Церковный календарь
Новости


2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 26-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 25-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 24-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 23-я (1922)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 70-я (1956)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 69-я (1956)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 68-я (1956)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 67-я (1956)
2019-07-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 42-е (1975)
2019-07-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 41-е (1975)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 28-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 27-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 26-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 25-я (1921)
2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 22-я (1922)
2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 21-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 21 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго.
Томъ 5-й. Книга 1-я. Изданіе 1-е. СПб., 1899.

Святаго отца нашего Іоанна Златоустаго, Архіепископа Константинопольскаго,
БЕСѢДЫ НА ПСАЛМЫ.

НА ПСАЛОМЪ 43.
Побѣдителю сыновъ Кореовыхъ.

Боже нашъ, ушима нашима услышахомъ, отцы наши возвѣстиша намъ дѣло, еже содѣлалъ еси во днехъ ихъ, во днехъ древнихъ. Другой переводчикъ говоритъ: во дни бывшіе прежде (ταῖς πρίν) [1]. Третій: бывшіе въ древности (ταῖς ἀρχῆθεν) [2] (ст. 1, 2).

1. Этотъ псаломъ хотя произноситъ пророкъ (Давидъ), но произноситъ не отъ собственнаго лица, а отъ лица Маккавеевъ, предвозвѣщая и изъясняя имѣвшее быть въ ихъ время. Таковы пророки: они созерцаютъ всѣ времена, прошедшія, настоящія и будущія. Но необходимо напередъ сказать, кто были Маккавеи, что они потерпѣли и что совершили, дабы яснѣе было содержаніе сказаннаго. Когда Антіохъ, прозванный Епифаномъ, напалъ (на іудеевъ), разрушилъ все и многихъ изъ нихъ принудилъ отступить отъ отеческихъ обычаевъ, эти Маккавеи остались непреклонными среди такихъ искушеній; и когда началась жестокая война, они, не будучи въ состояніи ничего сдѣлать, скрылись. Такъ поступали и апостолы. Они не всегда открыто шли на опасности, но иногда и уклонялись, убѣгали и скрывались. Когда же они нѣсколько ободрились, то, какъ мужественные львы, вставши изъ пещеръ и вышедши изъ убѣжищъ, рѣшились спасти не только себя самихъ, но и другихъ, сколько могли; обходя отечественный городъ и всю страну, они собирали всѣхъ, кого находили еще въ здравомъ состояніи, но многихъ и изъ пострадавшихъ и развращенныхъ обращали, убѣждая возвратиться къ отеческому закону. Богъ человѣколюбивъ, говорили они, и никогда не лишаетъ спасенія за покаяніе. Возвѣщая это, они собрали войско изъ храбрыхъ мужей. Они сражались не за женъ, дѣтей, слугъ, или за разрушеніе и порабощеніе отечества, но за законъ и отеческіе обычаи; потому предводительствовалъ ими Богъ. Такимъ образомъ, вступивъ въ борьбу и жертвуя собственною жизнію, они прогоняли враговъ, надѣясь не на оружіе, но вмѣсто всякаго оружія находя достаточную силу въ самомъ побужденіи къ борьбѣ. А отправляясь на войну, они не прибѣгали къ шуткамъ и не пѣли пѣ/с. 165/сенъ, какъ дѣлаютъ нѣкоторые, и не имѣли при себѣ игроковъ на музыкальныхъ инструментахъ, какъ бываетъ при другихъ войскахъ, но молили всевышняго Бога быть и соратовать съ ними, и простирать имъ руку помощи, — Бога, за Котораго и вели они войну, за славу Котораго и подвизались. Посмотримъ же, что говоритъ это воинство Божіе, ограждаемое духовнымъ заступленіемъ, намѣреваясь идти противъ враговъ. Боже, ушима нашима услышахомъ. Такъ какъ нѣкоторые, изъ принадлежавшихъ къ ихъ ополченію, видя многочисленность и стройность Антіохова войска, и то, какъ оно побѣждало и овладѣвало всѣмъ при первомъ набѣгѣ, и представляя собственную слабость и малочисленность, впали въ малодушіе и изнеможеніе, то пророкъ, желая ободрить ихъ духъ и внушить, что все зависитъ отъ водительства Божія и что, при Его содѣйствіи, можно и безъ войска одержать побѣду, подъ видомъ молитвы предлагаетъ воинамъ нѣкоторое увѣщаніе и наставленіе, и своимъ собесѣдованіемъ съ Богомъ возбуждаетъ ревность въ нихъ. А это не мало доставляло утѣшенія. Не столько силы имѣли бы слова, обращенныя къ нимъ, сколько обращенныя къ Богу. Поэтому и далѣе онъ говоритъ: не бо мечемъ своимъ наслѣдиша землю, и мышца ихъ не спасе ихъ (ст. 4). Этимъ онъ воодушевляетъ тѣхъ, которые имѣли слабое расположеніе къ подвигамъ и надѣялись достигнуть побѣды человѣческими средствами. Итакъ, вся эта молитва есть ободреніе воинамъ, внушающее возложить все на Бога и искать побѣды въ надеждѣ на Него. Почему же онъ не сказалъ просто: услышахомъ, но: ушима нашима услышахомъ? Развѣ можно слышать какимъ-нибудь другимъ членомъ тѣла? Не излишни ли эти слова? Нѣтъ. Такъ люди обыкновенно поступаютъ: когда они разсказываютъ что-нибудь такое, въ чемъ сами вполнѣ убѣждены, и разсказываютъ что-нибудь важное и необычайное людямъ, еще не вполнѣ убѣжденнымъ, то всегда указываютъ на свои уши и говорятъ: мы слышали собственными ушами. И не въ этомъ только случаѣ, но и въ другихъ мы обыкновенно такъ же поступаемъ, призывая во свидѣтели самыя чувства. Такимъ образомъ, когда ссылаются на свои уши, то дѣлаютъ это для увѣренія слушателя. Тоже мы дѣлаемъ и въ отношеніи къ глазамъ и рукамъ, когда напримѣръ говоримъ: мы осязали своими руками. Такъ и апостолы говорили: еже видѣли очи наши, еже руки нашя осязаша (1 Іоан. I, 1). Но посмотри на добродѣтель Маккавеевъ, открывшуюся и здѣсь, въ самомъ началѣ: претерпѣвъ столько тяжкихъ бѣдствій для Бога, лишившись отечества и свободы, подвергшись опасностямъ, а нѣкоторые изъ нихъ сдѣлавшись даже бѣглецами, скитавшимися по горамъ и пустынямъ, они не указываютъ теперь ни на что /с. 166/ подобное, не говорятъ: мы претерпѣли для Тебя то и то, помоги намъ; но, какъ бы не имѣя никакихъ правъ и не полагаясь на собственныя добродѣтели, обращаются къ благодѣяніямъ, оказаннымъ отъ Бога предкамъ ихъ. Нисколько не было бы удивительно, если бы такъ поступили люди, не имѣющіе дерзновенія, которыхъ необходимость заставляетъ дѣлать это; но когда тѣ, которые могли бы сказать многое о своихъ добродѣтеляхъ, ищутъ спасенія не отъ нихъ, а отъ человѣколюбія Божія, котораго удостоились и отцы ихъ, то это — знакъ великаго ихъ смиренномудрія. Въ этомъ они находили и для самихъ себя не малое побужденіе къ мужеству, потому что даже одно имя Божіе можетъ прекратитъ безчисленныя войны.

