Церковный календарь
Новости


2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 20 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)

Преп. Ефремъ Сиринъ, одинъ изъ великихъ отцовъ Церкви IV вѣка, названный современниками «сирскимъ пророкомъ и учителемъ». Родился ок. 306 г. въ Месопотаміи, въ г. Низибіи, отъ небогатыхъ родителей-земледѣльцевъ, которые, отличаясь христіанскими добродѣтелями, воспитали своего сына въ страхѣ Божіемъ. «Отъ предковъ я получилъ наставленіе о Христѣ, — говоритъ преп. Ефремъ, — родившіе меня по плоти внушили мнѣ страхъ Господень... Предки мои исповѣдали Христа предъ судьею; я родственникъ мученикамъ». Въ ранней молодости преподобный отличался вспыльчивымъ и раздражительнымъ характеромъ, но, случайно попавъ въ тюрьму по ложному обвиненію, духовно прозрѣлъ, удостоившись слышать гласъ, призывающій его къ благочестію. Послѣ этого онъ оставляетъ міръ и становится ученикомъ св. Іакова, будущаго святителя Низибійскаго. Подъ руководствомъ свт. Іакова преп. Ефремъ упражняется въ подвигахъ благочестія и изучаетъ слово Божіе. Св. Іаковъ, прозрѣвъ высокія достоинства своего ученика, поручаетъ ему проповѣдывать и обучать дѣтей. Согласно преданію, свт. Іаковъ бралъ преп. Ефрема въ Никею на 1-й Вселенскій Соборъ. Послѣ смерти св. Іакова, преподобный поселяется на горѣ у города Эдессы, поучаетъ народъ и проповѣдуетъ христіанство язычникамъ. Самъ преп. Ефремъ называетъ себя человѣкомъ «неученымъ и малосмысленнымъ», однако его учености, по выраженію блаж. Ѳеодорита, «удивлялся» самъ свт. Василій Великій. Преподобный оставилъ послѣ себя много толкованій на Священное Писаніе, покаянную молитву «Господи и Владыко живота моего» и много сочиненій аскетическаго характера. Скончался въ 373 г. въ санѣ діакона. Память преп. Ефрема — 28 января (10 февраля).

Творенія преп. Ефрема Сирина

Творенія иже во святыхъ отца нашего Ефрема Сирина.
Часть 5-я. Изданіе 4-е. Сергіевъ Посадъ, 1900.

151. Пѣснопѣнія на Рождество Христово.

1.

День сей радуетъ царей, первосвященниковъ и Пророковъ; потому что въ день сей совершилось и пришло въ исполненіе все ими сказанное. Нынѣ дѣва родила Еммануила въ Виѳлеемѣ; нынѣ пришло въ исполненіе изреченное Исаіею слово. Тамъ родился Тотъ, Кто повѣсть въ писаніи людей (Псал. 86, 6). Нынѣ исполнилась пѣснь, воспѣтая Давидомъ. Нынѣ совершилось изреченное Михеемъ слово: изшелъ Пастырь изъ Евфраѳы, и упасъ души жезломъ Своимъ (Мих. 5, 1-4). Вотъ возсіяла звѣзда отъ Іакова, и возсталъ Князь отъ Израиля (Числ. 24, 17); нынѣ уяснилось изреченное Валаамомъ пророчество. Низшелъ сокровенный Свѣтъ, и изъ плоти Его возсіяла красота Его. Востокъ, о которомъ сказано у Захаріи (6, 12), нынѣ возблисталъ въ Виѳлеемѣ. Явился свѣтъ царскій въ царскомъ градѣ Евфраѳѣ. Нынѣ исполнилось благословеніе Іаковлево. Явилось древо жизни, даровавшее смертнымъ надежду. Нынѣ объясняется прикровенное Соломоново слово. Нынѣ родился Сынъ, и нарицается имя Его Чудный (Ис. 9, 6); ибо, дѣйствительно, чудно, что Богъ является младенцемъ. Червю уподобилъ Его Духъ (Псал. 21, 7); потому что раждается безмужно. Нынѣ дѣлается понятнымъ образъ, предначертанный Духомъ Святымъ: восходитъ яко корень предъ нимъ, яко корень земли жаждущей (Ис. 53, 2). Чтó сказано прикровенно, тó нынѣ стало яснымъ. Царь, скрывавшійся въ чреслахъ Іуды и похищенный Ѳамарью, нынѣ во всемъ великолѣпіи явилъ красоту, какую возлюбила Его сокровенность. Руѳь припала въ Воозу, чтобы увидѣть таившееся въ немъ врачевство жизни; нынѣ исполнилось ея желаніе, потому что отъ сѣмени ея произошелъ Дарующій жизнь всему.

Адамъ былъ причиною болѣзней произшедшей отъ него жены; нынѣ отъята болѣзнь ея, потому что Дѣва родила ей Спасителя. Если родительницу Еву родилъ нерожденный мужъ; то не гораздо ли вѣроятнѣе, что дщерь Евы могла родить Сына безмужно? Дѣвственная земля родила Адама — владыку земли; нынѣ Дѣва родила Адама — Владыку небесъ. Прозябъ жезлъ Аароновъ, и сухое древо принесло плодъ; тайна сія объясняется нынѣ, потому что раждаетъ дѣвственное чрево.

Да посрамится нынѣ народъ, который признаетъ Пророковъ истинными, но уничижаетъ Спасителево пришествіе. Если не пришелъ Спаситель нашъ; то ложны вѣщанія Пророковъ. Благословенъ Истинный, Который пришелъ отъ Отца истины, исполнилъ вѣщанія истинныхъ, подтвердилъ ихъ истинность!

Изъ сокровищницы Твоей, Господи, изъ сокровища Писаній Твоихъ изнеси имена древнихъ праведниковъ, которые чаяли видѣть пришествіе Твое! Вмѣсто Авеля родившійся Сиѳъ въ умерщвленномъ Адамовомъ сынѣ видѣлъ образъ Того, Кто смертію Своею приведетъ въ оцѣпенѣніе зависть, введенную въ міръ Каиномъ. Ной видѣлъ, что святые Божіи сыны стали вдругъ сластолюбцами, и ожидалъ святаго Сына, Который освятитъ блудодѣйствующихъ. Два брата, прикрывшіе Ноя, провидѣли Единороднаго Божія, Который прійдетъ и прикроетъ наготу упоеннаго гордостію Адама. Симъ и Іафетъ, какъ милосердые, ожидали Сына Милосердаго, Который прійдетъ и освободитъ Ханаана отъ грѣховнаго рабства. Чаялъ Его Мелхиседекъ; храня служеніе свое, устремлялъ онъ взоръ свой, желая узрѣть того Первосвященника, Который ѵссопомъ Своимъ убѣлитъ всю тварь. Лотъ, видя, что Содомляне превратили чинъ естества, провидитъ Господа естествъ, Который дастъ святость паче естества. Чаялъ Его Ааронъ, провидя, что, если жезлъ пожралъ зміевъ, то крестъ пожретъ змія, поглотившаго Адама и Еву. Моѵсей, взирая на водруженнаго змія, который исцѣлялъ отъ угрызенія зміевъ, чаялъ видѣть Того, Кто уврачуетъ язву, нанесенную древнимъ зміемъ. Тотъ же Моѵсей, видя, что онъ одинъ пріялъ Божественную славу, ожидалъ Того, Кто прійдетъ, и ученіемъ Своимъ умножитъ число богоподобныхъ. Соглядатай Халевъ, неся на жерди виноградный гроздъ (Числ. 13, 24). чаялъ видѣть тотъ Гроздъ, Который виномъ Своимъ возвеселитъ всю тварь. Его чаялъ Іисусъ, сынъ Навинъ, представляя себѣ силу имени Его, представляя, что если столько возвеличенъ тѣмъ, что носитъ имя Его, то сколько болѣе возвеличится рожденіемъ Его? Тотъ же Іисусъ, когда срѣзалъ и несъ съ собою плодъ, чаялъ вкусить всеоживляющаго плода съ древа жизни. Его провидѣла Раавъ, когда избавило ее отъ гнѣва знаменіе — червленая вервь (Іисус. Нав. 2, 18); въ семъ знаменіи предвкусила она истину. Его вожделѣвалъ Илія; и поелику не видѣлъ Сына на землѣ, то усугубилъ вѣру и чистоту, чтобы взойдти и увидѣть Его на небеси. Его созерцали Моѵсей и Илія; кроткій вышелъ изъ глубинъ, грозный ревнитель сошелъ съ высотъ, и увидѣли Сына посреди Себя. Они изобразили тайну послѣдняго пришествія Его; Моѵсей былъ образомъ умершихъ, Илія — образомъ живыхъ, которые восхищены будутъ во срѣтеніе Его, когда прійдетъ. Умершихъ, за вкушеніе ими смерти, сдѣлаетъ Онъ первыми; и неизвѣдавшіе погребенія послѣдними будутъ восхищены во срѣтеніе Его.

Но кто можетъ исчислить мнѣ праведниковъ, которые ожидали Сына? Числа ихъ не опредѣлить немощнымъ устамъ нашимъ. Помолитесь о мнѣ, возлюбленные мои, чтобы укрѣпиться мнѣ въ силахъ, и въ другое время предложить вамъ, по возможности, слово о томъ, что предвкусили они. Кто въ состояніи восхвалить явившагося намъ Сына истины?

Праведники вожделѣвали увидѣть Его въ родѣ своемъ. Ожидалъ Его Адамъ; потому что Онъ — Господь Херувима, и можетъ ввести и вселить его подъ сѣнію древа жизни. Авель вожделѣвалъ пришествія Его во дни свои, чтобы вмѣсто агнца, принесеннаго имъ въ жертву, узрѣть Агнца Божія. Ева, видя великую срамоту женъ, устремляла взоръ къ Тому, Кто можетъ вмѣсто листьевъ облечь ихъ славою, какой онѣ лишились. Столпъ, созидаемый многими, давалъ видѣть тайну Единаго, Который низойдетъ и созиждетъ на землѣ столпъ, возводящій на небеса. Ковчегъ, сохранившій въ себѣ живыхъ тварей, прообразовалъ собою нашего Господа, создавшаго святую Церковь, въ которой находятъ себѣ убѣжище души. Фалекъ, во дни котораго раздѣлилась земля (Быт. 10, 25) на семьдесятъ языковъ, чаялъ Того, Кто по числу языковъ раздѣлитъ землю Апостоламъ Своимъ. Земля, погрязшая въ потопѣ, безмолвіемъ своимъ провозглашаетъ Господа, Который нисходитъ, отверзаетъ купель крещенія и чрезъ нее возносятся на небо. Сиѳъ, Еносъ и Каинанъ именовались сынами Божіими и чаяли Сына Божія, чтобы по благодати стать Его братіями. Тысячу почти лѣтъ жившій Маѳусалъ ожидалъ Сына, Который въ наслѣдіе даетъ жизнь никогда некончающуюся. Сама благодать втайнѣ умоляла за нихъ, чтобы въ родѣ ихъ пришелъ Господь ихъ и восполнилъ ихъ скудость. Обитавшій въ нихъ Духъ Святый молился за нихъ въ духѣ ихъ, и возносилъ ихъ, и видѣли они Искупителя, Котораго вожделѣвали видѣть. Чувствовала душа праведниковъ, что врачевство жизни — въ Сынѣ, и вожделѣвали того, чтобы во дни ихъ пришелъ Онъ, и чтобы вкусить имъ сея сладости Его. Вожделѣвалъ Его Енохъ; и поелику не видѣлъ на землѣ Сына, — усугубилъ вѣру и праведность, чтобы взойдти и увидѣть Его на небеси.

Кто дерзнетъ отрицать благость, когда даръ, котораго при великомъ трудѣ не пріяли древніе, туне даруется новымъ? Ламехъ ожидалъ, что прійдетъ Милосердый, и упокоитъ его отъ труда, отъ дѣла рукъ и отъ земли, юже прокля Правосудный (Быт. 5, 29). Когда же увидѣлъ Ламехъ, что въ сынѣ его Ноѣ предначертана тайна Божія Сына, вмѣсто Господа отдаленнаго утѣшалъ себя близкой тайною. И Ной вожделѣвалъ Его видѣть, опытно извѣдавъ помощь Его, — разсуждая, что если образъ Его сохранилъ живыхъ тварей, то не тѣмъ ли паче самъ Онъ спасетъ души? Его ожидалъ Ной, когда извѣдалъ, что Имъ устрояется ковчегъ, — разсуждая, что если образъ Его такъ спасителенъ, то не тѣмъ ли паче самъ Онъ въ лицѣ Своемъ принесетъ спасеніе? Духомъ ощущалъ Авраамъ, что далеко еще рожденіе Сына, и вмѣсто Сына желалъ видѣть день Его (Іоан. 8, 56). Вожделѣвалъ видѣть Его Исаакъ, когда чрезъ Него получилъ себѣ избавленіе, — разсуждая, что если столько спасителенъ образъ Его, то не тѣмъ ли паче спасителенъ самъ Онъ?

Радуются нынѣ бодрственные, потому что пришелъ Бодрый (Дан. 4, 10) воздвигнуть насъ отъ сна. Будетъ ли кто спать въ эту ночь, въ которую бодрствуетъ вся тварь? Поелику Адамъ грѣхомъ смертный сонъ ввелъ въ міръ; то низшелъ Бодрый, чтобы возбудить насъ отъ глубокаго грѣховнаго сна.

Но будемъ бодрствовать не какъ лихоимцы, думающіе о сребрѣ, отданномъ ими въ ростъ, и большую часть ночи бодрствующіе надъ тѣмъ, чтобы пересчитывать и отданное въ заемъ и ростъ. Бодрствуетъ недремленно и тать, какъ будто бы въ землю зарылъ и скрылъ онъ сонъ свой; но бдительность его устремлена на то, чтобы спящимъ приготовить много безсонныхъ ночей. Бодрствуетъ и невоздержный, потому что обремененъ и мучится отъ многояденія. Ему бдѣніе служитъ наказаніемъ за неумѣренное принятіе пищи. Бодрствуетъ и купецъ, ночью утомляя свои руки надъ счисленіемъ денегъ, и надъ тѣмъ удвоилось ли, или утроилось число ихъ. Бодрствуетъ и богатый, потому что и у него достояніе его прочь гонитъ сонъ; спятъ его псы, а онъ стережетъ свои сокровища отъ татей. Бодрствуетъ и многозаботный; многопопечительностію поглощенъ его сонъ. И хотя кончина его стоитъ уже при его возглавіи, однакоже бодрствуетъ онъ; заботы его о многихъ годахъ впереди. Вмѣсто одной бдительности, братія, сатана учитъ насъ другой, чтобы спали мы для добрыхъ дѣлъ, были же бдительны и бодрственны для дѣлъ мерзкихъ. Такъ и Іуда Искаріотскій бодрствовалъ цѣлую ночь, и продалъ кровь неповинную, которою искупленъ цѣлый міръ. Сынъ тмы облекся во тму, потому что совлекся онъ свѣта и отринулъ его; и Кѣмъ сотворено сребро, Того за сребреники продалъ тать. И фарисеи, сіи чада тмы, бодрствовали цѣлую ночъ; во тмѣ они бодрствовали, чтобы сокрыть безпредѣльный Свѣтъ.

