцы. Многіе изъ братій восходили на сію степень, и имѣли дарованія исцѣленій, откровеніе и пророчество; но, поелику не пришли еше въ совершенную любовь, въ которой соузъ совершенства (Кол. 3, 14), то возстала въ нихъ брань, и они, вознерадѣвъ, пали. Но кто достигаетъ совершенной любви, тотъ дѣлается уже узникомъ и плѣнникомъ благодати. А кто приближается постепенно къ совершенной мѣрѣ любви, но не дошелъ еще до того, чтобъ стать узникомъ любви, тотъ находится еще подъ страхомъ, ему угрожаютъ брань и паденіе; и если не оградитъ онъ себя, то низлагаетъ его сатана.

17. Такъ многіе вводимы были въ заблужденіе самымъ дѣйствіемъ въ нихъ благодати: они подумали, что достигли совершенства, и сказали: «довольно съ насъ, не имѣемъ ни въ чемъ нужды». Но Господь /с. 201/ безконеченъ и непостижимъ. И христіане не смѣютъ сказать, что постигли, но смиряются день и ночь. Въ видимомъ мірѣ словесныя науки неисчерпаемы, и никто не знаетъ сего, кромѣ ученаго, въ должной мѣрѣ ихъ изучавшаго. Такъ и здѣсь Богъ ни для кого непостижимъ и неизмѣримъ, кромѣ тѣхъ, которые вкусили отъ Него же самаго пріятое ими, и сознаютъ свою немощь. Если ученый, слегка знающій науки, прійдетъ въ деревню, гдѣ живутъ люди неучившіеся; то прославляется ими, потому что сельскіе жители вовсе не умѣютъ судить о немъ. А если этотъ же самый малосвѣдущій въ наукахъ прійдетъ въ городъ, гдѣ есть витіи и ученые; то не осмѣливается показаться и говорить предъ ними; потому что ученые произнесутъ о немъ такой же судъ, какъ и о сельскомъ жителѣ.

18. Вопросъ. Если человѣкъ, находясь еще во брани, когда въ душѣ его дѣйственны и грѣхъ и благодать, преставится изъ міра сего, — то куда поступаетъ сей одержимый тѣмъ и другимъ?

Отвѣтъ. Поступаетъ туда, гдѣ умъ имѣетъ свою цѣль и любимое имъ. Тебѣ, если постигаютъ тебя скорбь или брань, должно только воспротивиться и возненавидѣть. Ибо, чтобы наступила брань, не твое это дѣло; а ненавидѣть — твое дѣло. И тогда Господь, видя умъ твой, потому что подвизаешься и любишь Господа отъ всей души, въ единый часъ удаляетъ смерть отъ души твоей (это нетрудно Ему), и пріемлетъ тебя въ лоно Свое и во свѣтъ; въ единое мгновеніе времени исхищаетъ тебя изъ челюстей тмы, и немедленно представляетъ въ царство Свое. Богу легко все совершить въ одно мгновеніе, только ты имѣлъ бы любовь къ Нему. Богъ требуетъ отъ человѣка его дѣланія, потому что душа удостоена быть въ общеніи съ Божествомъ.

19. Неоднократно приводили мы притчу о земле/с. 202/дѣльцѣ, который, потрудясь и вложивъ сѣмена въ землю, долженъ еще ждать свыше дождя. А если не явится облако и не подуютъ вѣтры, трудъ земледѣльца не принесетъ ему никакой пользы, и сѣмя будетъ лежать безъ всего. Примѣни это и къ духовному. Если человѣкъ ограничится только собственнымъ своимъ дѣланіемъ, и не пріиметъ необычайнаго для своей природы; то не можетъ принести достойныхъ плодовъ Господу. Въ чемъ же состоитъ дѣланіе самого человѣка? Въ томъ, чтобы отречься, удалиться изъ міра, пребывать въ молитвахъ, во бдѣніи, любить Бога и братій; пребывать во всемъ этомъ есть собственное его дѣло. Но если ограничится онъ своимъ дѣланіемъ, и не будетъ надѣяться пріять нѣчто иное, и не повѣютъ на душу вѣтры Духа Святаго, не явится небесное облако, не снидетъ съ неба дождь, и не ороситъ душу; то человѣкъ не можетъ принести достойныхъ плодовъ Господу.

20. Написано же, что дѣлатель, когда видитъ розгу творящую плодъ, отребляетъ ю, да множайшій плодъ сотворитъ; а розгу нетворящую плода искореняетъ и предаетъ сожженію (Іоан. 15, 2). Человѣку должно, постится ли онъ, пребываетъ ли во бдѣніи, молится ли, дѣлаетъ ли что доброе, приписывать все Господу, говоря такъ: «если бы не подкрѣплялъ меня Богъ, то не могъ бы я ни поститься, ни молиться, ни оставить міръ». И Богъ, видя доброе твое произволеніе, потому что и свое, естественными силами сдѣланное, приписываешь Богу, и Самъ даруетъ уже тебѣ собственное Свое, духовное, Божественное, небесное. Что же именно? — Плоды Духа, радованіе и веселіе.