2. Отцы наши возвѣстиша намъ. Послушайте вы, которые нерадите о своихъ дѣтяхъ, позволяете имъ пѣть діавольскія пѣсни и не занимаетесь божественными повѣствованіями. Не таковы были древніе, но они постоянно проводили жизнь въ повѣствованіи о дѣлахъ Божіихъ, и приносили двоякую пользу. Получавшіе благодѣянія, воспоминая объ этихъ благодѣяніяхъ, дѣлались лучшими; а потомки ихъ находили въ такихъ повѣствованіяхъ не мало предметовъ богопознанія и возбуждали въ себѣ ревность къ добродѣтели. Уста родителей служили для нихъ книгою; и всякое занятіе, всякая бесѣда сопровождалась этими повѣствованіями, пріятнѣе и полезнѣе которыхъ ничего не было. Въ самомъ дѣлѣ, если простые разсказы о событіяхъ, басни и вымыслы часто бываютъ поучительны для слушателей, то тѣмъ болѣе эти повѣствованія, объясняющія великую благодѣтельность, силу, премудрость, промышленіе (Божіе), вмѣстѣ съ удовольствіемъ доставляли слушателю ободреніе и дѣлали его ревностнѣйшимъ. Тѣ, которые присутствовали при событіяхъ и воспринимали ихъ посредствомъ зрѣнія, передавали ихъ другимъ посредствомъ слуха, и такимъ образомъ слухъ не менѣе зрѣнія способствовалъ къ вѣрѣ. Не присутствовавшіе и не видѣвшіе вѣровали не менѣе тѣхъ, которые присутствовали и видѣли; и это самое служило для нихъ не малымъ пособіемъ въ вѣрѣ. Посмотримъ же, что они возвѣщали, и о подобномъ ли (ихъ состоянію) событіи они воспоминали. Вѣдь кто имѣетъ нужду въ комъ-нибудь и намѣревается просить его, тотъ, на основаніи оказанной другимъ милости, можетъ просить подобнаго и себѣ. Я разумѣю слѣдующее: напримѣръ, если какой-нибудь слуга проситъ у насъ подарка и говоритъ, что и другой получилъ такой же подарокъ, то онъ представляетъ великое право получить и ему тоже, если только примѣръ не окажется недостаточнымъ по несходству, — разумѣю несходство или въ лицѣ или въ предметѣ. /с. 167/ Если получившій таковъ же, каковъ и просящій, и просимое сходно, то примѣръ дѣйствителенъ; если же первый имѣлъ право на полученіе, а послѣдній — нѣтъ, то нужно усилить просьбу. Впрочемъ необходимо пояснить сказанное мною изъ Писаній. Жена хананейская, услышавъ: нѣсть добро отъяти хлѣба чадомъ, и поврещи псомъ, сказала: ей, Господи: ибо и пси ядятъ отъ крупицъ трапезы господей своихъ (Матѳ. XV, 26, 27). И Павелъ въ одномъ посланіи говоритъ: аще иніи власти вашея причащаются, не паче ли мы (1 Кор. IX, 12), доказывая здѣсь превосходствомъ лица большее право. Также, въ посланіи къ Филимону, онъ говоритъ: яко утробы святыхъ почиша тобою, брате. Сего ради многое дерзновеніе имѣя во Христѣ повелѣвати тебѣ, еже потребно есть: любве ради паче молю (Филим. 7-9). Здѣсь примѣръ равнаго. Когда кто-нибудь получаетъ первый, то онъ какъ бы отверзаетъ дверь второму, если намѣревающійся просить будетъ подобенъ ему, или станетъ просить того же самаго. И не только отъ благодѣяній, оказанныхъ другимъ, но и отъ благодѣяній, прежде оказанныхъ намъ самимъ, просьба наша часто получаетъ силу. Такъ поступаетъ и Павелъ, когда въ посланіи къ Филиппійцамъ говоритъ: яко и въ Солунь и единою и дващи въ требованіе мое посласте ми (Филип. IV, 16). Вотъ почему многіе, подавая что-нибудь, многимъ приказываютъ, чтобы они не говорили объ этомъ другимъ, дабы милость, оказанная одному, не побудила многихъ просить подавшаго: подавшій однажды уже какъ бы не имѣетъ никакой возможности уклониться отъ подаянія и другимъ. Люди даютъ такое приказаніе, конечно, потому, что они отъ подаянія становятся бѣднѣе; а Богъ напротивъ возвѣщаетъ и провозглашаетъ о томъ, что подаетъ однимъ, чтобы и другимъ доставить поводъ также просить Его, потому что отъ подаянія еще болѣе открывается Его богатство. Поэтому Павелъ и говоритъ: богатяй во всѣхъ и надъ всѣми призывающими Его (Рим. X, 12). Видишь ли новое свойство богатства Его? Подражай и ты такому щедролюбію. Если ты будешь такимъ образомъ издерживать сберегаемое богатство, то еще болѣе умножишь его; а если зароешь его, то еще болѣе уменьшишь. И удивительно ли, что такъ случается съ предметами духовными, когда тоже бываетъ и съ вещественными? Кто, жалѣя пшеницу, оставитъ ее лежать дома и не разбросаетъ по нивамъ, тотъ отдастъ ее на съѣденіе червямъ; а кто посѣетъ, тотъ устроитъ обильную жатву.

