Церковный календарь
Новости


2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 18 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Библіотека твореній Св. Отцевъ и Учителей Церкви западныхъ,
издаваемая при Кіевской Духовной Академіи, Книга 1-я.

ТВОРЕНІЯ СВ. СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА КИПРІАНА, ЕПИСКОПА КАРѲАГЕНСКАГО.
Часть 1-я. Изданіе 1-е. Кіевъ, 1879.

ПИСЬМА.

47. Письмо къ Корнелію о Фортунатѣ и Фелициссимѣ, или противъ еретиковъ.

Кипріанъ брату Корнелію желаетъ здоровья.

Прочиталъ я, возлюбленнѣйшій братъ, письмо твое, присланное чрезъ брата нашего аколуѳа Самура, исполненное братской любви, церковной назидательности и священнической мудрости: въ немъ ты извѣщаешь, что Фелициссимъ не новый врагъ Христовъ, но уже давно отлученный отъ Церкви за свои очень низкія и очень важныя преступленія, и осужденный не только мною, но и весьма многими соепископами, и тамъ отвергнутъ тобою и когда явился съ толпою и скопищемъ отчаянныхъ, ты съ полною бодростію, подобающею епископу, изгналъ его изъ Церкви, изъ которой еще прежде онъ былъ изгнанъ властію Бога и справедливою строгостію Христа, нашего Судіи и Господа, — изгнанъ съ тѣмъ, чтобы виновникъ раскола и вражды, замотавшій ввѣренныя ему деньги, растлитель дѣвъ, разоритель и осквернитель многихъ супружествъ, не оскорблялъ долѣе цѣломудренную, святую, стыдливую невѣсту Христову мерзскимъ своимъ присутствіемъ, безстыднымъ и нечистымъ прикосновеніемъ. Но прочитавши другое твое письмо, братъ, которое ты присоединилъ къ первому, я не мало удивился, примѣтивъ, что ты нѣсколько былъ встревоженъ дерзскими угрозами тѣхъ, кои пришли къ тебѣ и приступивши, какъ пишешь, съ самымъ крайнимъ буйствомъ стращали тебя, что, если ты не возьмешь письма, ими принесеннаго, то они сами публично прочтутъ его и выскажутъ много гнуснаго, по/с. 192/носнаго и достойнаго только ихъ устъ. Если, возлюбленнѣйшій братъ, нужно бояться дерзости негодяевъ; если злодѣи буйствомъ и насиліемъ могутъ достигать того, чего, не могутъ достигнуть по закону и справедливости: то погибло уже значеніе епископства, уничтожена высокая и божественная власть церковнаго управленія; мы не можемъ уже болѣе оставаться и быть христіанами, когда дошло до того, что боимся угрозъ и нападенія потерянныхъ людей, тѣмъ болѣе, что намъ угрожаютъ и язычники и іудеи и еретики, — что всѣ, сердцами и умами коихъ овладѣлъ діаволъ, каждодневно неистовымъ голосомъ выказываютъ свою ядовитую ярость. Однако не должно потому только уступать, что намъ угрожаютъ, — какъ будто противникъ и врагъ болѣе Христа оттого, что въ мирѣ онъ столько присвоиваетъ себѣ и столько беретъ на себя. Въ насъ, возлюбленнѣйшій братъ, сила вѣры должна быть непоколебима, и съ стойкою и непреклонною твердостью мы должны противостоять напору и стремленію идущихъ на насъ волнъ, такъ чтобы онѣ разбивались о насъ, какъ о неподвижную каменную скалу. Откуда бы епископу ни угрожалъ страхъ или опасность, онъ, живя