Но вы, какъ просвѣщенные, бодрствуйте въ сію свѣтозарную ночь; хотя по виду она и темна, но свѣтоносна по силѣ. Кто бодрствуетъ, какъ просвѣщенный, и молится во тмѣ, тотъ и среди видимой тмы облеченъ невидимымъ свѣтомъ. Мерзокъ, напротивъ того, — кто, хотя въ дневномъ пребываетъ свѣтѣ, но по жизни — чадо тмы. По наружности весь онъ — во свѣтѣ, внутренно же покрытъ тмою. Посему, возлюбленные, не будемъ оболбщать себя тѣмъ, что бодрствуемъ. Кто бодрствуетъ не какъ должно, того бодрствованіе — не бодрствованіе. Кто бодрствуетъ не съ охотою, того бодрствованіе — сонъ. И кто бодрствуетъ не въ чистотѣ, тому бодрствованіе даже вредно. Бдѣніе завистливаго вполнѣ вредоносно; неусыпность его — самое позорное и безславное пріобрѣтеніе. Если бодрствуетъ гнѣвливый; то бдѣніе его возмущено гнѣвомъ, бодрствованіе его исполнено ярости и проклятій. Если бодрствуетъ говорливый; то уста его — мостъ, по которому все проходитъ, — потому что скоръ онъ на грѣхъ и лѣнивъ на молитву. Благоразумно бодрствующій избираетъ для себя одно изъ двухъ, или спать пріятно, или бодрствовать какъ должно.

Чиста настоящая ночь, въ которую явился Чистый, пришедшій очистить насъ. Не допустимъ при бдѣніи своемъ ничего такого, что могло бы сдѣлать его нечистымъ. Да будетъ и стезя слуха нашего чистою, и взоръ очей нашихъ цѣломудреннымъ и сердечное чувство святымъ, и слово устенъ искреннимъ. Въ насъ нынѣ Марія скрываетъ закваску изъ дома Авраамова; возлюбимъ же бѣдныхъ, какъ Авраамъ любилъ нуждающихся. Въ насъ нынѣ вливается закваска изъ дома милосердаго Давида; пусть каждый будетъ милосердъ къ своему гонителю, какъ сынъ Іесеевъ — къ Саулу. Вкусная соль Пророковъ разсыпается нынѣ среди народовъ; и намъ да сообщится ею новый вкусъ, потому что обуялъ народъ древній. Въ сей день спасенія будемъ износить только разумное слово, и не скажемъ ничего лишняго, чтобы намъ самимъ не оказаться излишними.

Настоящая ночь есть ночь примиренія; поэтому никто да не гнѣвается и не причиняетъ печали. Въ сію ночь, даровавшую миръ цѣлому міру, никто да не угрожаетъ и не предается неистовству. Настоящая ночь есть ночь Кротчайшаго; да не будетъ же въ сію ночь огорчающаго и жестокаго. Въ сію ночь Смиреннаго никто да не гордится и не надмевается.

Въ сей день оставленія грѣховъ небудемъ отмщать обидъ. Въ сей день радостей не станемъ причинять огорченій другъ другу. Въ сей день благоволенія не будемъ жестокосердыми. Въ сей день тишины не станемъ обуреваться гнѣвомъ. Въ этотъ день, въ который Богъ пришелъ къ грѣшникамъ, да не превозносится праведный предъ грѣшнымъ. Въ этотъ день, въ который Господь всяческихъ пришелъ къ рабамъ, и господа съ любовію да снисходятъ къ рабамъ своимъ. Въ этотъ день, въ который насъ ради обнищалъ Пребогатый, и богатый да содѣлаетъ бѣднаго участникомъ своей трапезы. Въ этотъ день полученъ нами даръ, котораго мы не просили; будемъ же подавать милостыню тѣмъ, которые взываютъ къ намъ и просятъ. День сей отверзъ горнюю дверь молитвамъ нашимъ; отверземъ и мы дверь свою просящимъ, которые нанесли намъ обиду, и умоляютъ о прощеніи. Господь естества соединился нынѣ съ тѣмъ, что чуждо Его естеству; да не вмѣнимъ себѣ въ трудъ измѣнить лукавую волю свою. Плоть связана самымъ естествомъ своимъ, и ничего не можетъ сама себѣ ни прибавить, ни убавить; но воля имѣетъ возможность восходить до всякой мѣры. Нынѣ Божество положило на Себя печать человѣчества, чтобы и человѣчество украсилось печатію Божества.

2.

Благословенъ Младенецъ, возвеселившій нынѣ Виѳлеемъ! Благословенно Отроча, даровавшее нынѣ человѣчеству юность! Благословенъ Плодъ, склонившійся нынѣ къ алчущимъ! Благословенъ Богатый, внезапно обогатившій нашу нищету и восполнившій наши недостатки! Благословенъ Подвигнутый щедротами посѣтить насъ немощныхъ!

Благодареніе Источнику, излившемуся для нашего очищенія! Благодареніе Тому, Кто разорилъ субботу ея исполненіемъ! Благодареніе Тому, Кто запрещаетъ проказѣ, и не смѣетъ она остаться, Кого увидѣвъ огневица бѣжитъ прочь! Благодареніе Милосердому, Который понесъ на Себѣ наше жестокосердіе! Хвала Твоему пришествію, которое даровало людямъ жизнь! Хвала Тому, Кто снизшелъ къ намъ въ Единородномъ Своемъ! Хвала Молчанію, Которое возглаголало намъ Словомъ Своимъ! Хвала Всевышнему, Который явилъ Себя въ Востокѣ Своемъ! Хвала Духовному, Который восхотѣлъ, чтобы Тотъ, Кто — отъ Него, сталъ плотію, и ощутительною содѣлалась сила Его, и во плоти обрѣли себѣ помилованіе сроднившіеся съ Нимъ по плоти.

Хвала тому Невидимому, Чей Сынъ содѣлался видимымъ! Хвала тому Вѣчно-живущему, Чей Сынъ вкусилъ смерти! Хвала тому Великому, Чей Сынъ снисшелъ и умалилъ Себя! Хвала тому Могуществу, Которое въ образѣ изразило Свое величіе, и сокровенность существа Своего показало въ видимомъ очертаніи; и мы видимъ Его и очами и духомъ!

Хвала тому Сокровенному, Котораго никакой умъ, хотя бы и хотѣлъ, не въ состояніи постигнуть, и Который по благости содѣлалъ Себя осязаемымъ въ человѣческомъ естествѣ! Чье существо неизслѣдимо, у Того связаны и опутаны руки, пронзены ноги, и Онъ распятъ, потому что добровольно предалъ Себя въ тѣлѣ Своемъ поемлющимъ Его.

Благословенъ Тотъ, Кто распятъ собственною волею, потому что попустилъ сіе! Благословенъ Тотъ, Кого вознесло на себѣ древо, потому что попустилъ ему это! Благословенъ Тотъ, Кого вмѣстилъ въ Себѣ гробъ, потому что Самъ содѣлалъ Себя описуемымъ! Благословенъ Тотъ, Кого собственная Его воля довела до матерняго чрева и лона, до рожденія и возрастанія! Благословенъ Тотъ, Кто, ставъ измѣняемымъ, даровалъ тѣмъ жизнь нашему человѣчеству!

Благословенъ Тотъ, Кто запечатлѣлъ нашу душу, украсилъ, обручился съ нею! Благословенъ Содѣлавшій плоть нашу жилищемъ сокровеннаго существа Своего! Благословенъ Тотъ, Кто нашимъ языкомъ повѣдалъ тайны Свои! Прославимъ Слово, Котораго славу возглашаетъ нашъ тимпанъ и силу — наша цѣвница! Стеклись народы, собрались внимать Его пѣснопѣніямъ.

Хвала Сыну Всеблагаго, Котораго отвергли сыны лукаваго! Хвала Сыну Праведнаго, Котораго распяли сыны беззаконія! Хвала Тому, Кто освободилъ насъ отъ узъ, и Самъ былъ связанъ за насъ! Хвала Тому, Кто поручился за насъ и заплатилъ нашъ долгъ! Хвала Прекраснѣйшему, Который создалъ насъ по образу Своему! Хвала Чистѣйшему, Который не воззрѣлъ на наши скверны!

Хвала Тому, Кто всѣялъ свѣтъ во тму и обличилъ ея тайны, но прикрылъ Свою сокровенность, и съ насъ совлекъ и снялъ одежду сквернъ! Хвала Всевышнему, Который срастворилъ соль Свою съ духомъ нашимъ, и закваску Свою съ душами нашими, и тѣло Свое содѣлалъ хлѣбомъ, чтобы оживогворить нашу мертвенность!

Слава Богатому, Который за насъ заплатилъ все, чего и не бралъ въ заемъ, и Самъ подписался за насъ должникомъ! Принятымъ на Себя игомъ расторгъ Онъ за насъ узы плѣнившаго насъ. Хвала Судіѣ, Который за насъ былъ судимъ, и дванадесять учениковъ поставилъ судіями двѣнадцати колѣнъ, и словомъ невѣждъ обличилъ книжниковъ народныхъ!

Хвала Тому, Кто никогда не будетъ измѣренъ нами! Мало для Него сердце наше, немощенъ разумъ нашъ, ничтожество наше теряется въ богатствѣ судовъ Его. Хвала Всевѣдущему, Который уничижался и вопрошалъ, чтобы услышать и узнать, что уже вѣдалъ, чтобы Своими вопросами раскрыть сокровища спасительныхъ средствъ Своихъ!

Поклонимся Тому, Кто просвѣтилъ умъ нашъ ученіемъ Своимъ и въ слухѣ нашемъ проложилъ стезю слову Своему. Возблагодаримъ Того, Кто къ нашему древу привилъ плодъ Свой. Возблагодаримъ Того, Кто послалъ Наслѣдника Своего, чтобы чрезъ Него привлечь къ Себѣ насъ, и съ Нимъ вмѣстѣ даровать намъ наслѣдство. Возблагодаримъ Благаго — вину всѣхъ благъ.

Благословенъ Тотъ, Кто не обличаетъ, потому что благъ! Благословенъ Тотъ, Кто не потворствуетъ, потому что и правосуденъ! Благословенъ Тотъ, Кто и молчитъ и обличаетъ, чтобы тѣмъ и другимъ даровать спасеніе. Строго и обличительно молчаніе Его; и когда обличаетъ, снисходительна строгость Его. Строго обличалъ Онъ лицемѣрныхъ, и облобызалъ разбойника.

Хвала Тому, Кто невидимо воздѣлываетъ духъ нашъ! Пало сѣмя Его на землю нашу, и обогатило нашъ духъ; сторичный плодъ принесло въ житницу душъ нашихъ. Поклонимся Тому, Кто и сидѣлъ, и упокоевался, и путешествовалъ, а для насъ шествующихъ сталъ путемъ, для насъ приходящихъ — дверію, вводящею въ Царство.

Благословенъ Пастырь, содѣлавшійся Агнцемъ, чтобы насъ содѣлать чистыми! Благословенна виноградная Лоза, содѣлавшаяся чашею нашего спасенія! Благословенъ Гроздъ — источникъ животворящаго врачевства! Благословенъ Дѣлатель, посѣянный какъ пшеница, пожатый какъ рукоять! Благословенъ Здатель, содѣлавшійся столпомъ для нашей защиты!

Благословенъ Тотъ, Кто настроилъ чувства нашего духа, чтобы на гусляхъ своихъ воспѣвали мы то, чего гортань птицы не можетъ воспѣть въ своихъ сладкопѣніяхъ! Хвала Тому, Кто, видя, какъ своею лютостію и невоздержаніемъ готовы мы были уподобиться скотамъ, снисшелъ и сталъ какъ бы единымъ изъ насъ, чтобы мы содѣлались небесными!

Хвала Тому, Кто ни малой не имѣетъ нужды въ нашихъ похвалахъ, находитъ же ихъ потребными изъ любви къ намъ, жаждетъ ихъ, потому что насъ любитъ; требуетъ, чтобы воздавали мы Ему, потому что ждетъ случая одарить насъ! Плодъ Его тѣснѣйшимъ образомъ соединился съ нашимъ человѣчествомъ, чтобы чрезъ сіе приблизились мы къ Нему. Его ниспослалъ Онъ къ намъ, чтобы Плодомъ отъ корня Своего и насъ привить къ Своему древу.

Возблагодаримъ Того, Кто былъ язвленъ, и язвами Своими исцѣлилъ насъ! Возблагодаримъ Того, Кто терновымъ вѣнцемъ Своимъ снялъ съ насъ проклятіе! Возблагодаримъ Того, Кто смертію Своею умертвилъ смерть! Возблагодаримъ Того, Кто молчалъ и оправдалъ насъ! Возблагодаримъ Того, Кто грозно возопилъ на смерть, пожиравшую насъ! Благословенъ Тотъ, Чьи спасительныя средства умалили число стоящихъ ошуюю!

Восхвалимъ Того, Кто бодрствовалъ и усыпилъ плѣнившаго насъ! Восхвалимъ Того, Кто покоился сномъ, и отгналъ смертный нашъ сонъ! Хвала Богу, уврачевавшему человѣчество! Хвала Тому, Кто крестился, и во глубинѣ водъ потопилъ наше нечестіе, и умертвилъ мертвящаго насъ! Отъ всѣхъ устенъ хвала Господу, всемѣрно спасающему!