3. Послушайте вы, которые лѣнитесь подавать милостыню. Послушайте вы, которые уменьшаете свое богатство сбереженіемъ его. Послушайте вы, которые находитесь въ положеніи нисколько не лучшемъ обогащающихся во снѣ. Подлинно, все настоящее /с. 168/ нисколько не лучше сновидѣнія. Какъ тѣ, которые грезятъ во снѣ, будто они обладаютъ богатствомъ, хотя бы казались обладателями царскихъ сокровищъ, съ наступленіемъ дня бываютъ бѣднѣе всѣхъ, такъ и тотъ, кто изъ настоящей жизни не можетъ ничего принести туда, будетъ бѣднѣе всѣхъ, хотя бы здѣсь обладалъ всѣмъ, — потому что онъ богатъ только во снѣ. Поэтому, если ты хочешь показать мнѣ человѣка богатаго, то покажи тогда, когда наступитъ день, въ который мы отойдемъ въ отечество; а теперь я не могу отличить богатаго отъ бѣднаго, потому что здѣсь въ этихъ вещахъ нѣтъ истины, а чаще — только пріятныя и благозвучныя названія. Какъ слѣпыхъ многіе называютъ многовидящими (πολυβλέποντας), но предметъ не соотвѣтствуетъ имени, а напротивъ они-то и суть ничего не видящіе, такъ и названіе богатыхъ здѣсь приписывается, по моему мнѣнію, тѣмъ, которые ничего не пріобрѣли себѣ тамъ. Кто богатъ здѣсь, о томъ особенно я думаю, что онъ бѣденъ, потому что, если бы онъ не былъ очень бѣднымъ, то не былъ бы очень богатымъ. Какъ слѣпого, если бы онъ не былъ совершенно слѣпымъ, не называли бы многовидящимъ, такъ точно нужно разсуждать и здѣсь. Итакъ, оставивъ обольстительныя названія, будемъ искать истинныхъ вещей. Вещи состоятъ не въ названіяхъ, но отъ свойствъ вещей происходятъ названія, сообразныя съ ихъ качествами. Такого-то называютъ богатымъ; но на самомъ дѣлѣ онъ не богатъ. Какъ не богатъ, когда у него много и серебра, и золота, и драгоцѣнныхъ камней, и золотыхъ одеждъ, и все прочее у него въ изобиліи? Не богатъ потому, что не золото, не одежды, не деньги, но милостыня дѣлаетъ человѣка богатымъ. А все это — трава, хворостъ и солома. Какая, скажи мнѣ, одежда можетъ тамъ прикрыть того, кто будетъ стоять нагимъ предъ страшнымъ судилищемъ? Страшась этого, и Павелъ говоритъ: аще и облекшеся, не нази обрящемся (2 Кор. V, 3). Какія деньги могутъ выкупить того, кто находится въ такой опасности? Какіе слуги могутъ защитить обреченнаго на такое наказаніе господина? Какіе домы? Какіе драгоцѣнные камни? Какія бани могутъ смыть нечистоту, происходящую отъ грѣховъ? Доколѣ вы будете обольщать себя? Доколѣ вы будете взирать не на истину вещей, а увлекаться сновидѣніями, тогда какъ судъ уже близокъ и при дверяхъ? Впрочемъ, обратимся къ нашему предмету. Отцы наши возвѣстиша намъ дѣло, еже содѣлалъ еси во днехъ ихъ, во днехъ древнихъ. Можно разумѣть это изреченіе и въ отношеніи къ намъ, въ переносномъ смыслѣ. Если имъ возвѣстили отцы, то и намъ божественная благодать, наитіемъ Духа, даровала подобное тому, что познали они. Какъ же можно разумѣть эти слова въ переносномъ смыслѣ? Относя ихъ къ дѣйствіямъ /с. 169/ новой благодати, — къ тому, что мы возведены на небо, что мы удостоились царства, что Богъ сдѣлался человѣкомъ, разрушивъ средостѣніе ограды. Но обратимся къ повѣствованію. Дѣло, еже содѣлалъ еси во днехъ ихъ, во днехъ древнихъ. Пророкъ воспоминаетъ о нѣкоторыхъ древнихъ событіяхъ, говоритъ о древнихъ дѣлахъ. Почему же онъ не воспоминаетъ о чемъ-нибудь новомъ и недавнемъ? Потому, что о недавнемъ мы по справедливости разсказываемъ людямъ и этимъ убѣждаемъ ихъ, такъ какъ у нихъ слабая память; но Богу все одинаково извѣстно, какъ древнее, такъ и новое. Се, Господи, говоритъ Псалмопѣвецъ, ты позналъ еси вся послѣдняя и древняя (Пс. CXXXVIII, 4). Для Него нѣтъ никакого различія, скажетъ ли кто о древнемъ событіи, или о новомъ, только бы это соотвѣтствовало предмету. О какомъ же древнемъ событіи хочетъ сказать пророкъ? Послушаемъ. Рука твоя, говоритъ онъ, языки потреби, и насадилъ я еси: озлобилъ еси люди, и изгналъ еси я (ст. 3). Знаете ли, о какой говоритъ онъ войнѣ, о какой побѣдѣ, о какомъ трофеѣ, или еще имѣете нужду въ нашемъ объясненіи? Многіе, я думаю, уже поняли сказанное; но для незнающихъ необходимо и намъ прибавить нѣчто. О какихъ же трофеяхъ воспоминаетъ онъ? О какихъ дѣлахъ? О тѣхъ, которыя были въ Египтѣ, въ пустынѣ, въ землѣ обѣтованной, а особенно о бывшихъ при самомъ обѣтованіи. Не тѣ, которые вышли изъ Египта, достигли Палестины: всѣ тѣ пали въ пустынѣ. Когда же потомки ихъ, воспитанные въ пустынѣ, вступили въ Палестину, то они, говоритъ, не нуждались въ оружіи, но одними кликами своими брали города; перешедши Іорданъ, первый встрѣтившійся имъ городъ Іерихонъ они разрушили, такъ сказать, болѣе ликуя, нежели воюя. Взявши оружіе, они вышли, какъ бы не на битву, но на празднество и ликованіе, облекшись оружіемъ болѣе для украшенія, нежели для обороны, и, надѣвши священныя одежды, съ предшествовавшими войску левитами, окружили стѣну города (Іис. Нав. гл. VI). Нужно было видѣть это дивное и необыкновенное зрѣлище, какъ столько тысячъ воиновъ шли въ стройномъ порядкѣ съ великою тишиною и благочиніемъ, какъ будто бы не было никакого врага, и согласными звуками трубъ совершали все. Да устыдятся тѣ, которые производятъ шумъ въ церкви. Если тамъ, гдѣ звучали трубы, было такое благочиніе, то какое прощеніе могутъ получить тѣ, которые своимъ шумомъ препятствуютъ слушать тамъ, гдѣ говоритъ самъ Богъ? Но почему, скажешь, пророкъ не упомянулъ о вышедшихъ изъ Египта? Потому, что они всѣ пали; потому, что они подверглись наказанію. А за что они всѣ погибли? За то, что тяжко согрѣшили. Притомъ чрезъ это Богъ устроилъ и то, чтобы имѣвшіе /с. 170/ занять Палестину не видали египетскихъ золъ, суевѣрія и всякаго нечестія, и не имѣли никого учителемъ этого нечестія. Они были такъ привязаны, такъ плѣнены обычаями египтянъ, что даже въ пустынѣ послѣ столькихъ чудесъ не очистились отъ остатковъ заблужденія. А если бы еще они взяли себѣ въ учителей хананеевъ, которые были хуже египтянъ, то до чего не дошло бы ихъ нечестіе? Поэтому Богъ и удержалъ евреевъ въ пустынѣ до тѣхъ поръ, пока родившіеся отъ нихъ потомки не достигли возмужалости.

