Церковный календарь
Новости


2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 30-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 29-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 28-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 27-я (1922)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 72-я (1956)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 71-я (1956)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 46-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 45-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 44-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 43-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 30-я (1921)
2019-07-21 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 29-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 26-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 25-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 24-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 23-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 22 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Творенія святыхъ отцовъ и учителей Церкви

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Святителя Іоанна Златоуста
«СЛОВА О СВЯЩЕНСТВѢ», «БЕСѢДА ПО РУКОПОЛОЖЕНІИ ВО ПРЕСВИТЕРА» И «БЕСѢДЫ О ПОКАЯНІИ».

«БЕСѢДЫ О ПОКАЯНІИ».

БЕСѢДА ШЕСТАЯ.
Бесѣда о постѣ, сказанная въ шестую недѣлю святыя Четыредесятницы.

1. Какъ пріятны для насъ волны этого духовнаго моря, — пріятнѣе и волнъ морскихъ! Эти воздвигаются возмущеніемъ вѣтровъ, а тѣ желаніемъ слышать (поученіе); эти, воздымаясь, приводятъ кормчаго въ великій страхъ, а тѣ, появляясь, влагаютъ въ говорящаго великое дерзновеніе. Эти служатъ знáкомъ ярящагося моря, а тѣ признакомъ радостной души; эти ударяясь о камни, производятъ глухой шумъ, а тѣ, приражаясь къ слову ученія, издаютъ пріятный звукъ. Равнымъ образомъ и дуновеніе легкаго вѣтра, когда падаетъ на нивы и то приклоняетъ къ землѣ, то поднимаетъ вверхъ головки колосьевъ, — представляетъ на сушѣ подобіе морскихъ волнъ. Но и тѣхъ нивъ пріятнѣе эта нива [1], потому что не дуновеніе вѣтерка, а благодать Св. Духа возбудила и согрѣла души ваши; и огонь, о которомъ нѣкогда сказалъ Христосъ: огня пріидохъ воврещи на землю, и что хощу, аще уже возгорѣся (Лук. XII, 49), — этотъ огонь, вижу я, ввергнутъ и горитъ въ душахъ вашихъ. Поелику же страхъ Христовъ возжегъ /с. 138/ для насъ столько лампадъ, то вольемъ въ нихъ елей ученія, дабы свѣтъ у насъ былъ продолжительнѣе.

Вотъ уже время поста склоняется у насъ къ концу; дошедши до средины поприща, мы подошли уже къ концу (его), потому что, какъ тотъ, кто началъ, двинулся къ срединѣ, такъ тотъ, кто дошелъ до средины, касается конца. Итакъ, время (поста) склоняется къ концу, и ладья смотритъ уже въ пристань; но дѣло не въ томъ, чтобы войти въ пристань, а чтобы ввести (въ нее) ладью не безъ прибыли. Прошу всѣхъ васъ, и молю, пусть каждый въ своей совѣсти разсмотритъ (свою) торговлю постомъ, и если найдетъ, что прибытокъ великъ, пусть еще умножаетъ (его) торговлею; если же (найдетъ, что) ничего не собрано, пусть употребитъ на эту торговлю остальное время. Пока стоитъ ярмарка, станемъ торговать для пріобрѣтенія большой прибыли, чтобы не уйти (намъ) съ пустыми руками, чтобы, подъявши трудъ поста, не лишиться награды за постъ. Можно вѣдь и понести трудъ поста, и не получить награды за постъ. Какъ? Когда отъ пищи мы воздерживаемся, а отъ грѣховъ не удерживаемся; когда мяса не ѣдимъ, а поѣдаемъ домы бѣдныхъ; когда виномъ не упиваемся, а упиваемся злою похотію; когда весь день проводимъ безъ пищи, и весь же день бываемъ на безстыдныхъ зрѣлищахъ. Вотъ и трудъ поста, и никакой награды за постъ, когда ходимъ на зрѣлища беззаконія. Не къ вамъ (мое) слово: знаю, что вы чисты отъ вины; но опечаленные имѣютъ обычай изливать гнѣвъ на присутствующихъ, когда нѣтъ при нихъ виновниковъ (ихъ печали). Какая выгода постящимся ходить на зрѣлища беззаконія, посѣщать общее училище