21. Вопросъ. Но поелику симъ подобны и плоды естественные, любовь, вѣра, молитва: то покажи намъ различіе, почему называются духовными?

Отвѣтъ. Собственно твое, что самъ ты дѣлаешь, хотя и хорошо и Богу благопріятно, однакоже не/с. 203/чисто. Напримѣръ, любишь Бога, но несовершенно; приходитъ же Господь, даетъ тебѣ любовь неизмѣнную, небесную. Молишься ты, и въ тоже время естественно кружатся твои помыслы; а Богъ даетъ тебѣ молитву чистую, совершаемую духомъ и истиною. Въ видимомъ мірѣ земля сама собою всего чаще приноситъ тернія; земледѣлецъ вскапываетъ землю, прилежно обработываетъ и засѣваетъ; однакоже тернія и не посѣянныя растутъ и умножаются, потому что Адаму, по преступленіи, сказано: тернія и волчцы возраститъ тебѣ земля (Быт. 3, 18). Земледѣлецъ снова трудится, выкапываетъ тернія; они еще болѣе умножаются. Понимай это духовно; по преступленіи земля износитъ изъ сердца тернія и волчцы; человѣкъ воздѣлываетъ землю, трудится, а тернія лукавыхъ духовъ все еще родятся. Потомъ, самъ Духъ Святый вспомоществуетъ человѣческой немощи, и Господь въ сію землю сердца влагаетъ небесное сѣмя, и воздѣлываетъ ее. И когда падетъ Господне сѣмя, все еще родятся тернія и волчцы. Самъ Господь и человѣкъ снова воздѣлываютъ землю души, и все еще изникаютъ и отражаются тамъ седмь лукавыхъ духовъ и тернія, пока не наступитъ лѣто, не умножится благодать, и не посохнутъ тернія отъ солнечнаго зноя.

22. Хотя порокъ пребываетъ въ самомъ естествѣ, однакоже преобладаетъ тамъ только, гдѣ находитъ себѣ пажить. Нѣжные стебли пшеницы могутъ быть заглушены плевелами. Но когда съ наступленіемъ лѣта растенія сдѣлаются сухи, тогда плевелы нимало не вредятъ пшеницѣ. Пусть будетъ тридцать мѣръ чистой пшеницы, но есть въ ней примѣсь и плевелъ, напримѣръ, окажется ихъ нѣсколько горстей; плевелы незамѣтны будутъ во множествѣ пшеницы. Такъ и въ благодати; когда даръ Божій и благодать пріумножаются въ человѣкѣ, и богатѣетъ онъ въ Господа; тогда порокъ, хотя отчасти и остается въ человѣкѣ, /с. 204/ не можетъ вредить ему и не имѣетъ никакой надъ нимъ силы, или никакой въ немъ доли. Ибо для того и пришествіе и промышленіе Господне, чтобы насъ, порабощенныхъ, повинныхъ и подчинившихся пороку, освободить и содѣлать побѣдителями смерти и грѣха. Посему, братія не должны удивляться, если терпятъ отъ кого скорби, чтобы освободиться чрезъ то отъ порока.

23. И въ ветхомъ завѣтѣ, Моѵсей и Ааронъ, имѣя священство, много страдали. А Каіафа, возсѣдая на ихъ каѳедрѣ, самъ преслѣдовалъ и осудилъ Господа. Однакоже Господь, внушая уваженіе къ священству, попустилъ сему быть. Подобно и Пророки гонимы были Іудейскимъ народомъ. Наконецъ, Петръ сталъ преемникомъ Моѵсеевымъ, когда ввѣрены ему были новая Церковь Христова и истинное священство. Нынѣ есть у насъ крещеніе огнемъ и духомъ, и обрѣзаніе, совершаемое въ сердцѣ; потому что Божественный и небесный Духъ обитаетъ въ умѣ. Но и сіи совершенные, пока пребываютъ во плоти, не избавлены отъ заботъ по причинѣ свободы и состоятъ подъ страхомъ; почему и попускаются на нихъ искушенія. Когда же душа войдетъ въ оный градъ Святыхъ, тогда только возможетъ пребыть безъ скорбей и искушеній; потому что нѣтъ тамъ заботы, или скорби, или труда, или старости, или сатаны, или брани, а есть тамъ покой, радость, миръ и спасеніе. Тамъ посреди ихъ Господь, Который именуется Спасителемъ, потому что спасаетъ плѣненныхъ, именуется врачемъ, потому что подаетъ небесное и Божественное врачевство и исцѣляетъ душевныя страсти, въ нѣкоторой мѣрѣ господствующія надъ человѣкомъ. Словомъ сказать: Іисусъ есть Царь и Богъ, а Сатана — мучитель и злой князь.