4. Это мы говоримъ не сами отъ себя, но заимствуя изъ Писаній. Такъ чрезъ пророка Іезекіиля Богъ укоряетъ евреевъ за то, что они не слушали Его, когда Онъ вывелъ ихъ въ пустыню и многократно бесѣдовалъ съ ними (Іезек. XX, 13-15). Но для чего Онъ повелѣлъ имъ взять оружіе, когда они должны были приступить къ Іерихону? Кажется, было бы удивительнѣе, если бы они сдѣлали это безъ оружія. Вообще, когда въ такихъ случаяхъ Онъ повелѣвалъ дѣлать что-нибудь человѣческое и брать въ помощь что-нибудь чувственное, то это дѣлалъ по снисхожденію къ ихъ немощи. Что могло сдѣлать ихъ вооруженіе для разрушенія стѣны? Что — звукъ трубъ? Если бы имъ предстояло нападеніе на людей, то можно было бы придавать нѣкоторое значеніе и оружію; но когда надлежало разрушить стѣну, то для чего они облекаются въ оружіе? Также при Гедеонѣ взятые на войну были таковы же, какъ и не взятые, потому что они всѣ были на виду (Суд. гл. VII). Для чего же это дѣлается? Для того, чтобы привести къ вѣрѣ тѣхъ, которымъ даются такія повелѣнія. Душу, прилѣпившуюся къ тѣлу, никогда не видавшую ничего безтѣлеснаго и погрязшую въ чувственность, надлежало возводить къ невидимому посредствомъ видимаго. Потому и пророкамъ въ бесѣдѣ о Богѣ нужно было упоминать человѣческіе члены, не потому, чтобы они представляли нетлѣнное Существо подъ видомъ этихъ членовъ, но чтобы душу, преданную чувственности, посредствомъ человѣческаго научить предметамъ вышечеловѣческимъ. Такъ какъ божественная дѣятельность есть нѣчто мыслимое, то, дабы тогдашніе люди не остались въ невѣріи, Богъ присовокупляетъ и нѣчто чувственное. Если бы Онъ сказалъ имъ: въ семь дней городъ разрушится, между тѣмъ какъ вы будете оставаться въ покоѣ и ничего не дѣлать, то, можетъ быть, многіе не повѣрили бы; теперь же Онъ прилагаетъ эти повелѣнія, какъ бы нѣкоторую опору для ума человѣческаго. А чтобы вы не подумали, будто сказанное есть только догадка, я хочу разсказать вамъ одно древнее событіе, доказывающее справедливость словъ моихъ. /с. 171/ Былъ нѣкто Нееманъ Сиріянинъ. Этотъ человѣкъ, подвергшись проказѣ и стыдясь такой болѣзни, какъ бы находясь въ величайшей опасности, отправляется въ Палестину, — будемъ кратко разсказывать, — желая получить исцѣленіе болѣзни отъ пророка (Елисея). Прибывъ туда и ставъ у дверей этого мужа, онъ звалъ къ себѣ цѣлителя; тотъ, хотя выслушалъ его, но не вышелъ, а послалъ къ нему повелѣніе — омыться въ рѣкѣ Іорданѣ. Такъ какъ повелѣніе было легкое, заключало въ себѣ много чувственнаго и не требовало глубокаго размышленія, то Нееманъ не повѣрилъ, но что сказалъ? Азъ глаголахъ, сказалъ онъ, яко изыдетъ и возложитъ руку свою и призоветъ Бога своего и очиститъ проказу (4 Цар. V, 11). Видишь ли, какъ душа его нуждалась въ какомъ-нибудь чувственномъ знакѣ? Думать, что повелѣнія цѣлителя недостаточно, а нужна еще рука его, это — слѣдствіе немощи исцѣляемаго. Здѣсь мы находимъ разрѣшеніе и на многое другое. Потому и Христосъ не всегда исцѣлялъ словомъ, но и рукою; Онъ возлагалъ руку на уста и на языкъ, и такимъ образомъ исцѣлялъ приходящихъ, хотя иногда однимъ словомъ, а иногда хотѣніемъ совершалъ все. Почему же Онъ дѣлалъ это? По немощи приходящихъ. А чтобы ты былъ увѣренъ, что это дѣлалось по ихъ немощи, Онъ хвалилъ тѣхъ, которые не имѣли нужды въ такихъ дѣйствіяхъ. Аминь глаголю вамъ, ни во Исраили толики вѣры обрѣтохъ (Матѳ. VIII, 10), сказалъ Онъ, когда сотникъ не приглашалъ Его идти въ домъ свой и говорилъ, что достаточно одного Его повелѣнія. Потому и для Езекіи ничего такого не было сдѣлано, а дано одно только предсказаніе и ничего человѣческаго не прибавлено (4 Цар. XIX, 7). Но ревновавшему жену свою было назначаемо нѣкоторое чувственное дѣйствіе (Числ. гл. V). Если ты хочешь принимать это въ переносномъ смыслѣ, — потому что сія вся, говоритъ апостолъ, образы прилучахуся онѣмъ: писана же быша въ наученіе наше, въ нихже концы вѣкъ достигоша (1 Кор. X, 11), — то представь превосходныхъ учителей Церкви, употребляющихъ слово вмѣсто трубы и разрушающихъ стѣны противниковъ, и народы вооруженные всеоружіемъ Іисусовымъ. А седмиричное число дней предъуказываетъ намъ разрушеніе (покоя) субботы, потому что прежде не были предписаны такія заповѣди закона. Поэтому о жертвахъ Богъ говоритъ: кто бо изыска сія изъ рукъ вашихъ (Ис. I, 12)? Еще: еда обѣты и мяса святая отъимутъ лукавства твоя (Іер. XI, 15)? Еще: еда заколенія и требы пренесосте ми въ пустыни, лѣтъ четыредесять (Амос. V, 25)? Еще: вскую ми кадило отъ Савы приносиши, и кинамонъ отъ земли дальнія (Іер. VI, 20)? Еще: жертвы и приношенія не восхотѣлъ еси (Пс. XXXIX, 7). Еще: /с. 172/ еда всесожженія и жертвы желаетъ Богъ, или послушанія Ему (1 Цар. XV, 22)? Еще: аще бо восхотѣлъ еси жертвы, далъ быхъ убо (Пс. L, 18). И еще: послушаніе благое паче жертвы (1 Цар. XV, 22). Также отвергая праздники, Богъ говоритъ: возненавидѣхъ, отвергохъ праздники вашя: отстави отъ мене гласъ пѣсней твоихъ, и пѣсней органовъ твоихъ не послушаю (Амос. V, 21, 23). Еще: дне великаго не потерплю, и поста и праздности ненавидитъ душа моя (Ис. I, 14). И еще: не таковъ постъ, который азъ избрахъ (LXVIII, 5). И Іезекіиль говоритъ: дамъ вамъ заповѣди не добры, въ нихже не будутъ живи въ нихъ (Іезек. XX, 25). Такъ и здѣсь разрушается (покой) субботы. А почему Богъ говоритъ: кто изыска сія изъ рукъ вашихъ, — это рѣшить предоставляю вамъ; разрѣшить же подобные вопросы вы будете въ состояніи тогда, когда будете вести чистую жизнь. ,

5. Если Корнилія, за превосходную жизнь, Богъ призвалъ къ познанію неизреченныхъ таинъ, и евнуху за усердное чтеніе даровалъ и разумѣніе читаннаго, то тѣмъ болѣе васъ, уже принявшихъ вѣру, если вы покажите правую жизнь, Онъ научитъ яснѣйшимъ образомъ. Какъ нечистая жизнь препятствуетъ познанію истинъ, — не могохъ, говоритъ Павелъ, вамъ глаголати яко духовнымъ: въ васъ бо распри и рвенія (1 Кор. III, 1, 2), и Исаія говоритъ: разумѣти пути моя желаютъ, яко людіе правды сотворившіи (Ис. LVIII, 2), — такъ чистая жизнь и тщательное исканіе руководятъ къ ихъ познанію. Ищите, говоритъ Господь, и обрящете (Лук. XI, 9). Тоже доказываетъ и притча о просящемъ хлѣбовъ у друга, уже спавшаго (Лук. XI, 5-8). Потому и Соломонъ, просившій духовнаго, получилъ и то, чего не просилъ (3 Цар. III, 11). Когда же соединятся и усердіе, и прошеніе о духовномъ, и жизнь чистая, то представь, какъ сдѣлается легкимъ полученіе, если и одно неотступное усердіе само по себѣ имѣетъ такую силу: глаголю вамъ, аще и не дастъ ему, зане другъ ему есть: но за безочство его дастъ ему (Лук. XI, 8). Впрочемъ обратимся къ нашему предмету. Дѣло, еже содѣлалъ еси во днехъ ихъ, во днехъ древнихъ. Рука твоя языки потреби, и насадилъ я еси. Смотри, какія точныя пророкъ употребляетъ выраженія. Ты тогда, говоритъ, не окончилъ дѣла только побѣдою и пораженіемъ, но простеръ все дальше; хотя и прежде того противныя стороны были не равны, — такъ какъ одни обладали страною, а другіе были пришельцами, — однако произошла такая перемѣна, что первые были совершенно истреблены, а послѣдніе сдѣлались гражданами и обладателями. Поэтому онъ и говоритъ о первыхъ: рука твоя языки потреби, а объ евреяхъ: насадилъ еси. Рукою онъ называетъ силу Его. Если же тѣхъ, которые пришли отвнѣ и не имѣли ни города, ни дома, /с. 173/ ни мѣста, куда бы направиться и гдѣ бы пристать, Онъ такъ скоро показалъ сильнѣйшими туземныхъ жителей, то тѣмъ болѣе, говоритъ пророкъ, Онъ не презритъ насъ, изгнанныхъ изъ отечества. Что значитъ: насадилъ еси? Ты утвердилъ, потому что насажденное бываетъ твердымъ и неподвижнымъ. Но, скажешь, развѣ евреи не были переселяемы? Развѣ не были отводимы въ чужія страны? Да, были отводимы, но не по слабости Поселившаго ихъ, а вслѣдствіе порочности насажденныхъ. Если бы собственныя ихъ дѣла не были причиною, то ничто не препятствовало бы имъ оставаться дома. Озлобилъ еси люди и изгналъ еси я. Нѣкоторые говорятъ, что это сказано объ египтянахъ; но мнѣ кажется, что это сказано и о тѣхъ язычникахъ. И послѣднихъ Онъ подвергъ наказанію, показавъ силу свою и въ томъ и другомъ, — и въ истребленіи враговъ, и въ утвержденіи Своихъ. Не бо мечемъ своимъ наслѣдиша землю (ст. 4). Другой переводчикъ говоритъ: не саблей (ἐν τᾖ μαχαίρᾳ) своей они унаслѣдовали землю [3]. И мышца ихъ не спасе ихъ: но десница твоя и мышца твоя, и просвѣщеніе лица твоего (ст. 4). Другой говоритъ: свѣтъ (φῶς) [4]. Яко благоволилъ еси въ нихъ. Правда, они побѣждали на войнахъ, будучи всѣ вооружены; они были вооружены, — но это было дѣломъ не оружія, а Бога, Который предводительствовалъ ими. Видишь ли, какъ пророкъ подъ видомъ молитвы даетъ совѣтъ, увѣщевая возлагать все на Бога? А почему онъ называетъ это наслѣдіемъ отцевъ, дѣдовъ, прадѣдовъ, тогда какъ они не владѣли этою землею, но скончались въ другое время? Потому, что обѣтованіе дано было отцамъ. Иди, сказалъ Богъ Аврааму, въ землю, юже ти покажу: тебѣ дамъ землю, и сѣмени твоему (Быт. XII, 1; XIII, 15). Сказавъ, десница и мышца, употребивъ такія чувственныя выраженія, смотри, какъ пророкъ возвышаетъ рѣчь, присовокупляя далѣе: и просвѣщеніе лица твоего, т. е. защищеніе, промышленіе. Для нихъ достаточно было и того только, чтобы Онъ восхотѣлъ, чтобы находился съ ними. Потомъ приводится и причина: яко благоволилъ еси въ нихъ, т. е. потому что Ты возлюбилъ ихъ, потому что Ты восхотѣлъ. Такимъ образомъ успѣхи ихъ были дѣломъ благодати, а не заслугъ, и не за свои добродѣтели они получили это, а по человѣколюбію Божію. Ты еси самъ царь мой и Богъ мой, заповѣдаяй спасенія Іаковля (ст. 5). Другой переводчикъ говоритъ: заповѣдай о спасеніи (ἔντειλαι περὶ τῆς σωτηρίας) Іакова [5]. Какая здѣсь связь рѣчи? Великая въ отношеніи къ /с. 174/ вышесказанному. Смыслъ словъ его слѣдующій: мы — потомки тѣхъ (отцевъ), и Ты — тотъ же Богъ, совершающій и тогда и нынѣ; откуда же такая перемѣна? Подлинно, не иной Богъ тотъ, а иной — Ты, но одинъ и тотъ же — Ты.