среди опасностей и страховъ, пріобрѣтаетъ славу чрезъ эти самыя опасности и страхи. Мы не должны помышлять только объ угрозахъ язычниковъ или іудеевъ, и только ихъ имѣть въ виду, когда видимъ, что Самъ Господь встрѣтилъ вражду отъ Своихъ братьевъ, и преданъ тѣмъ, кого Самъ избралъ въ Свои апостолы; да и въ самомъ началѣ міра праведный Авель убитъ своимъ братомъ, бѣгущаго Іакова тоже преслѣдовалъ /с. 193/ безпокойный братъ, отрокъ Іосифъ проданъ братьями, къ которымъ пришелъ, — и еще въ Евангеліи читаемъ предсказаніе о томъ, что большее число враговъ составятъ враги домашніе, и что будутъ предавать другъ друга тѣ, которые прежде соединены были таинствомъ единодушія (Мат. 10). Дѣло не въ томъ, кто предаетъ или поднимаетъ гоненіе, когда Богъ попускаетъ предавать тѣхъ, кого располагаетъ увѣнчать. Для насъ не безчестіе терпѣть отъ братьевъ то, что претерпѣлъ Христосъ, а для нихъ не слава дѣлать то, что дѣлалъ Іуда. А какое тщеславіе, какое кичливое, надменное хвастовство угрожающихъ — угрожать тамъ отсутствующему, когда здѣсь они могли бы имѣть меня самаго лично въ своей власти. Мы не боимся ихъ ругательствъ, коими они каждодневно надрываютъ себя и отравляютъ свою жизнь, не страшимся ихъ палокъ, камней и мечей, коими они хвастаютъ, произнося отцеубійственныя слова. По своимъ свойствамъ, они человѣкоубійцы предъ Богомъ; однако не могутъ убить, если Богъ не попуститъ имъ того. И намъ однажды только нужно умереть, а они и ненавистью и слезами и преступленіями своими каждодневно наносятъ смерть. Но не нужно, возлюбленнѣйшій братъ, оставлять церковнаго благочинія или ослаблять священническую строгость изъ-за того, что насъ осыпаютъ ругательствами или устрашаютъ угрозами, когда божественное Писаніе такъ говоритъ и учитъ: презорливый (же) и обидливый мужъ и величавый ничесоже скончаетъ, — иже разшири аки адъ душу свою (Авв. 2, 5); и еще: отъ словесъ мужа грѣшна не убойтеся, понеже слава его въ мотыла /с. 194/ и въ червія; днесь вознесется, а утрѣ не обрящется, яко обратися въ персть свою, и помышленіе его погибе (1 Макк. 2, 62. 63); и опять: видѣхъ нечестиваго превозносящася и высящася, яко кедры ливанскія: и мимо идохъ, и се не бѣ, и взыскахъ его, и не обрѣтеся мѣсто его (Псал. 36, 35. 36). Превозношенія, надменность, гордое и наглое хвастовство раждается не отъ ученія Христова, которое учитъ смиренію, но отъ духа антихриста, котораго укоряетъ Господь чрезъ пророка, говоря: ты же реклъ еси во умѣ твоемъ: на небо взыду, выше звѣздъ небесныхъ поставлю престолъ мой, сяду на горѣ высоцѣ, на горахъ высокихъ, яже къ сѣверу, взыду выше облакъ, буду подобенъ вышнему (Исаіи 14, 13. 14). И присовокупляетъ: нынѣ же во адъ снидеши и во основанія земли. Видѣвшіи тя, удивятся о тебѣ (Иса. 14, 15. 16). Таковымъ божественное Писаніе въ другомъ мѣстѣ угрожаетъ заслуженнымъ наказаніемъ, говоря: день Господа Саваоѳа на всякаго досадителя и горделиваго, и на всякаго высокаго и величаваго, и смирятся (Иса. 2, 12).

