Церковный календарь
Новости


2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 2-я (1921)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 1-я (1921)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 24-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 23-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 22-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 21-я (1956)
2019-06-15 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 2-е, о Сынѣ (1844)
2019-06-15 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 1-е, о началахъ (1844)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 5-я (1922)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 4-я (1922)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 3-я (1922)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 2-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 16 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Преп. Іоаннъ Лѣствичникъ († 649 г.)

Преподобный Іоаннъ явился на Синай 16 лѣтъ; о мѣстѣ его рожденія не знали даже его современники-жизнеописатели. Черезъ 4 года принялъ постригъ и прожилъ подъ духовнымъ руководствомъ старца Мартирія еще 15 лѣтъ. Послѣ смерти учителя сталъ отшельникомъ и прожилъ 40 лѣтъ въ монастырѣ пустыни Ѳола. Въ возрастѣ 75 лѣтъ былъ избранъ игуменомъ Синайской обители и управлялъ монастыремъ 4 года до самой своей смерти (во 2-й пол. VI в., по другимъ — въ кон. VI или нач. VII в.). Величайшій изъ подвижниковъ, св. Іоаннъ не только самъ достигъ высоты духовнаго совершенства, но и другимъ оставилъ руководство для ихъ духовной жизни, написавъ душеспасительное сочиненіе «Лѣствицу», гдѣ представилъ 30 ступеней духовнаго восхожденія отъ совершенства къ совершенству. По содержанію «Лѣствица» раздѣляется на двѣ части. Въ первой части (слова 1-23) говорится о порокахъ, во второй (слова 24-30) — о нравственныхъ и богословскихъ добродѣтеляхъ. Изображая путь постепеннаго восхожденія къ нравственному совершенству, «Лѣствица» есть вѣрное и надежное руководство къ духовной жизни для ревнующихъ о благочестіи и спасеніи души. Это произведеніе, равно какъ и примыкающее къ ней слово «Къ пастырю» стало жемчужиной аскетической письменности Православной Церкви. Память преп. Іоанна Лѣствичника, иг. Синайскаго — 30 марта (12 апрѣля) и въ 4-ю недѣлю Великаго поста.

Творенія преп. Іоанна Лѣствичника

Преподобнаго отца аввы Іоанна, игумена Синайской горы,
ЛѢСТВИЦА.
Изданіе 5-е. Сергіевъ Посадъ, 1898.

Подвижническія слова, аввы Іоанна, игумена монаховъ Синайской горы,
посланныя имъ къ аввѣ Іоанну, игумену Раиѳскому, который побудилъ его къ сему сочиненію.

Слово 25. Объ искоренителѣ страстей, высочайшемъ смиренномудріи, бывающемъ въ невидимомъ чувствѣ.

1. Кто хотѣлъ бы чувственнымъ словомъ изъяснить ощущеніе и дѣйствіе любви Божіей во всей точности, святаго смиренномудрія — надлежащимъ образомъ, /с. 162/ блаженной чистоты — истинно, просвѣщенія Божественнаго во всей его ясности, страха Божія — неложно, сердечнаго извѣщенія [1] — чисто; и кто думаетъ однимъ сказаніемъ своимъ просвѣтить и научить невкусившихъ сего самымъ дѣломъ: тотъ дѣлаетъ нѣчто подобное человѣку, вознамѣрившемуся словами и примѣрами дать понятіе о сладости меда тѣмъ, которые никогда его не вкушали. Но какъ послѣдній всуе риторствуетъ, или, лучше сказать, пустословитъ: такъ и первый, будучи неопытенъ, самъ не знаетъ, о чемъ говоритъ, или сильно поруганъ тщеславіемъ (ѣ).

2. Настоящее слово представляетъ разсужденію вашему сокровище въ бренныхъ сосудахъ, т. е. въ тѣлахъ. Никакое слово не можетъ изъяснить его качество. Одну надпись имѣетъ сіе сокровище, надпись непостижимую, какъ свыше происходящую; и тѣ, которые стараются истолковать ее словами, принимаютъ на себя трудъ великаго и безконечнаго испытанія. Надпись эта такова: святое смиреніе.

3. Всѣ, которые Духомъ Божіимъ водятся, да внидутъ съ нами въ сіе духовное и премудрое собраніе, неся въ мысленныхъ рукахъ Богописанныя скрижали разума! И мы сошлись, изслѣдовали силу и значеніе честнаго онаго надписанія. Тогда одинъ сказалъ, что смиреніе есть всегдашнее забвеніе своихъ исправленій. Другой сказалъ: смиреніе состоитъ въ томъ, чтобы считать себя послѣднѣйшимъ и грѣшнѣйшимъ всѣхъ. Иной говорилъ, что смиреніе есть сознаніе умомъ своей немощи и безсилія. Иной говорилъ, что признакъ смиренія состоитъ въ томъ, чтобы въ случаѣ оскорбленія, предварять ближняго примиреніемъ и разрушать онымъ пребывающую вражду. Иной говорилъ, что смиреніе есть познаніе благодати и милосердія Божія. Другой же говорилъ, что смиреніе есть чувство сокрушенной души и отреченіе отъ своей воли.