безстыдства, публичную школу невоздержанія, возсѣдать на сѣдалищѣ пагубы? Да, не погрѣшитъ тотъ, кто сцену, это пагубнѣйшее мѣсто, полное всякаго рода болѣзней, эту вавилонскую печь, назоветъ и сѣдалищемъ пагубы, и школою распутства, и училищемъ невоздержанія, и всѣмъ, что ни есть постыднѣйшаго. Дѣйствительно, діаволъ, ввергнувъ городъ въ театръ, какъ бы въ какую печь, затѣмъ поджигаетъ снизу, подкладывая не хворостъ, какъ нѣкогда иноплеменникъ тотъ [2], не нефть, не паклю, не смолу, а что гораздо хуже этого, любодѣйные взгляды, срамныя слова, развратныя стихотворенія и самыя негодныя пѣсни. Ту печь разожгли руки иноплеменническія, а эту печь разжигаютъ помыслы, болѣе неразумные, чѣмъ иноплеменники. Эта печь хуже той, потому что и огонь (здѣсь) пагубнѣе: онъ не тѣла сожигаетъ, но разрушаетъ благосостояніе души; а еще хуже то, что горящіе (въ этомъ огнѣ) даже и не чувствуютъ, потому что если бы чув/с. 139/ствовали, то не производили бы громкаго смѣха при видѣ того, что происходитъ. А это-то и хуже всего, когда больной не знаетъ даже и того, что онъ боленъ, и сгарая жалкимъ и бѣдственнымъ образомъ, не чувствуетъ воспаленій. Какая польза въ постѣ, когда тѣло ты лишаешь дозволенной закономъ пищи, а душѣ даешь пищу противозаконную; когда цѣлые дни просиживаешь тамъ (въ театрѣ), смотря на посрамленіе и униженіе общей (человѣческой) природы, на женъ — блудницъ, на лицедѣевъ, которые, собирая все, что есть худого въ каждомъ домѣ, представляютъ зрѣлища любодѣянія? Да, тамъ можно видѣть и блудодѣянія, и прелюбодѣянія, можно слышать и богохульныя рѣчи, такъ что болѣзнь проникаетъ въ душу и чрезъ глаза, и чрезъ слухъ; (тамъ лицедѣи) представляютъ чужія несчастія, отъ чего дано имъ и позорное имя. Итакъ, какая прибыль отъ поста, когда душа питается всѣмъ этимъ? Какими глазами посмотришь ты на жену послѣ тѣхъ зрѣлищъ? Какъ взглянешь на сына, какъ на слугу, какъ на друга? Надобно или быть безстыднымъ, разсказывая о томъ, что бываетъ тамъ, или молчать, краснѣя отъ стыда. Но отсюда уходишь не такимъ; нѣтъ, ты можешь смѣло пересказывать дома все, что здѣсь говорится, — вѣщанія пророческія, ученія апостольскія, законы Господни, — можешь предлагать всю трапезу добродѣтели; а такимъ повѣствованіемъ жену ты сдѣлаешь болѣе цѣломудренною, сына болѣе разумнымъ, слугу болѣе преданнымъ, друга болѣе искреннимъ, да и самаго врага заставишь прекратить вражду.

2. Видишь, какъ эти наставленія во всемъ спасительны, а тѣ представленія совершенно непотребны. Какая же польза въ постѣ, скажи мнѣ, когда тѣломъ ты постишься, а глазами любодѣйствуешь? Вѣдь любодѣяніе состоитъ не только въ соитіи или совокупленіи тѣлесномъ, но и въ безстыдномъ взглядѣ. Какая же польза, когда ты бываешь и здѣсь, и тамъ? Я учу, а тотъ развращаетъ; я прилагаю лѣкарство къ болѣзни, а тотъ усиливаетъ причину болѣзни; я погашаю пламя природы, а тотъ разжигаетъ пламя похоти. Какая же польза, скажи мнѣ? Единъ созидаяй, а другій разоряяй, что успѣетъ болѣе, токмо трудъ (Сир.XXXIV, 23)? Итакъ, будемъ проводить время — не здѣсь и тамъ, но только здѣсь, чтобы здѣсь проводить его съ пользою, не по-пусту, не напрасно и не въ осужденіе. Единъ созидаяй, а другій разоряяй, что успѣетъ болѣе, токмо трудъ? Если бы даже и много было созидающихъ, а одинъ разоряющій, и тогда легкость разрушенія восторжествовала бы надъ множествомъ созидающихъ. Поистинѣ, великій стыдъ, что и юноши, и старцы спѣшатъ къ такимъ занятіямъ. И пусть бы зло ограничивалось только стыдомъ, хотя и это для человѣка благороднаго не легко, напротивъ для благоразум/с. 140/наго весьма важная потеря — и позоръ и стыдъ; но не въ стыдѣ только наказаніе, нѣтъ, за это угрожаетъ еще великая казнь и мученіе. Сидящіе тамъ (на зрѣлищахъ) всѣ, по необходимости, уловляются грѣхомъ любодѣянія, не потому, чтобы совокуплялись съ находящимися тамъ женами, а потому, что смотрятъ на нихъ безстыдными глазами. А что и они неизбѣжно становятся виновными въ любодѣяніи, (въ доказательство этого), скажу вамъ не свое