Церковный календарь
Новости


2019-06-26 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 130-е (1895)
2019-06-26 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 129-е (1895)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 11-15 (1922)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 6-10 (1922)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 26 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго.
Томъ 7-й. Книга 1-я. Изданіе 1-е. СПб., 1901.

Святаго отца нашего Іоанна Златоустаго, Архіепископа Константинопольскаго,
Толкованіе на святаго Матѳея Евангелиста.

Бесѣда XVIII.
{265} Слышасте, яко речено бысть: око за око, и зубъ за зубъ. Азъ же глаголю вамъ не противитися злу: но аще кто тя ударитъ въ десную ланиту, обрати ему и другую; и хотящему судитися съ тобою и ризу твою взяти, отпусти ему и срачицу (V, 40).

1. Видишь ли, что Спаситель, предписывая выше заповѣдь вырывать соблазняющее око, разумѣлъ не самое око, но такого человѣка, который дружбою своею наноситъ намъ вредъ и ввергаетъ насъ въ ровъ погибели? Въ самомъ дѣлѣ, если здѣсь Онъ предлагаетъ столь высокое правило, что не позволяетъ вырвать око даже у того, кто вырвалъ бы его у насъ, то могъ ли Онъ повелѣть кому-либо вырвать око у себя самого? Если же кто /с. 204/ порицаетъ ветхій законъ за то, что въ немъ предписывается воздавать такую месть, тотъ, по моему мнѣнію, вовсе не имѣетъ понятія о свойственной Законодателю мудрости, не соображается съ обстоятельствами времени, и не знаетъ, какъ иногда полезно бываетъ снисхожденіе. Въ самомъ дѣлѣ, если ты размыслишъ, кто были слышавшіе это повелѣніе, каково было расположеніе ихъ духа, и въ какое время они приняли этотъ законъ, то признаешь мудрость Законодателя и увидишь, что какъ законъ о мщеніи, такъ и законъ о незлобіи даны однимъ и тѣмъ же Законодателемъ, и оба предписаны вполнѣ своевременно и съ величайшею пользою. Еслибъ эти высокія и великія заповѣди Законодатель предложилъ съ самаго начала, то люди не приняли бы ни этихъ заповѣдей, ни прежнихъ. Теперь же, тѣ и другія предложивъ въ приличное время, Онъ исправилъ ими всю вселенную. Съ другой стороны, Законодатель предписалъ — око за око не для того, чтобы мы другъ у друга вырывали глаза, но чтобы удерживали руки свои отъ обидъ; вѣдь угроза, заставляющая страшиться наказанія, обуздываетъ стремленіе къ дѣламъ преступнымъ. Такимъ образомъ Законодатель мало-по-малу посѣеваетъ въ сердцахъ благочестіе, когда повелѣваетъ, чтобы обиженный за причиненное ему зло платилъ равнымъ, хотя, по требованію правосудія, зачинщикъ преступленія достоинъ былъ бы большаго наказанія. Но такъ какъ Ему угодно было правосудіе растворить человѣколюбіемъ, то учинившаго большее преступленіе Онъ осуждаетъ на наказаніе гораздо меньшее, нежели какого онъ достоинъ, желая тѣмъ самымъ научить насъ и среди самаго страданія показывать великую кротость. Итакъ, приведя постановленіе ветхаго закона и прочитавъ его отъ слова до слова, Спаситель опять показываетъ, что не братъ учиняетъ обиду, но лукавый. Поэтому и присовокупляетъ: Азъ же глаголю вамъ не противитися злому (τῷ πονηρῷ). Не говоритъ: не противитися брату, но: злому, показывая тѣмъ, что обидчикъ все дѣлаетъ по наущенію діавола, и такимъ образомъ, слагая вину на другого, весьма много ослабляетъ и пресѣкаетъ гнѣвъ противъ обидѣвшаго. Что же, скажешь ты: ужели намъ не должно противиться лукавому? Должно, но не такъ, а какъ повелѣлъ самъ Спаситель, то есть, готовностію терпѣть зло. Такимъ образомъ ты дѣйствительно побѣдишь лукаваго. Не огнемъ, вѣдь погашаютъ огонь, а водою. А чтобы знать тебѣ, что и въ ветхомъ завѣтѣ побѣда и вѣнецъ остаются на сторонѣ претерпѣвшаго обиду, разсмотри, что происходитъ въ этомъ случаѣ, и увидишь, что преимущество остается на сторонѣ обиженнаго. Въ самомъ дѣлѣ, кто первый поднимаетъ {266} руку на совершеніе неправды, тотъ вырываетъ два /с. 205/ глаза, — и у ближняго и у себя. Поэтому Онъ справедливо подвергается общей ненависти и безчисленнымъ обвиненіямъ. Между тѣмъ обиженный, хотя и воздастъ за причиненное ему зло равнымъ, не сдѣлаетъ никакого зла, почему многіе даже и сожалѣютъ о немъ, такъ какъ онъ чистъ отъ грѣха въ этомъ дѣлѣ, хотя и воздалъ равнымъ за равное. И хотя несчастіе у обоихъ одинаково, но сужденіе о нихъ не одинаково, какъ у Бога, такъ и у людей, а слѣдовательно уже и несчастіе не одинаково. Итакъ, Спаситель сначала сказалъ: гнѣвающійся на брата своего всуе, и называющій его безумнымъ, повиненъ будетъ гееннѣ огненной; здѣсь же требуетъ еще высшаго любомудрія, повелѣвая обиженному не только молчать, но и подставлять обижающему другую щеку, и такимъ образомъ еще сильнѣе поборать его своимъ великодушіемъ. И это говоритъ Онъ не только для того, чтобы дать законъ, повелѣвающій переносить обиды, но чтобы и во всѣхъ другихъ случаяхъ научить насъ незлобію.