4. Все сіе выслушавъ, и съ великою точностію и /с. 163/ вниманіемъ разсмотрѣвъ и сообразивъ, не могъ я слухомъ познать блаженное чувство смиренія; и потому, будучи послѣднимъ изъ всѣхъ какъ песъ, собравъ крупицы, падавшія со стола мудрыхъ и блаженныхъ мужей, т. е. слова ихъ устъ, опредѣляя добродѣтель оную, говорю такъ: смиренномудріе есть безъименная благодать души, имя которой тѣмъ только извѣстно, кои познали ее собственнымъ опытомъ; оно есть несказанное богатство; Божіе именованіе; ибо Господь говоритъ: научитеся не отъ Ангела, не отъ человѣка, не отъ книги, но отъ Мене, т. е. отъ Моего въ васъ вселенія и осіянія и дѣйствія, яко кротокъ есмь и смиренъ сердцемъ и помыслами, и образомъ мыслей, и обрящете покой душамъ вашимъ отъ браней, и облегченіе отъ искусительныхъ помысловъ (Матѳ. 11, 29).

5. Иной видъ священнаго сего вертограда еще во время зимы страстей, другой — весною, которая обѣщаетъ плоды, и иной — во время лѣта созрѣваемыхъ добродѣтелей; впрочемъ всѣ сіи видоизмѣненія ведутъ къ одному концу — къ веселію и плодоносію; и потому каждое его время имѣетъ свои нѣкоторыя указанія и признаки плодовъ. Ибо когда начнетъ въ насъ процвѣтать священный гроздъ смиренія, тогда мы, хотя и съ трудомъ, возненавидимъ всякую славу и похвалу человѣческую, отгоняя отъ себя раздражительность и гнѣвъ. Когда же смиренномудріе, сія царица добродѣтелей, начнетъ преуспѣвать въ душѣ нашей духовнымъ возрастомъ, тогда не только за ничто почитаемъ наши всѣ добрыя дѣла, но и вмѣняемъ ихъ въ мерзость, думая, что мы ежедневно прилагаемъ къ бремени нашихъ грѣховъ, невѣдомымъ для насъ расточеніемъ, и что богатство дарованій, которыя получаемъ отъ Бога, и которыхъ мы недостойны, послужитъ къ умноженію нашихъ мученій въ грядущемъ вѣкѣ. Посему умъ бываетъ въ то время неокрадомъ, затворившись въ ковчегѣ смиренія, и только слышитъ вокругъ себя топотъ и игры невидимыхъ татей, но ни одинъ изъ нихъ не можетъ ввести его въ искушеніе; ибо смиреніе есть такое /с. 164/ хранилище сокровищъ, которое для хищниковъ неприступно.

6. Итакъ мы дерзнули любомудрствовать въ немногихъ словахъ о цвѣтоносіи и первомъ преуспѣяніи онаго присноцвѣтущаго плода; а какова совершенная почесть священнѣйшаго смиренномудрія, о томъ вопросите Самого Господа, ближайшіе его други. О количествѣ богатства сего говорить невозможно: о качествѣ — еще труднѣе; однако о свойствѣ ея покусимся сказать по данному намъ разумѣнію.

7. Покаяніе искреннее, плачъ, очищенный отъ всякой скверны, и преподобное смиреніе новоначальныхъ такое имѣютъ различіе между собою, какъ мука, тѣсто и печеный хлѣбъ. Ибо душа стирается и истончевается истиннымъ покаяніемъ, соединяется же нѣкіимъ образомъ, и, такъ сказать, смѣшивается съ Богомъ, водою плача неложнаго; а когда отъ него разжжется огнемъ Господнимъ, тогда хлѣботворится и утверждается блаженное смиреніе, безквасное и невоздымающееся. Посему сія священная и триплетенная вервь, или, лучше сказать, радуга, сходясь въ одну силу и дѣйствіе, имѣетъ свои особенныя дѣйствія и свойства; и если укажешь на какой-либо признакъ одного, то въ то же время найдешь, что онъ служитъ признакомъ и свойствомъ и другаго. Но что мы здѣсь сказали кратко, то постараемся утвердить и доказательствомъ.