Каждый изъ устъ и словъ своихъ тотчасъ познается и изъ рѣчи каждаго открывается, Христа ли онъ имѣетъ въ сердцѣ своемъ или антихриста, какъ о томъ Господь говоритъ въ Евангеліи Своемъ: порожденія ехиднова, како можете добро глаголати, зли суще? отъ избытка бо сердца уста глаголютъ. Благій человѣкъ отъ благаго сокровища износитъ благая, и лукавый человѣкъ отъ лукаваго сокровища износитъ лукавая (Матѳ. 12, 34. 35). Потому-то и у богатаго онаго грѣшника, который терзаясь въ мукахъ, опа/с. 195/ляемый жгучимъ пламенемъ, просилъ помощи у Лазаря почіющаго въ лонѣ Авраама и наслаждающагося прохладою, болѣе всѣхъ частей, страдали уста и языкъ, такъ какъ языкомъ и устами, какъ можно полагать, онъ болѣе всего грѣшилъ. Если написано, что досадители царствія Божія не наслѣдятъ (1 Кор. 6, 16), и если Господь говоритъ въ Своемъ Евангеліи: иже речетъ брату своему: рака, и иже речетъ: уроде, повиненъ есть гееннѣ огненной (Матѳ. 5, 25); то какъ могутъ избѣжать суда Бога мстителя тѣ, которые взводятъ такія клеветы не только на братьевъ, но и на священниковъ, удостоенныхъ по благодати Божіей такой чести, что всякъ, не оказавшій повиновенія священнику Божію и судіи судящему въ свое время, тотчасъ былъ умерщвляемъ? Во Второзаконіи (17, 12. 13) Господь Богъ говоритъ такъ: и человѣкъ, иже сотворитъ въ гордости, еже не послушати жерца предстоящаго служити во имя Господа Бога твоего, или судіи, иже въ тыя дни будетъ, да умретъ человѣкъ той и да измеши злое отъ Израиля, и вси людіе услышавше убоятся, и не будушъ нечествовати ктому. Также Богъ говоритъ Самуилу, когда оказали ему пренебреженіе іудеи: не тебе уничижиша, но Мене уничижиша (1 Цар. 8, 7), и въ Евангеліи Господь говоритъ: слушаяй васъ Мене слушаетъ; и отметаяйся васъ, Мене отметается; отметаяйся же Мене отметается Пославшаго Мя (Лук. 10, 16). Также когда Онъ очистилъ прокаженнаго, то сказалъ: шедъ покажися іереови (Мат. 8, 4). А когда въ послѣдствіи во время страданій потерпѣлъ заушеніе отъ раба священникова, и когда этотъ рабъ сказалъ /с. 196/ Ему: тако ли отвѣщаваеши архіереови? (Іоан. 18, 22), Онъ не произнесъ ничего поноснаго противъ первосвященника, ничѣмъ не задѣлъ его чести, но только утверждая и доказывая свою невинность, сказалъ: аще злѣ глаголахъ, свидѣтельствуй о злѣ; аще ли добрѣ, что мя біеши (Іоан. 18, 23)? Читаемъ тоже въ Дѣяніяхъ Апостольскихъ, что потомъ блаженному апостолу Павлу однажды было сказано: архіерею ли Божію досаждаеши (Дѣян. 23, 4)? И хотя, послѣ распятія Господа, священники стали святотатцами, нечестивыми и жестоковыйными, и уже нисколько не удержали священнической чести и важности; однако Павелъ показалъ уваженіе даже къ самому (хотя пустому) имени и нѣкоторой тѣни священника, когда отвѣчалъ: не вѣдахъ, братіе, яко архіерей есть; писано бо есть: князю людей твоихъ, да не речеши зла (Дѣян. 23, 5).

Столько и такихъ и много есть другихъ примѣровъ, подтверждающихъ важность и власть священническую, происходящую отъ божественнаго удостоенія: какими же послѣ сего ты считаешь тѣхъ, которые, враждуя противъ священниковъ и возмущаясь противъ каѳолической Церкви, не страшатся ни угрозъ предостерегающаго Бога, ни мщенія будущаго суда? Вѣдь не отъ чего другаго произошли ереси и родились расколы, какъ отъ того, что не оказываютъ повиновенія священнику Божію, и не признаютъ намѣстникомъ Христовымъ въ Церкви одного священника и судіи, поставленнаго на извѣстное время: если бы, согласно божественному ученію, все братство повиновалось ему; то никто никогда не возставалъ бы противъ сонма священ/с. 197/никовъ, никто, послѣ божественнаго суда, послѣ голоса народа, послѣ приговора соепископовъ, не дѣлалъ бы уже себя судіею, — не надъ епископомъ, но надъ Богомъ, никто не раздиралъ бы Церкви расторженіемъ единства Христова, никто въ угоду себѣ и по надменности не сталъ бы отдѣльно основывать новой ереси внѣ Церкви, и развѣ какой-нибудь человѣкъ святотатственной дерзости и потеряннаго ума могъ бы думать, что священникъ бываетъ безъ изволенія Божія, когда Господь говоритъ въ Евангеліи Своемъ: не двѣ ли птицы цѣнятся единымъ ассаріемъ? и ни едина отъ нихъ падетъ на земли безъ Отца вашего (Мат. 10, 29). Когда, по слову Господа, ничто, даже самое малозначительное, не дѣлается безъ воли Божіей, то ужели кто-нибудь подумаетъ, чтобы важное и великое дѣлалось въ Церкви Божіей безъ вѣдома или безъ воли Божіей, и чтобы священники, т. е., домостроители Его, поставлялись не по Его распоряженію? Это значитъ не имѣть вѣры, которою мы живемъ; это значитъ не воздавать чести Богу, маніемъ и волею Коего (какъ намъ извѣстно, и какъ мы вѣримъ) управляется и производится все. Правда, иные дѣлаются епископами и не по волѣ Божіей, но это тѣ, которые дѣлаются внѣ Церкви, вопреки установленію и преданію евангельскому. Самъ Господь говоритъ о томъ у двѣнадцати пророковъ: сами себѣ царя поставиша, а не Мною (Ос. 8, 4); и еще: требы ихъ, яко хлѣбъ жалости имъ: вси ядущіи тыя осквернятся (Ос. 9, 4). Чрезъ Исаію также Духъ Святый громко вѣщаетъ, говоря: горе, чада отступившая! Сія глаголетъ Господь: сотвористе совѣтъ не Мною, и завѣты /с. 198/ на Духомъ Моимъ, приложити грѣхи ко грѣхомъ (Иса. 30, 1).

Впрочемъ (говорю, будучи вызванъ на это, говорю съ скорбію, говорю по неволѣ), когда епископъ поставляется на мѣсто умершаго, и избранный въ мирное время голосомъ всего народа, во время гоненія осѣняется божественною помощію; когда, будучи тѣсно связанъ со всѣми товарищами и уже заслуживши одобреніе отъ своего народа въ продолженіе четырехлѣтняго епископства, онъ въ спокойное время заботится о благочиніи, а въ мятежное время терпитъ изгнаніе за свое епископство; когда его, столько разъ требованнаго на растерзаніе львамъ, въ циркѣ, въ амфитеатрѣ почтеннаго свидѣтельствомъ божественнаго благоволенія, въ эти самые дни, какъ я пишу тебѣ письмо, по случаю жертвоприношеній, которыя нарочитымъ указомъ повелѣно народу праздновать торжественно, толпа своимъ крикомъ снова требуетъ въ циркъ ко льву, и — на такого, возлюбленный братъ, нападаютъ еще какіе-нибудь отчаянные и потерянные люди, поставленные внѣ Церкви: то явно, кто здѣсь