2. Подобно тому, какъ въ томъ случаѣ, когда Спаситель говоритъ, что называющій брата своего безумнымъ повиненъ будетъ гееннѣ огненной, разумѣетъ не одно только это обидное слово, но и вообще всякое поношеніе, такъ и здѣсь Онъ не только предписываетъ, чтобы мы переносили великодушно одни заушенія, но чтобы мы не смущались и всякимъ другимъ страданіемъ. Вотъ почему какъ и тамъ Онъ избралъ обиду самую чувствительную, такъ и здѣсь упомянулъ объ ударѣ по щекѣ, который считается особенно позорнымъ и составляющимъ великую обиду. Давая эту заповѣдь, Спаситель имѣетъ въ виду пользу и наносящаго удары, и терпящаго ихъ. Въ самомъ дѣлѣ, если обиженный вооружится тѣмъ любомудріемъ, которому научаетъ Спаситель, то онъ не будетъ и думать, что потерпѣлъ обиду, онъ даже не будетъ и чувствовать обиды, почитая себя скорѣе ратоборцемъ, чѣмъ человѣкомъ, котораго бьютъ. А обижающій, будучи пристыженъ, не только не нанесетъ второго удара, хотя бы онъ былъ лютѣе всякаго звѣря, но и за первый будетъ крайне обвинять себя. Поистинѣ, ничто такъ не удерживаетъ обижающихъ, какъ кроткое терпѣніе обижаемыхъ. Оно не только удерживаетъ ихъ отъ дальнѣйшихъ порывовъ, но еще заставляетъ раскаяться и въ прежнихъ, и дѣлаетъ то, что они отходятъ отъ обиженныхъ, удивляясь ихъ кротости, и наконецъ изъ непріятелей и враговъ дѣлаются не только ихъ друзьями, но даже самыми близкими людьми и рабами. Наоборотъ, мщеніе производитъ совершенно противныя слѣдствія. Оно обоимъ причиняетъ стыдъ, ожесточаетъ ихъ и еще больше воспламеняетъ гнѣвъ, и зло, простираясь далѣе, доводитъ нерѣдко до смерти. Вотъ почему Спаси/с. 206/тель заушаемому не только запретилъ гнѣваться, но и повелѣлъ насытить желаніе ударяющаго такъ, чтобы вовсе и непримѣтно было, что ты первый ударъ претерпѣлъ невольно. Дѣйствительно, такимъ образомъ ты поразишь безстыднаго гораздо чувствительнѣе, чѣмъ въ томъ случаѣ, если бы ты ударилъ его рукою, и изъ безстыднаго сдѣлаешь его кроткимъ. Хотящему судитися съ тобою, и ризу твою взяти, отпусти ему и срачицу. Спаситель хочетъ, {267} чтобы мы показывали такое же незлобіе не только когда насъ бьютъ, но и когда хотятъ отнять отъ насъ имѣніе. Потому опять предлагаетъ столь же высокое правило. Какъ тамъ Онъ повелѣваетъ побѣждать терпѣніемъ, такъ и здѣсь уступкою бóльшаго, чѣмъ ожидаетъ любостяжатель. Впрочемъ, Онъ не просто предложилъ это послѣднее правило, а съ оговорками, — Онъ не сказалъ: отдай просящему срачицу, но — хотящему судитися съ тобою, т. е. если онъ влечетъ тебя въ судъ и хочетъ завести съ тобою дѣло. И, подобно какъ послѣ заповѣдей — не называть брата безумнымъ и не гнѣваться на него напрасно, въ послѣдней Своей проповѣди Онъ потребовалъ большаго, повелѣвъ подставлять и правую щеку, такъ и теперь, послѣ высказаннаго уже повелѣнія — мириться съ соперникомъ, опять простираетъ Свое требованіе еще далѣе, предписывая не только отдать сопернику то, что онъ хочетъ взять, но и оказать большую щедрость. Что жъ? Неужели скажешь, мнѣ ходить нагимъ? Не были бы мы наги, если бы въ точности исполняли эти повелѣнія; напротивъ, еще были бы гораздо лучше всѣхъ одѣты. Во-первыхъ, потому, что никто не нападетъ на человѣка, имѣющаго такое расположеніе духа, а во-вторыхъ, если бы и нашелся кто настолько жестокій и немилосердый, что дерзнулъ бы и на это, то безъ сомнѣнія еще болѣе бы нашлось такихъ, которые человѣка, восшедшаго на такую степепь любомудрія, покрыли бы не только одеждами, но, если бы было возможно, и самою плотію своею.