8. Первое, и одно изъ превосходнѣйшихъ свойствъ сей прекрасной и досточудной троицы, состоитъ въ радостнѣйшемъ подъятіи уничиженій, когда душа распростертыми руками принимаетъ и объемлетъ ихъ, какъ врачевство, исцѣляющее и попаляющее ея недуги и великіе грѣхи. Второе же по ономъ свойство есть истребленіе всякаго гнѣва, и въ утоленіе онаго — смиреніе. А третія и превосходнѣйшая степень есть совершенное невѣрованіе своимъ добрымъ дѣламъ, и всегдашнее желаніе научаться.

9. Кончина убо закона и пророковъ, Христосъ, въ правду всякому вѣрующему (Рим. 10, 4); конецъ же /с. 165/ нечистыхъ страстей — тщеславіе и гордость всякому невнимающему себѣ. Истребитель же ихъ — мысленный сей олень, т. е. смиренномудріе, хранитъ сожителя своего невредимымъ отъ всякаго смертоноснаго яда (э). Ибо когда является въ смиренномудріи ядъ лицемѣрія? Когда ядъ клеветы? Гдѣ можетъ въ немъ гнѣздиться и крыться змѣй? Не извлекаетъ ли оно его паче изъ земли сердца, и умерщвляетъ, и истребляетъ?

10. Въ томъ, кто совокупляется со смиреніемъ, не бываетъ ни слѣда ненависти, ни вида прекословія, ни вони непокорства, развѣ только гдѣ дѣло идетъ о вѣрѣ.

11. Кто съ добродѣтелью смиренномудрія соединился бракомъ, тотъ кротокъ, привѣтливъ, удобоумиленъ, милосердъ; паче же всего тихъ, благопокорливъ, безпечаленъ, бодръ, нелѣностенъ, и — что много говорить — безстрастенъ; потому что во смиреніи нашемъ помяну ны Господь, и избавилъ ны есть отъ враговъ нашихъ (Пс. 135, 23. 24), отъ страстей и сквернъ нашихъ.

12. Смиренномудрый монахъ не любопытствуетъ о предметахъ непостижимыхъ; а гордый хочетъ изслѣдовать и глубину судебъ Господнихъ.

13. Къ одному изъ разсудительнѣйшихъ братій бѣсы приступили очевидно и ублажали его. Но сей премудрый сказалъ имъ: «если бы вы перестали хвалить меня въ душѣ моей, то, изъ отшествія вашего, я заключилъ бы, что я великъ; если же не перестанете похвалять меня, то изъ похвалы вашей вижу мою нечистоту; ибо нечистъ предъ Господемъ всякъ высокосердый (Притч. 16, 5). Итакъ, или отойдите, чтобы я почелъ себя за великаго человѣка; или хвалите, и я, посредствомъ васъ, пріобрѣту больше смиренія». Симъ обоюднымъ изреченіемъ они такъ были поражены, что тотчасъ же исчезли.

14. Да не будетъ душа твоя рвомъ, который иногда источаетъ животворную воду смиренія, а иногда изсыхаетъ отъ зноя славы и возношенія; но да будетъ она источникомъ безстрастія, всегда изводящимъ изъ себя рѣку нищеты.

/с. 166/

15. Возлюбленный! Знай, что удолія умножатъ пшеницу (Пс. 64, 14), и плодъ духовный въ себѣ. Сіе удоліе есть душа смиренная, которая посреди горъ, трудовъ и добродѣтелей, всегда пребываетъ безъ возношенія и неподвижною. Не постился я, говоритъ Давидъ, не бдѣлъ, не лежалъ на голой землѣ: но смирихся, и спасе мя Господь вскорѣ (Пс. 114, 5).

16. Покаяніе возставляетъ падшаго; плачъ ударяетъ во врата небесныя; а святое смиреніе отверзаетъ оныя. Я же, говоря сіе, поклоняюсь Троицѣ во Единицѣ и Единицѣ въ Троицѣ.

17. Солнце освѣщаетъ всѣ видимыя твари, а смиреніе утверждаетъ всѣ разумныя дѣйствія. Гдѣ нѣтъ свѣта, тамъ все мрачно; и гдѣ нѣтъ смиренномудрія, тамъ всѣ наши дѣла суетны.

18. Одно во всей вселенной такое мѣсто, которое только однажды видѣло солнце; и одинъ помыслъ часто рождалъ смиреніе. Въ одинъ и единственный день весь міръ возрадовался: и одна только добродѣтель смиренномудрія такова, что бѣсы подражать ей не могутъ (ю).

19. Иное дѣло превозноситься; иное дѣло не возноситься; а иное смиряться. Одинъ цѣлый день судитъ (о всѣхъ и о всемъ); другой ни о чемъ не судитъ, но и себя не осуждаетъ, третій же, будучи неповиненъ, всегда самъ себя осуждаетъ.