Благословенъ Врачъ, Который низшелъ и безъ боли обрѣзалъ и уврачевалъ струпы мягчительнымъ врачевствомъ! Рожденіе стало врачевствомъ у Того, Кто милосердъ къ грѣшникамъ. Благословенъ Обитающій въ матерней утробѣ, въ которой устроилъ Себѣ и храмъ, чтобы обитать тамъ, и обитель, чтобы пребывать въ ней, и одежду, чтобы украшаться ею, и оружіе, чтобы побѣдить имъ!

Благословенъ Тотъ, Кого уста наши не въ состояніи прославить, какъ должно; потому что даръ Его выше всякаго витіеватаго слова! И чувства наши не въ состояніи, какъ должно, возблагодарить благость Его. Сколько бы ни прославляли мы, все это будетъ мало. Но не полезно, даже вредно было бы и молчать; поэтому, немощь наша и принесла сію пѣснь славословія.

О, Благій, не требующій отъ насъ сверхъ нашихъ силъ! Какой судъ ожидаетъ раба Твоего за ввѣренный ему талантъ и за пріобрѣтенное на талантъ, за то, что не воздалъ и того, что могъ, не уплатилъ того, чѣмъ былъ долженъ? Впрочемъ Ты — море славы, не имѣющее нужды въ нашемъ прославленіи; пріими же по благости Твоей и сію каплю славословія, потому что Ты Своею благодатію подвигъ языкъ мой восхвалить Тебя.

3.

Благословенъ тотъ первый день Твой, Господи, которымъ знаменуется и настоящій день праздника Твоего!

День Твой Тебѣ подобенъ; онъ любитъ человѣка, проходитъ и снова приходитъ съ каждымъ родомъ.

Оканчивается день сей со старцами, и возвращается, чтобы начаться съ младенцами.

Обновляется день сей по любви своей къ намъ, чтобы силою своею обновлять нашу ветхость.

Посѣщалъ насъ день Твой, потомъ прошелъ и оставилъ насъ; но, по милосердію своему, снова возвращается и посѣщаетъ насъ.

Знаетъ онъ, что человѣчество имѣетъ въ немъ нужду; всецѣло Тебѣ подобенъ, и взыскуетъ человѣчество.

Тварь имѣетъ нужду въ Источникѣ своемъ; Твоего дня, Господи, такъ же какъ и Тебя, жаждетъ вся тварь.

День сей царствуетъ надъ временами; владычество дня Твоего подобно Твоему владычеству; оно простирается на вѣка прошедшіе и текущіе.

День Твой Тебѣ подобенъ; онъ одинъ, чтобы уподобиться Тебѣ, вновь изникаетъ и многократно повторяется.

Въ настоящій, близкій къ намъ, день Твой, Господи, созерцаемъ отдаленное отъ насъ рожденіе Твое.

Да будетъ же для насъ день Твой, подобно Тебѣ, Господи, посредникомъ и поручителемъ мира.

День Твой умирилъ небо и землю; потому что въ день сей Горній низшелъ къ дольнимъ.

И сей день Твой можетъ умилостивить Праведнаго. Который разгнѣванъ на насъ за грѣхи наши.

Тмы грѣховъ нашихъ простилъ намъ день Твой, въ который возсіяли щедроты виновнымъ.

Великъ и сей день Твой, Господи; да не умалитъ онъ обычнаго своего милосердія къ намъ неразумнымъ.

Если и всякій день, Господи, обильно изливаетъ на насъ прощеніе Твое; то сколько болѣе должно усугубиться оно въ настоящій день?

Изъ сокровищницы сего славнаго дня Твоего и всѣ дни заимствуютъ блага свои.

Сокровищами настоящаго праздника и всѣ праздники украшаются и облекаются въ благолѣпіе.

Въ сей день Твой, Господи, обильно излей на насъ щедроты Твои; сей день Твой для насъ вѣдомѣе всѣхъ дней.

Поелику много сокровищъ во днѣ рожденія Твоего; то ими да будетъ уплачено за должниковъ.

Всѣхъ дней болѣе день сей; потому что въ сей день Милосердый низшелъ къ грѣшникамъ.

Великій день Твой — сокровищница врачевствъ; потому что въ день сей явилось врачевство жизни для покрытыхъ язвами.

День Твой — хранилище спасительныхъ средствъ; потому что въ день сей возсіялъ свѣтъ слѣпотѣ нашей.

Пришелъ Онъ и принесъ намъ рукоять, отъ которой насытились мы алчущіе.

День сей есть новый гроздъ; въ немъ сокрыта чаша спасенія.

День сей — первый изъ праздниковъ; онъ превосходитъ всѣ праздники.

Во время зимы, лишающей вѣтви плодовъ, отъ неплодной лозы явился намъ Плодъ.

Во время хлада, обнажающаго всѣ дерева, произросъ намъ Стебль отъ Іессеева дома.

Въ мѣсяцъ Конунъ [1], который таитъ сѣмена въ землѣ, изъ чрева прозябъ Класъ жизни.

Въ мѣсяцъ Низанъ [2], въ который сѣмена прозябаютъ вверхъ, Рукоять сія посѣвается въ землю.

Смерть пожала и поглотила ее въ шеолѣ; но таившееся въ ней врачевство жизни расторгло шеолъ.

Въ мѣсяцъ Низанъ, когда агнцы оглашаютъ пустыню, зачинается во чревѣ Агнецъ пасхальный.

Изъ той рѣки, изъ которой вышли ловцы, крестившись выходитъ Всеуловляющій.

Изъ рѣки, въ которой Симонъ уловлялъ рыбъ, вышелъ уловившій его Ловецъ человѣковъ.

Крестомъ, уловившимъ всѣхъ разбойниковъ, уловилъ Онъ разбойника въ жизнь.

Присно-живущій смертію Своею разорилъ и сокрушилъ шеолъ, и извелъ изъ него цѣлые сонмы.

Мытарей и блудницъ, которые злокозненному служили для уловленія нечистыми сѣтями, уловляетъ Святый.

Грѣшницу, которая была сѣтію для мужей, дѣлаетъ Онъ зерцаломъ для кающихся.

Погибшая безплодная смоковница принесла въ плодъ Закхея.

Не дала она плода, свойственнаго ея природѣ, но принесла иной разумный плодъ.

Господь нашъ въ жаждѣ пришелъ къ кладезю, и жаждущую уловилъ водами, которыхъ она просила.

При источникѣ уловилъ одну душу, и чрезъ нее потомъ уловилъ весь градъ.

Двѣнадцать ловцевъ удовилъ Святый, и чрезъ нихъ потомъ уловилъ цѣлую вселенную.

Исторгся изъ сѣтей Его Искаріотъ, и на шею ему пала петля.

Сѣть Всеоживляющаго уловляетъ въ жизнь; кто исторгается изъ нея, тотъ отторгается отъ жизни.

Кто въ состояніи исчислить мнѣ различныя средства ко спасенію, сокрытыя въ Тебѣ, Господи?

Кто поможетъ жаждущимъ устамъ вкусить хотя каплю изъ Источника Божества?

Пріими нынѣ гласъ молитвы нашей, и о чемъ молимъ словомъ, соверши дѣломъ.

Сподоби насъ того, чтобы, какъ скоро видимъ праздникъ Твой, Учитель, миновала насъ слышимая нами молва.

Разсѣевается духъ нашъ среди слышимыхъ гласовъ; умири сіи гласы Ты, Отчій Гласъ.

Тобою да будетъ умирена мятущаяся вселенная, какъ, по гласу Твоему, море прекратило волненіе свое.

Радуются демоны, слыша гласъ хулы; о насъ же да радуются, по обычаю своему, Ангелы-хранители.

Изъ среды паствы Твоей слышится гласъ скорби; возвесели паству Твою, Податель радости.

Да не сокрушитъ насъ скорбь наша, взываютъ къ Тебѣ, Учитель, уста наши, хотя они и грѣшны.

Да принесетъ намъ всѣ радости день Твой, Господи, съ вѣтвями мира да совершимъ мы Пасху Твою.

Да вознесемся и мы въ день восшествія Твоего; и воспоминаніе его да совершится приношеніемъ новыхъ хлѣбовъ.

Миръ да возрастаетъ среди насъ, Господи нашъ, да совершимъ три Божественные праздника.

Великъ, Господи, день Твой; да не обратится онъ намъ въ укоризну. Всѣми чествуется день Рождества Твоего.

Охрани же честь дня Рождества Твоего, Праведный: потому что и Иродъ чтилъ день рожденія своего.

Скверное плясаніе услаждало мучителя; Тебя. Господи, да усладятъ гласы цѣломудренныхъ.

Да умилостивлятъ Тебя, Господи, гласы цѣломудренныхъ, и да сохранишь святыми тѣла ихъ.

День Иродовъ былъ подобенъ Ироду; а Твой день подобенъ Тебѣ.

День мятущагося возмущенъ былъ злодѣяніемъ; а Твой день, подобно Тебѣ, невозмутимъ.

Мучителевъ праздникъ умертвилъ Проповѣдника; но въ Твой праздникъ всѣ возглашаютъ хвалу.

Въ день убійцы умолкъ Гласъ, а въ Твой день раздаются гласы празднованія.

Оскверненный Иродъ въ свой праздникъ угасилъ свѣтильникъ, чтобы тьма укрывала прелюбодѣевъ.

Праздникъ Святаго уготовалъ свѣтильники, чтобы разогнать тму и тайны ея.

День Ирода-лисицы былъ зловоненъ подобно ему; а праздникъ истиннаго Агнца святъ.

День смертнаго, подобно ему, имѣлъ конецъ; а Твой день, подобно Тебѣ, пребываетъ во вѣкъ.

День мучителя, подобно ему, лютъ; отъ насилія его умолкъ гласъ Праведника.

Праздникъ Кроткаго, подобно Ему, милосердъ, солнце Его сіяетъ и на возстающихъ противъ него.

Зналъ мучитель, что онъ не царь; потому уступилъ Царю царей.

Всесовершенъ, Господи, день сей; не мнѣ славу Твою сравнивать съ безславіемъ мучителя.

День Твой, Милосердый, да проститъ моему безразсудству, что нечистый день сравнивалъ я съ Твоимъ днемъ.

День Твой выше сравненія, и несравнимъ съ нашими днями.

День человѣка, какъ и самъ онъ, есть земный; а день Божій, какъ и Самъ Богъ, божественъ.

День Твой, Господи, выше дней Пророковъ; а я взялъ и сталъ сравнивать его со днемъ убійцы.

Но Ты, Господи, какъ всевѣдующій, знаешь, къ чему сравненія сіи изрекаетъ языкъ мой.

День Твой да даруетъ намъ желаемую нами жизнь; потому что и Иродовъ день далъ Ироду желаемую имъ смерть.

Убогій царь поклялся въ свой праздникъ, что половина царствія его будетъ наградою плясавшей.

Твой праздникъ, Всеобогащающій, по милосердію своему да удѣлитъ намъ хотя крупицу пищи.

Изъ земли жаждущей воскипѣлъ Источникъ, котораго достаточно, чтобы утолить жажду всѣхъ народовъ.

Въ утробѣ Дѣвы, какъ на камнѣ, прозябло Сѣмя и принесло обильные плоды.

Іосифъ наполнилъ нѣкогда хлѣбомъ безчисленныя житницы; но онѣ опустѣли въ голодные годы.

Единый же истинный Класъ далъ хлѣбъ небесный, и онъ не истощается.

Хлѣбъ, который преломлялъ Единородный въ пустынѣ, хотя и пріумножился, однакоже истощился, и его не стало.

Потомъ, преломилъ Онъ новый хлѣбъ, и его не истощатъ ни роды, ни поколѣнія.

Истощились седмь преломленныхъ Имъ хлѣбовъ: не стало и пяти умноженныхъ Имъ хлѣбовъ.

Единый преломленный Имъ хлѣбъ превзошелъ собою все сотворенное: чѣмъ болѣе раздается онъ, тѣмъ болѣе умножается.

Добрымъ виномъ наполнилъ Онъ водоносы; почерпали его, и хотя его было много, однако оно изсякло.

Чаша, которую подалъ Онъ ученикамъ, не много содержала въ себѣ питія, но весьма велика ея сила, и она не изсякаетъ.

Это — чаша, которая содержитъ, въ себѣ все питіе; это — таинство, въ которомъ — Онъ самъ.

Единый преломленный Имъ хлѣбъ не истощается, единая раствореная Имъ чаша не исчерпывается.

Посѣянное въ землю пшеничное зерно въ третій день взошло, и наполнило собою житницу жизни.

Духовенъ хлѣбъ сей, какъ и Даятель его; духовныхъ оживотворяетъ Онъ духовно.

Кто пріемлетъ его только тѣлесно, тотъ пріемлетъ безразсудно и безъ пользы.

Посему, духъ съ разсужденіемъ да пріемлетъ сей хлѣбъ Милосердаго, какъ врачевство жизни.

И мертвыя жертвы въ честь демоновъ были закалаемы и снѣдаемы таинственно и торжественно.

Тѣмъ паче намъ таинство Всесвятаго надлежтъ совершать свято.

Кто вкушаетъ жертву, принесенную въ честь демона, тотъ безпрекословно дѣлается достояніемъ демоновъ.

Кто вкушаетъ хлѣба небеснаго, тотъ, безъ сомнѣнія, дѣлается небеснымъ.

Сіе показываетъ намъ на себѣ и вино, которое и того, кто піетъ его, дѣлаетъ себѣ подобнымъ.

Весьма ненавидитъ оно того, кто любитъ его; потому что приводитъ въ опьянѣніе, дѣлаетъ безумнымъ и смѣшнымъ.

Сіе показываетъ намъ на себѣ и свѣтъ, который и око дѣлаетъ, подобно себѣ, свѣтлымъ.

При свѣтѣ око видитъ наготу, и уцѣломудриваетъ воздержнаго.

Вино произвело обнаженіе, потому что не умѣетъ щадить и цѣломудренныхъ.

Въ оружіе злокозненнаго облекся Единородный, чтобы тѣмъ же оружіемъ, которымъ умертвилъ онъ, возвратить и жизнь.

Древомъ, умерщвлены мы, древомъ и спасены; вино насъ обезумливаетъ, виномъ мы и уцѣломудрены.

Костію, изъятою изъ Адама, лукавый увлекъ Адамово сердце.

Изъ той же кости явилась сокровенная сила, которая сокрушила сатану, какъ Дагона.

Ибо въ кивотѣ сокрыта была книга, которая возглашала и провѣщавала о побѣдителѣ.