3. А если бы кому довелось и нагимъ ходить ради такого любомудрія, то и въ этомъ не было бы стыда. Адамъ въ раю былъ нагъ и не стыдился (Быт. II, 25). И Исаія, ходившій нагимъ и безъ обуви былъ знаменитѣе, всѣхъ іудеевъ (Ис. XX, 3). Іосифъ тогда особенно просіялъ (добродѣтелію), когда оставилъ одежду. Нимало не худо такъ обнажаться, но постыдно и смѣшно такъ одѣваться, какъ мы одѣваемся нынѣ, т. е. въ драгоцѣнныя одежды. Вотъ почему тѣхъ Богъ прославилъ, а насъ осуждаетъ и чрезъ пророковъ, и чрезъ апостоловъ. Итакъ, не будемъ почитать невозможными повелѣнія Господни. Они и полезны, и весьма удобны къ исполненію, если только мы будемъ бодрствовать. Они такъ спасительны, что не только намъ, но и обижающимъ /с. 207/ насъ приносятъ величайшую пользу. Особенное же достоинство ихъ состоитъ въ томъ, что они, убѣждая насъ терпѣть обиды, тѣмъ самымъ научаютъ любомудрствовать и причиняющихъ ихъ. Въ самомъ дѣлѣ, когда обижающій важнымъ почитаетъ отнимать собственность другихъ, а ты на самомъ дѣлѣ покажешь ему, что для тебя легко отдать и то, чего онъ не проситъ, и такимъ образомъ противопоставишь его нищенствованію и любостяжанію свою щедрость и любомудріе, то представь, сколь сильное получитъ онъ вразумленіе, не словами, но самыми дѣлами научаясь презирать злыя склонности и любить добродѣтель! Богъ хочетъ, чтобы мы были полезны не только для самихъ себя, но и для всѣхъ ближнихъ. Итакъ, если ты отдашь требуемое безъ всякаго спора и суда, то пріобрѣтешь пользу только себѣ. Если же сверхъ требуемаго отдашь и другое что-нибудь, то и соперника отпустишь отъ себя лучшимъ. Вотъ что значитъ та соль, каковою Спаситель желаетъ быть ученикамъ Своимъ; она и саму себя сберегаетъ, и сохраняетъ другія тѣла, ею осоленныя. Вотъ что значитъ и тотъ свѣтъ: онъ свѣтитъ и самому себѣ, и другимъ. Итакъ, поелику Господь и тебя поставилъ въ число учениковъ Своихъ, то просвѣти сѣдящаго во тьмѣ; научи его, что онъ и то, чего отъ тебя требовалъ, взялъ у тебя не насильно; убѣди его, что ты не считаешь себя обиженнымъ. Такимъ образомъ, и самъ заслужишь большее уваженіе и почтеніе, когда увѣришь {268} его, что онъ ничего у тебя не отнялъ, а ты самъ подарилъ ему. Своею кротостію обрати грѣхъ его въ поводъ къ проявленію твоего благородства. Если это кажется тебѣ очень высокимъ, то подожди, — ты еще увидишь, что это не есть верхъ совершенства. Спаситель не останавливается еще здѣсь, предписывая тебѣ правила терпѣнія обидъ, но простирается далѣе, говоря: аще кто тя пойметъ по силѣ поприще едино, иди съ нимъ два (ст. 41). Видишь ли, на какую высоту любомудрія возводитъ тебя Спаситель? Онъ говоритъ, что и тогда, когда отдашь своему врагу и верхнюю и нижнюю одежду, ты не долженъ противиться ему, если бы онъ и общаженное тѣло твое захотѣлъ подвергнуть страданіямъ и трудамъ. Онъ хочетъ, чтобы все было общимъ — и тѣла, и имущество, и чтобы мы служили ими какъ бѣднымъ, такъ и тѣмъ, кто обижаетъ насъ. Послѣднее — долгъ мужества, а первое — человѣколюбія. Поэтому-то Онъ и сказалъ: аще кто тя пойметъ по силѣ поприще едино, иди съ нимъ два, возводя тебя еще выше, и повелѣвая оказывать новые опыты равнаго прежнимъ великодушія. Если прежнія Его предписанія, которыя требуютъ гораздо меньшаго, доставляютъ исполняющимъ ихъ столь великое блаженство, то подумай, какой жребій ожидаетъ тѣхъ, кто испол/с. 208/няетъ эти послѣднія, и каковыми еще прежде наградъ являются тѣ, которые въ человѣческомъ и страстномъ тѣлѣ показываютъ совершенное безстрастіе. Если они не только не оскорбляются обидами, ударами, отнятіемъ имущества, не только не побѣждаются ничѣмъ другимъ тому подобнымъ, но еще жаждутъ большихъ страданій, то представь, какова у нихъ дѣлается душа. Потому-то Христосъ, какъ повелѣлъ поступать при нанесеніи ударовъ и при лишеніи имущества, такъ точно повелѣваетъ поступать и въ этомъ случаѣ. Что я говорю, — какъ бы такъ говоритъ Онъ, — объ обидахъ и отнятіи имущества? Если бы кто захотѣлъ и самое тѣло твое подвергнуть тяжкимъ и изнурительнымъ трудамъ, и притомъ несправедливо, то и тогда ты долженъ побѣдить его несправедливое желаніе, и стать выше его. Пояти по силѣ — значитъ влечь кого неправедно, безъ всякой причины и съ обидою. Но ты и на это будь готовъ; будь готовъ потерпѣть даже больше, нежели сколько тотъ хочетъ причинить тебѣ. Просящему у тебе дай, и хотящаго отъ тебе заяти не отврати (ст. 42). Этими словами Спаситель требуетъ меньшаго, нежели прежними, но не удивляйся этому. Спаситель обыкновенно такъ дѣлаетъ: Онъ всегда къ великому присоединяетъ малое. Если же слова эти и малы въ сравненіи съ первыми, пусть однако внимаютъ имъ тѣ, которые берутъ чужое, а собственное имущество раздаютъ блудницамъ, и такимъ образомъ возжигаютъ для себя сугубый огонь чрезъ неправедный прибытокъ и пагубное расточеніе. Предписывая здѣсь давать въ заемъ, Спаситель разумѣетъ не отдачу денегъ въ ростъ, но простое одолженіе. А въ другомъ мѣстѣ требуетъ еще большаго, товоря, чтобы мы давали и тѣмъ, отъ кого не надѣемся получить. Слышасте, яко речено бысть: возлюбиши ближняго твоего, и возненавидиши врага твоего. Азъ же глаголю вамъ: любите враги ваша, и молитеся за творящихъ вамъ напасть; благословите кленущія вы, добро творите ненавидящимъ васъ, яко да будете подобны Отцу вашему, Иже есть на небесѣхъ: яко солнце Свое сіяетъ на злыя и благія, и дождитъ на праведныя и на неправедныя (ст. 43, 44, 45). Вотъ высочайшій верхъ добродѣтелей! Вотъ для чего училъ Спаситель не только терпѣливо сносить заушенія, но и подставлять правую щеку, не только вмѣстѣ съ верхнею одеждою отдаватъ и нижнюю, но и двѣ версты идти съ тѣмъ, кто принуждаетъ пройти одну! Все это предложилъ Онъ для того, чтобы ты съ полною готовностію могъ принять и то, что гораздо выше этихъ предписаній. {269} Что же выше ихъ, скажешь ты? Не почитать того врагомъ, кто причиняетъ тебѣ обиды, — даже нѣчто и того высшее, поскольку Господь не сказалъ: не возненавидь, но — возлюби; не сказалъ: не обижай, но — и благотвори.

/с. 209/

4. Но если тщательнѣе разсмотримъ слова Спасителя, то увидимъ, что въ нихъ заключается новое предписаніе, гораздо еще высшее. Въ самомъ дѣлѣ, Онъ повелѣваетъ не только любить враговъ, но и молиться за нихъ. Видишь ли, на какія восшелъ Онъ степени, и какъ поставилъ насъ на самый верхъ добродѣтели? Смотри и исчисляй ихъ, начавши съ первой: первая степень — не начинать обиды; вторая — когда она уже причинена, не воздавать равнымъ зломъ обидѣвшему; третья — не только не дѣлать обижающему того, что ты потерпѣлъ отъ него, но и оставаться спокойнымъ; четвертая — предавать себя самого злостраданію; пятая — отдавать болѣе, нежели сколько хочетъ взять причиняющій обиду; шестая — не питать къ нему ненависти; седьмая — даже любить его; восьмая — благодѣтельствовать ему; девятая — молиться о немъ Богу. Видишь ли, какая высота любомудрія? Но за то блистательна и награда. Такъ какъ повелѣніе велико и требуетъ мужественной души и великаго подвига, то и мзду за исполненіе его Спаситель обѣщаетъ такую, какой не соединялъ ни съ одною изъ прежнихъ заповѣдей. Онъ обѣщаетъ здѣсь не землю, какъ кроткимъ, не утѣшеніе и помилованіе, какъ плачущимъ и милостивымъ, не царствіе небесное, но, что они будутъ подобны Богу, насколько то возможно для людей: яко да будете, говоритъ, подобни Отцу вашему, Иже на небесѣхъ. Замѣть, что Онъ ни здѣсь, ни прежде не называетъ Бога Отцемъ Своимъ; но тамъ, когда говорилъ о клятвахъ, называлъ Его Богомъ и Царемъ великимъ, а здѣсь называетъ Отцемъ нашимъ. Онъ дѣлаетъ такъ потому, что бесѣду объ этомъ хочетъ оставить до приличнаго времени. Объясняя, затѣмъ, въ чемъ состоитъ богоподобіе, Онъ говоритъ: яко солнце Свое сіяетъ на злыя и благія, и дождитъ на праведныя и на неправедныя, то есть, Богъ не только не ненавидитъ оскорбляющихъ Его, но даже благодѣтельствуетъ имъ. Конечно, здѣсь нѣтъ равенства ни по чему, такъ какъ не только благодѣянія Божіи, но и величіе Его достоинства превосходитъ все, что только вообразить можно. Тебя оскорбляетъ подобный тебѣ, а Его — рабъ, и притомъ такой, который получилъ отъ Него безчисленныя благодѣянія. Ты, молясь за врага, благодѣтельствуешь ему словами, а Богъ благодѣтельствуетъ ему весьма великими и чудными дѣлами, освѣщая его солнцемъ и ежегодно посылая дожди въ опредѣленное время. И при всемъ томъ я допускаю твое богоравенство, какое только возможно для человѣка. Итакъ, не питай ненависти къ человѣку, дѣлающему тебѣ зло, когда ты чрезъ него пріобрѣтаешь такія блага и достигаешь столь великой чести. Не кляни обижающаго тебя; иначе ты /с. 210/ оскорбленіе претерпишь, а плода лишишься, — понесешь вредъ, а награды не получишь. А это крайне безумно — претерпѣвши труднѣйшее, не перенести легчайшаго. Но какъ это возможно, скажешь ты? Ты видишь, что Богъ для тебя сдѣлался человѣкомъ, что Онъ такъ уничижилъ Себя и такъ много пострадалъ за тебя, и еще ли спрашиваешь и недоумѣваешь, какъ можешь ты прощать обиды равнымъ себѣ? Не слышишь ли, что говоритъ {270} Онъ на крестѣ: остави имъ, не вѣдятъ бо, что творятъ (Лук. XXIII, 34)? Не слышишь ли, что говоритъ Павелъ: восшедшій на небо, и сѣдящій одесную (Бога) ходатайствуетъ о насъ (Рим. VIII, 34)? Не видишь ли, что Онъ и послѣ распятія и вознесенія на небо послалъ къ умертвившимъ Его іудеямъ апостоловъ, принесшихъ имъ безчисленныя блага, и вмѣстѣ потерпѣвпихъ отъ нихъ безчисленное множество золъ? Но ты весьма много обиженъ? Что же такое потерпѣлъ ты, что было бы подобно страданію твоего Владыки, Который послѣ оказанныхъ Имъ безчисленныхъ благодѣяній былъ связанъ, претерпѣлъ заушенія, бичеванія, оплеванія отъ рабовъ, и наконецъ претерпѣлъ смерть — и смерть поноснѣйшую изъ всѣхъ смертей? Если же ты и много обиженъ, то по тому-то самому и долженъ еще болѣе благодѣтельствовать, чтобы и для себя самого получить блистательнѣйшій вѣнецъ, и брата избавить отъ крайне жестокой болѣзни. Когда больные, находящіеся въ сумашествіи, наносятъ удары и обиды врачамъ своимъ, то послѣдніе въ это-то время особенно и жалѣютъ о нихъ и стараются объ ихъ излѣченіи, зная, что дерзость ихъ происходитъ отъ чрезмѣрной болѣзни. Подобнымъ образомъ и ты имѣй такое же расположеніе духа къ злоумышляющимъ противъ тебя, и такимъ же образомъ поступай съ обижающими тебя, потому что они совсѣмъ больные и дѣлаютъ все совершенно невольно. Итакъ, освободи врага своего отъ тяжкой его гордости, заставь его бросить гнѣвъ, и избавь отъ лютаго демона — ярости. Видя бѣснующихся, мы проливаемъ слезы, а не думаемъ сами подобно имъ бѣсноваться. Будемъ поступать также и съ гнѣвающимися, потому что и они подобны бѣсноватымъ, или даже несчастнѣе ихъ, потому что хотя они и бѣснуются, но еще не лишились ума. Потому-то и бѣшенство ихъ непростительно.