нападаетъ, именно не Христосъ, поставляющій священниковъ и покровительствующій имъ, но врагъ Христа и противникъ Его Церкви; онъ преслѣдуетъ своими ковами предстоятеля Церкви для того, чтобы, по низверженіи правителя, неудержимѣе и насильственнѣе приступить къ разрушенію Церкви. Никто изъ вѣрныхъ, возлюбленнѣйшій братъ, помня Евангеліе и держась заповѣдей предостерегающаго Апостола, не долженъ возмущаться тѣмъ, что въ послѣднія времена нѣкоторые гордые и непокорные люди и враги /с. 199/ священниковъ Божіихъ отступаютъ отъ Церкви или возстаютъ противъ Церкви; потому что Самъ Господь и Апостолъ Его еще заранѣе возвѣстили о явленіи такихъ людей (2 Тим. 3, 1-9). Никто не долженъ удивляться тому, что нѣкоторые оставляютъ начальника раба, когда ученики оставили Самаго Господа, оказывавшаго большія благодѣянія, совершавшаго великія чудеса и свидѣтельствомъ Своихъ дѣлъ, доказывавшаго всемогущество Бога Отца. И однако Онъ не укорялъ оставлявшихъ Его, не угрожалъ имъ чѣмъ-нибудь тяжкимъ, а только обратившись къ апостоламъ Своимъ сказалъ: еда и вы хощете ити? (Іоан. 6, 6), сохраняя такимъ образомъ законъ, по которому человѣкъ предоставленный своей собственной свободѣ и своему произволу идетъ или къ смерти или ко спасенію. Но Петръ, на которомъ Тотъ же Господь основалъ Свою Церковь, говоря одинъ за всѣхъ и отвѣчая голосомъ Церкви, сказалъ: Господи, къ кому идемъ? глаголы живота вѣчнаго имаши, и мы вѣровахомъ и познахомъ, яко Ты еси Христосъ, Сынъ Бога живаго (Іоан. 6, 68. 69), означая и показывая тѣмъ, что оставившіе Христа гибнутъ по своей винѣ, а Церковь, всегда вѣрующая во Христа, и всегда хранящая то, чему научена, никогда совершенно не отступаетъ отъ Него, и ее составляютъ тѣ, которые пребываютъ въ дому Божіемъ; напротивъ, не составляютъ сада, насажденнаго Богомъ Отцемъ, тѣ, кои не имѣютъ твердости крѣпкихъ зеренъ хлѣба, но какъ мякина разлетаются отъ дуновенія разсѣевающаго врага. О такихъ и Іоаннъ говоритъ въ своемъ посланіи: отъ насъ изыдоша, но не бѣша отъ /с. 200/ насъ; аще бы отъ насъ были, пребыли убо быша съ нами (1 Іоан. 2, 19). Тоже и Павелъ увѣщаваетъ не возмущаться, когда злые гибнутъ для Церкви, и не колебаться вѣрою, когда отступаютъ отъ нея вѣроломные. Что бо (говоритъ онъ), аще не вѣроваша нѣціи! еда убо невѣрствіе ихъ вѣру Божію упразднитъ? Да не будетъ: да будетъ же Богъ истиненъ, всякъ же человѣкъ ложь (Рим. 3, 3. 4). Что касается до насъ, возлюбленнѣйшій братъ, то мы, какъ требуетъ наша совѣсть, должны заботиться, чтобы никто по нашей винѣ не погибъ для Церкви; если же кто-нибудь самъ собою и по своей винѣ погибнетъ и не захочетъ приносить покаянія и возвратиться въ Церковь, то мы не будемъ виновны въ день суда, — мы, которые заботились о спасеніи, а только тѣ потерпятъ наказаніе, которые не хотѣли пользоваться нашими спасительными совѣтами. Насъ не должны совращать съ праваго пути и отклонять отъ вѣрнаго устава ругательства губителей, когда и Апостолъ научаетъ насъ, говоря: аще бо быхъ еще человѣкомъ угождалъ, Христовъ рабъ не быхъ убо былъ (Гал. 1, 10). Нужно что-нибудь одно, — или Богу угождать, или людямъ. Если угождать людямъ, то можно оскорбить Бога. Если же мы стараемся и домогаемся сдѣлаться угодными Богу, то должны презирать людскія ругательства и злословія.