20. Иное дѣло смиренномудрствовать; иное дѣло подвизаться для пріобрѣтенія смиренномудрія; а иное дѣло хвалить смиренномудраго. Первое принадлежитъ совершеннымъ; второе — истиннымъ послушникамъ; а третіе — всѣмъ православнымъ христіанамъ.

21. Кто смирилъ себя внутренно, тотъ не бываетъ окрадываемъ чрезъ уста; ибо чего нѣтъ въ хранилищѣ, того и дверь сія не износитъ.

22. Когда конь бѣжитъ одинъ, ему кажется, что онъ скоро бѣгаетъ; но когда находится въ бѣгу съ другими, тогда познаетъ свою медленность.

23. Если помыслъ нашъ уже не хвалится природными дарованіями, то это знакъ начинающагося /с. 167/ здравія; а доколѣ чувствуетъ онъ сей смрадъ тщеславія, дотолѣ благовонія мѵра (смиренія) обонять не можетъ.

24. Святое смиренномудріе говоритъ: кто имѣетъ любовь ко мнѣ, но еще не совокупился со мною совершенно, тотъ никого не будетъ осуждать, не пожелаетъ начальствовать, не будетъ выказывать свою премудрость. По совокупленіи же со мною для него уже законъ не лежитъ (1 Тим. 1, 9).

25. Нечистые бѣсы тайно влагали похвалу въ сердще одному, тщательно стремившемуся къ сей блаженной добродѣтели подвижнику; но онъ, будучи наставляемъ божественнымъ вдохновеніемъ, умѣлъ убѣдить лукавство духовъ благочестивою хитростію. Вставши, написалъ онъ на стѣнѣ своей келліи названія высочайшихъ добродѣтелей, т. е. любви совершенной, ангельскаго смиренномудрія, чистой молитвы, нетлѣнной чистоты, и другихъ подобныхъ; и когда помыслы начинали хвалить его, онъ говорилъ къ нимъ: «пойдемъ на обличеніе» и, подошедши къ стѣнѣ, читалъ написанныя названія, и взывалъ къ себѣ: «когда и всѣ сіи добродѣтели пріобрѣтешь, знай, что ты еще далеко отъ Бога».

26. Итакъ, мы не можемъ сказать, въ чемъ собственно состоитъ сила и существо сего солнца (смиренномудрія); однако по его свойствамъ и дѣйствіямъ можемъ постигать его существо.

27. Смиренномудріе есть покровъ божественный, который не даетъ намъ видѣть наши исправленія. Смиренномудріе есть бездна самоохужденія, неприступная для всѣхъ невидимыхъ татей. Смиренномудріе есть столпъ крѣпости отъ лица вражія (Пс. 60, 4). Ничтоже успѣетлѣ врагъ на него, и сынъ, т. е. помыслъ беззаконія не преложитъ озлобити его (Пс. 88, 23). И изсѣчетъ отъ лица своего враги своя, и ненавидящія его побѣдитъ (Ст. 24).

28. Кромѣ показанныхъ свойствъ, которыя всѣ, за исключеніемъ одного (я), суть видимыя знаменія сего /с. 168/ сокровища духовнаго, есть еще и другія свойства, которыя познаетъ въ душѣ своей великій обладатель сего богатства. Тогда ты достовѣрно узнаешь, что святое существо сей добродѣтели есть въ тебѣ, когда будешь исполненъ неизреченнаго свѣта и несказанной любви къ молитвѣ. Прежде же чѣмъ ты достигнешь сихъ дарованій, надлежитъ тебѣ пріобрѣсти сердце, незазирающее чужихъ согрѣшеній; предтечею же всего сказаннаго должна быть ненависть къ тщеславію.

29. Кто позналъ себя во всякомъ чувствѣ души, тотъ какъ бы посѣялъ на землѣ; а кто такъ не посѣялъ, въ томъ невозможно процвѣсти смиренномудрію (ѳ).

30. Познавшій себя достигъ разума страха Господня, и ходя въ ономъ, достигаетъ вратъ любви.

31. Смиренномудріе есть дверь царствія небеснаго, и она вводитъ туда приближающихся, къ ней. Думаю, что о входящихъ сею дверью говоритъ и Самъ Спаситель сими словами: и внидетъ и изыдетъ (Іоан. 10, 9) безъ страха изъ сей жизни, и пажить обрящетѣ и злакъ въ райскихъ селеніяхъ. Всѣ же, которые пришли въ монашество иною дверью, татіе суть своей жизни и разбойницы.

32. Если хотимъ достигнуть добродѣтели смиренномудрія, да не престанемъ самихъ себя испытывать и истязывать; и если въ истинномъ чувствѣ души будемъ думать, что каждый ближній нашъ превосходнѣе насъ, то милость Божія недалека отъ насъ.