5. Итакъ, не нападай на лежащаго, но жалѣй о немъ. Когда мы видимъ, какъ человѣкъ, страдающій желчью, мучится головокруженіемъ и силится изблевать эту вредную мокроту, то тотчасъ подаемъ руку, поддерживаемъ терзаемаго, и не отвращаемся отъ него, хотя бы замарали и одежду, по о томъ только и стараемся, чтобы какъ-нибудь избавить его отъ такого тяжкаго /с. 211/ положенія. Подобнымъ образомъ станемъ поступать и съ разгнѣванными, станемъ помогать имъ, какъ изрыгающимъ изъ себя желчь и терзаемымъ, и не будемъ оставлять ихъ до тѣхъ поръ, пока они не извергнутъ всей горечи. И когда такой человѣкъ успокоится, то воздастъ тебѣ величайшую благодарность. Тогда онъ ясно узнаетъ, отъ какого разстройства ты его избавилъ. Но что я говорю о его благодарности? Самъ Богъ тотчасъ же тебя увѣнчаетъ и наградитъ безчисленными благами за то, что ты освободилъ брата своего отъ жестокой болѣзни. Да и тотъ будетъ почитать тебя, какъ своего господина, будетъ всегда съ благоговѣніемъ взирать на твою кротость. Не видишь ли, какъ мучащіяся родами кусаютъ стоящихъ около нихъ женщинъ, и между тѣмъ послѣднія не ощущаютъ боли? Вѣрнѣе же сказать: онѣ ощущаютъ ее, но только мужественно переносятъ, соболѣзнуя о мучащихся и терзающихся болѣзнями рожденія. Поревнуй и ты ихъ великодушію, и не будь слабѣе женщинъ. Когда родятъ эти жены, — а гнѣвающіеся малодушнѣе самихъ женъ, — тогда они узнаютъ въ тебѣ мужа. Если же эти повелѣнія кажутся тебѣ тяжкими, то помысли, что Христосъ для того и пришелъ, чтобы насадить ихъ въ нашихъ сердцахъ, и чтобы сдѣлать насъ полезными какъ {271} для враговъ, такъ и для друзей. Поэтому Онъ и повелѣваетъ заботиться о тѣхъ и другихъ; о братіяхъ — когда говоритъ: аще принесеши даръ твой; о врагахъ же — когда приказываетъ любить ихъ и молиться за нихъ. И побуждаетъ къ исполненію этого, не только указывая на примѣръ благости Божіей, но и на противное: аще бо любите, говоритъ Онъ, любящихъ васъ, кую мзду имате? Не и мытари ли тожде творятъ (ст. 46)? Тоже самое подтверждаетъ и Павелъ: не у до крове стасте, говоритъ онъ противу грѣха подвизающеся (Евр. XII, 4). Итакъ, если ты исполшяешь заповѣдь любви ко врагамъ, то пребываешь съ Богомъ; если же оставляешь ее, то съ мытарями. Видишь ли, что эти заповѣди еще не такъ велики, какъ велико различіе между мытарями и Богомъ? Итакъ, не станемъ помышлять о трудности повелѣнія, но представимъ награду, и подумаемъ, кому сдѣлаемся подобными, когда исполнимъ это повелѣніе, и съ кѣмъ сравнимся, когда не будемъ исполнять. Спаситель повелѣваетъ намъ мириться съ братомъ, и до тѣхъ поръ не отходить отъ него, пока совершенно не истребимъ вражды. Когда же говоритъ о всѣхъ вообще, то не налагаетъ на насъ такой обязанности, но только требуетъ того, что отъ насъ зависитъ, и такимъ образомъ облегчаетъ трудность закона. Выше сказалъ Онъ: тако изгнаша пророки, иже бѣша прежде васъ (Матѳ. V, 12); теперь, желая, чтобы /с. 212/ ученики Его за то же самое не досадовали на своихъ гонителей, повелѣваетъ имъ не только терпѣть такъ поступающихъ съ ними, но и любить ихъ. Видишь ли, какъ Онъ съ самымъ корнемъ истребляетъ гнѣвъ, пристрастіе къ плоти, къ богатству, къ славѣ и къ настоящей жизни? Это уже сдѣлалъ Онъ и въ началѣ Своей проповѣди, но гораздо болѣе теперь. Дѣйствительно, нищій духомъ, кроткій и плачущій изгоняетъ изъ себя гнѣвъ; праведный и милостивый истребляетъ въ себѣ пристрастіе къ богатству; чистый сердцемъ свободенъ отъ злой похоти; гонимый, претерпѣвающій обиды и злословимый пріучается съ совершенному презрѣнію вещей временныхъ, и пребываетъ чистъ отъ надменности и тщеславія. Освободивъ, такимъ образомъ, слушателя отъ всѣхъ этихъ узъ и приготовивъ къ подвигамъ, Христосъ опять инымъ образомъ и съ большимъ тщаніемъ исторгаетъ изъ его сердца указанныя страсти, начиная съ гнѣва, и уничтожая всю силу этой страсти, когда говоритъ, что гнѣвающійся на брата своего, называющій его безумнымъ и пустымъ человѣкомъ, заслуживаетъ наказанія; что принесшій даръ не долженъ приступать къ трапезѣ, пока не прекратитъ вражды; что имѣющій соперника, прежде нежели увидитъ судилище, долженъ сдѣлать его изъ врага другомъ. Потомъ опять переходитъ къ похоти и говоритъ, что воззрѣвшій любострастными очами заслуживаетъ наказаніе какъ прелюбодѣй; соблазняющійся любострастною женою или мужемъ или другимъ кѣмъ-либо изъ близкихъ къ нему долженъ отсѣчь отъ себя всѣхъ таковыхъ; имѣющій законную жену не долженъ никогда удалять ее отъ себя и обращать взоровъ къ другой. Этими внушеніями Спаситель исторгаетъ корни злой похоти. Вслѣдъ за тѣмъ Онъ обуздываетъ любовь къ богатству, запрещая клясться, лгать и удерживать даже рубашку, какую кто имѣетъ на тѣлѣ; повелѣваетъ отдавать верхнюю одежду и не жалѣть даже тѣла для услугъ требующему. Такъ истребляетъ Онъ въ конецъ пристрастіе къ богатству.

