Церковный календарь
Новости


2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 24 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго.
Томъ 7-й. Книга 1-я. Изданіе 1-е. СПб., 1901.

Святаго отца нашего Іоанна Златоустаго, Архіепископа Константинопольскаго,
ТОЛКОВАНІЕ НА СВЯТАГО МАТѲЕЯ ЕВАНГЕЛИСТА.

БЕСѢДА ХL.
И прешедъ оттуду, пріиде на сонмище ихъ. И се человѣкъ, руку имый суху (Матѳ. XII, 9, 10).

{439} 1. Опять Христосъ въ субботу исцѣляетъ, и тѣмъ оправдываетъ поступки учениковъ Своихъ. Другіе евангелисты говорятъ, что Онъ вызвалъ человѣка на средину и вопрошалъ іудеевъ, можно ли въ субботу дѣлать добро (Марк. III, 4; Луки VI, 9)? Замѣть милосердіе Господа. Онъ вызвалъ человѣка на средину, чтобы смягчить ихъ видомъ его; чтобы они, тронувшись этимъ зрѣлищемъ, оставили злобу свою и, устыдившись человѣка, перестали свирѣпствовать. Но неукротимые и безчеловѣчные лучше хотятъ помрачить славу Христову, нежели видѣть больного исцѣленнымъ, сугубо показываютъ злобу свою, т. е. враждою и сопротивленіемъ Христу и такимъ упорствомъ противъ Него, что хулили даже Его благодѣянія, оказываемыя другимъ. Другіе евангелисты говорятъ, что Христосъ самъ вопросилъ; а Матѳей, говоритъ, что Его вопрошали. И вопросиша Его, говоритъ онъ, глаголюще: аще достоитъ въ субботы цѣлити? да на Него возглаголютъ. Вѣроятно, и то и другое было. Іудеи, будучи нечестивы, и зная, что Онъ непремѣнно приступитъ къ исцѣленію, спѣшили предупредить Его вопросомъ, надѣясь тѣмъ воспрепятствовать Ему. Потому и вопрошали: аще достоитъ въ субботы цѣлити, съ намѣреніемъ не научиться отъ Него, но обвинить Его. Хотя довольно было, самаго дѣла для обвиненія, но они старались уловить Его и въ словахъ, чтобы имѣть больше предлоговъ къ обвиненію. Но Человѣколюбецъ и исцѣленіе совершаетъ, и отвѣтствуетъ, научая насъ скромности и кротости, и обращаетъ все противъ нихъ, показывая ихъ безчеловѣчіе. Онъ вызываетъ человѣка на средину не потому, чтобы ихъ боялся, но желая принести пользу и расположить къ состраданію. А когда и этимъ не могъ смягчить ихъ, тогда опечалился, говоритъ евангелистъ (Марк. III, 5), и разгнѣвался на нихъ за ожесточеніе сердца ихъ, и сказалъ: кто есть отъ васъ человѣкъ, иже имать овча едино, и впадетъ сіе въ субботы въ яму, не иметъ ли е, и изметъ? Кольми убо лучши есть человѣкъ овчате? Тѣмже достоитъ въ субботы добро творити (Матѳ. XII, 11, 12). Вразумляетъ ихъ этимъ примѣромъ, чтобъ они оставили свое безстыдство, и не обвиняли Его опять въ преступленіи. Но смотри, какъ различно и пристойно вездѣ Христосъ защищаетъ нарушеніе субботы. Когда Онъ сдѣлалъ бреніе для слѣпого, то не защищался предъ ними, хотя и тогда обвиняли Его, потому что самый образъ чудотворенія достаточно показывалъ въ Немъ Владыку закона. Когда жъ обвиняли Его за исцѣленіе разслаб/с. 429/леннаго, понесшаго одръ, то Онъ оправдывается и какъ Богъ, и какъ человѣкъ. Оправдывается какъ человѣкъ, когда говоритъ: аще обрѣзаніе пріемлетъ человѣкъ въ субботу, да не разорится законъ (не