Явная тайна и въ томъ, что Дагонъ низверженъ въ собственномъ своемъ домѣ.

За тайною послѣдовало и исполненіе; лукавый низринутъ въ домѣ упованія своего.

Благословенъ Тотъ, Кто прошелъ, и исполнились на Немъ тайны шуіихъ и десныхъ!

Онъ исполнилъ таинство, прообразованное въ агнцѣ, и образъ; предначертанный въ Дагонѣ.

Благословенъ Тотъ, Кто спасъ насъ истиннымъ Агнцемъ, и низложившаго насъ низринулъ, какъ Дагона. Въ мѣсяцъ Конунъ, когда — самыя продолжительныя ночи, возсіялъ для насъ нескончаемый день.

Зимою, которая печальною дѣлаетъ цѣлую вселенную, явилась красота, возвеселившая всю тварь.

Зимою, которая безплодною дѣлаетъ землю, Дѣва познала рожденіе.

Въ мѣсяцъ Конунъ, когда престаетъ раждать земля, раждаетъ Дѣва.

Новорожденнаго агнца прежде всѣхъ видитъ пастырь; и истинный Агнецъ во время рожденія Своего благоволилъ явить Себя пастырямъ.

Старый волкъ увидѣлъ Агнца, питающагося млекомъ, и убоялся своего притворства.

Въ овчую одежду облекся волкъ, а единый всѣхъ Пастырь сталъ единымъ изъ агнцевъ въ стадѣ.

Когда алчный съ дерзостію возставалъ на кроткаго, — крѣпкій сокрушилъ ненасытнаго.

Во чревѣ обиталъ Святый тѣлесно; въ душѣ обитаетъ Онъ духовно.

Марія, зачавшая Его, возгнушалась бракомъ; да не любодѣйствуетъ и душа, въ которой обитаетъ Онъ.

Поелику Марія ощутила Его въ себѣ, то не коснулась брачнаго ложа: такъ обитаетъ Онъ въ цѣломудренныхъ, если ощутятъ Его въ себѣ.

Глухой не чувствуетъ сильнаго грома, и безстыдный — гласа заповѣди.

Не смущается глухой во время грома, не смущается безстыдный при гласѣ убѣжденія.

Если глухаго потрясетъ сильный громъ; то и оскверненнаго приведетъ въ чувство страшный гнѣвъ.

Глухой не виновенъ въ томъ, что не слышитъ; а преступать заповѣдь — явное безстыдство.

Удары грома бываютъ по временамъ; а гласъ закона гремитъ ежедневно.

Не будемъ заграждать слуха; насъ обличаетъ то, что отверстія ушей нашихъ всегда открыты и незаключены.

Самою природою отверста всегда дверь слуха, чтобы по необходимости поражалось наше безстыдство.

Дверь голоса и дверь устъ можетъ еще отверзать и заключать наша воля.

Обратимъ же взоръ на то, что даруетъ намъ Благій, будемъ внимательны къ великому Божію гласу, и не заградимъ дверей слуха своего.

Хвала Гласу, Который воплотился, и Слову Всевышняго, Которое стало плотію!

Его слышатъ уши, видятъ очи, осязаютъ руки, Его вкушаютъ уста.

Всѣ члены и чувства воздайте благодареніе Тому, Кто пришелъ и оживотворилъ все тѣло.

Марія носила безмолвнаго Младенца, когда въ Немъ были сокрыты всѣ роды языковъ.

Носилъ Его и Іосифъ; но въ Немъ сокрыто было естество, которое древнѣе всего состарѣвшагося.

Вышній сталъ младенцемъ, и въ Немъ сокрывалось сокровище мудрости, достаточное для всѣхъ.

Вышній питался млекомъ Маріинымъ; а по Его благости питаются всѣ твари.

Онъ — сосцы и дыханіе жизни; отъ Его жизни ссутъ жизнь мертвые, и оживаютъ.

Невозможно человѣку жить, если не дышетъ воздухомъ; невозможно ему возстать, если не возставитъ могущество Сына.

Отъ Его живаго и всеоживляющаго дыханія зависитъ всякое дыханіе горѣ и долу.

Когда питался Онъ млекомъ Маріинымъ, тогда источалъ жизнь всему.

Когда возлежалъ Онъ на лонѣ матери своей, тогда на лонѣ Его были всѣ твари.

Безгласенъ былъ Онъ какъ младенецъ, но всей твари изрекалъ всѣ заповѣди Свои.

Безъ Единороднаго не можетъ человѣкъ приблизиться къ Вѣчному, Которому Онъ одинъ соравенъ.

Тѣ тридцать лѣтъ, которыя былъ Онъ на землѣ, кто правилъ всею тварію?

Кто принималъ всѣ жертвы и хвалы отъ горнихъ и дольнихъ?

Весь былъ въ дольнихъ и весь — въ вышнихъ, весь — во всѣхъ, и весь — въ каждомъ.

Когда тѣло Его образовалось въ матерней утробѣ; тогда сила Его созидала члены всякой плоти.

Когда зачинался Онъ во чревѣ; тогда Имъ созидались младенцы въ матернихъ утробахъ.

Не изнемогла въ Немъ сила Его, какъ немощна была плоть Его во чревѣ.

Не истощилась сила Его и на древѣ, какъ истощилась на древѣ плоть.

Когда на крестѣ оживотворялъ Онъ мертвыхъ; тогда плоть, или воля Его живила ихъ?

Такъ, и когда весь обиталъ Онъ во чревѣ, незримо все совершала воля Его.

Смотри, когда взошелъ Онъ и на крестъ, — весь міръ привела въ трепетъ сила Его.

Солнце померкло, земля поколебалась, гробы отверзлись, и умершіе вышли изъ нихъ.

Смотри, весь Онъ былъ на крестѣ и въ то же время весь былъ повсюду.

Такъ, весь Онъ былъ и въ матернемъ чревѣ, и въ то же время весь пребывалъ во всемъ.

Какъ на крестѣ живилъ мертвыхъ, такъ и, будучи младенцемъ, созидалъ младенцевъ.

Умерщвленный отверзъ Онъ гробъ, и бывъ въ матерней утробѣ, отверзалъ утробы матерей.

Слышите, друзья мои, о Сынѣ Сокровеннаго; видима была плоть Его, но незрима сила Его.

Ничѣмъ неудержима сила Сына; ея не заключало въ себѣ матернее чрево, какъ заключало плоть.

Когда сила Его пребывала въ матернемъ чревѣ: тогда созидалъ Онъ младенцевъ во чревѣ матерей.

Его сила объимала и державшую Его въ своихъ объятіяхъ. А если бы отъялъ Онъ силу Свою, — рушилось бы все.

Сила, содержащая всѣ твари, и когда былъ Онъ во чревѣ, не оставляла всего.

Онъ самъ Себя образовалъ въ матернемъ чревѣ, и отъ Него получили образованіе вида своего всѣ бывшіе въ матернихъ утробахъ.

Когда питался Онъ съ убогими; тогда все насыщалъ изъ сокровищницы Своей.

Когда помазывала Его помазующая; тогдавсе умащалъ Онъ дождемъ и росою.

Волхвы принесли Ему смирну и злато; но въ Немъ заключалось драгоцѣннѣйшее всего сокровище.

Принесли смирну и благовонія, которыя Имъ и сотворены; Его же собственность предложили въ даръ Ему волхвы.

Его только силою могла Марія носить въ нѣдрахъ своихъ Носящаго всяческая.

Изъ великой сокровищницы для всей твари удѣляла Ему Марія, что могла удѣлять.

Давала Ему млеко, которое самъ Онъ образовалъ; давала пищу, которую самъ Онъ сотворилъ.

Какъ Богъ, подавалъ Онъ Маріи млеко, и какъ человѣкъ питался ея млекомъ.

Руки ея носили Его, потому что умѣрилъ Онъ могущество свое. Держало Его лоно ея, потому что умалилъ Онъ Себя.

Кто измѣритъ безпредѣльное величіе Его? И однакоже сократилъ Онъ мѣру его до вмѣстимости одежды.

Прикрывала и облекала Его одежда, потому что отложилъ Онъ славу Свою; измѣряла и прикрывала Его, потому что сократилъ Онъ Себя.

Умолкало и утихало море, когда носило Его на себѣ; какъ же могли носить Его Іосифовы длани?

Пріялъ Его въ себя шеолъ, и расторглось его чрево; какъ же могла носить Его въ себѣ Маріина утроба?

Отъ силы Его разсѣлись надгробные камни; какъ же могло носить Его Маріино лоно?

На уничиженіе пришелъ Ты, чтобы всѣмъ даровать жизнь: хвала Тебѣ отъ всѣхъ, оживотворенныхъ Твоею рукою!

Кто можетъ говорить о Сынѣ Сокровеннаго, Который низшелъ и плотію облекся въ матернемъ чревѣ?

Изшелъ изъ утробы какъ младенецъ, питался млекомъ, возрасталъ среди дѣтей Сынъ Господа всяческихъ.

Видѣли Его какъ отрока на улицахъ, когда въ Немъ обитала любовь ко всѣмъ.

Видимо окружали Его на улицахъ дѣти, невидимо со страхомъ предстояли Ему Ангелы.

Среди дѣтей былъ Онъ осклабляющимся младенцемъ, и устрашалъ Ангеловъ, какъ повелитель.

Іоаннъ не смѣлъ разрѣшить ремня на сапогѣ Его, и милосердъ Онъ былъ къ грѣшникамъ, которые лобызали ноги Его.

Ангелы взирали на Него какъ Ангелы; всякій человѣкъ видѣлъ Его по мѣрѣ своего вѣдѣнія.

Всякій видѣлъ въ Немъ Превысшаго, но каждый — по мѣрѣ своего разумѣнія. Только Отецъ и Самъ Онъ въ полной мѣрѣ имѣютъ вѣдѣніе о Немъ, знаютъ Его, какъ Онъ есть.

Всѣ другія существа, и горнія и дольнія, познаютъ Его въ различной мѣрѣ.

Онъ — Господь всяческихъ, все намъ даруетъ, и всѣхъ обогащая, заимствуетъ у всѣхъ.

Какъ неимѣющій нужды, всѣмъ Онъ подаетъ, и какъ неимущій, у всѣхъ заимствуетъ.

Какъ Создатель даетъ воловъ и овецъ, и какъ бы Самъ имѣлъ нужду въ нихъ, требуетъ ихъ въ жертву.

Какъ Творецъ, въ вино претворилъ воду, и Самъ вкусилъ его, какъ будто имѣлъ въ немъ нужду.

Силою Своею растворилъ вино на бракѣ, и какъ званный на бракъ, пилъ растворенное Имъ вино.

Любовь Его возвеличила старца Симеона, и онъ, смертный, носилъ Спасителя всѣхъ.

Его силою носилъ Его Симеонъ, и носившій Его самъ былъ принесенъ Имъ.

Рукополагалъ Онъ Моѵсея на горѣ, и Самъ пріялъ рукоположеніе отъ Іоанна въ рѣкѣ.

Силою благодати Его возмогъ Іоаннъ, и земный крестилъ Небеснаго.

Его силою носила Его земля; и если бы сила Его не поддерживала ее, она распалась бы въ прахъ.

Его же собственностію напитала Его Марѳа, предложила Ему снѣди, которыя самъ Онъ сотворилъ.

Кто ни приносилъ Ему что-либо, приносилъ Его собственность; изъ Его сокровищницы предлагалась Ему трапеза.

4.

Всѣ радости приноситъ мѣсяцъ сей [3]: рабамъ — свободу, свободнымъ — возвышеніе, дверямъ — увѣнчаніе, тѣламъ — удовольствіе; по любви своей, какъ царей, облекъ онъ насъ въ багряницу.

Всѣ побѣды приноситъ мѣсяцъ сей; духъ освобождается, плоть порабощается, жизнь раждается среди смертныхъ, Божество, по любви Своей, нисходитъ къ человѣчеству.

Въ сей день Господь нашъ обмѣнилъ славу Свою на уничиженіе, какъ смиренный. Поелику Адамъ, совратившись, обмѣнилъ истину на ложъ; то Благій, умилосердившись, оправдалъ и возставилъ совратившихся.

Да оставитъ теперь всякій лѣность свою; потому что Божественное величіе не обременилось ради насъ пребыть девять мѣсяцевъ во чревѣ, и тридцать лѣтъ быть въ Содомѣ среди неистовыхъ.

Благій видѣлъ обнищаніе и убожество человѣческаго рода; потому, какъ сокровищницы, учредилъ праздникъ, и отверзъ ихъ для лѣнивыхъ, чтобы праздникъ и лѣниваго побудилъ востать и обогатиться.

Вотъ Единородный, какъ сокровищницу, отверзаетъ намъ праздникъ свой. Это — единственный день въ году, который отверзаетъ намъ сокровищницу. Приходите же, со всею ревностію соберемъ богатство, пока сокровищница не заключена.

Блаженны бдительные, потому что восхищаютъ отсюда добычу жизни. Великій стыдъ тому, кто видитъ, какъ другой выноситъ сокровища, а самъ сидитъ и дремлетъ въ сокровищницѣ, и выходитъ изъ нея ни съ чѣмъ.

Въ сей празднственный день да увѣнчаетъ каждый двери сердца своего; Духъ Святый ждетъ у дверей сердца, чтобы войдти, вселиться и освятить его. Смотри, Онъ обходитъ всѣ двери, ища Себѣ входа.

Въ сей празднственный день веселится одна предъ другою всякая дверь, радуется святилище во святомъ храмѣ, изъ устъ младенцевъ раздается радостный гласъ, и Христосъ, какъ вождь, радуется среди праздника Своего.

При рожденіи Сына царь дѣлалъ перепись цѣлой вселенной, чтобы всѣхъ сдѣлать своими данниками; а къ намъ пришелъ Царь, Который уничтожаетъ рукописанія наши, и отъ Своего имени пишетъ другое рукописаніе, которымъ Себя дѣлаетъ нашимъ должникомъ.

Свѣтъ препобѣдилъ, и восходя постепенно, провозвѣстилъ тайну. Двѣнадцать уже дней [4], какъ онъ взошелъ, и сей тринадесятый день есть полная тайна рожденія Сына и дванадесяти Его Апостоловъ.