33. Невозможно пламени происходить отъ снѣга; еще болѣе невозможно быть смиренномудрію въ иновѣрномъ, или еретикѣ. Исправленіе это принадлежитъ однимъ православнымъ, благочестивымъ, и уже очищеннымъ.

34. Многіе называютъ себя грѣшниками, а можетъ быть и въ самомъ дѣлѣ такъ о себѣ думаютъ; но сердце искушается уничиженіемъ (отъ другихъ).

35. Поспѣшающій къ оному необуреваемому пристанищу смиренномудрія да не престанетъ дѣлать все, что можетъ, и да понуждается и словами, и помышленіями, /с. 169/ и разными способами, изслѣдованіями и изысканіями, и всѣмъ житіемъ, и ухищреніями творя молитвы и моленія, размышляя, придумывая, и всѣ средства изобрѣтая, доколѣ содѣйствіемъ Божіимъ и пребываніемъ въ уничиженнѣйшихъ и наиболѣе презираемыхъ состояніяхъ и трудахъ не избавится ладія души его отъ бѣдствій приснобурнаго моря тщеславія; ибо избавившійся отъ сей страсти получаетъ удобное оправданіе отъ всѣхъ прочихъ грѣховъ своихъ, какъ евангельскій мытарь.

36. Нѣкоторые хотя и получили уже прощеніе грѣховъ, но для всегдашняго побужденія къ смиренномудрію удерживаютъ до конца жизни воспоминаніе о преждебывшихъ согрѣшеніяхъ, заушая онымъ суетное возношеніе. Другіе, размышляя о страданіяхъ Христа Спасителя, считаютъ себя всегда неоплатными должниками предъ Нимъ. Иные охуждаютъ себя за ежедневныя неисправности. Иные случающимися искушеніями, немощами, и согрѣшеніями, въ какія впадаютъ, низвергаютъ гордость. Другіе моленіемъ о взятіи отъ нихъ дарованій, усвоили себѣ матери дарованій смиреніе. Есть и такіе, (но нынѣ есть ли, не могу сказать) которые тѣмъ болѣе смиряются предъ Богомъ, чѣмъ болѣе ущедряются Божіими дарованіями, почитая себя недостойными таковаго богатства, и такой имѣютъ залогъ въ душѣ, что будто бы они ежедневно прилагаютъ къ долгу своему. Вотъ смиреніе, вотъ блаженство, вотъ совершенная почесть побѣдная! Если увидимъ или услышимъ, что кто-нибудь, въ продолженіи немногихъ лѣтъ, пріобрѣлъ высочайшее безстрастіе: вѣрь, что такой шествовалъ не инымъ путемъ, но симъ блаженнымъ и краткимъ.

37. Священная двоица — любовь и смиреніе; первая возноситъ, а послѣднее вознесенныхъ поддерживаетъ и не даетъ имъ падать.

38. Иное дѣло — сокрушеніе сердца; другое дѣло — самопознаніе; а еще иное — смиреніе.

39. Сокрушеніе происходитъ отъ грѣхопаденія. /с. 170/ Падающій сокрушается, и хотя бездерзновененъ, однако съ похвальнымъ безстыдствомъ предстоитъ на молитвѣ, какъ разбитый, на жезлъ надежды опираясь и отгоняя имъ пса отчаянія.

40. Самопознаніе есть вѣрное понятіе о своемъ духовномъ возрастѣ и неразвлекаемое памятованіе легчайшихъ своихъ согрѣшеній.

41. Смиреніе есть духовное ученіе Христово, мысленно пріемлемое достойными въ душевную клѣтъ. Словами чувственными его невозможно изъяснить.

42. Кто говоритъ, что онъ ощущаетъ благовоніе сего мѵра, и во время похвалъ хотя мало движется сердцемъ, и силу словъ оныхъ понимаетъ, (но не отвращается ихъ): тотъ да не прельщаетъ себя, ибо онъ обманутъ.

43. Не намъ, Господи, не намъ, сказалъ нѣкто, въ чувствѣ души, но имени Твоему даждь славу (Пс. 113, 9); ибо онъ зналъ, что естество человѣческое не можетъ принимать похвалу безвредно. У Тебе похвала моя въ Церкви велицѣй (Пс. 21, 26) въ будущемъ вѣкѣ: а прежде того не могу принимать ее безопасно.

44. Если предѣлъ, свойство и образъ крайней гордости состоитъ въ томъ, что человѣкъ ради славы лицемѣрно показываетъ добродѣтели, какихъ въ немъ нѣтъ: то глубочайшаго смиренномудрія признакъ, когда человѣкъ ради уничиженія, въ нѣкоторыхъ случаяхъ, принимаетъ на себя такія вины, какихъ и нѣтъ въ немъ. Такъ поступилъ тотъ духовный отецъ, который взялъ въ руки хлѣбъ и сыръ [2]; такъ поступилъ и тотъ дѣлатель чистоты, который снялъ съ себя одежду и прошелъ городъ безстрастно [3]. Таковые уже не заботятся и не боятся, какъ бы не соблазнились люди, потому что они молитвою получили силу /с. 171/ всѣхъ невидимо пользовать. А кто изъ нихъ о первомъ, то есть о соблазнахъ, еще заботится, тотъ изъявляетъ скудость втораго дарованія; ибо гдѣ Богъ готовъ исполнить прошеніе, тамъ мы все можемъ сдѣлать.

45. Избирай лучше оскорбить людей, нежели Бога; ибо Онъ радуется, видя, что мы усердно стремимся къ безчестію, чтобы потрясти, уязвить и уничтожить суетное, наше тщеславіе.

46. Таковыя дарованія [4] доставляетъ совершенное уклоненіе отъ міра. И поистинѣ дѣло великихъ — терпѣть поруганія отъ своихъ. Но да не приводитъ васъ въ ужасъ сказанное мною; никто никогда не могъ однимъ шагомъ взойти на верхъ лѣстницы.

47. О семъ разумѣютъ вси, яко Божіи ученицы есмы (Іоан. 13, 35), не яко бѣси намъ повинуются, но яко имена наша написана суть на небеси смиренія (Лук. 10, 20).

48. Естественное свойство лимоннаго дерева таково, что оно, будучи безплодно, поднимаетъ вѣтви кверху; а когда оныя наклонятъ, то онѣ скоро бываютъ плодоносны. Разумно познавшій уразумѣетъ сіе.

49. Святое смиреніе имѣетъ дарованіе отъ Бога къ восхожденію на тридесятъ, на шестьдесятъ и на сто. На послѣднюю степень восходятъ одни безстрастные, на среднюю — мужественные: на первую же степень всѣ могутъ взойти.

50. Познавшій себя никогда не бываетъ поруганъ, чтобы предпринять дѣло выше своей силы; онъ утвердилъ ногу свою на блаженной стези смиренномудрія.

51. Птицы боятся и вида ястреба; а дѣлатели смиренія — и гласа прекословія.

52. Многіе получили спасеніе безъ прорицаній и осіяній, безъ знаменій и чудесъ; но безъ смиренія никто не внидетъ въ небесный чертогъ. Ибо хранитель первыхъ (дарованій) есть второе (смиреніе); но часто, /с. 172/ въ легкомысленныхъ людяхъ, чрезъ первыя истребляется второе.

53. Чтобы насъ и не желающихъ смириться побудить къ сей добродѣтели, Господь промысломъ Своимъ устроилъ то, что никто язвъ своихъ не видитъ такъ хорошо, какъ видитъ ихъ ближній; и потому мы обязаны не себѣ приписывать исцѣленіе наше, но ближнему, и Богу воздавать благодареніе о здравіи.

54. Смиренномудрый всегда гнушается воли своей, какъ погрѣшительной, даже и въ прошеніяхъ своихъ ко Господу: онъ съ несомнѣнною вѣрою научается должному, и принимаетъ оное, не жительству учителя внимая, но возложивъ попеченіе на Бога, Который и чрезъ ослицу научилъ Валаама должному. И хотя такой дѣлатель все по волѣ Божіей и дѣлаетъ, и мыслитъ, и говоритъ, но никогда не довѣряетъ себѣ; ибо для смиреннаго тягость и жало — вѣрить самому себѣ: какъ гордому трудно послѣдовать словамъ и мнѣнію другихъ.

55. Мнѣ кажется, что только Ангелу свойственно не быть окрадываемому никакимъ грѣхомъ въ невѣдѣніи: ибо слышу земнаго Ангела, говорящаго: ничесо же въ себѣ свѣмъ, но ни о семъ оправдаюся; востязуяй же мя Господь есть (1 Кор. 4, 4). Посему и надлежитъ намъ всегда осуждать и укорять себя, чтобы вольнымъ самоохужденіемъ загладить невольные грѣхи; а если не такъ, то при исходѣ изъ сего міра мы претерпимъ за нихъ лютое истязаніе.

56. Кто проситъ отъ Бога меньше того, чего онъ достоинъ, тотъ, конечно, получитъ болѣе, нежели чего стоитъ. Объ истинѣ сего свидѣтельствуетъ мытарь, просившій отпущенія грѣховъ, и получившій оправданіе. Разбойникъ также просилъ только, чтобы Господь помянулъ его во царствіи Своемъ, но онъ первый получилъ весь рай въ наслѣдіе.