сказалъ — да получитъ пользу человѣкъ), то для чего на Мя гнѣваетеся, яко всего человѣка здрава сотворихъ (Іоан. VII, 23)? Оправдывается какъ Богъ, говоря: Отецъ Мой доселѣ дѣлаетъ, и Азъ дѣлаю (Іоан. V, 17). Будучи же обвиняемъ за учениковъ, отвѣчаетъ: нѣсте ли чли, что сотвори Давидъ, егда взалка самъ и сущіи съ нимъ? Како вниде въ храмъ Божій, и хлѣбы предложенія снѣде (Мат. XII, 3, 4)? {440} И представляетъ въ примѣръ священниковъ. Такъ и здѣсь говоритъ: достоитъ ли въ субботы добро творити, или зло творити? Кто есть отъ васъ, иже имать овча едино (Марк. III, 4, 5)? Онъ зналъ, что они больше корыстолюбивы, нежели человѣколюбивы. А другой евангелистъ говоритъ, что Христосъ, предлагая этотъ вопросъ, взглянулъ на нихъ, чтобы и самымъ взоромъ смягчить ихъ; но и отъ того они не сдѣлались лучшими. Здѣсь Онъ совершаетъ чудо однимъ словомъ, а во многихъ другихъ случаяхъ исцѣляетъ и возложеніемъ рукъ. Впрочемъ, ни то, ни другое не сдѣлало ихъ кроткими; но тогда какъ человѣкъ получалъ здравіе, они отъ исцѣленія его дѣлались только худшими. Онъ прежде сухорукаго хотѣлъ уврачевать ихъ, и употребилъ безчисленныя средства врачеванія — и прежнія дѣла, и слова; но такъ какъ болѣзнь ихъ была неизлѣчима, то Онъ приступилъ къ самому дѣлу. Тогда глагола человѣку: простри руку твою, и простре; и утвердися цѣла, яко другая (Матѳ. XII, 13). Чтожъ дѣлаютъ іудеи? Выходятъ, говоритъ евангелистъ, и совѣтуются, какъ бы убить Его. Фарисее же шедше, совѣтъ сотвориша на Него, како Его погубятъ (ст. 14). Не будучи ничѣмъ обижены, они хотѣли убить Его.

2. Вотъ какое зло — зависть! Не только противъ чужихъ, но и противъ своихъ всегда враждуетъ. Маркъ говоритъ, что они умыслили это съ иродіанами (Марк. III, 6). Чтожъ дѣлаетъ тихій и кроткій Іисусъ? Узнавши объ этомъ, Онъ удаляется: Іисусъ же, разумѣвъ помышленія ихъ, отыде оттуду (Матѳ. XII, 14). Итакъ, гдѣ говорящіе, что надлежало быть знаменіямъ? Онъ показалъ чрезъ это, что ожесточенный человѣкъ не убѣждается и знаменіями, а вмѣстѣ далъ разумѣть, что напрасно обвиняли и учениковъ Его. Но достойно замѣчанія то, что іудеи особенно ожесточались благодѣяніями, оказываемыми ближнему, и болѣе обвиняли Христа и разъярялись противъ Него, когда видѣли кого-либо избавленнымъ отъ болѣзни или отъ грѣха. Такъ они клеветали на Него, когда Онъ хотѣлъ спасти блудницу, когда ѣлъ съ мытарями, и въ настоящемъ также случаѣ, когда увидѣли исцѣленную руку. Но смотри, какъ Онъ и не перестаетъ /с. 430/ пещись о немощныхъ, и вмѣстѣ укрощаетъ зависть іудеевъ. И по Немъ идоша народи мнози, и исцѣли ихъ всѣхъ. И запрети исцѣленнымъ, да никому явѣ Его творятъ (ст. 15, 16). Народъ вездѣ удивляется Ему, и слѣдуетъ за Нимъ; а фарисеи не оставляютъ своей злобы. Потомъ, чтобы ты не изумился, слыша о происшедшемъ и о чрезвычайномъ ихъ неистовствѣ, евангелистъ приводитъ пророка, предсказавшаго объ этомъ. Пророки съ такою подробностію предсказали все о Христѣ, что и этого не опустили, но описали всѣ Его пути и переходы, даже самое