слово, чтобъ вы не пренебрегли (имъ), но прочитаю вамъ законъ Божій, которымъ уже нельзя пренебрегать. Что же говоритъ законъ Божій? Слышасте, яко речено бысть древнимъ: не прелюбы сотвориши: Азъ же глаголю вамъ, яко всякъ, иже воззритъ на жену, ко еже вожделѣти ея, уже любодѣйствова, съ нею въ сердцѣ своемъ (Матѳ. V, 27, 28). Видѣлъ ты совершеннаго прелюбодѣя? Видѣлъ вполнѣ учиненный грѣхъ? И что еще хуже — прелюбодѣя, уличеннаго въ любодѣяніи, не на человѣческомъ, но на Божественномъ судилищѣ, гдѣ наказанія нескончаемы? Всякъ, иже воззритъ на жену, ко еже вожделѣти ея, уже любодѣйствова съ нею въ сердцѣ своемъ. (Спаситель) исторгаетъ не болѣзнь только, но и корень болѣзни. Корень любодѣянія безстыдная похоть, потому Онъ наказываетъ не только за любодѣяніе, но и за похоть, матерь любодѣянія. Такъ поступаютъ и врачи: они вооружаются не только противъ болѣзней, но и противъ самыхъ причинъ (ихъ); и если увидятъ, что больны глаза, останавливаютъ теченіе худыхъ мокротъ сверху, изъ висковъ. Такъ дѣлаетъ и Христосъ. Любодѣяніе есть тяжкая глазная болѣзнь, болѣзнь глазъ, не только тѣлесныхъ, но еще болѣе душевныхъ; поэтому (Онъ) тамъ и остановилъ токъ безстыдства страхомъ закона; поэтому и опредѣлилъ наказаніе не только за любодѣяніе, но и за похоть. Уже любодѣйствова съ нею, въ сердцѣ своемъ: а когда растлѣно сердце, то что пользы въ остальномъ тѣлѣ? Когда въ растеніяхъ и деревьяхъ увидимъ сердцевину изъѣденною, мы уже ни во что ставимъ остальную часть: такъ и въ человѣкѣ, когда сердце погибло, тщетно уже здоровье остального тѣла. Возница палъ, погибъ, низринутъ: такъ напрасно уже бѣгутъ кони. Труденъ законъ и имѣетъ въ себѣ много тяжкаго, зато великій даетъ и вѣнецъ: таковы именно дѣла трудныя, что они доставляютъ великія награды. Но ты обращай вниманіе не на трудъ, а размышляй о воздаяніи; такъ бываетъ и въ житейскихъ дѣлахъ. Если будешь имѣть въ виду трудность подвиговъ, дѣло покажется тяжелымъ и невыносимымъ, а если будешь смотрѣть на награду, оно будетъ легко и удобоносимо. Такъ и кормчій, еслибы смотрѣлъ только на волны, — никогда бы не вывелъ ладьи изъ пристани; но, смотря на прибытокъ, а не на волны, онъ отваживается пускаться и въ /с. 141/ неизмѣримое море. Такъ и воинъ, если будетъ смотрѣть на раны и пораженія, — никогда не надѣнетъ брони; если же будетъ смотрѣть не на раны, а на трофеи и побѣды, то устремится на сраженіе, какъ на лугъ. Такимъ образомъ и тяжкое по природѣ становится легкимъ, когда мы не о трудахъ только размышляемъ, но и смотримъ на награды за нихъ. Хочешь ли знать, какъ трудное по природѣ становится легкимъ? Послушай Павла, который говоритъ: еже бо нынѣ легкое печали по преумноженію въ преспѣяніе тяготу вѣчную славы содѣловаетъ намъ (2 Кор. 1, 17). Слова эти загадочны. Если печали, то какъ легкое? Если легкое, то какъ печали? Одно съ другимъ несовмѣстно. Но (Павелъ) разрѣшилъ загадку, показавъ легкость (печали) слѣдующими затѣмъ словами. Какими? Не смотряющимъ намъ видимыхъ. Предложилъ вѣнецъ — и сдѣлалъ подвигъ легкимъ; показалъ награду — и облегчилъ труды. Такъ и ты, когда увидишь жену, красивую лицемъ и въ свѣтлой одеждѣ; когда увидишь, что похоть подстрекаетъ (тебя), и что душа (твоя) ищетъ этого зрѣлища: воззри на уготованный тѣбѣ на небѣ вѣнецъ — и пройдешь мимо такого зрѣлища. Ты увидѣлъ подобную тебѣ рабыню? Помысли о Владыкѣ — и, несомнѣнно, прекратишь недугъ. Если и дѣти, идя за учителемъ, не рѣзвятся, не смотрятъ по сторонамъ, не пугаются, тѣмъ болѣе ты не испытаешь ничего такого, видя при себѣ мысленно Христа. Иже воззритъ на жену, ко еже вожделѣти ея, уже любодѣйствова съ нею въ сердцѣ своемъ. Съ удовольствіемъ и очень часто повторяю я слова этого закона; о, еслибы могъ я и цѣлый день говорить объ этомъ вамъ, или лучше, не вамъ, но виновнымъ въ грѣхахъ, — а впрочемъ и вамъ, потому что и вы будете болѣе безопасны, и находящіеся въ болѣзни скорѣе выздоровѣютъ. Иже воззритъ на жену ко еже вожделѣти ея, уже любодѣйствова съ нею въ сердцѣ своемъ.