57. Какъ ни въ какой твари невозможно видѣть огня по естеству [5], ни малаго, ни великаго: такъ и въ /с. 173/ непритворномъ смиреніи невозможно оставаться и виду вещества, то есть страстей; и доколѣ мы грѣшимъ произвольно, дотолѣ нѣтъ въ насъ смиренія; а изъ сего можно уже разумѣть, когда оно въ насъ присутствуетъ.

58. Господь нашъ, зная, что добродѣтель души сообразуется съ наружными поступками, взявъ лентій, показалъ намъ примѣръ къ обрѣтенію пути смиренія; ибо душа уподобляется дѣйствіямъ тѣлеснымъ, и соображается и соглашается съ тѣмъ, что дѣлаетъ тѣло. Начальствованіе сдѣлалось для нѣкотораго изъ Ангеловъ причиною высокомудрія, хотя оно и не для того ему было ввѣрено.

59. Иное душевное устроеніе у человѣка, сидящаго на престолѣ; и иное у сидящаго на гноищѣ. По сей-то, можетъ быть, причинѣ и великій праведникъ Іовъ сидѣлъ на гноищѣ внѣ града; ибо тогда-то, стяжавъ совершенное смиренномудріе, сказалъ онъ въ чувствѣ души: укорихъ себе самъ и истаяхъ: и вмѣнихъ себе землю и пепелъ (Іов. 42. 6).

60. Обрѣтаю, что Манассія согрѣшилъ паче всѣхъ человѣковъ, осквернивъ храмъ Божій и все Богослуженіе почитаніемъ идоловъ; такъ что еслибы за него и весь міръ постился, то нимало не могъ бы удовлетворить за его беззаконія. Но одно смиреніе возмогло исцѣлить и неисцѣльныя язвы его. Яко аще бы восхотѣлъ еси жертвы, говоритъ Давидъ къ Богу, далъ быхъ убо: всесожженія, то есть тѣлъ, постомъ истаявающихъ, не благоволиши: жертва же Богу духъ сокрушенъ (Пс. 50, 18); прочее, что тамъ слѣдуетъ, всѣмъ извѣстно.

61. Согрѣшихъ ко Господу, возопило нѣкогда сіе блаженное смиреніе къ Богу, по совершеніи прелюбодѣянія и убійства: и тотчасъ услышало: Господь отъя согрѣшеніе твое (2 Цар. 12, 13).

62. Приснопамятные отцы наши утверждаютъ, что путь къ смиренію и начальная причина сей добродѣтели суть труды тѣлесные; а я полагаю, — послушаніе и правость сердца, которыя естественно сопротивляются возношенію.

/с. 174/

63. Если гордость нѣкоторыхъ изъ Ангеловъ превратила въ бѣсовъ, то безъ сомнѣнія смиреніе можетъ и изъ бѣсовъ сдѣлать Ангеловъ. Итакъ, да благодушествуютъ падшіе (уповая на Бога).

64. Потщимся и потрудимся всею силою взойти на верхъ сей добродѣтели. Если идти не можемъ, потщимся, чтобы оно подъяло насъ на раменахъ своихъ. Если немоществуемъ чѣмъ-нибудь, то да не отпадемъ по крайней мѣрѣ отъ объятій; ибо я подивился бы, еслибы отпадающій отъ него получилъ нѣкій вѣчный даръ.

65. Жилы и пути смиренія, но еще не признаки сей добродѣтели, суть: нестяжательность, уклоненіе отъ міра, утаеніе своей мудрости, простота рѣчи, прошеніе милостыни, скрытіе благородія, изгнаніе дерзновенія, удаленіе многословія.

66. Ничто такъ не смиряетъ душу, какъ пребываніе въ нищетѣ и пропитаніе подаяніемъ; ибо тогда наипаче показуемся любомудрыми и боголюбивыми, когда, имѣя средства къ возвышенію, убѣгаемъ онаго невозвратно.

67. Если ты вооружаешься противъ какой-нибудь страсти, то возьми себѣ въ помощь смиренномудріе, ибо оно наступитъ на аспида и василиска, то есть на грѣхъ и отчаяніе, и поперетъ льва и змія (Пс. 90, 13), то есть діавола и змія плотской страсти.

68. Смиренномудріе есть тифонъ, могущій возвести душу изъ безднъ грѣховъ на небо.

69. Нѣкто увидѣлъ въ сердцѣ своемъ красоту сей добродѣтели, и, будучи объятъ удивленіемъ и ужасомъ, вопрошалъ ее, да скажетъ ему имя родителя своего. Она же, радостно и кротко улыбаясь, сказала ему: «какъ ты стараешься узнать имя Родившаго меня, когда Онъ неименуемъ? Итакъ, я не объявляю тебѣ онаго имени, доколѣ не стяжешь въ себѣ Бога». Слава Ему во вѣки вѣковъ. Аминь.