намѣреніе, съ какимъ Онъ дѣлалъ это, чтобы ты зналъ, что они все говорили по внушенію Духа. Если нельзя знать тайны человѣческія, то тѣмъ болѣе невозможно было постигнуть цѣлей Христовыхъ безъ откровеній отъ Духа. Итакъ евангелистъ присоединяетъ здѣсь сказанное пророкомъ, говоря: яко да сбудется реченное Исаіемъ пророкомъ, глаголющимъ: се Отрокъ Мой, Егоже изволихъ; возлюбленный Мой, наньже благоволи душа моя. {441} Положу Духъ Мой на Немъ, и судъ языкомъ возвѣститъ: не преречетъ, ни возопіетъ, ниже услышитъ кто на распутіихъ гласа Его. Трости сокрушенныя не преломитъ, и льна внемшася не угаситъ, дондеже изведетъ въ побѣду судъ его; и на имя Его языцы уповати имутъ (ст. 17-21). Пророкъ прославляетъ кротость и неизреченное могущество Христово, отверзаетъ великую и широкую дверь язычникамъ, предрекаетъ несчастія, имѣющія постигнуть іудеевъ, и показываетъ единомысліе Христа съ Отцемъ. Се, говоритъ, Отрокъ Мой, Егоже изволихъ; возлюбленный Мой, наньже благоволи душа Моя. Если Христосъ избранъ Богомъ, то Онъ нарушаетъ законъ не какъ противникъ, или врагъ Законодателя, но какъ согласно съ Нимъ мыслящій и поступающій. Далѣе, возвѣщая о кротости Его, говоритъ: не преречетъ, ни возопіетъ. Христосъ желалъ исцѣлить ихъ больныхъ; но когда они отвергли Его, то Онъ и въ этомъ не противодѣйствовалъ имъ. Далѣе, показывая Его силу, а ихъ слабость, говоритъ: трости сокрушенны не преломитъ, — а Христу легко было сокрушить ихъ всѣхъ, какъ трость, и притомъ уже надломленную. И льна внемшася не угаситъ. Здѣсь пророкъ изображаетъ воспламенившійся гнѣвъ іудеевъ и силу Христову, могущую укротить этотъ ихъ гнѣвъ и весьма легко погасить его. А это показываетъ великую Его кротость. Что же? Всегда такъ будетъ? И Онъ до конца будетъ терпѣть злоумышляющихъ и неистовствующихъ противъ Него? Нѣтъ! Когда Онъ совершитъ Свое дѣло, тогда и начнетъ наказывать. Это-то и выражается словами: дондеже изведетъ въ побѣду судъ. И на имя Его языцы уповати имутъ. Подобнымъ образомъ и Павелъ говоритъ: будучи готовы отмстити всяко преслушаніе, егда исполнится ваше послушаніе (2 Кор. X, 6). Что же значатъ /с. 431/ слова: дондеже изведетъ въ побѣду судъ? Когда совершитъ всѣ Свои дѣла, тогда совершитъ месть, и месть полную; тогда они подвергнутся несчастіямъ, когда Онъ воздвигнетъ блистательный трофей; когда Его правда восторжествуетъ надъ ними и не оставитъ имъ даже предлога къ безстыдному противорѣчію. Писаніе обыкновенно правду называетъ судомъ. Но дѣла божественнаго домостроительства не ограничатся только наказаніемъ невѣрныхъ; напротивъ, Господь еще привлечетъ къ Себѣ весь міръ, почему и присовокуплено: и на имя Его языцы уповати имутъ. Но чтобы ты зналъ, что и это согласно съ волею Отца, пророкъ въ самомъ началѣ и это вмѣстѣ съ предыдущимъ подтвердилъ словами: возлюбленный Мой, наньже благоволи душа Моя. Возлюбленный, очевидно, дѣлаетъ и это по волѣ Возлюбившаго. Тогда приведоша къ Нему бѣснующася слѣпа и нѣма: и исцѣли его, яко слѣпому и нѣмому глаголати и глядати (ст. 22).