3. Одного чтенія этихъ словъ достаточно для очищенія всякой гнилости грѣха. Но будьте снисходительны: мы очищаемъ раны, а очищающему раны необходимо употреблять и острыя лѣкарства. Чѣмъ долѣе будете вы внимать (этимъ) словамъ, тѣмъ болѣе будетъ очищаться гной. Какъ огонь, чѣмъ сильнѣе объемлетъ золото, тѣмъ болѣе истребляетъ ржавчину; такъ и страхъ, внушаемый этими словами, чѣмъ глубже проникнетъ въ душу вашу, тѣмъ болѣе очиститъ весь грѣхъ невоздержанія. Сожжемъ же его здѣсь словомъ ученія, чтобы не быть намъ въ необходимости сожечь его тамъ — огнемъ геенскимъ: этотъ огонь не коснется души, отшедшей отсюда чистою, но онъ обыметъ душу, отшедшую отсюда во грѣхахъ. Когождо дѣло, говоритъ Писаніе, яковоже есть, огнь искуситъ (1 Кор. III, 13). Будемъ испытывать самихъ себя /с. 142/ нынѣ безъ болѣзни, чтобы не быть испытанными тогда съ болѣзнію. Что ни говори, скажешь, а законъ труденъ. Что же? Богъ повелѣваетъ намъ невозможное? Нѣтъ, говорю я; сомкни свои уста, не обвиняй Господа; это не оправданіе, а новый грѣхъ, хуже прежняго. А что у многихъ грѣшниковъ есть обычай взводить обвиненіе на Господа, — такъ послушай. Приступилъ получившій пять талантовъ и принесъ другіе пять; приступилъ получившій два таланта и принесъ другіе два; приступилъ получившій (одинъ) талантъ и, поелику не могъ принести другого таланта, то вмѣсто таланта принесъ обвиненіе. Какъ? Видѣхъ тя, говоритъ, яко жестокъ еси. О, безстыдный рабъ! Онъ не довольствуется грѣхомъ, но взноситъ еще обвиненіе на господина: жнеши, идѣже не сѣялъ еси, и собираеши, идѣже не расточилъ еси (Матѳ. XXV, 20-24). Такъ и въ настоящей жизни всѣ тѣ, которые не дѣлаютъ ничего добраго, усугубляютъ грѣхи свои обвиненіемъ Господа.

Итакъ, не обвиняй Господа: Онъ не заповѣдалъ невозможнаго? Хочешь знать, что Онъ не заповѣдалъ невозможнаго? Многіе дѣлаютъ даже больше заповѣданнаго, но они не сдѣлали бы этого при всемъ своемъ усердіи, если бы заповѣданное было невозможно. Господь не заповѣдалъ дѣвства, а многіе хранятъ (его); не заповѣдалъ нищеты, а многіе бросаютъ свое (имущество), свидѣтельствуя дѣлами, что заповѣди закона весьма легки: они не сдѣлали бы больше заповѣданнаго, если бы заповѣданное не было легкимъ. Господь не заповѣдалъ дѣвства, потому что кто заповѣдуетъ дѣвство, тотъ подчиняетъ человѣка необходимости закона и противъ воли его, а кто только совѣтуетъ, тотъ оставляетъ слушателя господиномъ (своей) воли. Посему-то и Павелъ говоритъ: о дѣвахъ же повелѣнія Господня не имамъ, совѣтъ же даю (1 Кор. VII, 25). Видишь, не повелѣніе, но совѣтъ? Видишь, не заповѣдь, а внушеніе? А тутъ большая разность: одно — дѣло необходимости, другое — дѣло произволенія. Не повелѣваю, говоритъ, чтобы не обременить; убѣждаю и совѣтую, чтобы склонить. Такъ и Христосъ не сказалъ: всѣ пребывайте въ дѣвствѣ, потому что, если бы Онъ повелѣлъ быть дѣвственниками всѣмъ, и эту заповѣдь сдѣлалъ закономъ, то и исполнившій (ее) не получилъ бы той великой чести, какую получаетъ теперь, и преступившій понесъ бы самое тяжкое наказаніе. Видишь, какъ Законодатель щадитъ насъ, какъ печется о нашемъ спасеніи? Развѣ Онъ не могъ дать и эту заповѣдь и сказать: хранящіе дѣвство да прославятся, а не хранящіе да будутъ наказаны? Но (чрезъ это) Онъ обременилъ бы нашу природу, а Онъ щадитъ ее. Онъ поставилъ дѣвство внѣ поприща, поставилъ выше мѣста борьбы, чтобы и соблюдающіе обнаружили величіе своей души, и несоблюдающіе воспользовались /с. 143/ снисхожденіемъ Владыки. Не далъ Онъ также заповѣди и о нищетѣ, не просто сказалъ: продай имѣніе твое, но: аще хощеши совершенъ быти, иди, продаждь имѣніе твое (Матѳ. XIX, 21). Пусть (это) будетъ въ твоей волѣ; будь господиномъ (своего) намѣренія; не принуждаю, не обременяю; нѣтъ, исполняющаго я вѣнчаю, а не исполняющаго не наказываю. Что дѣлается по повелѣнію и долгу, то не заслуживаетъ великой награды; а что по произволенію и собственной ревности, то доставляетъ блистательные вѣнцы. И свидѣтелемъ этого представляю Павла: аще благовѣствую, говоритъ онъ: нѣсть ми похвалы. Почему? Нужда бо ми належитъ. Горе же мнѣ есть, аще не благовѣствую (1 Кор. IX, 16). Видишь, исполняющій предписанное закономъ не заслуживаетъ великой награды, потому что это необходимая обязанность; а неисполняющій подлежитъ наказанію и мученію. Горе, говоритъ, мнѣ есть, аще не благовѣствую. А въ разсужденіи прочаго, что (зависитъ) отъ произволенія, не такъ; но что? Кая убо ми есть мзда? Да благовѣствуяй безъ мзды, положу благовѣстіе Христово, во еже не творити ми по области моей (ст. 18). Тамъ былъ законъ, поэтому (Павелъ) не заслуживалъ великой награды; а это было дѣломъ произволенія, потому онъ получилъ великую награду.

4. Все это сказано мною не безъ причины, но ради закона Божія, чтобы показать, что онъ не тяжекъ, не обременителенъ, не труденъ и не неисполнимъ. Теперь же докажемъ это и самыми словами Христа. Иже воззритъ на жену, ко еже вожделѣти ея, уже любодѣйствова съ нею въ сердцѣ своемъ. Зналъ это и Христосъ, что многіе будутъ обвинять законъ въ трудности: посему не предложилъ его просто и въ отдѣльности, но тутъ же припоминаетъ и древній законъ, чтобы чрезъ сравненіе показать и легкость (закона), и свое человѣколюбіе. А какъ, — послушайте. Не сказалъ просто: иже воззритъ на жену, ко еже вожделѣти ея, уже любодѣйствова съ нею въ сердцѣ своемъ (слушайте это со вниманіемъ); но прежде напомнилъ о древнемъ законѣ, говоря: слышасте, яко речено бысть древнимъ, не прелюбы сотвориши: Азъ же глаголю вамъ: всякъ, иже воззритъ на жену, ко еже вожделѣти ея, уже любодѣйствова съ нею въ сердцѣ своемъ. Видѣлъ ты два закона — древній и новый, (одинъ), который далъ Моисей, и (другой), который вводитъ самъ Онъ? Впрочемъ и тотъ (Моисеевъ) Онъ же далъ, потому что и чрезъ Моисея Онъ говорилъ. А откуда видно, что и тотъ законъ далъ Онъ же? Приведу свидѣтельство, не изъ Іоанна и не изъ апостоловъ, такъ какъ у меня теперь состязаніе съ іудеями, но изъ пророковъ, которымъ они, кажется, вѣрятъ, — изъ нихъ докажу, что и древній, и новый /с. 144/ (завѣтъ) имѣютъ одного Законодателя. Итакъ, чтó говоритъ Іеремія? Завѣщаю вамъ завѣтъ новъ (Іер. XXXI, 31). Видишь и новаго (завѣта) имя въ ветхомъ? Видишь, что и это названіе извѣстно стало за столько лѣтъ? Завѣщаю вамъ завѣтъ новъ. Но откуда видно, что и ветхій завѣтъ Онъ же (Христосъ) далъ? Сказавши: завѣщаю вамъ завѣтъ новъ, (Господь) присовокупилъ: не по завѣту, егоже завѣщахъ отцемъ вашимъ (ст. 32). Это такъ; но все еще мы не доказали своего предмета. Надобно выставить на видъ и объяснить все, что представляетъ случай къ спору, чтобы наше слово со всѣхъ сторонъ было чисто и чтобы безстыднымъ не осталось