6. И какъ Ты — одинъ и тотъ же, такъ и я не признаю себѣ иного Бога, но Ты еси царь мой и Богъ мой; мы не отступили отъ Твоей власти, не признали иного защитника. Заповѣдаяй спасенія Іаковля, т. е. и Богъ — тотъ же, и промышленіе — тоже, отчего же перемѣна обстоятельствъ? Что значитъ: заповѣдаяй? Повелѣвающій, заповѣдующій спасаться Іакову. Здѣсь онъ опять представляетъ легкость помощи и величіе власти (Божіей), и не напрасно упоминаетъ о прародителѣ, но, вмѣсто своего права, указываетъ на его добродѣтель, желая преклонить Бога. О тебѣ враги нашя избодемъ роги (ст. 6). И Ты — тотъ же, говоритъ, и промышленіе — то же, и мы признаемъ Тебя же и употребляемъ то же оружіе. Таковъ смыслъ словъ: о тебѣ враги нашя избодемъ роги. Другой переводчикъ говоритъ: огорчающихъ насъ (θλίβοντας ἡμᾶς) избодемъ [6]. И о имени твоемъ уничтожимъ возстающыя на ны. Другой: попремъ ногами (συμπατήσομεν) [7]. Что, продолжаетъ онъ, я говорю: о тебѣ? Довольно только призвать имя Твое, и все совершится съ отличнымъ успѣхомъ. Не сказалъ: побѣдимъ, или преодолѣемъ, но: уничижимъ; не будемъ, говоритъ, считать ихъ за что-нибудь, и не устрашимся, но будемъ преслѣдовать ихъ, какъ ничего незначущихъ. То же выражаетъ и другой переводчикъ словами: попремъ ногами, указывая на могущественную побѣду, на сраженіе безъ труда, на борьбу безъ страха. Не на лукъ бо мой уповаю. Другой переводчикъ говоритъ: полагаюсь (πέποιθα) [8]. И мечь мой не спасетъ мене (ст. 7). Почему же ты употребляешь ихъ? Почему вооружаешься? Почему берешь лукъ и мечъ? Потому, что такъ повелѣлъ Богъ; поэтому я, хотя употребляю ихъ, но все возлагаю на Него. Такъ обыкновенно сражаются съ видимыми врагами тѣ, которые ограждаются вышнею помощію, такъ и — съ невидимыми. Такъ и ты, когда противишься діаволу, говори: не на оружіе свое полагаюсь я, т. е. не на свою силу, не на свои добродѣтели, но на милость Божію. Такъ и Даніилъ говорилъ: не на нашя правды (уповающе) повергаемъ мы моленіе наше предъ тобою (Дан. IX, 18). Спаслъ бо еси насъ отъ стужающихъ намъ, и ненавидящихъ насъ посрамилъ еси (ст. 8). Другой: потому что (ὅτι) ты спасъ насъ [9]. Для чего, говоритъ, приводить древнее и быв/с. 175/шее съ предками? Мы сами имѣемъ много залоговъ Твоего промышленія, и можемъ исчислить славные трофеи и непрерывныя побѣды, дивныя и необыкновенныя. Поэтому и сказалъ: посрамилъ еси, т. е. ты не просто избавилъ насъ, не просто исхитилъ, но со стыдомъ для нападающихъ на насъ. О Бозѣ похвалимся весь день, и о имени твоемъ исповѣмыся во вѣкъ (ст. 9).

Другой переводчикъ говоритъ: Бога воспѣваемъ всякій (ὑμνοῦμεν κατὰ πᾶσαν) день [10]. Побѣда прошла, говоритъ, а благодарность въ насъ остается. Весь день, — разумѣетъ всю жизнь. Мы не перестанемъ воспѣвать Тебя и хвалиться Твоею помощію; это — наша слава, это — наша похвала, этимъ мы превозносимся предъ всѣми; не тѣмъ, что мы имѣемъ великій и дивный городъ, не тѣмъ, что первые одерживаемъ побѣды, не тѣмъ, что превосходимъ другихъ тѣлесною силою, но тѣмъ, что имѣемъ истиннаго Бога; этимъ мы будемъ хвалиться, не только тогда, когда Ты помогаешь намъ, но и когда оставляешь насъ. Вотъ что означаютъ слова: весь день. Подобнымъ образомъ и Павелъ говоритъ: мнѣ же да не будетъ хвалитися, точію о крестѣ Христа (Гал. VI, 14). Нѣтъ, подлинно нѣтъ другой такой славы. Вотъ почему еще онъ говоритъ: не точію же, но и хвалимся о Бозѣ (Рим. V, 11). Ничто не можетъ сравниться съ такою похвалою. Итакъ, пусть никто не гордится богатствомъ, никто — чѣмъ-нибудь житейскимъ, но только тѣмъ, что онъ имѣетъ Бога своимъ владыкою. Это — лучше всякой свободы, это — превосходнѣе самыхъ небесъ. Если называться по имени такого-то и такого-то между людьми часто составляетъ славу, то, представь, какую составляетъ славу — называться Божіимъ. Потому и Павелъ вмѣняетъ это въ великое достоинство, когда говоритъ: а иже Христовы суть, плоть распяша (Гал. V, 24). Διάψαλμα — перемѣна тона [11]. Другой: постоянно (ἀεὶ) [12]. Въ еврейскомъ: сел. Нынѣ же отринулъ еси, и посрамилъ еси насъ (ст. 10). Другой переводчикъ говоритъ: хотя (καίπερ) ты отринулъ [13]. Третій: и однако (καί γε) ты отринулъ [14]. Четвертый: но при томъ ты отвергнулъ (ἀλλὰ πρὸς τούτοις ἀπεβάλου) [15]. И не изыдеши, Боже, въ силахъ нашихъ. Другой: и не ходишь въ войскахъ (οὐ προέρχῃ ἐν ταῖς σρατεύσεσιν) нашихъ [16]. За отверженіемъ тотчасъ слѣдуетъ посрамленіе и опасность — терпѣть отъ всѣхъ бѣдствія. /с. 176/ Силами пророкъ называетъ свои войска, такъ какъ въ нихъ заключается сила царя, по премудрому устроенію Божію, чтобы былъ союзъ между начальникомъ и подчиненными. Царь имѣетъ нужду въ подданныхъ, а они — въ начальникѣ, такъ что они много содѣйствуютъ другъ другу. Чтобы не было гордости, Богъ устроилъ такъ, что великое часто имѣетъ нужду въ маломъ. Это сдѣлалъ Онъ и съ неодушевленными предметами. Такъ иногда колеблющійся столпъ поддерживается подложеннымъ подъ него камушкомъ и тяжелонагруженный корабль управляется малымъ рулемъ и избавляется отъ опасностей. Что значитъ: хотя ты отринулъ насъ? То, что мы, говоритъ, и при такихъ страданіяхъ не отступаемъ отъ Тебя, славословимъ, воспѣваемъ, хвалимся Тобою. Возвратилъ еси насъ вспять при вразѣхъ нашихъ, и ненавидящіи насъ расхищаху себѣ (ст. 11) Другой переводчикъ говоритъ: ты поставилъ насъ ниже всякаго врага (ἔταξας ἡμᾶς ἐσχάτους παντὸς ἐναντίου) [17]. Смотри, какъ говоритъ, онъ о тяжелыхъ бѣдствіяхъ и какъ прискорбными чертами изображаетъ несчастія, показывая, что и враги, хотя были великими грѣшниками, однако потерпѣли достаточное наказаніе.