Въ десятый день Низана Моисей отдѣлилъ пасхальнаго агнца (Исх. 12, 3). Это — образъ Сына, Который въ тотъ же десятый день вошелъ въ утробу Дѣвы и въ ней заключился; изшелъ же изъ матерняго чрева въ томъ мѣсяцѣ, въ который препобѣждаетъ свѣтъ.

Тма преодолѣна; а сіе означаетъ, что препобѣжденъ и сатана. Свѣтъ побѣдилъ, и громко возвѣщаетъ, что преодолѣлъ Единородный. Начальникъ тмы побѣжденъ Имъ вмѣстѣ со тмою. Нашъ свѣтильникъ восторжествовалъ вмѣстѣ съ дневнымъ свѣтомъ.

Іосифъ лобзалъ Сына какъ младенца, и служилъ Ему какъ Богу. Радовался о Немъ какъ о всеблагомъ, и приходилъ предъ Нимъ въ великій трепетъ, какъ предъ правосуднымъ.

«Кто въ Сына мнѣ даровалъ Сына Всевышняго? Въ боязни помышлялъ я Матерь Твою отпустить отъ себя, но не зналъ, что великое сокровище заключается во чревѣ ея, и убожество мое содѣлаетъ вдругъ богатымъ».

«Праотецъ мой, Царь Давидъ, носилъ діадиму, а я въ глубокое впалъ униженіе, и вмѣсто царя сталъ древодѣлемъ. Но теперь возвращается ко мнѣ царская діадима, потому что въ объятіяхъ своихъ ношу Господа всѣхъ діадимъ».

Исполнилась восторгомъ Марія и возбуждающимъ соревнованіе гласомъ воспѣла Ему сладкую пѣснь: «кто даровалъ мнѣ, чуждой дѣторожденія, что зачала и родила единаго и множественнаго, малаго и великаго, который весь во мнѣ, и весь во всемъ?»

«Этотъ день, въ который къ моему убожеству пришелъ Гавріилъ, внезапно содѣлалъ меня изъ рабы госпожею. Я — раба Божества Твоего, но и матерь человѣчества Твоего, Господь и Сынъ мой».

«Чрезъ Тебя, Сынъ Царевъ, я, раба, внезапно стала царскою дщерію. Ради Тебя, Сынъ Давидовъ, я, убогая въ домѣ Давидовомъ, возвышена, я, дщерь земли, чрезъ Тебя Небеснаго вознеслась до небесъ».

«Какое изумленіе объемлетъ меня! вотъ предо мною ветхій деньми Младенецъ. Къ небу устремлено око Его, не умолкаетъ лепетъ устъ Его, который представляетъ мнѣ, что молчаніе Его бесѣдуетъ съ Богомъ».

«Кто видѣлъ Младенца, Который все проникаетъ взоромъ? Во взорѣ Его видно, что Онъ правитель всей твари, и горней и дольней. Это — взоръ Повелителя, Который всѣмъ повелѣваетъ».

«Какъ источники млека отверзу Тебѣ, Первоисточникъ? Какъ буду питать Тебя, Питающій всѣхъ съ Своей трапезы? Какъ приступлю къ пеленамъ Твоимъ, Облекающійся свѣтомъ»?

«Не знаютъ уста мои, какъ наименовать Тебя, Сынъ Присноживущаго. Дерзну ли наименовать Тебя Сыномъ Іосифовымъ? — но ужасаюсь, потому что не его Ты сѣмя; но боюсь и отрицать его имя, потому что онъ обрученъ со Мною».

«Наименую ли тебя, Сынъ Единаго, Сыномъ многихъ? И тысячи именъ недостаточно для Тебя: Ты и Сынъ Божій, и Сынъ человѣческій, вмѣстѣ и Сынъ Давидовъ, и Сынъ Маріинъ».

«Кто содѣлалъ безмолвнымъ Господа всѣхъ устенъ? Пречистое зачатіе Твое злые люди обращали мнѣ въ укоризну; Ты, о Святый, будь заступникомъ Своей Матери, покажи силу Твою, да уразумѣютъ они, какъ я зачала Тебя».

«Ради Тебя, Который любишь всѣхъ, стала я ненавидима; гонятъ меня за то, что зачала и родила я единственное прибѣжище для сыновъ человѣческихъ. Да возрадуется Адамъ; потому что Ты — ключъ отъ рая».

«Вотъ на родшую Тебя свирѣпѣетъ море, какъ на Іону. Вотъ Иродъ, какъ мятущаяся волна, стремится потопить Владыку морей. Куда бѣжать мнѣ? Научи меня Ты, Господь матери Своей!»

«Съ Тобою предамся я бѣгству; потому что Тобою повсюду пріобрѣтается жизнь. И темница съ Тобою — не темница; потому что чрезъ Тебя человѣкъ восходитъ на небо. И гробъ съ Тобою — не гробъ; потому что Ты — воскресеніе».

Внезапно не по естественнымъ законамъ возсіяла внѣ порядка природы свѣтлая звѣзда; она меньше и вмѣстѣ больше солнца; меньше — по видимому свѣту, больше — по сокровенной силѣ, по таинственному своему значенію.

Звѣзда востока озарила лучами своими страну омраченныхъ, путеводствовала ихъ какъ слѣпотствующихъ; они пришли и узрѣли великій Свѣтъ, принесли Ему дары и пріяли вѣчную жизнь, воздали поклоненіе и возвратились въ путь свой.

Двухъ провозвѣстниковъ имѣлъ тогда Сынъ, одного — горѣ, другаго — долу. Свѣтлая звѣзда провозглашала Его горѣ, Іоаннъ проповѣдывалъ о Немъ долу: поэтому, два было провозвѣстника: одинъ здѣсь — земный, другой тамъ — небесный.

Горній указывалъ на то естество Сына, которое — отъ Божія величества, а дольній — на то, которое — отъ человѣчества. Великое чудо! Они были провозвѣстниками и Его Божества, и Его человѣчества.

Если бы почелъ кто Его сыномъ земли; то свѣтлая звѣзда показывала, что Онъ — небесный. А если бы призналъ кто Его только духовнымъ, то Іоаннъ показывалъ, что Онъ имѣетъ и плоть.

Во святомъ храмѣ принялъ Его на руки свои Симеонъ, и воспѣлъ Ему: «Пришелъ Ты, Премилосердый, помиловавъ старость мою, и съ миромъ слагаешь кости мои во гробъ. Тобою и воскресну я изъ гроба, и войду въ рай».

Заключила Его Анна въ объятія свои, къ устамъ Его приложила уста свои, и въ уста ея вселился духъ, какъ нѣкогда безмолвствовавшему Исаіи отверзъ уста прикоснувшійся къ нимъ угль.

Горя Духомъ, излившимся въ уста ея, воспѣла Анна: «Сынъ царства и Сынъ уничиженія, Ты, который и слышишь и безмолвствуешь, и видишь и невидимъ, и всевѣдущъ и сокровенъ, Богъ и Сынъ человѣческій, хвала Твоему имени»!

Услышали о Немъ и неплодныя, и поспѣшили съ своими дарами; волхвы пришли съ своими сокровищами, неплодныя — съ дарами; и въ жилищѣ убогихъ вдругъ много стало даровъ и сокровищъ.

Какъ бы послѣ долгой разлуки воскликнула неплодная [5]: «Кто далъ мнѣ, Блаженная, увидѣть Младенца твоего, наполняющаго Собою небо и землю? Благословенъ Плодъ твой, Которымъ произращенъ гроздъ отъ безплодной лозы!»

Пришелъ и Захарія, отверзъ святыя уста свои и воскликнулъ: «гдѣ тотъ Царь, провозвѣстить Котораго родился у меня гласъ? Привѣтствую Тебя, Сынъ Царевъ, Тебѣ вручается и наше священство».

Приступилъ съ своими родителями и Іоаннъ, и поклонился Сыну. И Сынъ на лице его изліялъ свѣтъ Божества Своего, но Іоаннъ не взыгрался, какъ въ матернемъ чревѣ. Какое чудо! Здѣсь покланяется, тамъ играетъ отъ радости.

А презрѣнная лисица — Иродъ, надмевавшійся собою какъ левъ и покоившійся въ логовищѣ своемъ, вдругъ возопилъ, какъ скоро услышалъ гласъ Льва. Который, по Писанію, пришелъ возсѣсть на царскомъ Своемъ престолѣ.

Однакоже слышитъ эта лисица, что Левъ еще юнъ и питается млекомъ, и остритъ зубы свои, пока онъ въ младенчествѣ. Хочетъ лисица разставить сѣти Льву и умертвить Его, пока не укрѣпился Онъ въ силахъ и не истребилъ ее дыханіемъ устъ Своихъ.

Вся тварь какъ бы едиными стала устами и возвѣщаетъ о Немъ. Возвѣщаютъ волхвы, принося дары, и неплодныя, принося дѣтей своихъ. Свѣтлая звѣзда провозглашаетъ въ воздухѣ: вотъ Сынъ Царевъ!

Отверзаются небеса, ликуютъ воды, голубь возглашаетъ хвалебную пѣснь, гласъ Отца сильнѣе грома вѣщаетъ: «Сей есть возлюбленный Мой». Возвѣщаютъ Ангелы, и воспѣваютъ дѣти: «Осанна!»

Сіи-то гласы взывали горѣ и долу, и провозвѣщали, и проповѣдывали о Сынѣ; но и при звукахъ громовъ сонъ не оставилъ Сіона; возмутился, вознегодовалъ, возмятежничалъ Сіонъ, и умертвилъ Сына за то, что разбудилъ его.

5.

Великое торжество было въ Виѳлеемѣ при рожденіи Сына; сошли и славословили тамъ Ангелы, и гласъ ихъ раздавался, какъ громъ. На хвалебныя ихъ пѣснопѣнія собрались даже безсловесныя, и славили Сына.

Благословенъ Младенецъ сей, обновляющій юность Адама и Евы! Пришли и пастыри, и принесли лучшіе дары отъ стадъ своихъ — сладкое млеко, чистыя мяса и благолѣпную хвалу; Іосифу — мяса, Маріи — млеко, Сыну — славословіе.

И упитаннаго млекомъ агнца принесли они въ даръ пасхальному Агнцу, первороднаго — Первородному, жертвеннаго — Жертвѣ, временнаго агнца — Агнцу истинному. Какое восхитительное зрѣлище — агнецъ приносится въ даръ Агнцу!

Радостенъ былъ гласъ агнца, принесеннаго въ даръ Первородному; онъ славословилъ того Агнца, Который пришелъ и овновъ и воловъ освободить отъ жертвеннаго закланія, принесъ Агнца пасхальнаго, и учредилась Пасха Сына.

Приступили къ Нему для поклоненія съ жезлами своими пастыри, и пророчески привѣтствовали Его такъ: «Миръ тебѣ, Владыка пастырей! Жезлъ Моисеевъ да славословитъ Твой жезлъ, о Пастырь всѣхъ»!

«Да славословитъ Тебя Моисей, у котораго агнцы стали волками, овцы — зміями и дикими звѣрьми, и все стадо въ страшной пустынѣ съ яростію устремилось на него самого».

«Тебя да славословятъ всѣ пастыри, потому что волковъ и агнцевъ умиряешь и совокупляешь во единое стадо Ты, о Младенецъ, Который и древнѣе и юнѣе Ноя, всѣхъ мирно упасшаго во время потопа въ ковчегѣ».

«Отецъ Твой, Давидъ, умерщвлялъ иногда льва за агнца; Ты, Сынъ Давидовъ, умертвилъ того невидимаго волка, который убилъ Адама, этого чистаго агнца, пасшагося въ раю».

Возбужденныя симъ хвалебнымъ гласомъ, невѣсты дали обѣтъ хранить цѣломудріе, дѣвы — соблюдать непорочность, отроковицы — чистоту невинности. И всѣ потекли совокупно, и поклонились Сыну.

И старицы Давидова града съ благословеніями пришли къ Давидовой дщери, и сказали: «Блаженъ градъ нашъ! потому что стогны его озарились Іессеевыми лучами. Тобою нынѣ, Сынъ Давидовъ, возстановляется престолъ Давиду».

И старцы взывали: «Благословенъ Младенецъ, обновившій Адамову юность, возскорбѣвшій о томъ, что обветшалъ и изнемогъ Адамъ, а умертвившій его змій, совлекши съ себя кожу свою, спасается бѣгствомъ! Благословенъ Младенецъ, обновившій юношескія силы Адаму и матери Евѣ»!

Цѣломудренныя жены умоляли: «О, Плодъ благословенный, благослови и наши плоды, и какъ первенцы да принесутся они въ даръ Тебѣ»! Такъ исполнившись Духа, пророчественно вѣщали онѣ о дѣтяхъ своихъ, что будутъ умерщвлены и собраны какъ первые съ древа плоды.

И неплодныя съ материнскою нѣжностію принимали на руки свои Младенца и говорили: «благословенный Плодъ неискусомужно рожденный, ниспошли брачное благословеніе на утробы наши, и умилосердись надъ нашимъ неплодствомъ, чудный Сынъ Дѣвы»!

6.

Благословенъ Вѣстникъ, Который пришелъ и принесъ великій миръ! Щедроты Отца Его преклонили Его къ намъ; не наши долги вознесъ къ Нему, но собственнымъ Своимъ достояніемъ удовлетворилъ величеству Его.

Благословенъ Премудрый, Который сроднилъ и соединилъ Божество и человѣчество, одно естество отъ вышнихъ, другое отъ нижнихъ срастворилъ, какъ врачевство, и стало одно лице — Богочеловѣкъ!

Видя, что Адамъ содѣлался прахомъ, и что поглотилъ его лютый змій, Ревнитель сей влилъ доброе въ обуявшее, и осолилъ это, чтобы ослѣпить тѣмъ проклятаго змія.

Благословенъ Милосердый, Который, видя, что мечъ у рая преграждаетъ путь къ древу жизни, пришелъ и воспріялъ плоть, чтобы пострадать и прободеніемъ ребра Своего отверзть путь въ рай!

Благословенъ Милосерный, Который не употребилъ жестокости и насилія, но восторжествовалъ мудростію, чтобы подать примѣръ людямъ, какъ разумно побѣждать твердостію и мудростію!

Благословенна паства Твоя, потому что Ты ей — и дверь, Ты ей — и жезлъ, Ты ей — и пажить, Ты ей — и питіе, Ты ей — и соль, Ты ей — и Посѣтитель, единственно плодоносный и обильный всѣми спасительными средствами!