никакой отговорки. Завѣщаю вамъ завѣтъ новъ, не по завѣту, егоже завѣщахъ отцемъ вашимъ. Богъ постановилъ завѣтъ съ Ноемъ, когда былъ потопъ, желая избавить насъ отъ страха, чтобы мы, и при видѣ наводненія, и всегда, какъ видимъ дождь, не боялись, что и опять будетъ та всеобщая гибель; поэтому, говоритъ, завѣщаю завѣтъ съ тобою, и со всякою плотію (Быт. IX, 9). Постановилъ также съ Авраамомъ завѣтъ обрѣзанія; постановилъ и чрезъ Моисея завѣтъ, извѣстный всѣмъ. Іеремія сказалъ: завѣщаю вамъ завѣтъ новъ, не по завѣту, егоже завѣщахъ отцемъ вашимъ. Скажи, какимъ отцамъ? И Ной былъ отецъ, и Авраамъ былъ отецъ: о какихъ же говоритъ Онъ отцахъ? Неопредѣленность лицъ производитъ темноту. Здѣсь будьте внимательны. Не по завѣту, егоже завѣщахъ отцемъ вашимъ. Дабы ты не сказалъ, что (Богъ) говоритъ о завѣтѣ съ Ноемъ, — дабы не сказалъ, что говоритъ о завѣтѣ съ Авраамомъ, — Онъ вотъ какъ напомнилъ и о самомъ времени завѣтовъ. Сказавъ: завѣщаю вамъ завѣтъ, не по завѣту, егоже завѣщахъ отцемъ вашимъ, тутъ же указалъ и на время: въ день, въ онь же емшу ми за руку ихъ, извести я отъ земли египетскія. Видишь, какую ясность сообщило опредѣленіе времени? Теперь уже и іудей не противорѣчитъ: вспомни время, и прими законодательство. Въ день, въ онь же емшу ми за руку ихъ. Но для чего Богъ говоритъ и объ образѣ исхода (іудеевъ изъ Египта)? Емшу ми за руку ихъ, извести я изъ земли египетскія. Чтобы показать свою отеческую любовь, Онъ вывелъ ихъ, не какъ рабовъ, но взялъ, какъ отецъ дитя, и такъ освободилъ; не повелѣлъ, какъ рабу, позади себя идти, но взялъ за правую руку, какъ сына благороднаго и свободнаго, и такъ вывелъ. Видѣлъ ты, что у обоихъ завѣтовъ Законодатель одинъ? Теперь, когда состязаніе мы уже кончили, я докажу тебѣ это же и изъ новаго (завѣта), чтобы ты видѣлъ согласіе (обоихъ) завѣтовъ. Видѣлъ ты пророчество посредствомъ словъ? Познай и пророчество посредствомъ образовъ. Но какъ и это опять неясно, чтó такое пророчество посредствомъ образа, и чтó такое пророчество посредствомъ слова, — /с. 145/ то и это вкратцѣ объясню. Пророчество посредствомъ образа есть пророчество событій, а другое пророчество есть пророчество посредствомъ словъ; разумнѣйшихъ (Господь) убѣждалъ словами, а неразумныхъ видѣніемъ событій. Такъ какъ имѣло произойти событіе великое, и Богъ имѣлъ принять на себя плоть; такъ какъ земля имѣла сдѣлаться небомъ, и наше естество возвыситься до благородства ангеловъ; такъ какъ проповѣдь о будущихъ благахъ превышала надежду и ожиданіе, — то, чтобы новое и необычайное, явившись внезапно, не смутило тѣхъ, которые тогда будутъ его видѣть и слышать, (Богъ) заранѣе предъизображалъ (все это) посредствомъ дѣлъ и словъ, и такимъ образомъ пріучалъ нашъ слухъ и зрѣніе и приготовлялъ будущее. А это и было то самое, о чемъ мы говорили, т. е. что означаетъ пророчество посредствомъ образа и что означаетъ пророчество посредствомъ слова: одно — посредствомъ событій, другое — посредствомъ словъ. Скажу тебѣ пророчество и событіемъ и словомъ объ одномъ и томъ же: яко овча на заколеніе ведеся, и яко агнецъ предъ стригущимъ его (Иса. LIII, 7). Это пророчество словомъ. А когда Авраамъ приносилъ Исаака, то, увидѣвъ овна, запутавшагося рогами, принесъ его въ жертву на самомъ дѣлѣ, и въ немъ, какъ въ образѣ, предвозвѣстилъ намъ спасительную страсть.