7. То же съ преизбыткомъ сдѣлали и отроки въ пещи, которые воспѣвали тогда и говорили: предалъ еси насъ въ руки враговъ беззаконныхъ, мерзскихъ, отступниковъ, и царю неправедну и лукавнѣйшу паче всея земли (Дан. III, 32); и еще: умалихомся паче всѣхъ языкъ, и есмы смирени по всей земли (ст. 37). Это самое и здѣсь выражаетъ пророкъ и какъ бы такъ говоритъ: мы сдѣлались презрѣннѣе всѣхъ, такъ какъ лишены Твоего промышенія, и даже этимъ не кончились наши бѣдствія, но мы сдѣлались добычею враговъ, которые раздѣляютъ насъ по своему произволу. Таковъ смыслъ словъ: расхищаху себѣ, т. е. никто имъ не препятствуетъ. Далъ еси насъ яко овцы снѣди, и во языцѣхъ разсѣялъ ны еси (ст. 12). Другой переводчикъ говоритъ: ты развѣялъ (ἐλίκμησας) насъ [18]. Что значитъ: яко овцы снѣди? Т. е. сдѣлавъ насъ удобоуловимыми, показавъ малозначущими. Есть овцы племенныя, годныя для приплода; есть и другія, которыя по старости или неплодству годны только на съѣденіе. Но хуже всего то, что они были разсѣяны между язычниками: это было для нихъ всего тяжелѣе, потому что тамъ они не могли съ точностію соблюдать законъ, и были удалены отъ отеческихъ обычаевъ; и притомъ разсѣяны не между однимъ народомъ, но вездѣ, такъ что мы, говоритъ, способны только къ одному — тяжко страдать, а мстить /с. 177/ или противиться не можемъ. Это выражаетъ сравненіе съ овцами: Отдалъ еси люди твоя безъ цѣны (ст. 13). Другой: въ несущественность (ἐν οὐχ ὑπάρξει) [19]. Третій: несущественности (οὐχ ὑπάρξεως) [20]. И не бѣ множество въ восклицаніихъ нашихъ. Другой: и не умножилъ цѣны ихъ (οὐ πολὴν ἐποίησας τὴν τιμὴν ἀυτῶν) [21]. Какой же смыслъ словъ его? Сказанное представляется весьма неяснымъ; но будьте внимательны, чтобы вамъ пѣть это съ разумѣніемъ. Что же означаетъ сказанное? Пророкъ представляетъ ихъ незначительность и ничтожность. Ты, говоритъ, оставилъ насъ, какъ людей ничего не стоющихъ, какъ малоцѣнныхъ и презрѣнныхъ. Онъ говоритъ это согласно съ человѣческимъ обыкновеніемъ. У насъ есть обычай — вещи незначительныя и маловажныя отдавать и безъ цѣны; отдавая то, что мы считаемъ важнымъ, мы отдаемъ за большую цѣну, а то, что считаемъ неважнымъ, мы отдаемъ и даромъ; напримѣръ, негодныхъ слугъ иные отдаютъ за полцѣны, а другіе не берутъ за нихъ ничего. Если уступить за малую цѣну значитъ показать маловажность продаваемаго, то тѣмъ болѣе — не брать цѣны. Это и говоритъ пророкъ: какъ если бы кто-нибудь отступился отъ своей собственности безъ всякой цѣны, такъ и Ты Самъ оставилъ насъ, какъ бы ничего нестоющихъ, совершенно презрѣлъ насъ. То же выражаетъ онъ и далѣе, присовокупляя: и не бѣ множество въ восклицаніяхъ (ἀλλάγμασιν) нашихъ, т. е. при отдачѣ насъ. Потому другой переводчикъ и говоритъ: при оцѣнкѣ насъ, т. е. при продажѣ насъ. Продажа есть обмѣнъ; такъ мы часто отдаемъ раба, и получаемъ за него серебро или золото. Положилъ еси насъ поношеніе сосѣдомъ нашымъ, подражненіе и поруганіе сущымъ окрестъ насъ (ст. 14). Другой: на позорище (πομπὴν) окружающимъ насъ [22]. Положилъ еси насъ въ притчу во языцѣхъ (ст. 15). Тяжко и невыносимо наказаніе — быть въ поруганіи, особенно у нечестивыхъ, терпѣть это отъ враговъ, видѣть вокругъ себя поносителей, быть окруженнымъ со всѣхъ сторонъ злословящими. Что значитъ: притча? Толки, осмѣяніе. Вокругъ нихъ были люди злонамѣренные и безчувственные, которые не только не жалѣли ихъ, но и порицали, что особенно огорчало ихъ. Здѣсь онъ разумѣетъ, мнѣ кажется, аравитянъ, обитавшихъ въ сосѣдствѣ съ ними. Покиванію главы въ людехъ. Другой говоритъ: передвиженіе (μετακίνημα) [23]. Въ еврейскомъ: мануд. Или то говоритъ онъ: ты переселилъ насъ, или подъ видомъ киванія /с. 178/ головою представляетъ неистовство чрезмѣрно радующагося (врага). Весь день срамъ мой предо мною есть. (ст. 16). Другой говоритъ: безчестіе (ἀσχημοσύνη) мое [24]. И студъ лица моего покры мя, отъ гласа поношающаго и оклеветающаго. Другой: и злословящаго (βλασφημοῦντος) [25]. Отъ лица вражія и изгонящаго (ст. 17) Это огорчало ихъ больше мученій. Такъ какъ они всегда и постоянно наслаждались благоденствіемъ и побѣждали враговъ, то всѣ отверзли уста, когда они пали, были низвержены и не могли найти покоя, но терпѣли непрерывное мученіе. Сія вся пріидоша на ны, и не забыхомъ тебе, и не неправдовахомъ въ завѣтѣ твоемъ (ст. 18). Другой: и не измѣнили (οὐδὲ παρελογισάμεθα) завѣту твоему [26]. Мы, говоритъ, поступили не такъ, какъ другіе. Другіе и прежде бѣдствій падали, а мы и послѣ бѣдствій остались непреклонными въ душѣ. Это говорятъ они для того, чтобы внушить благую надежду бывшимъ съ ними. Даніилъ и три отрока говорили: согрѣшихомъ, беззаконновахомъ (Дан. III, 29); а они говорятъ: не неправдовахомъ въ законѣ твоемъ, ободряя души соратниковъ. Если, говорятъ, мы потерпѣли величайшія бѣдствія, если мы происходимъ отъ предковъ, получившихъ великія благодѣянія, и если въ несчастіяхъ мы не отступили (отъ Бога), то у насъ есть великая надежда на спасеніе.