Пришли земледѣльцы, и поклонились Дѣлателю вѣчнаго спасенія, и возвеселившись, изрекли пророчественно: «благословенъ Дѣлатель, Который воздѣлываетъ ниву сердца и собранные на ней плоды собираетъ въ житницу жизни»!

Пришли вертоградари, и воздалихвалу Вертограду, Который отъ Іессеева корня и стебля произрастилъ Дѣву — этотъ гроздъ чистой лозы. Содѣлаемся и мы сосудами для новаго, всеобновляющаго вина Твоего.

Тобою да умирится вертоградъ Возлюбленнаго, который приносилъ только кислыя ягоды; лозы его наполни сокомъ Твоихъ насажденій, чтобы весь онъ отъ благословеній Твоихъ приносилъ плоды угодные Господину винограда, имъ прогнѣванному.

Ради Іосифа къ Іосифову Сыну пришли древодѣли, и сказали: «благословенъ твой Сынъ, владыка древодѣлей, потому что Имъ былъ предначертанъ ковчегъ, Имъ устроена временная скинія, которая и дана была на время».

«Имя Твое да славословятъ дѣланія наши, ты будь славою нашею, содѣлай иго для несущихъ его легкимъ и пріятнымъ, содѣлай, чтобы мѣра была безъ обмана и исполнена правды, чтобы мѣрило устроялось на правдѣ, порочный былъ осуждаемъ, а совершенный торжествовалъ; и Ты, праведный Судія, уравновѣшивай грѣхи наши съ Твоими щедротами».

Женихи съ невѣстами своими восклицали радостно: «Благословенъ Младенецъ, Котораго Матерь содѣлалась невѣстою Святаго! Блаженъ бракъ, на которомъ былъ Ты, потому что, когда изсякло вино, Ты внезапно далъ оное въ обиліи».

Дѣти взывали: «Благословенъ содѣлавшійся нашимъ братомъ и товарищемъ на стогнахъ! Благословенъ тотъ день, въ который вѣтви прославятъ древо жизни, преклонившееся величіемъ своимъ до нашего дѣтства!»

Слышали жены, что Дѣва нѣкогда зачнетъ во чревѣ и родитъ; и думали знатныя, что отъ нихъ Ты явишься; думали прекрасныя, что отъ нихъ Ты возсіяешь. Благословенно величіе Твое, преклонившееся къ убогимъ и отъ убогихъ возсіявшее!

Приходили къ Нему отроковицы, и пророчески взывала каждая: «буду ли гнусна, или прекрасна, или презрѣна, Твоею избранною содѣлаюсь, Господи, и удоборасторгаемое супружество обмѣню на Тебя».

Исааку, какъ рабу, носившему на себѣ образъ Царя Господа своего, тихо вѣщала Сарра: «на раменахъ Его знаменіе креста Его, на рукахъ Его оковы и болѣзни — тайна гвоздиныхъ язвъ».

Громко взывала мужу своему Рахиль: даждь ми чадо (Быт. 30, 1). Блаженна непросившая Марія, во утробу которой свято вселился Ты, о Даръ свыше ниспосылаемый пріемлющимъ Тебя!

Просили себѣ чада — съ горькими слезами Анна, съ обѣтами и мольбами Сарра и Ревекка, съ усильною молитвою Елисавета, и только послѣ продолжительныхъ скорбей были онѣ утѣшены.

Блаженна Марія; она безъ обѣтовъ и моленіи, въ дѣвствѣ своемъ зачала и родила Господа всѣхъ, которые раждались и будутъ раждаться отъ женъ, — Господа всѣхъ цѣломудренныхъ и праведныхъ, священниковъ и царей.

Какая матерь носимому во чревѣ ея могла говорить то же, что — Марія? Какая матерь дерзала сына своего именовать Сыномъ Творца, Сыномъ Создателя, Сыномъ Всевышняго?

Какая матерь дерзала сыну своему говорить молитвенно: «Ты, какъ Богъ, упованіе матери Своей, какъ человѣкъ, возлюбленный ея и Сынъ; со страхомъ и любовію должна предстоять Тебѣ матерь Твоя».

7.

Чтобы и невѣрные увѣрились въ воскресеніи Твоемъ изъ гроба, ко гробу приложена была печать и приставлены стражи. Для Тебя, Сынъ Присно-живущаго, сдѣлано было сіе, что запечатали гробъ Твой и приставили стражей.

Если бы послѣ того, какъ преданъ Ты былъ погребенію, не обратили вниманія, оставили дѣло и разошлись; то оставалось бы мѣсто обману, можно было бы сказать, что Тебя, Дарующій жизнь всему, украли тати. Когда же съ лукавствомъ запечатали Твой гробъ; тогда усугубили тѣмъ славу Твою.

Тебя прообразовали Даніилъ и Лазарь, одинъ — во рвѣ, запечатанномъ язычниками, другой — во гробѣ, отверстомъ Іудеями. Собственныя ихъ знаменія и печати низложили ихъ.

Незагражденными остались бы уста ихъ, если бы отверстымъ оставили гробъ Твой, и ушли. Но поелику заключили они гробъ Твой, положили на немъ печать и знаменія; то заградили тѣмъ уста свои. Не чувствовали всѣ клеветники, что, закрывая гробъ Твой, позоромъ покрываютъ глаза свои.

Воскресеніемъ Своимъ увѣряешь Ты невѣрующихъ въ рождествѣ Твоемъ; потому что чрево Матери Твоей пребыло заключеннымъ, какъ запечатанъ былъ гробъ. Чистымъ пребылъ Ты во чревѣ и живымъ — во гробѣ. О Тебѣ свидѣтельствуютъ и заключенное Матернее чрево и запечатанный гробъ.

Матернее чрево и гробъ вѣщаютъ о рожденіи и воскресеніи Твоемъ. Въ заключенномъ чревѣ Ты зачатъ; запечатанный гробъ родилъ Тебя. Преестественно и Матернее чрево родило Тебя и гробъ возвратилъ.

Запечатанъ былъ гробъ, въ которомъ положили и стерегли Мертваго; дѣвственно было чрево, непознавшее мужа. Дѣвственное чрево и запечатанный гробъ, подобно трубамъ, оглашаютъ слухъ глухихъ Іудеевъ.

Заключенное чрево Матери и запечатанный камень гроба обличаютъ клеветниковъ, которые зачатіе производятъ отъ мужа, и въ воскресеніи видятъ похищеніе тѣла. Печать дѣвства и печать гроба увѣряютъ, что пришелъ Ты съ неба.

Іудеямъ заграждаются уста и рожденіемъ и воскресеніемъ Твоимъ. Когда клевещутъ на рожденіе Твое, осуждаетъ ихъ смерть Твоя; когда отрицаютъ воскресеніе Твое, низлагаетъ рожденіе Твое. И рожденіе, и воскресеніе, какъ два борца, принуждаютъ умолкнуть клеветническія уста.

И Илію ходили и искали среди горъ; но чѣмъ болѣе искали его на землѣ, тѣмъ болѣе увѣрялись, что вознесенъ онъ на небо. Исканіе ихъ свидѣтельствовало, что его нѣтъ на землѣ, и что вознесенъ онъ на небо.

Если и Пророки, которымъ можно было предугадывать вознесеніе Иліи, сомнѣвались въ восшествіи его на небо; то сколько стали бы оскверненные клеветатъ на Сына? Но Онъ свидѣтельствомъ ихъ же стражей отнялъ возможность сомнѣваться въ Его воскресеніи.

Никто не знаетъ, какъ наименовать Матерь Твою, Господи нашъ. Наименуетъ ли кто дѣвою? но предъ очами Рожденный ею. Наименуетъ ли имѣвшею мужа? но она не познала его. Если же и Матерь Твоя непостижима, кто въ состояніи постигнуть Тебя?

Одна она — матерь Твоя, вмѣстѣ же со всѣми — сестра Тебѣ. Она и матерь Тебѣ, и сестра, и невѣста Твоя, какъ и всѣ цѣломудренныя. Всѣмъ украсилъ ее Ты, Лѣпота Матери Твоей!

Прежде пришествія Твоего невѣстою была она Тебѣ по естеству; по пришествіи Твоемъ, Святый, зачала Тебя преестественно, и, родивъ Тебя, свято пребыла дѣвою.

Отъ Тебя пріобрѣла Марія всѣ украшенія обязавшихся бракомъ; безмужно зачала Тебя во чревѣ, преестественно сосцы ея наполнились млекомъ; Ты землю жаждущую содѣлалъ внезапно источникомъ млека.

Когда носила она Тебя, всесохраняющій взоръ Твой облегчилъ бремя ея. Питала она Тебя, потому что алкалъ Ты; напоевала Тебя, потому что угодно было это Тебѣ, и Ты жаждалъ. Въ объятіяхъ своихъ носила она Тебя, пламенѣющій Угль, потому что щедроты Твои охраняли лоно ея.

Чудесъ исполнена Матерь Твоя; снисшелъ въ нее Господь, и сталъ рабомъ; снисшелъ Велегласный, — сталъ въ ней безгласнымъ; снисшелъ Пастырь, — сталъ въ ней и родился агнцемъ.

Въ чревоношеніи родившей Тебя все устрояющаго извращенъ чинъ естества. Снисшелъ Ты богатымъ, — исшелъ бѣднымъ; снисшелъ высокимъ, — исшелъ уничиженнымъ, и, сокрывъ славу Свою, исшелъ неимѣющимъ славы.

Снисшелъ Исполинъ, и во чревѣ облекся немощами; снисшелъ Питатель всѣхъ, и сталъ алчущимъ; снисшелъ Напояющій всѣхъ; и сталъ жаждущимъ; нагимъ и всего лишеннымъ изшелъ изъ нея Тотъ, Кто всѣхъ одѣваетъ.

Еврейскія дщери, воспѣвавшія нѣкогда плачевныя Іереміины пѣсни, вмѣсто сихъ горестныхъ пѣснопѣній, заключавшихся въ письменахъ ихъ, стали теперь изъ тѣхъ же священныхъ книгъ воспѣвать пѣсни радости. Сокровенная въ ихъ словахъ сила такъ пророчеотвовала:

«Возведи изъ шеола очи свои, Ева, и возвеселись въ день сей; потому что Сынъ дщери твоей, какъ врачевство жизни, нисшелъ съ небесъ воскресить матерь Своей Матери. Благословенный Младенецъ попираетъ нынѣ главу уязвившаго ее змія».

Твой образъ видѣла нѣкогда Сарра въ цвѣтущей юности Исаака; и ради Тебя (потому что Твои тайны видѣла сокровенными въ отрокѣ) воспѣвала ему: «въ тебѣ, сынъ обѣтовъ моихъ, сокровенъ Самъ Господь обѣтовъ».

И назорей Сампсонъ былъ образомъ Твоей крѣпости; онъ растерзалъ льва въ прообразованіе, что сокрушишь Ты смерть, и изъ ея горечи изведешь людямъ исполненную сладости жизнь.

Ради Тебя и Анна такъ пламенно любила Самуила; потому что сокрывалась въ немъ правда Твоя, когда заклалъ онъ Агага, какъ діавола; и былъ онъ прообразованіемъ Твоей благости, когда оплакивалъ Саула.

Какъ снисходителенъ Ты и какъ непреклоненъ Ты, Младенецъ! Грозенъ Твой судъ, нѣжна Твоя любовь: кто противостанетъ Тебѣ? Отецъ Твой — на небесахъ, Матерь Твоя — на землѣ; кто возвѣститъ намъ о Тебѣ?

Если сокровенное естество Твое изслѣдовать будетъ человѣкъ; то оно — на небесахъ въ великомъ лонѣ Божества. Если видимое тѣло Твое изслѣдовать станетъ; то оно заключается и дѣлается видимымъ въ малыхъ Маріиныхъ нѣдрахъ.

Теряется умъ при мысли о различныхъ исхожденіяхъ Твоихъ, Пребогатый! Непроницаемыя покрывала скрываютъ Божество Твое. Кто измѣритъ Тебя, безпредѣльное море, заключившееся въ малые предѣлы?

Приходимъ созерцать Тебя, какъ Бога, и вотъ Ты — человѣкъ; приходимъ видить Тебя, какъ человѣка, и вотъ сіяетъ свѣтъ Твоего Божества.

Кто бы повѣрилъ, что Ты наслѣдникъ престола Давидова? Отъ ложей его въ наслѣдіе Тебѣ достались ясли, отъ чертоговъ его сохранился Тебѣ вертепъ, отъ колесницъ его не утратился только бѣдный оселъ.

Какъ дѣтски привѣтливъ Ты, Младенецъ! Всякому даешь Себя въ объятія; кто ни подходитъ къ Тебѣ, — улыбаешься ему; кто ни посмотритъ на Тебя, — обращаешь къ нему взоръ; любовь Твоя алчетъ людей.

Не отличаешь Ты чужихъ отъ родителей Своихъ, и всякую дѣву отъ Матери Своей, и даже нечистыхъ отъ питающей Тебя млекомъ. Дѣтская ли одна привѣтливость причиною сему, или любовь Твоя, Любвеобильный?

Что побуждаетъ Тебя отдаваться всякому, кто ни видитъ Тебя, богатый или бѣдный? Спѣшишь Ты къ нимъ, хотя бы и не звали Тебя. Откуда въ Тебѣ такое алканіе людей.

Какъ пламенна любовь Твоя! Если кто ропщетъ на Тебя, — не гнѣваешься; если кто угрожаетъ, — не смущаешься, если кто издѣвается надъ Тобою, — не оскорбляешься. Ты выше закона — обидою мстить за обиду.

Кротокъ былъ Моисей, однако же строга его ревность, сокрушалъ и наказывалъ онъ смертію. И Елиссей, воскресившій одного отрока, толпу отроковъ предалъ на растерзаніе медвѣдицамъ (4 Цар. 2, 24). Кто же Ты, Младенецъ? Любовь Твоя больше любви пророческой.

Сынъ Агаринъ, этотъ оселъ дивій, насмѣялся Исааку, и онъ перенесъ это молча, между тѣмъ какъ матерь его воспылала ревностію. Ты ли его первообразъ? Онъ ли Твое предъизображеніе? Ты ли уподобился Исааку? Или онъ уподобляется Тебѣ?

8.

Покойся въ тишинѣ на лонѣ Матери Своей, о Сынъ Превознесеннаго! Дѣтское веселіе неприлично Сынамъ царевымъ; о Сынъ Давидовъ, Ты досточтимъ! Ты, Сынъ Маріинъ, въ сокровенномъ чертогѣ соблюдаешь пристойность.