5. Хочешь, докажу тебѣ дѣлами, что, какъ я говорилъ, оба эти завѣта имѣютъ одного Законодателя? Видѣлъ овча въ (пророчествѣ посредствомъ) слова (Иса. LIII, 7): познай (его) и въ событіи. Глаголите ми, иже подъ закономъ хощете быти (Гал. IV, 21). Хорошо (апостолъ) сказалъ: хощете быти, — потому что (они) не были; а если бы были подъ закономъ, то не были бы подъ закономъ. Слова эти, можетъ быть, загадочны: (объяснимъ ихъ). Законъ внимательныхъ (къ нему) приводитъ ко Христу; а кто отвергаетъ Учителя (Христа), тотъ не знаетъ и дѣтоводителя (закона, Гал. III, 25). Потому, говоритъ, глаголите ми, иже подъ закономъ хощете быти, закона ли не слушаете: (писано бо есть), яко Авраамъ два сына имѣ, единаго отъ рабы, а другаго отъ свободныя, яже суть иносказаема (Гал. IV, 22, 24). Видишь пророчество посредствомъ событія? Имѣть женъ — не слово, а событіе. Я показалъ тебѣ рабу и свободную въ словахъ, что одинъ Законодатель обоихъ завѣтовъ: узнай (теперь) то же самое и въ образахъ. Авраамъ имѣлъ двухъ женъ: это два завѣта и одинъ Законодатель. Какъ тамъ овенъ и овенъ — одинъ въ словѣ, другой въ дѣлѣ, и при этомъ великое согласіе въ дѣлахъ и словахъ, такъ и здѣсь два завѣта, и ихъ-то Іеремія предрекъ словомъ, а Авраамъ изобразилъ событіемъ, — тѣмъ, что имѣлъ двухъ женъ, потому что какъ одинъ мужъ и двѣ жены, такъ одинъ Законода/с. 146/тель и два завѣта. Но все это сказано и предложено (мною) — не должно вѣдь отступать отъ предмета — по поводу словъ: иже воззритъ на жену, ко еже вожделѣти ея, уже любодѣйствова съ нею въ сердцѣ своемъ. Такъ, но дѣло, для котораго все это мы предложили, въ томъ, для чего (Христосъ) читаетъ имъ (Своимъ слушателямъ) древній законъ? Онъ говоритъ имъ: слышасте, яко речено бысть древнимъ: не прелюбы сотвориши. Зналъ Онъ, что заповѣдь трудна, не сама по себѣ, но по нерадѣнію слушающихъ. Многое и легкое само по себѣ становится неудобоисполнимымъ, когда мы нерадивы, равно какъ и трудное дѣлается легкимъ и удобоносимымъ, когда мы ревностны, потому что трудность — не въ природѣ вещей, но въ волѣ дѣлающихъ. А что это такъ, видно изъ слѣдующаго: медъ по своей природѣ сладокъ и весьма пріятенъ, но для больныхъ онъ и горекъ, и непріятенъ, однакоже не по собственной природѣ, а по болѣзни тѣхъ. Такъ и законъ, если кажется труднымъ, то не по своей природѣ, но по нашему нерадѣнію. Немногаго стоитъ мнѣ труда доказать, что онъ легокъ для исполненія; чтобы сдѣлать его труднымъ, для этого надлежало бы сказать иное. Теперь Онъ говоритъ: убѣгай взгляда на жену, отложи невоздержаніе; а чтобы онъ былъ труднымъ, для этого надлежало бы сказать наоборотъ: ближе знакомься съ женщинами, засматривайся на чужую красоту, и затѣмъ побѣждай похоть. Вотъ это было бы трудно. А что Онъ говоритъ: бѣги отъ печи, удались отъ огня, не приближайся къ пламени, чтобы быть тебѣ невредимымъ, — это весьма легко, потому что такая заповѣдь сообразна съ природою. Слышасте, яко речено бысть древнимъ: не прелюбы сотвориши. Итакъ, для чего (Христосъ) напоминаетъ намъ о древнемъ законѣ, намѣреваясь ввести другой? Дабы ты изъ сравненія (обоихъ законовъ) позналъ, что нѣтъ противорѣчія между тѣмъ и другимъ, потому что когда бываетъ сравненіе (двухъ предметовъ), то сужденіе (о нихъ) становится очевиднѣе. Такъ какъ нѣкоторые готовы были возразить, что (Христосъ), говоря это, вводитъ противный прежнему законъ, то вотъ, говоритъ Онъ, Я полагаю оба закона рядомъ: испытай и познай ихъ согласіе. Впрочемъ, дѣлаетъ Онъ такъ, не для этого только, но и для того, чтобы показать, что (новый законъ) и легокъ, и благовременно вводится. Съ этою цѣлію говоритъ: слышасте, яко речено бысть древнимъ: не прелюбы сотвориши: столько-то времени вы упражнялись въ древнемъ законѣ! Какъ учитель, обращаясь къ лѣнивому отроку, который хочетъ еще заниматься старыми уроками, и намѣреваясь повести его къ высшимъ (познаніямъ), говоритъ: подумай, сколько времени употребилъ ты на это ученье, — такъ и Христосъ: чтобы напом/с. 147/нить, что (слушатели) много времени упражнялись въ древнемъ законѣ и (много) посвятили