8. Такимъ образомъ, — что говорилъ я въ началѣ, то скажу и теперь, — подъ видомъ молитвы они ободряютъ души братій и какъ бы говорятъ имъ: почему вы отчаиваетесь въ спасеніи? Мы имѣемъ Бога защитникомъ нашимъ; если въ чемъ-нибудь мы и согрѣшили, то получили достаточное наказаніе; въ искушеніяхъ мы стояли мужественно; нами предводительствуетъ Тотъ, Кто постоянно печется даже о грѣшникахъ; поэтому безъ сомнѣнія намъ должно ожидать добраго конца. Что же значитъ: не неправдовахомъ въ завѣтѣ твоемъ? Значитъ: не поступали неправо касательно того, что намъ ввѣрено, но соблюдали въ точности. Подлинно, величайшая неправда — нарушать законъ, который мститъ за насъ, который не попускаетъ терпѣть намъ обиды отъ ближнихъ и препятствуетъ беззаконію, — быть неблагодарнымъ къ Тому, Кто доставляетъ столько благъ. И не отступи вспять сердце наше (ст. 19). Другой переводчикъ говоритъ: не отстранилось (οὐκ ἀπεχώρησε) [27]. И не уклонилъ еси стези нашя отъ пути твоего. Другой: и не уклонилось поддерживающее насъ (οὐδὲ μετεκλίθη τὰ ὑπορθοῦντα /с. 179/ ἡμᾶς) [28]. Третій: и не обратилось назадъ сердце наше (οὐκ ἀπεστράφη εἰς τά ὀπίσω ἡ καρδία ἡμῶν), и не уклонились стопы (βήματα) наши [29]. Здѣсь пророкъ говоритъ то же, что сказалъ прежде, т. е. что они при такой бурѣ золъ нимало не поколебались. Хорошо сказалъ онъ это. Какъ законъ ведетъ впередъ, такъ беззаконіе обращаетъ назадъ, и какъ законъ повелѣваетъ идти прямымъ путемъ, такъ беззаконіе совращаетъ человѣка на пустынный и непроходимый путь. Путемъ онъ называетъ здѣсь законъ. А слова: уклонилъ еси, которыя другіе переводятъ: и не уклонилось поддерживающее насъ отъ пути твоего, въ еврейскомъ читаются такъ: уаѳет асурену мени орах. Если кто хочетъ толковать ихъ по семидесяти толковникамъ, а не по другимъ, то слова: уклонилъ еси стези нашя отъ пути твоего, значатъ: Ты удалилъ насъ отъ храма Твоего и попустилъ быть въ странѣ чужой, что препятствовало совершенію богослуженія. Яко смирилъ еси насъ на мѣстѣ озлобленія (ст. 20). Другой: на необитаемомъ (ἀοικήτῳ) [30]. Третій: на мѣстѣ сиренъ (ἐν τόπῳ Σειρήνων) [31]. И прикры ны сѣнь смертная. Другой: ты покрылъ (ἐπώμασας) насъ [32]. Это противоположеніе, кажется мнѣ, относится къ вышесказаннымъ словамъ, въ которыхъ описываются бѣдствія: студъ лица моего покры мя, отъ гласа поношающаго и оклеветающаго: яко смирилъ еси насъ.

Если же относить это къ словамъ: уклонилъ еси стези нашя отъ пути твоего, то здѣсь есть соотвѣтствіе съ тою мыслію, которую мы высказали. Онъ объясняетъ, какъ Богъ уклонилъ ихъ отъ путей ихъ, т. е. отъ отечества и законовъ, удаливъ ихъ въ мѣста пустынныя и оставивъ между врагами. Это означаютъ слова: прикры ны сѣнь смертная, т. е. опасности, производящія смерть, къ которымъ близка смерть, которыя Писаніе называетъ также муками смертными и вратами адовыми. А тѣнію и прыкрытіемъ онъ выражаетъ здѣсь неизбѣжность этихъ бѣдствій и невозможность найти какъ-нибудь избавленіе отъ нихъ и даже малое облегченіе. Аще забыхомъ имя Бога нашего, и аще воздѣхомъ руки нашя къ Богу чуждому, не Богъ ли взыщетъ сихъ? Той бо вѣсть тайная сердца (ст. 21, 22). Это свойственно признательнымъ рабамъ — не оставлять служенія господину даже среди тяжкихъ страданій; это — уроки любомудрія. Здѣсь они научаютъ и слушателей не лицемѣрить, но служить Богу отъ всего сердца. Той бо вѣсть тайная сердца. Это говорятъ они, устрашая слушателей, /с. 180/ чтобы они не помышляли ничего, недостойнаго Бога. Посмотри и на величіе ихъ добродѣтели, потому что далѣе пророкъ говоритъ: зане тебе ради умерщвляемся весь день, вмѣнихомся яко овцы заколенія (ст. 23). Великое дѣло — не оставлять служенія Богу и не уклоняться къ другому; но гораздо важнѣе при непрестанныхъ смертныхъ мученіяхъ и ежедневныхъ опасностяхъ — сохранять такую любовь къ Нему. Представь, какъ великъ этотъ видъ любомудрія, когда и Павелъ указываетъ на него, исчисляя въ посланіи къ Римлянамъ множество апостольскихъ опасностей (Римл. XIII, 36). Какихъ же вѣнцовъ достойны они, являясь въ ветхомъ завѣтѣ достигшими мѣры новозавѣтныхъ подвиговъ? Какъ Павелъ говоритъ: по вся дни умираю (1 Кор. XV, 31), такъ и они, — не на опытѣ, не на дѣлѣ, но въ душѣ. Почему они говорятъ: тебе ради? Намъ можно бы, говорятъ они, отступить, оставить отеческіе уставы и быть въ безопасности; но мы рѣшились лучше тяжко страдать и хранить отеческіе обычаи, нежели наслаждаться миромъ, отступивъ отъ законовъ отеческихъ. Вмѣнихомся яко овцы заколенія. Такъ легко, говорятъ, враги истребляютъ насъ. Здѣсь выражается и покорность ихъ. Не смотря на то, что находимся въ такомъ опасномъ положеніи, мы остаемся непреклонными въ душѣ. Здѣсь справедливо можно также удивляться силѣ Божіей, которая находящихся въ такомъ положеніи, какъ овцы заколенія, сохранила, и умирающихъ каждый день не допустила подвергнуться смерти. Востани, вскую спиши, Господи (ст. 24). Другой переводчикъ говоритъ: что ты, какъ спящій (ὡς ὑπνῶν) [33]. Востани. Другой: пробудись (ἐξυπνίσθητι) [34]. Третій: проснись (ἐξύπνισον) [35]. Воскресни и не отрини до конца. Вскую лице твое отвращаеши (ст. 25). Другой: скрываешь (κρύπτεις) [36]. Забываеши нищету нашу и скорбь нашу. Другой: зло (τῆς κακίας) наше [37]. Смыслъ этихъ словъ слѣдующій: Ты можешь прекратить бѣдствія, потому что они происходятъ не по безсилію Твоему, а попущенію. Подъ сномъ здѣсь разумѣется покой, подъ возстаніемъ — отмщеніе, подъ лицемъ — защита, промышленіе, попеченіе, помощь.