3. О, злость діавольская! Заградила оба входа, чрезъ которые этотъ человѣкъ могъ получить вѣру, — зрѣніе и слухъ. Но Христосъ отверзъ тотъ и другой. И дивляхуся народи, глаголюще: еда есть сей сынъ Давидовъ? {442} Фарисеи же рѣша: Сей не изгонитъ бѣсы, токмо о Веельзeвулѣ князѣ бѣсовсmѣмъ (ст. 23-24). Казалось бы, что важнаго сказалъ народъ? Однако фарисеи и того не перенесли. Такъ они, какъ замѣтилъ я выше, всегда мучатся благодѣяніями, оказанными ближнимъ, и ничто ихъ такъ не огорчаетъ, какъ спасеніе людей. Хотя Христосъ удалился и далъ успокоиться ихъ гнѣву, но зло опять воспламенилось, какъ скоро новое оказано благодѣяніе, и фарисеи досадовали болѣе діавола. Тотъ вышелъ изъ тѣла, пошелъ и убѣжалъ, ничего не говоря; а они то покушаются умертвить Его, то стараются оклеветать; когда не удалось имъ сдѣлать перваго, то хотятъ помрачить Его славу. Такова-то зависть! Нѣтъ зла хуже ея. Блудникъ, напримѣръ, по крайней мѣрѣ получаетъ нѣкоторое удовольствіе, и въ короткое время совершаетъ свой грѣхъ; а завистливый мучитъ и терзаетъ себя прежде того, кому завидуетъ, и никогда не оставляетъ своего грѣха, но всегда остается въ немъ. Свинья любитъ валяться въ грязи, демоны — вредить намъ; такъ и завистливый радуется несчастію ближняго. Когда случится съ ближнимъ что-либо непріятное, тогда онъ покоенъ и веселъ, почитая чужія несчастія своимъ счастіемъ, а благополучіе другихъ своимъ злополучіемъ и ищетъ не того, что ему могло бы быть пріятно, но того, что ближняго можетъ опечалить. Такіе люди недостойны ли того, чтобы побить ихъ камнями и замучить, какъ бѣшеныхъ собакъ, какъ злобныхъ демоновъ, какъ самихъ фурій? Какъ жуки питаются навозомъ, такъ и они, будучи нѣкоторымъ образомъ общими /с. 432/ врагами и противниками природы, находятъ для себя пищу въ несчастіяхъ другихъ. Другіе жалѣютъ и безсловесное животное, когда его убиваютъ, а ты неистовствуешь, дрожишь и блѣднѣешь, видя человѣка благополучнымъ. Можетъ ли быть что хуже такого бѣшенства? Вотъ почему блудники и мытари могли войти въ царствіе Божіе, а завистники, находившіеся внутри его, выгнаны, по словамъ Спасителя: сынове царствія изгнани будутъ (Матѳ. VIII, 12). Первые, освободившись отъ своихъ пороковъ, получили то, чего никогда и не ожидали; послѣдніе лишились и тѣхъ благъ, какія имѣли. Да и совершенно справедливо. Зависть превращаетъ человѣка въ діавола, и дѣлаетъ его лютымъ демономъ. Отъ нея произошло первое убійство, отъ нея презрѣна природа, отъ нея осквернена земля, отъ нея впослѣдствіи разверзшеюся землею поглощены живые Даѳанъ, Корей и Авиронъ и погибъ весь тотъ народъ. Но, можетъ быть, кто-нибудь скажетъ: порицать зависть легко; а надобно позаботиться о томъ, какъ избавиться отъ этой болѣзни. Какъ же можемъ мы освободиться отъ этого порока? Когда помыслимъ, что входить въ Церковь не позволено какъ блуднику, такъ и завистнику, и притомъ гораздо болѣе послѣднему, нежели первому. А нынѣ зависть не считаютъ и порокомъ, почему и не заботятся избавиться отъ нея; но если откроется, что она зло, то легко оставимъ ее. Итакъ, плачь и стенай, рыдай и моли Бога; научись относиться къ ней, какъ къ тяжкому грѣху, и каяться въ немъ. Если такъ поступишь, то вскорѣ исцѣлишься отъ этого недуга. Но ктожъ не знаетъ, скажешь, что зависть есть порокъ? {443} Правда, всякій знаетъ это, но не всякій страсть эту ставитъ на ряду съ блудомъ и прелюбодѣяніемъ. Осуждалъ ли кто себя когда-нибудь за то, что предавался жестокой зависти, умолялъ ли когда Бога, чтобы помиловалъ его за этотъ недугъ? Никто никогда. Напротивъ, обладаемый гнуснѣйшею изъ всѣхъ страстію, если постился и далъ нищему мелкую монету, то думаетъ, что онъ ничего худого не сдѣлалъ, хотя бы тысячекратно завидовалъ. Отчего сдѣлался такимъ преступникомъ Каинъ, отчего Исавъ, отчего дѣти Лавановы, отчего сыны Іакова, отчего Корей, Даѳанъ и Авиронъ съ соумышленниками, отчего Маріамъ, отчего Ааронъ, отчего самъ діаволъ?

4. Вмѣстѣ съ тѣмъ представь и то, что ты не тому наносишь вредъ, кому завидуешь, а поражаешь мечемъ себя самого. Въ самомъ дѣлѣ, какое зло приничилъ Авелю Каинъ? Ему противъ воли ускорилъ входъ въ царствіе, а себя подвергъ безчисленнымъ бѣдствіямъ. Какой вредъ нанесъ Іакову Исавъ? Тотъ не обогатился ли и не наслаждался ли безчисленными /с. 433/ благами, а этотъ, послѣ злоумышленія своего, не принужденъ ли былъ выйти изъ дома родительскаго и скитаться въ странѣ чужой? Что худого сдѣлали Іосифу сыновья Іаковлевы, хотя едва не пролили крови? Не претерпѣли ли они голода и не были ли въ крайнемъ бѣдствіи, тогда какъ тотъ сдѣлался царемъ всего Египта? Чѣмъ больше завидуешь, тѣмъ большія блага доставляешь тому, кому завидуешь. Богъ за всѣмъ смотритъ, и когда видитъ обиженнымъ не обижающаго, то его еще болѣе возвышаетъ и прославляетъ, а тебя наказываетъ. Если Онъ не оставляетъ безъ наказанія тѣхъ, которые радуются несчастію своихъ враговъ, какъ-то сказано: не радуйся паденію враговъ твоихъ, да не увидитъ Богъ, и не угодно Ему будетъ (Притч. XXIV, 17), то тѣмъ болѣе не оставитъ безъ наказанія завидующихъ не причинившимъ имъ никакого вреда. Итакъ, отсѣчемъ отъ себя звѣря многоглаваго: много вѣдь видовъ зависти. Если любящій любящаго его не имѣетъ никакого преимущества предъ мытаремъ, то гдѣ станетъ ненавидящій ничѣмъ не обидѣвшаго его? Какъ избѣжитъ геенны, сдѣлавшись хуже язычниковъ? Жестоко болѣзную о томъ, что мы, обязанные подражать ангеламъ и даже Владыкѣ ангеловъ, ревнуемъ діаволу. Много зависти есть вѣдь и въ церкви, и болѣе въ насъ, нежели въ управляемыхъ нами, — почему и мы сами имѣемъ нужду въ увѣщаніи. За что, скажи мнѣ, завидуешь ты ближнему? За то ли, что его уважаютъ и хорошо говорятъ объ немъ? Но ты не представляешь себѣ, сколько зла приносятъ почести безпечнымъ? Такихъ людей онѣ доводятъ до тщеславія, до гордости, до надменности, до высокоумія, дѣлаютъ нерадивѣйшими, а сверхъ этихъ золъ еще и скоро они увядаютъ, и, что всего хуже, — происходящее отъ нихъ зло навсегда остается, а удовольствіе, лишь только появится, какъ и отлетаетъ. Итакъ, изъ-за этого ты завидуешь, скажи мнѣ? Но тотъ, кому ты завидуешь, въ большей довѣренности