ему, и что пора уже перейти къ высшему закону, указалъ имъ на бывшее нѣкогда у отцевъ ихъ законодательство, говоря: слышасте, яко речено бысть древнимъ: не прелюбы сотвориши. То сказано было древнимъ, — Азъ же глаголю вамъ. Если бы Онъ говорилъ древнимъ, ты имѣлъ бы причину жаловаться, потому что тогда природа наша была менѣе совершенна; а когда природа (наша) пришла въ бóльшую силу и сдѣлалась болѣе совершенною, тогда уже настало время и для ученія болѣе совершеннаго. Поэтому Христосъ, лишь только еще начинаетъ законодательство, (въ предотвращеніе того), чтобы кто-нибудь, видя большую строгость любомудрія, не предался безпечности и нерадѣнію, говоритъ: аще не преизбудетъ правда ваша, паче книжникъ и фарисей, не внидете въ царствіе небесное (Матѳ. V, 20). Большаго отъ меня требуешь труда? Почему? Развѣ я не одинаковой природы съ тѣми (древними)? Развѣ я не (такой же) человѣкъ, какъ и они? Такъ, чтобы не сказали этого, зачѣмъ т. е. увеличилъ для насъ труды, зачѣмъ назначилъ бóльшіе подвиги, Господь напередъ отстранилъ это возраженіе, сказавъ о царствѣ небесномъ: бóльшія, говоритъ, предлагаю я и награды. Сказавъ о трудахъ, сказавъ о подвигахъ, сказавъ о бóльшей строгости законодательства, Онъ напомнилъ о наградахъ. Не Палестину, говоритъ, даю вамъ, не землю, текущую млекомъ и медомъ — нѣтъ, предлагаю вамъ самое небо. Впрочемъ, если мы имѣемъ преимущество (предъ древними), въ наградахъ за добродѣтели, то подлежимъ, въ случаѣ преступленія закона, и бóльшему наказанію за грѣхи. Какъ жившіе до закона подверглись легчайшему наказанію, чѣмъ тѣ, кто жилъ во время закона: елицы бо, говоритъ, безъ закона согрѣшиша, безъ закона и погибнутъ (Рим. II, 12), то есть, не будутъ имѣть обвинителемъ своимъ закона, но произнесу, говоритъ, приговоръ надъ ними чрезъ самую природу ихъ, между собою помысломъ осуждающимъ, или отвѣщающимъ, — такъ и согрѣшающіе подъ благодатію потерпятъ тягчайшее наказаніе, чѣмъ тѣ, которые согрѣшали въ законѣ. Различіе между тѣми и другими Павелъ показалъ такъ: отвергся кто закона Моѵсеева, безъ милосердія при двоихъ, или тріехъ свидѣтелехъ умираетъ. Колико мните горшія сподобится муки, иже Сына Божія поправый, и кровь завѣтную скверну возмнивъ, еюже освятися, и Духа благодати укоривый (Евр. X, 28, 29)? Видишь, подъ благодатію наказаніе больше, такъ какъ и награды больше? Но какъ я напомнилъ вамъ о страшныхъ и духовныхъ тайнахъ, то убѣждаю васъ, и молю, и прошу, и желаю со всѣмъ усердіемъ, да приступаете къ этой страшной трапезѣ, отложивъ /с. 148/ всякій грѣхъ. Миръ, говоритъ апостолъ, имѣйте со всѣми и святыню, ея же кромѣ никто же узритъ Господа (Евр. XII, 14). А кто недостоинъ видѣть Господа, тотъ недостоинъ и пріобщенія тѣла Господня. Поэтому Павелъ говоритъ: каждый да искушаетъ себе, и тако отъ хлѣба да ястъ и отъ чаши да піетъ (1 Кор. XI, 28). Не обнаружилъ раны, не выставилъ вины на всеобщій позоръ, не представилъ свидѣтелей преступленія: нѣтъ, внутри — въ совѣсти, въ отсутствіи всѣхъ, кромѣ всевидящаго Бога, твори судъ и изслѣдованіе своихъ грѣховъ, и, разбирая всю жизнь, веди грѣхи на судилище ума; исправь проступки, и потомъ уже съ чистою совѣстію приступай къ священной трапезѣ, и причащайся святой жертвы. Это имѣя въ умѣ, также помня сказанное нами о невоздержаніи и то, какое наказаніе угрожаетъ безстыдно смотрящимъ на лица женъ, а прежде и геенны имѣя предъ очами страхъ и любовь Божію, будемъ очищать себя во всемъ и такимъ образомъ приступать къ священнымъ тайнамъ, да пріимемъ ихъ, не въ судъ и осужденіе, но во спасеніе и здравіе души, и въ непрестанную надежду на это спасеніе, о Христѣ Іисусѣ, Господѣ нашемъ, Которому слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Т. е. собраніе слушателей.
[2] Т. е. Навуходоносоръ, царь вавилонскій.

Источникъ: Святителя Іоанна Златоуста «Слова о священствѣ» и «Бесѣда по рукоположеніи во пресвитера» и «Бесѣды о покаяніи». — Репр. изд. — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 2006. — С. 137-148.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.