24. Сверхъ того, Богъ и Ангелы Его хотятъ, чтобы человѣкъ сей былъ съ ними во царствіи, а подобно діа/с. 205/волъ и аггелы его хотятъ, чтобы онъ былъ съ ними. Посему, душа находится посреди двухъ существъ, и на какую сторону преклонится душевная воля, сыномъ той стороны и дѣлается человѣкъ. Если отецъ посылаетъ сына своего въ чужую землю, гдѣ встрѣтятся ему на пути звѣри; то даетъ ему яды и противоядія, чтобы, когда нападутъ на него звѣри и змѣи, далъ имъ ядъ и умертвилъ ихъ. Такъ и вы старайтесь пріять небесное врачевство, цѣлебное для души и служащее ей противоядіемъ, чтобы имъ умерщвлять ядоносныхъ звѣрей — нечистыхъ духовъ. Ибо нелегкое дѣло — пріобрѣсти чистое сердце; много нужно человѣку боренія и труда, чтобы чистыми имѣть совѣсть и сердце, и всецѣло искоренить въ себѣ зло.

25. Бываетъ и то, что въ иномъ есть благодать, а сердце еще нечисто. Потому и падали падавшіе; они не вѣрили, что съ благодатію пребываетъ въ нихъ дымъ и грѣхъ. Всѣ же праведники, идя тѣснымъ и узкимъ путемъ, до конца благоугождали Богу. Авраамъ богатъ былъ по Богу, а въ отношеніи къ міру называлъ себя землею и пепломъ (Быт. 18, 27); и Давидъ говоритъ о себѣ: поношеніе человѣковъ и уничиженіе людей, червь, а не человѣкъ (Псал. 21, 7). Подобно всѣ Апостолы и Пророки злострадали, были укоряемы. Самъ Господь, — Который есть путь и Богъ, пришедши не для Себя, а ради тебя, чтобы содѣлаться для тебя образомъ всего добраго, — смотри, въ какомъ пришелъ уничиженіи; зракъ раба пріялъ Богъ, Сынъ Божій, Царь и Сынъ Царевъ; Онъ подаетъ цѣлительныя врачевства, и врачуетъ язвленныхъ, а по внѣшности является какъ бы однимъ изъ язвленныхъ.

26. Но не пренебрегай Божія величія, когда видишь Его по внѣшности уничиженнымъ и какъ бы подобнымъ единому изъ насъ: ради насъ, а не ради Себя, явился Онъ такимъ. Разсуди, не паче ли всѣхъ уничиженъ былъ Онъ въ тотъ часъ, когда вопіяли: распни, /с. 206/ распни Его, и стекался народъ! Какъ въ мірѣ, если надъ какимъ злодѣемъ произнесенъ приговоръ княземъ, то весь народъ гнушается имъ и уничижаетъ его: такъ и Господь во время распятія, какъ человѣкъ осужденный умереть, ни во что вмѣняемъ былъ фарисеями. И когда также плевали на лице Его, возлагали на Него терновый вѣнецъ, били Его по ланитамъ; не превзошло ли сіе мѣру всякаго уничиженія? Ибо написано: плещи Мои вдахъ на раны, лица же Моего не отвратихъ отъ студа заплеваній, и ланитъ Моихъ отъ заушеній (Ис. 50, 6). Если же Богъ пріялъ столько поруганій, страданій и уничиженія; то сколько бы ни смирялъ себя ты — по природѣ тина и смертный естествомъ, не сдѣлаешь ничего подобнаго Владыкѣ твоему. Ради тебя Богъ смирилъ Себя; а ты и ради себя не смиряешься, но превозносишься и кичишься. Онъ пришелъ на Себя взять скорби и тяготы, тебѣ же дать покой Свой; а ты не хочешь понести трудовъ и пострадать, чтобы чрезъ это могли исцѣлѣть твои язвы. Слава страданію и долготерпѣнію Его во вѣки! Аминь.

Источникъ: Преподобнаго отца нашего Макарія Египетскаго Духовныя бесѣды, посланіе и слова, съ присовокупленіемъ свѣдѣній о жизни его и писаніяхъ. / Переведены с греческаго при Московской Духовной Академіи. — Изданіе четвертое. — Сергіевъ Посадъ: Свято-Троицкая Сергіева Лавра. Собственная типографія, 1904. — С. 192-206.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.