у начальника, дѣлаетъ все, что хочетъ, мститъ оскорбляющимъ его, благодѣтельствуетъ льстецамъ и имѣетъ великую силу. Такъ говорить свойственно людямъ мірскимъ, прикованнымъ къ землѣ. Духовнаго человѣка ничто огорчить не можетъ. Какое въ самомъ дѣлѣ тотъ ему сдѣлаетъ зло? Лишитъ ли его сана? Что же? Если справедливо, то еще доставитъ ему пользу. Ничто, вѣдь, такъ не раздражаетъ Бога, какъ священнослуженіе недостойное. Если же несправедливо, {444} то осужденіе опять падаетъ не на него, а на самого обидчика. Кто страдаетъ несправедливо и переноситъ великодушно, тотъ пріобрѣтаетъ чрезъ это большее дерзновеніе у Бога. Итакъ, будемъ заботиться не о томъ, чтобы достигнуть могущества, почестей и власти, но о томъ, чтобы отличиться /с. 434/ добродѣтелію и любомудріемъ. Власть побуждаетъ дѣлать многое, Богу неугодное, и надобно имѣть очень мужественную душу, чтобы пользоваться властію, какъ слѣдуетъ. Тотъ, кто лишенъ власти, волею и неволею любомудрствуетъ; а облеченный ею терпитъ то же, что и человѣкъ, который, живя съ хорошею и красивою дѣвицею, обязался никогда не посмотрѣть на нее съ вожделѣніемъ. Такова власть! Вотъ почему она даже противъ воли дѣлаетъ многихъ обидчиками, у многихъ возбуждаетъ гнѣвъ, снимаетъ узду съ языка и отворяетъ двери устъ, какъ бы вѣтромъ раздувая душу, и какъ ладію погружая ее въ самую глубину золъ. Итакъ, что же ты дивишься человѣку, находящемуся въ такой опасности, и называешь его счастливымъ? Какое безуміе! Кромѣ того, подумай еще и о томъ, сколько враговъ и клеветниковъ, сколько ласкателей какъ бы держатъ его въ осадѣ. Такое ли состояніе, скажи мнѣ, можно назвать блаженнымъ? И кто назоветъ? Но такой человѣкъ въ славѣ у народа, скажешь ты? Чтожъ? Народъ — не Богъ, Которому онъ долженъ дать отчетъ. Поэтому, указывая на народъ, ты говоришь только о новыхъ отмеляхъ, подводныхъ камняхъ, скалахъ и утесахъ. Уваженіе народное, чѣмъ болѣе оно дѣлаетъ знаменитымъ, тѣмъ съ большими соединено опасностями, заботами и печалями. Такой человѣкъ, имѣя столь жестокаго господина, совсѣмъ не можетъ отдохнуть или пріостановиться. Что я говорю — пріостановиться или отдохнуть? Такой, имѣя и тысячи заслугъ, съ трудомъ входитъ въ царство. Поистинѣ, ничто столько не унижаетъ людей, какъ слава народная, дѣлающая ихъ боязливыми, подлыми, льстецами и лицемѣрами. Почему, напримѣръ, фарисеи называли Христа бѣснующимся? Не потому ли, что желали народной славы? Почему народъ произносилъ правильное объ Немъ мнѣніе? Не потому ли, что Онъ не страдалъ этой болѣзнью? Ничто, истинно ничто такъ не дѣлаетъ людей законопреступными и несмысленными, какъ желаніе славы народной. Равнымъ образомъ ничто такъ не дѣлаетъ славными и мужественными, какъ презрѣніе ея. Потому и надобно имѣть чрезвычайно мужественную душу тому, кто хочетъ противустоять такой бурѣ, силѣ вѣтра. Любящій славу, когда онъ находится въ счастливыхъ обстоятельствахъ, ставитъ себя превыше всѣхъ, а когда въ несчастныхъ, то готовъ самъ себя зарыть въ землю. Это для него и геенна и царство, когда онъ поглощенъ этой страстью.