6. Наконецъ, всѣ эти повелѣнія Спаситель украшаетъ прекраснѣйшимъ вѣнцемъ, говоря: молитеся за творящихъ вамъ напасть, — {272} и такимъ образомъ возводитъ учениковъ Своихъ на высочайшій верхъ любомудрія. Какъ терпѣть заушенія есть высшій подвигъ, нежели быть кроткимъ; отдавать рубашку и верхнюю одежду есть дѣло болѣе важное, нежели быть милостивымъ; переносить обиды есть высшая добродѣтель, нежели быть праведнымъ; сносить побои и не противиться, когда понуждаютъ идти, значитъ больше, нежели быть миротворцемъ, — такъ и, среди гоненій, благославлять гонящаго — гораздо важнѣе, /с. 213/ нежели быть гонимымъ. Видишь ли, какъ Онъ мало-по-малу возводитъ насъ на самое небо? Итакъ, чего будемъ достойны мы, которые получили повелѣніе ревностно стараться объ уподобленіи себя Богу, и между тѣмъ, можетъ быть, еще не сравнялись и съ мытарями? Въ самомъ дѣлѣ, если и мытари и грѣшники и язычники любятъ любящихъ, а мы и этого не дѣлаемъ (а не дѣлаемъ мы этого, когда завидуемъ доброй славѣ нашихъ братьевъ), то какому не подвергнемся наказанію, будучи ниже язычниковъ, тогда какъ должны быть превосходнѣе книжниковъ? Какъ же, скажи мнѣ, мы можемъ узрѣть царство? Какъ взойдемъ въ его священныя преддверія, будучи, ничѣмъ не лучше мытарей? На это и указываетъ Спаситель, говоря: не и мытари ли тожде творятъ? Что особенно удивительно въ ученіи Христа, такъ это то, что награды за подвиги Онъ предлагаетъ повсюду въ великомъ множествѣ; обѣщаетъ подвизающимся, что они и узрятъ Бога, и царствіе небесное наслѣдятъ, и будутъ сынами Божіими и подобными Богу, и помилованы будутъ, и утѣшатся, и получатъ многую мзду на небесахъ; а если гдѣ нужно было упомянуть о прискорбномъ, то упоминаетъ объ этомъ кратко, такъ что имя геенны, напр., Онъ употребилъ въ столь продолжительной бесѣдѣ всего лишь одинъ разъ. Въ другихъ случаяхъ Онъ исправляетъ слушателя кроткими вразумленіями, убѣждая его болѣе увѣщаніями, нежели угрозами, напримѣръ, когда говоритъ: не и мытари ли тожде творятъ? Или: аще соль обуяетъ; Или: мній наречется въ царствіи небеснѣмъ. Иногда полагаетъ Онъ вмѣсто наказанія грѣхи, предоставляя самому слушателю заключать изъ тяжести послѣднихъ о тяжести наказанія, напримѣръ, когда говоритъ: любодѣйствова съ нею въ сердцѣ своемъ; или: отпущаяй творитъ ю прелюбодѣйствовати; или еще: лишше же сею отъ непріязни есть. Для вразумленія имѣющихъ умъ не нужно упоминать о наказаніи, а довольно только представить тяжесть грѣха. Вотъ почему и въ настоящемъ случаѣ Онъ представляетъ въ примѣръ язычниковъ и мытарей, чтобы ученики Его устыдились, видя, съ какими людьми Онъ ихъ сравниваетъ. Тоже дѣлалъ и Павелъ, когда говорилъ: да не скорбите, якоже и прочіи не имущіи упованія (1 Солунян. IV, 13), и якоже языцы не вѣдяшіи Бога (тамъ же, ст. 5). Кромѣ того, слова эти: не и язычницы ли такожде творятъ (ст. 47) Спаситель сказалъ и для того, чтобы показать, что Онъ не требуетъ ничего чрезмѣрнаго, но немного больше обыкновеннаго. Этимъ, однако, Онъ не заключаетъ Своего слова, но оканчиваетъ его указаніемъ на награды и благими надеждами, говоря: будите убо совершеніи, якоже Отецъ вашъ небесный (ст. 48). /с. 214/ Часто упоминаетъ Онъ во всей бесѣдѣ Своей о небѣ, чтобы представленіемъ самаго мѣста возбудить сердца учениковъ Своихъ, такъ какъ въ это время они были еще довольно слабы и грубы. Итакъ, представляя все доселѣ сказанное, будемъ оказывать всякую любовь ко врагамъ. Отвергнемъ то смѣшное обыкновеніе, которымъ страдаютъ многіе неразумные люди, дожидающіеся, чтобы встрѣчные