Матерь источника — бездна; разсужденія же источникъ — смиреніе.

Примѣчанія:
[1] Въ другомъ русск. переводѣ: удостовѣренія.
[2] Авва Симонъ. Достоп. Сказанія о подвиж. св. Отцевъ Изд. 1855 г. стр. 313.
[3] Пр. Серапіонъ Синдонитъ. Лавсаикъ, гл. 72-я. Смотри также въ Чети-Минеяхъ, 21-го іюля, житіе Пр. Симеона, Христа ради юродиваго.
[4] Въ слав. почести.
[5] Естество огня сокрыто въ деревѣ, камнѣ, желѣзѣ и проч.
(ѣ) Св. Іоаннъ Златоустъ говоритъ: «дарованія Божіи столь велики, что люди почти не могутъ вѣрить тому. И не дивно, если не могутъ понять ихъ, доколѣ не извѣдаютъ опытомъ» (Бесѣда 4, на 1-е посл. къ Тимоѳ.).
(э) Сравненіе смиренія съ оленемъ основано на сказаніи древнихъ писателей, утверждающихъ, что олень чуетъ то мѣсто, гдѣ скрываются змѣи, и ставъ надъ входомъ въ ихъ нору, извлекаетъ ихъ оттуда своимъ дыханіемъ, такъ что онѣ сами выходятъ и лѣзутъ ему въ ротъ, и тогда онъ пожираетъ ихъ; но пожравъ ихъ, олень получаетъ сильную и палящую жажду, и поспѣшно бѣжитъ на источники водъ, дабы прохладить и утолить ее, потому что умретъ, если пробудетъ часа три не напившись. Посему-то и Давидъ сказалъ, что душа его такъ возжадала къ Богу, какъ елень на источники водныя.
(ю) Одно мѣсто, видѣвшее однажды солнце, есть дно Чермнаго моря, при переходѣ Израильтянъ; и одинъ истинный помыслъ, раждающій /с. 17/ смиреніе, есть помышленіе о смерти, или помышленіе о судѣ, или помышленіе о распятіи Господа нашего Іисуса Христа. Одинъ день всемірной радости, — день Воскресенія Господа и Спасителя нашего, въ который родъ нашъ освобидился отъ вѣчныхъ узъ адовыхъ. Нѣкоторые же говорятъ, что это день Рождества Христова, въ который и слышано было отъ Ангеловъ: Слава въ вышнихъ Богу. Иные же разумѣютъ день, въ который Ной съ своимъ семействомъ вышелъ изъ ковчега (Патрол. Т. 88-й, стран. 1005. Перев. Лѣств. Аѳанасія Критскаго. Стр. 318).
(я) Стяжавшій благодатію Божіею и своими трудами благодатное смиреніе имѣетъ не только вышеуказанныя дарованія, но и другіе особенные признаки, испытавъ которые съ благимъ разсужденіемъ, всякій можетъ видѣть, что они доказываютъ чудное богатство его души. (Таковыя видимыя свойства смиренія суть: 1) терпѣніе уничиженія и презрѣнія, 2) совершенная побѣда надъ гнѣвомъ, и 3) недовѣрчивость къ добрымъ своимъ дѣламъ съ постояннымъ желаніемъ научаться). Одно же дарованіе не можетъ быть познано, потому что оно сокровенно въ его сердцѣ и для другихъ невидимо. Это великое самоохужденіе, которое онъ постоянно внутри себя оказываетъ къ своей душѣ и къ своему тѣлу, считая себя недостойнѣйшимъ и худшимъ смердящаго пса (Перев. Лѣст. Аѳанасія Крит. стр. 321).
(ѳ) Кто знаетъ всего себя, что онъ грѣшенъ, и оплакиваетъ отъ сердца грѣхи свои, тотъ посѣялъ на добромъ селѣ; если же не посѣялъ такъ, то невозможно, чтобы процвѣли въ немъ многоплодныя дѣла смиренія. — Кто не познаетъ себя для того, чтобы смиряться, тотъ дѣлается гордымъ; а кто знаетъ себя и устроеніе свое, тотъ не возносится, а смиряется (Новогреч. Лѣств. Аѳанасія Крит. стр. 321).

Источникъ: Преподобнаго отца аввы Іоанна, игумена Синайской горы, Лѣствица, въ русскомъ переводѣ, съ алфавитнымъ указателемъ. — Пятое изданіе Козельской Введенской Оптиной Пустыни. — Свято-Троицкая Сергіева Лавра: Собственная Типографія, 1898. — С. 161-174.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.