Кому подобенъ Ты, радостный достолюбезный Младенецъ? Матерь Твоя — цѣломудренная дѣва, Отецъ Твой незримъ, даже и Серафимы не могутъ видѣть Его. Кому Ты подобенъ? Повѣдай намъ сіе, о Сынъ Милосердаго.

Примирялъ Ты воспламененныхъ гнѣвомъ, когда приходили они видѣть Тебя. Снова сходились они между собою съ радостною улыбкой. И огорченные радостныхъ исполнялись ощущеній отъ Тебя, Благосердый. Благословенъ Ты, Младенецъ, и огорченныхъ исполняющій сладостныхъ чувствованій!

Кто видѣлъ младенца, который бы подавалъ руки близкимъ, и съ матерняго лона кидался въ объятія отдаленнымъ? Какое прекрасное зрѣлище — Младенецъ, охотно простирающій руки ко всѣмъ, чтобы всѣ Его видѣли!

Приходитъ ли кто обремененный заботами? увидитъ онъ Тебя, и бѣгутъ отъ Него всѣ безпокойства. Подавленъ ли кто горестію? при Тебѣ забываетъ онъ горесть свою. И мучимый голодомъ забываетъ при Тебѣ о пищѣ; и путникъ, плѣнившись Тобою, забываетъ свой путь.

Покойся, отпусти людей; пусть идутъ къ дѣлу своему. Ты Самъ — сынъ бѣдныхъ родителей, и знаешь, какъ бѣдны всѣ, которые оставили дѣла свои и пришли. Привѣтливость Твоя, Другъ людей, собрала къ Тебѣ всѣхъ.

Славный Царь Давидъ въ праздникъ съ вѣтвями въ рукахъ скакалъ среди дѣтей, и воздавалъ хвалу. Не любовь ли отца Твоего Давида пламенѣетъ въ Тебѣ?

Демонъ, бывшій въ Саулѣ, говорилъ устами дочери его, и уничижилъ славнаго, который показалъ примѣръ старцамъ народа своего, чтобы и они вмѣстѣ съ дѣтьми пріяли ваія въ день прославленія Твоего.

Кто не убоится предположить о Тебѣ что-либо неприличное, когда чрево Сауловой дщери, изрыгнувшей нечестіе, лишено за сіе дѣторожденія? Посмѣялись уста ея, и воздаяніемъ за сіе было неплодіе.

Да содрогнутся уста и да заградятся для хулы. Храни уста свои, дщерь Сіонова, не дерзай порицать Давидова Сына, что такъ радостенъ предъ тобою. Не уподобляйся въ этомъ Сауловой дщери.

Богъ видѣлъ, что народъ нечестивый, любодѣйный и ревнивый готовъ на обвиненія, и умилосердился надъ женами, и въ народѣ, готовомъ на обвиненія, далъ много законовъ въ пользу женъ.

Если мужъ ненавидѣлъ жену свою; то долженъ онъ былъ дать ей разводную, и потомъ отпустить ее (Второз. 24, 1). Если подозрѣвалъ ея вѣрность; то обличали ее водою обличенія (Числ. 5, 18). Если обвинялъ напрасно; то представляли дѣвическая (Второз. 22, 15).

Предъ Маріей умолкаетъ всякое обвиненіе, потому что она была пренепорочная дѣва.

Воды обличенія и дѣвическая еще прежде вразумляли Іудеевъ, чтобы, — когда придетъ Господь всякаго чревоношенія, и они будутъ клеветать на чрево, въ которое вселится Онъ, — удостовѣрило ихъ въ пришествіи Господнемъ самое дѣвство, сохранившееся по рожденіи.

Если мужнюю жену спасало отъ смерти, когда были представлены ея дѣвическая; и ты, мудрецъ, тщательно охраняй и блюди оружіе дѣвства. Если будетъ оно сокрушено, то не можешь уже ты ополчаться съ Господомъ.

Поелику Илія обуздалъ въ себѣ плотское вожделѣніе; то запретилъ небу проливать дождь на прелюбодѣйный народъ. Какъ собственную плоть подвергалъ онъ лишеніямъ, такъ лишилъ росы любодѣйныхъ, которые сокрушали и расточали кладези свои.

Поелику не обладалъ имъ тайный огнь плотскаго вожделѣнія; то послушалъ его небесный огнь. Поелику на землѣ побѣдилъ онъ плотское вожделѣніе; то вошелъ туда, гдѣ обитаетъ и почиваетъ святость.

И Елиссей, поелику умертвилъ плоть свою, то воскресилъ мертвеца. Естественна была жизнь, возвращенная умершему, но выше естества была святость, по которой воскресилъ онъ отрока; потому что сталъ онъ чистъ душею, какъ строгій подвижникъ.

Моѵсей, разлучившійся съ супругою, раздѣлилъ море предъ народомъ прелюбодѣйнымъ. Дочь жреца Сепфора сохранила чистоту; а дщерь Авраамова прелюбодѣйствовала и кланялась тельцу.

9.

«Твоею силою, Владыка всей твари, да начну я вѣщать. Отверзу уста мои, и Ты наполни ихъ. Я — земля, Ты — дѣлатель, Ты, посѣявшій Себя во чревѣ Матери Своей, посѣй во мнѣ слово Свое!»

«Удивляются мнѣ всѣ цѣломудренныя дщери еврейскія, всѣ дѣвы — дщери князей. Ты содѣлалъ, что дщерь убогихъ внушаетъ къ себѣ зависть, и дщерь незнатныхъ возбуждаетъ ревность. Кто далъ мнѣ Тебя?»

«Кто побудилъ Тебя, Сынъ Всеблагаго, отринуть лоно богатыхъ? Кто привлекъ Тебя къ убогимъ, потому что и Іосифъ живетъ въ нуждѣ, и я бѣдна? Торжники Твои принесли злато въ домъ убогихъ».

Увидѣла она волхвовъ, принесшихъ дары и продолжала пѣснь свою: «Вотъ чтители Твои окружаютъ и осыпаютъ меня дарами, Тебѣ принесенными. Благословенъ Младенецъ, содѣлавшій Матерь Свою цѣвницею словесъ Своихъ!»

«Какъ цѣвница ожидаетъ, кто взыгралъ бы на ней, такъ уста мои ожидаютъ Тебя. Твоя воля да подвигнетъ языкъ Матери Твоей; Тобою познала я новые уставы рожденія; Тобою, Рожденный по симъ уставамъ, да будутъ научены уста мои новой хвалѣ».

«Если трудное было Тебѣ не трудно, и неудобное стало Тебѣ удобно, — безмужно зачатъ Ты въ Матерней утробѣ, безъ сѣмени рожденъ изъ чрева; то удобно Тебѣ сдѣлать, чтобы въ немощныхъ устахъ плодилась высокая Тебѣ хвала».

«Вотъ винятъ и презираютъ меня, но я радуюсь; поношеніемъ и поруганіемъ наполненъ мой слухъ, но все, что терплю, маловажно для меня, потому что одно Твое утѣшеніе можетъ отгнать тьмы скорбей».

«Поелику не презрѣна я Тобою, Сынъ мой; то съ веселымъ лицемъ принимаю обвиненія отъ людей. Поелику зачала и родила я Истину; то Она оправдываетъ меня. Если Ѳамарь оправдана была Іудою; то кольми паче оправдана буду я Тобою».

«Отецъ Твой Давидъ прежде пришествія Твоего воспѣлъ Тебѣ пѣснь, что будетъ Тебѣ принесено аравійское злато (Псал. 71, 15); и воспѣтая имъ пѣснь исполняется еще во время младенчества Твоего. Вотъ дѣйствительно предъ Тобою положены смирна и злато!»

«И всѣ воспѣтые имъ сто пятьдесятъ псалмовъ растворены Тобою; потому что всякое пророческое изреченіе имѣетъ нужду въ Твоей сладости; безъ Твоей же соли всякая мудрость оказывается обуявшею».

10.

«Не возбуждаетъ во мнѣ ревности, Сынъ мой, что Ты — и со мною и со всякимъ человѣкомъ. Да будешь Богомъ исповѣдающихъ Тебя, Господомъ служащихъ Тебѣ, братомъ любящихъ Тебя, и да пріобрѣтешь Себѣ всѣхъ».

«Когда вселился Ты въ меня, — обиталъ и внѣ меня; когда родила я Тебя видимо, — сокровенная сила Твоя не оставила меня; и во мнѣ и внѣ меня пребывалъ Ты, предъ Кѣмъ недоумѣваетъ умъ Матери Твоей».

«Когда взираю на внѣшній Твой образъ, который у меня предъ глазами, и когда представляю умомъ сокровенный Твой образъ; тогда во внѣшнемъ образѣ Твоемъ, Святый, вижу Адама, а въ сокровенномъ вижу Отца Твоего, Который едино съ Тобою».

«Мнѣ только показалъ Ты красоту Твою въ двухъ образахъ. Да изображаютъ Тебя и хлѣбъ и духъ; пребывай и въ хлѣбѣ и въ тѣхъ, которые вкушаютъ его: Церковь Твоя, подобно Матери Твоей, да созерцаетъ Тебя и въ сокровенномъ и въ видимомъ».

«Гнушаться хлѣбомъ Твоимъ то же, что гнушаться плотію Твоею. И дальній, возлюбившій хлѣбъ Твой, и близкій, возлюбившій видимый образъ Твой, и тотъ и другой видятъ Тебя въ хлѣбѣ и во плоти».

«Видимый хлѣбъ Твой какъ бы драгоцѣннѣе плоти Твоей. И невѣрные видѣли плоть Твою; но не видятъ они животворящаго хлѣба Твоего. Дальніе радуются; жребій ихъ выше жребія близкихъ».

«Вотъ образъ Твой на хлѣбѣ начертывается кровію гроздовъ, а на сердцѣ начертывается перстомъ любви, умащеніями вѣры. Благословенъ Тотъ, Кто истиннымъ образомъ Своимъ упразднилъ образы изваянные!»

«Не такой Ты Сынъ человѣческій, чтобы можно было воспѣть Тебя просто. И зачатіе Твое — необыкновенно, и рожденіе Твое — чудно. Кто воспоетъ Тебя безъ содѣйствія Духа»?

«Воспламеняется во мнѣ новое желаніе пророчествовать. Какъ именовать мнѣ Тебя? Наименую ли чуждымъ для насъ Тебя, Который сталъ единымъ отъ насъ? Назову ли Тебя сыномъ, или братомъ? Назову ли женихомъ, или Господомъ, родившимъ Матерь Свою новымъ рожденіемъ въ водахъ»?

«Я — сестра Твоя, потому что и я изъ дома Давида, который отецъ намъ обоимъ. Я — матерь Твоя, потому что родила Тебя; я — невѣста Твоя, потому что Тебѣ посвящена. Я — раба и дщерь, потому что купилъ Ты меня кровію, и крестилъ меня въ водахъ».

«Сынъ Всевышняго пришелъ и вселился въ меня, и содѣлалъ меня Своею матерью. И какъ родила я Его новымъ рожденіемъ, такъ и Онъ родилъ меня вторымъ рожденіемъ. Одежда, заятая у матери, въ которую облекся Онъ, облекла плоть ея въ славу Его».

«Ѳамарь въ домѣ Давидовомъ поругана Амнономъ, — и погибло дѣвство обоихъ. Но моя жемчужина не погублена; она сокрыта въ Твоей сокровищницѣ; Ты ею украшенъ».

«Ѳамарь въ себя приняла воню свекра ея, у котораго восхитила она благовонія; у Іосифовой обручницы и одеждъ ея не коснулось Іосифово дыханіе, потому что зачала она благоухающее древо. Огненною стѣною стало для меня зачатіе Твое, Сынъ Всевышняго»!

Не далъ благоуханія цвѣтъ, потому что сильно было благоуханіе славной лиліи. Сокровищница благовонія не имѣетъ нужды въ цвѣтѣ и въ его благоуханіяхъ. Прочь бѣжала плоть, видя зачатаго во чревѣ отъ Духа.

Жена служитъ мужу, потому что онъ глава ея; Іосифъ же предстоитъ и служитъ Господу, Который — въ нѣдрахъ Маріи, и служитъ, какъ священникъ, предъ кивотомъ Твоимъ, ради обитающей въ немъ святыни Твоей.

Моѵсей принесъ каменныя скрижали, начертанныя Господомъ; Іосифъ изнесъ на среду чистѣйшую скрижаль, въ которой обиталъ Сынъ Творца; Моѵсеевыхъ скрижалей не стало, потому что Ты наполнилъ вселенную ученіемъ Своимъ.

11.

«Носилъ меня Младенецъ, Котораго носила я, говорила Марія; преклонилъ Онъ долу Свои крыла, и меня подъялъ на крылахъ Своихъ, воспарилъ на воздухъ и сказалъ мнѣ: Сыну Твоему принадлежатъ и высота, и глубина».

«Видѣла я Гавріила, и онъ называлъ Его Господомъ и Архіереемъ; видѣла раба старца, — онъ пріялъ и носилъ Его; видѣла волхвовъ, — они поклонились Ему; и Иродъ смутился пришествіемъ Царя».

«Сатана, ввергавшій въ воду дѣтей, чтобы погубить Моѵсея, избилъ младенцевъ, чтобы умертвить Присноживущаго. Въ Египетъ убѣжалъ Пришедшій въ Іудею, бѣдствовалъ, скитался, потому что желалъ Онъ уловить Своихъ гонителей».

«Въ дѣвствѣ своемъ листьями безславія прикрылась Ева; Матерь же Твоя — Дѣва облеклась ризою славы, которая покрываетъ всѣхъ. Малый покровъ плоти дала она Тому, Кто все покрываетъ».

«Блаженна та, у которой въ сердцѣ и умѣ обитаешь Ты! Чрезъ Тебя, Сынъ Царевъ, она — палата Царева; чрезъ Тебя, Архіерей, она — Святое Святыхъ. Нѣтъ у ней заботъ и попеченій о домѣ и о мужѣ».

«Норою и пещерою проклятому змію послужила Ева, потому что вошелъ и вселился въ ней лукавый его совѣтъ; а потомъ, ставъ прахомъ, содѣлалась она и пищею ему. Ты — нашъ хлѣбъ, Ты — наше благородство, наша риза славы».