9. Вскую забываеши нищету нашу? Посмотри опять, какое любомудріе. Не сказано: наши подвиги; не сказано: непоколебимость мыслей; не сказано: испытанную въ искушеніяхъ душу. На /с. 181/ это они указываютъ тогда, когда оправдываютъ себя; а когда ищутъ помощи, тогда просятъ спасенія, указывая, на что они обречены: такъ какъ, говорится, они уже наказаны, такъ какъ уже крайне пострадали. Тоже часто дѣлаетъ и Павелъ и другіе пророки. Притомъ они говорили это, еще не зная ничего ни о гееннѣ, ни о царствѣ, и не будучи научены такому любомудрію, и между тѣмъ переносили все легко. Яко смирися въ персть душа наша, прилпе земли утроба наша (ст. 26). Сказавъ: забываеши нищету нашу, т. е. огорченіе, говорятъ потомъ, въ чемъ состоитъ ихъ огорченіе. Смыслъ этихъ словъ слѣдующій: мы погибли, мы погребены, положеніе наше нисколько не лучше положенія мертвыхъ. По справедливости можно сказать и о тѣхъ, которые привязаны душею къ настоящему, что они также смирились до персти, и о тѣхъ, которые преданы чревоугодію, — что прилпе земли утроба ихъ.

Дѣйствительно, кто преданъ земной любви, прилѣпился къ праху, и безтѣлесную силу, находящуюся въ немъ, поработилъ пеплу, о томъ справедливо можно сказать, что онъ находится въ такомъ положеніи. Въ самомъ дѣлѣ, что иное тѣлесная красота, какъ не земля и прахъ, или даже еще хуже того? Если не вѣришь, то загляни въ человѣческіе гробы, и увидишь тамъ прахъ и пепелъ. Когда лице лишается настоящей жизни, тогда оно и оказывается тѣмъ, что есть, и даже еще прежде смерти. Когда настанетъ старость, когда поразитъ болѣзнь, и тогда можешь видѣть тоже явленіе, потому что это — прахъ. Но Богъ, какъ мудрый художникъ, и изъ ничтожнаго вещества создалъ превосходную красоту, не для того, чтобы ты предавался прелюбодѣянію, но чтобы показать тебѣ свою премудрость. Поэтому не оскорбляй Художника и дѣло премудрости Его не обращай въ предметъ распутства и прелюбодѣянія. Удивляйся красотѣ, но столько, чтобы прославлять Художника, а далѣе не простирайся, чтобы не возбуждать своей страсти. Прекрасно — созданіе; поэтому тебѣ должно покланяться Создателю, а не оскорблять Его. Скажи мнѣ: если бы кто-нибудь, взявъ золотую статую или изображеніе царя, осквернилъ ихъ грязью или чѣмъ-нибудь другимъ подобнымъ, то не подвергся ли бы онъ крайнему наказанію? Если же поступающій неуважительно съ вещами человѣческими подвергается такому наказанію, то чему подвергнется поступающій безчестно съ твореніемъ Божіимъ, особенно, если дѣлающій это имѣетъ собственную жену? Не указывай мнѣ на естественное пожеланіе. Для того и дозволенъ бракъ, чтобы ты не выходилъ за свои предѣлы. Смотри, какого ты будешь достоинъ наказанія. Богъ позаботился и о твоемъ спокойствіи и о /с. 182/ твоей чести, чтобы ты и укрощалъ естественное раздраженіе при помощи жены, и дѣлалъ это съ безопасностію и не подвергаясь никакому безчестію; а ты по невоздержанію оскорбляешь Того, Кто столько промышляетъ о тебѣ? Скажи мнѣ: если бы Онъ не благоволилъ закономъ дозволить бракъ, то какое ты терпѣлъ бы насиліе, какое мученіе? Поэтому тебѣ слѣдовало бы благодарить и славословить Его, что Онъ сократилъ для тебя затрудненія, даровавъ немалое утѣшеніе; а ты неблагодарно оскорбляешь Его, забываешь стыдъ, переступаешь установленные предѣлы и посрамляешь свою честь. Развѣ ты не слышишь, что говоритъ Павелъ и нынѣ, громко вѣщая всѣмъ: бѣгайте блудодѣянія (1 Кор. VI, 8), или лучше Самъ Христосъ, управлявшій его душею? Для чего ты занимаешься чужою красотою? Для чего засматриваешься не на твое лице? Для чего стремишься въ пропасть? Для чего ввергаешь себя въ сѣти? Ограждай свои глаза; прикрывай свое зрѣніе; положи законъ очамъ своимъ; послушай Христа, Который, угрожая, поставляетъ безстыдный взглядъ наравнѣ съ прелюбодѣяніемъ (Матѳ. V, 28). Что пользы въ удовольствіи, если оно раждаетъ червей, если подвергаетъ предающагося ему непрестанному страху, вѣчному мученію? Не гораздо ли лучше, немного воздержавъ силу своихъ помысловъ, сподобиться вѣчной радости, нежели за малое удовлетвореніе порочныхъ пожеланій мучиться безконечно? Ни, чада, не творите тако, не благъ слухъ, егоже азъ слышу о васъ (1 Цар. II, 24). Знаю, что слова мои относятся только къ нѣкоторымъ, а не ко всѣмъ; но гдѣ они найдутъ рану, тамъ пусть прилагаютъ и врачество. Для чего ты оскорбляешь бракъ? Для чего оскверняешь ложе? Для чего причиняешь вредъ своему сочлену? Для чего унижаешь свою честь? Отсѣки страсть, истреби сластолюбіе. Сластолюбіе и пьянство суть источники прелюбодѣянія. Если ты не будешь пользоваться удовольствіемъ, какъ должно, то оно причинитъ тебѣ скорбь. Послушай, что потерпѣли іудеи, когда прелюбодѣйствовали, не пріобщаясь тѣла Христова, не вкушая духовной трапезы: ниже соблудимъ, говоритъ апостолъ, якоже нѣцыи отъ нихъ заблудиша, и падоша во единъ день двадесять три тысящы (1 Кор. X, 8). Воскресни Господи, помози намъ, и избави насъ имени ради твоего (ст. 27). Другой переводчикъ говоритъ: возстань защищая насъ (στῆθι ἀντιλαμβανόμενος ἡμῶν) [38], и освободи (ῥῦσαι) насъ по милости (διὰ τὸ ἔλεος) твоей [39]. Смотри, чѣмъ они заключили свою рѣчь. Послѣ безчисленныхъ своихъ подвиговъ, /с. 183/ откуда они ожидаютъ спасенія? Отъ милости, отъ человѣколюбія, ради имене Божія. Что значитъ: имене ради твоего? (Они говорятъ такъ), дабы не нарушить того, что самъ Онъ часто говоритъ: я творю ради имени моего. Видишь ли смиренномудріе и сокрушенное сердце? Откуда они ожидаютъ себѣ спасенія? Отъ человѣколюбія, отъ милости. Какъ бы не имѣя заслугъ, какъ бы не имѣя никакого права на спасеніе, а между тѣмъ изобилуя трудами и опасностями, они возлагали все на Бога. Будемъ же и мы, находящіеся подъ благодатію, подражать имъ и воздавать славу Богу, Которому слава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Неизвѣстный переводчикъ. См. Орг. Экз.
[2] Неизвѣстный. См. Орг. Экз.
[3] Неизвѣстный переводчикъ См. Ориг. Экз.
[4] Неизвѣстный. См. Ориг. Экз.
[5] Симмахъ.
[6] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[7] Акила и Симмахъ.
[8] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[9] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[10] Симмахъ.
[11] Въ славянскомъ нѣтъ этого слова.
[12] Акила.
[13] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[14] Неизвѣстный. См. Ориг. Экз.
[15] Неизвѣстный. См. Ориг. Экз.
[16] Симмахъ.
[17] Симмахъ.
[18] Симмахъ.
[19] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[20] Симмахъ.
[21] Симмахъ.
[22] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[23] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[24] Симмахъ.
[25] Акила и Симмахъ.
[26] Симмахъ.
[27] Неизвѣстный. См. Ориг. Экз.
[28] Симмахъ.
[29] Акила и неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[30] Акила.
[31] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[32] Акила.
[33] Симмахъ.
[34] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[35] Симмахъ.
[36] Симмахъ.
[37] Симмахъ.
[38] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[39] Акила и Симмахъ.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ пятый: Въ двухъ книгахъ. Книга первая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1899. — С. 164-183.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.