5. Итакъ, скажи мнѣ, достойно ли это зависти? Напротивъ, не достойно ли рыданій и слезъ? Это для всякаго очевидно. Завидуя имѣющему такую славу, ты поступаешь подобно тому, кто, увидѣвъ связаннаго, наказываемаго бичами и влекомаго /с. 435/ безчисленными звѣрями, завидуетъ его ранамъ и язвамъ. Поистинѣ, сколько людей въ народѣ, столько и для честолюбца узъ, столько владыкъ, и что всего хуже, каждый изъ нихъ имѣетъ свое особое мнѣніе и всякій даетъ о служащемъ приговоръ, какой случится, ничего не разбирая; а что вздумаетъ одинъ или двое, то и всѣ утверждаютъ. Не ужаснѣе ли это всякаго волненія, всякой бури? Ищущій славы то вдругъ отъ радости поднимается вверхъ, то снова легко погружается, бываетъ всегда въ тревогѣ, и никогда въ покоѣ. {445-446} Еще не выходя на зрѣлище, и готовясь произнести рѣчь, онъ безпокоится и трепещетъ, а послѣ зрѣлища или умираетъ отъ унынія, или, опять, предается безмѣрной радости, — что хуже самой печали. А что радость не менѣе пагубна, чѣмъ печаль, это очевидно изъ ея дѣйствія на душу. Радость дѣлаетъ душу легкомысленною, надменною и непостоянною. Это можно видѣть и на древнихъ мужахъ. Когда напр. Давидъ былъ добръ: тогда ли, когда радовался, или когда былъ въ тѣсныхъ обстоятельствахъ? Іудейскій народъ когда былъ добродѣтеленъ: тогда ли, когда стеналъ и призывалъ Бога, или когда въ пустынѣ радовался и покланялся тельцу? Потому-то и Соломонъ, знавшій лучше всѣхъ, что такое радость, говоритъ: благо ходити въ домъ плача, нежели въ домъ смѣха (Еккл. VII, 3). Потому и Христосъ ублажаетъ скорбящихъ, говоря: блажени плачущіи (Матѳ. V, 4); а радующихся почитаетъ несчастными: горе вамъ смѣющимся, яко восплачете (Лук. VI, 25)! И весьма справедливо. Во время забавъ душа бываетъ слабѣе и изнѣженнѣе; а во время скорби укрѣпляется, дѣлается цѣломудренною, освобождается отъ всѣхъ страстей, становится возвышеннѣе и мужественнѣе. Итакъ, зная все это, будемъ убѣгать славы народной и удовольствія, происходящаго отъ нея, чтобы достигнуть истинной и вѣчной славы, которой всѣ мы и да сподобимся благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа, Которому слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ седьмой: Въ двухъ книгахъ. Книга первая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1901. — С. 428-435.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.