предупреждали ихъ своимъ привѣтствіемъ, и такимъ образомъ не ревнуютъ о томъ, что заключаетъ великое блаженство, {273} но гоняются за тѣмъ, что достойно смѣха. Почему же ты не привѣтствуешь его прежде? Потому, скажешь ты, что онъ ожидаетъ этого. Но потому-то самому и надлежало поспѣшить тебѣ, чтобы вѣнецъ достался тебѣ. Нѣтъ, — скажешь, — я потому именно и не привѣтствую его, что ему сильно этого хочется. Что можетъ быть хуже такого безумія? Такъ какъ, говоришь ты, онъ сильно желаетъ доставить мнѣ случай къ наградѣ, по тому самому я не хочу этимъ случаемъ воспользоваться. Если онъ тебя предупреждаетъ своимъ привѣтствіемъ, то ты не получишь никакой пользы, хотя послѣ и отвѣтишь ему тѣмъ же; если же ты поспѣшишь прежде выразить ему привѣтствіе, то ты, какъ бы торгуясь съ его гордостію, получишь себѣ большую выгоду и соберешь обильный плодъ съ его надменности. Итакъ, не крайне ли мы будемъ безумны, когда, имѣя случай двумя словами пріобрѣсть столь великую пользу, выпустимъ ее изъ рукъ, и сами впадемъ въ то же безразсудство, за которое осуждаемъ другого? Если ты обвиняешь его въ томъ, что онъ прежде ожидаетъ привѣтствія отъ другого, то зачѣмъ подражаешь тому, что охуждаешь самъ, и стараешься какъ доброе перенимать то, что самъ называешь зломъ? Видишь ли, что нѣтъ ничего безумнѣе человѣка, живущаго въ злобѣ? Поэтому умоляю васъ, будемъ избѣгать этой злой и достойной посмѣянія привычки. Болѣзнь эта расторгнула безчисленное множество дружескихъ союзовъ и произвела многіе раздоры. Будемъ же, поэтому, привѣтствіями предупреждать другихъ. Если намъ заповѣдано терпѣть и тогда, когда враги насъ заушаютъ, насильно заставляютъ провожать себя и обнажаютъ, то заслужимъ ли мы какого-нибудь прощенія, если съ такимъ упорствомъ будемъ отказываться отъ простого привѣтствія? Ты скажешь: я подвергнусь презрѣнію и буду какъ оплеванный, {274} когда окажу ему такую честь. Итакъ, чтобы не презиралъ тебя человѣкъ, ты оскорбляешь Бога? Чтобы не презиралъ тебя бѣснующійся равный тебѣ рабъ, ты презираешь Владыку, Который столь много тебя облагодѣтельствовалъ? Ежели неразумно, что презираетъ тебя человѣкъ равный тебѣ, то еще болѣе неразумно, что ты презираешь Бога, Который сотворилъ /с. 215/ тебя. Сверхъ того, замѣть и то, что презирающій тебя тѣмъ самымъ доставляетъ тебѣ случай къ полученію бóльшей награды, поскольку ты терпишь это для Бога, повинуясь Его законамъ. А съ этою наградою какая честь, какіе вѣнцы сравниться могутъ? Я готовъ лучше терпѣть всякія обиды и презрѣніе — для Бога, нежели у всѣхъ царей быть въ почтеніи, такъ какъ ничто, ничто не можетъ сравниться съ этою славою. Будемъ же искать этой славы такъ, какъ повелѣлъ самъ Спаситель, и нимало не заботясь о сужденіяхъ человѣческихъ, но во всемъ показывая истинное любомудріе, по нему будемъ устроять жизнь свою. Такимъ образомъ еще здѣсь мы будемъ предвкушать блага небесныя и славу вѣнцовъ райскихъ; будемъ обращаться съ людьми — какъ ангелы, и обитать на землѣ — какъ силы небесныя, освободившись отъ всякой похоти и всѣхъ земныхъ страстей; а вмѣстѣ со всѣмъ этимъ воспріимемъ и неизреченныя блага, которыхъ да сподобимся всѣ мы благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа, Которому слава, держава и поклоненіе со безначальнымъ Отцемъ и Святымъ и благимъ Духомъ, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ седьмой: Въ двухъ книгахъ. Книга первая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1901. — С. 203-215.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.