«Кто блюдетъ непорочность и страшится утратить ее, того хранишь Ты; кто впалъ въ грѣхъ, того прощаешь; кѣмъ овладѣлъ демонъ, изъ того изгоняешь его; и страждущихъ недугами врачуешь отъ язвъ».

«У кого есть сынъ, пусть приходитъ онъ и будетъ братомъ моему Возлюбленному; у кого есть дочь или сродница, пусть приходитъ она, и будетъ невѣстою Безцѣнному моему; у кого есть рабъ, пусть дастъ ему свободу прійдти и служить Господу своему».

«Свободный, пріемля на себя иго Твое, Сынъ мой, имѣетъ одну себѣ награду; а рабъ, который несетъ два ига отъ господъ — и горняго и дольняго, сугубо блаженъ, и за двоякое бремя двѣ получитъ награды».

«Дщерь свободныхъ — Твоя раба, если служитъ Тебѣ, Сынъ мой, а раба дѣлается чрезъ Тебя свободною и пріемлетъ отъ Тебя утѣшеніе; потому что освобождена Тобою. Духовное яблоко (Пѣсн. Пѣсн. 2, 5) носитъ она въ лонѣ своемъ, если любитъ Тебя».

«Желайте, непорочныя души, чтобы Возлюбленный мой обиталъ въ васъ; желайте и вы, осквернившіеся, чтобы Онъ освятилъ васъ; желайте, Церкви, чтобы украсилъ васъ Онъ, Сынъ Творца, пришедшій возстановить всю тварь».

«Обновляетъ Онъ неразумныхъ, которые кланялись и служили всѣмъ свѣтиламъ; обновляетъ землю, доведенную до обветшанія грѣхомъ ветхаго Адама. Новый видъ данъ твари ея Обновителемъ, Который всесиленъ, возстановляетъ и тѣло, и душу».

«Приходите, слѣпые, и безъ цѣны пріимите свѣтъ очей! Приходите, хромые, пріимите крѣпость ногъ! Приходите, косноязычные и нѣмые, пріимите даръ слова! Приходите, лишенные владѣнія рукъ, пріимите силу въ рукахъ!»

У Создателева Сына сокровищница Его полна всякихъ врачевствъ. Лишенъ ли кто зрѣнія? пусть идетъ къ Нему; сотворитъ Онъ бреніе, превратитъ его въ плоть, и дастъ свѣтъ очамъ».

«Симъ бреніемъ доказываетъ Онъ, что Его же рука образовала изъ персти Адама. А душа, возвращенная въ умершаго, свидѣтельствуетъ, что Онъ же вдохнулъ въ человѣка и дыханіе жизни. Послѣдніе сіи свидѣтели увѣряютъ, что Онъ — Сынъ Перваго.

«Стекайтесь, прокаженные, и безъ труда принимайте очищеніе! Онъ очищаетъ не какъ Елиссей, повелѣвшій седмь разъ омыться въ рѣкѣ. Онъ не утомляетъ окропленіями, какъ іереи».

«И вы, странники и чуждые, прибѣгните къ великому Врачу! Никого не чуждается Сынъ Царевъ, какъ и всякій господинъ не чуждается своихъ рабовъ; а Онъ — Господь всяческихъ».

«Если Правосудный поразилъ проказою плоть, и Ты очистилъ ее; то значитъ, что Ты же, возлюбивши плоть, образовалъ и возненавидѣлъ ее».

«Если бы не была она Твоимъ созданіемъ, Правосудный, — Ты и не уврачевалъ бы ее. Если бы не была она сотворена здравою, — не поразилъ бы Ты ее болѣзнями. Наказанія, Тобою налагаемыя, и болѣзни, Тобою врачуемыя, громогласно возвѣщаютъ, что Ты — Сынъ Творца».

12.

Въ лѣто царя, которому имя: Сіяніе, явился Господь нашъ среди Іудеевъ. И стали царствовать Сіяніе и Востокъ — Царь на землѣ, Сынъ на небесахъ. Благословенно владычество Его!

Во дни царя, который вписывалъ людей въ книгу мертвыхъ, низшелъ Спаситель нашъ, и вписалъ людей въ книгу живыхъ. Онъ вписалъ, какъ и Его вписали: Онъ вписалъ насъ на небесахъ, а Его вписали на землѣ. Хвала Его имени!

Во дни царя кесаря Августа срѣтились тайна и истина, царь и царь, Сіяніе и Востокъ. Крестъ Свой носилъ Онъ на раменахъ, какъ знаменіе царства.

Тридцать лѣтъ въ нищетѣ ходилъ Онъ по землѣ. Соплетемъ же, братія, различныя хвалебныя пѣсни лѣтамъ Господа нашего, — тридцати годамъ соплетемъ тридцать вѣнцевъ. Благословенно рожденіе Его!

Въ первое лѣто, обладающее сокровищами и исполненнное благъ, да славословятъ съ нами Херувимы, съ хвалебными пѣснопѣніями носящіе на себѣ Сына. Оставилъ Онъ славу свою, плакалъ, и обрѣлъ погибшую овцу. Благодареніе Ему!

Во второе лѣто да покланяются и славословятъ съ нами Серафимы, взывающіе Сыну: Святъ! Они видятъ, какъ злословятъ Его невѣрные. Претерпѣлъ Онъ поруганіе, и насъ научилъ хвалебнымъ пѣснопѣніямъ. Славословіе Ему!

Въ третіе лѣто да славословятъ съ нами Михаиловы воинства, которыя служатъ Ему на небесахъ, и видятъ, какъ служитъ Онъ на землѣ, омываетъ ноги, очищаетъ души. Благословенно уничиженіе Его!

Въ четвертое лѣто да славословитъ съ нами вся земля; мала она для Сына и съ изумленіемъ видитъ, что на преубогомъ ложѣ ея полагается Тотъ, Кто, возлежа на ея ложѣ, наполняетъ Собою небо. Славословіе — Его величію!

Въ пятое лѣто солнце, дыханіемъ своимъ согрѣвающее землю, да славословитъ наше Солнце, Которое сократило широту Свою и умалило силу Свою, чтобы могло взирать на Него и немощное душевное око. Благословенно сіяніе Его!

Въ шестое лѣто весь воздухъ, великолѣпіемъ своимъ сообщающій всему красоту, да славословитъ съ нами великаго своего Господа, узрѣвъ Его младенцемъ въ маломъ нѣдрѣ. Благословенна слава Его!

Въ седьмое лѣто вѣтры и облака, кропящія росу на цвѣты, да воскликнутъ съ нами, видя, какъ Сынъ уничижилъ величіе свое, пріялъ поруганіе и нечистое заплеваніе. Благословенно дѣло искупленія Его!

Въ осьмое лѣто да вознесетъ хвалу тварь, питающая порожденія свои изъ источниковъ своихъ. Да поклонится она, видя Сына у Матерней груди, и чистаго Младенца, питающагося чистымъ млекомъ. Благословенъ благій совѣтъ Его!

Въ девятое лѣто земля да прославляетъ силу Творца своего, Который вначалѣ вложилъ въ нее сѣмя, чтобы изводила изъ себя всѣ растенія. Видя, что Марія — земля жаждущая — произрастила изъ себя плодъ — Сына, дивнаго и чуднаго, сугубо да восхвалитъ она Того, Кто есть великое море всѣхъ благъ. Ему — прославленіе!

Въ десятое лѣто да вознесетъ хвалу гора Синай, таявшая нѣкогда предъ Господомъ своимъ, видя, что подъемлютъ камни на Господа ея, и камнями мечутъ въ Того, Кто созидаетъ Церковь Свою на камнѣ. Благословенно зданіе Его!

Въ одиннадцатое лѣто великое море да славословитъ Сына, измѣрившаго оное горстію, и да удивляется, видя, какъ Онъ сходитъ и въ малыхъ водахъ пріемлетъ крещеніе для очищенія твари. Благословенна доблесть Его!

Въ двѣнадцатое лѣто да славословитъ святый храмъ, увидѣвъ Отрока среди старцевъ. Умолкли священники, когда въ праздникъ Свой издалъ гласъ самъ празднственный Агнецъ. Благословенно снисхожденіе Его!

Въ тринадцатое лѣто царскіе вѣнцы вмѣстѣ съ нами да славословятъ Царя побѣдителя, Который умеръ, увѣнчался терновымъ вѣнцемъ, и Адаму уготовилъ великій вѣнецъ — стояніе одесную. Благословенъ Пославшій Его!

Въ четырнадцатое лѣто египетская Пасха да славословитъ Пасху, Которая пришла и составила праздникъ выше всѣхъ праздниковъ, вмѣсто Фараона погрузила въ воды легеонъ, вмѣсто всадниковъ потопила демоновъ. Благословенно избавленіе Его!

Въ пятнадцатое лѣто да славословитъ агнецъ, закланный Моѵсеемъ; потому что Господь нашъ не агнца закалаетъ, какъ Моѵсей, но Самъ закланъ и и Своею кровію искупилъ людей. Онъ — пастырь всѣхъ и умеръ за всѣхъ. Благословенъ Родитель Его!

Въ шестнадцатое лѣто да славословитъ пшеница, таинственно изображающая собою Дѣлателя, Который въ неплодную землю посѣялъ плоть Свою; и она возрасла выше всего, и дала новый хлѣбъ. Благословенъ Чистый!

Въ семнадцатое лѣто вертоградъ да славословитъ Господа, насадившаго его. Онъ насадилъ вертоградъ и насажденія Его были души. Одинъ вертоградъ отребилъ Онъ, а другой, какъ приносившій кислые грозды, раззорилъ. Благословенъ Искоренитель!

Въ осьмнадцатое лѣто тѣмъ виноградникомъ, который озобалъ вепрь дивій (Псал. 83, 14), да словословится истинный виноградникъ, воздѣланный самимъ Вертоградаремъ, сохранившій и принесшій Ему плоды свои. Благословенно дѣланіе Его!

Въ девятнадцатое лѣто наша закваска да славословитъ истинный Квасъ, Который вліялъ Себя и привлекъ всѣхъ заблудшихъ, и единымъ ученіемъ содѣлалъ всѣхъ единомысленными. Благословенно ученіе Его!

Въ двадцатое лѣто соль да славословитъ Твое животворящее тѣло, которымъ осоляются и тѣло и душа всякаго вѣрующаго. Вѣра есть та соль для человѣка, которая сохраняетъ его невредимымъ. Благословенно охраненіе Твое!

Въ двадцать первое лѣто да славословятъ воды пустыни, сладкія для дальнихъ и горькія для близкихъ; потому что не послужили Ему. Народъ и народы горькими стали въ пустынѣ, и Онъ истребилъ ихъ; сладкими же содѣлались чрезъ крестъ, который спасъ ихъ. Благословенно милосердіе Твое!

Въ двадцать второе лѣто да славословятъ оружіе и мечъ. Они не могли бы умертвить врага нашего, но Ты умертвилъ его, и Ты же исцѣлилъ ухо, отсѣченное Симоновымъ ножемъ. Благословенно врачеваніе Твое!

Въ двадцать третіе лѣто да славословитъ ослица, давшая отъ себя юнаго жребца, на которомъ возсѣлъ Онъ, разрѣшающій узы, отверзающій уста нѣмымъ, отверзшій и уста ослицѣ, чтобы воздалъ хвалу сынъ Агаринъ. Благословенъ славословящій Тебя!

Въ двадцать четвертое лѣто да славословятъ Сына сокровищницы. Удивились сокровищницы Господу сокровищъ, возрастающему среди бѣдныхъ: Онъ обнищалъ, чтобы всѣхъ содѣлать богатыми. Благословенно владычество Твое!

Въ двадцать пятое лѣто Исаакъ да славословитъ Сына, Который на горѣ, по благости Своей, спасъ его отъ закланія, и вмѣсто его закланъ былъ въ жертву агнецъ — образъ Его. Избавленъ отъ смерти смертный, и умеръ Дарующій жизнь всему. Благословенно жертвоприношеніе Его!

Въ двадцать шестое лѣто да славословитъ съ нами Моѵсей, убоявшійся и бѣжавшій отъ убійцъ, да славословитъ онъ Господа, прободеннаго копіемъ, гвозди пріявшаго въ руки и въ ноги Свои, снисшедшаго во адъ, расхитившаго оный и изшедшаго изъ ада. Благословенно воскресеніе Твое!

Въ двадцать седьмое лѣто да славословятъ Сына велерѣчивые ходатаи, которые не умѣли оправдать насъ на судѣ. Сынъ молчалъ на судѣ, и оправдалъ насъ. Хвала Ему! Въ то же лѣто да славословятъ Моѵсей и Іисусъ, сіи правосудные мужи, предавшіе смерти беззаконниковъ; да славословятъ Сына, что Онъ, благій, умеръ за злыхъ; что Онъ, Сынъ Праведнаго, обогатилъ ихъ всѣми благами. Благословенны щедроты Его!

Въ двадцать осьмое лѣто да славословятъ Сына всѣ сильные, которые не могли избавить насъ отъ плѣняющаго. Одинъ Достопокланяемый, Который былъ умерщвленъ, возвратилъ намъ жизнь. Благословенно избавленіе Твое!

Въ двадцать девятое лѣто да славословитъ съ нами Іовъ. Онъ пострадалъ за себя, а Господь нашъ за насъ потерпѣлъ заплеванія, копіе, терновый вѣнецъ, бичеванія, поношенія, поруганія, осмѣянія. Благословенно милосердіе Его!

Въ тридцатое лѣто да славословятъ съ нами мертвые, которые воскрешены, и живые, которые обратились къ покаянію; да славословятъ высота и глубина, умиротворенныя Сыномъ. Благословенъ Онъ и Отецъ Его!

Примѣчанія:
[1] Соотвѣтствующій нашему декабрю.
[2] Соотвѣтствующій нашему марту.
[3] Мѣсяцъ, въ который благоволилъ родиться Господь отъ Пресв. Дѣвы Маріи.
[4] Симъ вѣроятно указывается на то, что во времена Ефрема праздникъ Рождества Христова приходилея въ 13-й день послѣ зимняго солнцестоянія.
[5] Елисавета.

Источникъ: Творенія иже во святыхъ отца нашего Ефрема Сирина. Часть 5-я. — Изданіе четвертое. — Сергіевъ Посадъ: Свято-Троицкая Сергіева Лавра. Собственная типографія, 1900. — С. 103-157.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.