А что я тотчасъ не писалъ тебѣ, возлюбленнѣйшій братъ, о Фортунатѣ, этомъ лжеепископѣ, поставленномъ немногими закоренѣлыми еретиками, такъ это не такое дѣло, чтобы о немъ немедленно нужно было извѣщать тебя, какъ о чемъ-нибудь важномъ и /с. 201/ страшномъ, тѣмъ болѣе, что и имя Фортуната ты уже довольно знаешь: онъ — одинъ изъ пяти пресвитеровъ, еще прежде отпадшихъ отъ Церкви, и въ недавнее время осужденныхъ приговоромъ многихъ нашихъ соепископовъ и многихъ весьма почтенныхъ мужей, которые въ прошломъ году писали тебѣ объ этомъ дѣлѣ. Знаешь ты и Фелициссима, зачинщика возмущенія; о немъ упоминается въ томъ же письмѣ къ тебѣ нашихъ епископовъ: его не только здѣсь осудили они, но и ты тамъ недавно отлучилъ отъ Церкви. Такъ какъ я полагалъ, что это извѣстно тебѣ, и былъ увѣренъ, что ты все помнишь, то не считалъ нужнымъ скоро и настоятельно извѣщать тебя о нелѣпостяхъ еретиковъ. То не относится къ величію и достоинству каѳолической Церкви, что замышляетъ у себя дерзость еретиковъ и раскольниковъ. Говорятъ, что теперь и партія Новаціана сдѣлала тамъ своимъ лжеепископомъ пресвитера Максима, — того самаго, котораго Новаціанъ недавно присылалъ къ намъ посломъ, и котораго отвергли мы отъ своего общества, и однако я не писалъ тебѣ о томъ, потому что на все это мы мало обращаемъ вниманія; а я скорѣе послалъ тебѣ имена епископовъ, здѣсь поставленныхъ, которые цѣлы и невредимы предстоятъ братьямъ въ каѳолической Церкви. По общему нашему совѣшанію, мы почли нужнымъ написать тебѣ это, чтобы вкратцѣ извѣстно было тебѣ и заблужденіе, которое нужно истреблять, и истина, которую нужно имѣть въ виду, и чтобы ты и товарищи наши знали, къ кому слѣдуетъ вамъ писать и отъ кого получать письма; а если кто осмѣлится писать къ вамъ, /с. 202/ кромѣ поименованныхъ въ письмѣ нашемъ, то знайте, что онъ запятналъ себя или жертвоприношеніемъ или откупною запискою, или это одинъ изъ еретиковъ, разумѣется, развратный и невѣжественный. Впрочемъ нашедши случай въ знакомомъ намъ человѣкѣ и клирикѣ, аколуѳѣ Фелиціанѣ, котораго ты прислалъ съ нашимъ товарищемъ Персеемъ, между прочимъ, о чемъ надлежало извѣстить тебя, я написалъ тебѣ и объ этомъ Фортунатѣ. Но вотъ въ то время, какъ брата нашего Фелиціана то задерживаютъ здѣсь вѣтры, то мы удерживаемъ для передачи ему другихъ писемъ, Фелициссимъ поспѣшилъ и прежде явился къ вамъ. Такъ всегда торопятся злодѣянія, чтобы хоть поспѣшностью получить верхъ надъ невинностію! Чрезъ Фелиціана же я извѣщаю тебя, братъ, и о томъ, что въ Карѳагенъ пришелъ старый еретикъ Приватъ, — тотъ, котораго много лѣтъ назадъ въ Ламбезитанской колоніи общимъ голосомъ осудили девяносто епископовъ, за многія и важныя преступленія, и котораго, какъ вамъ не безъизвѣстно, съ большею строгостью порицали въ письмахъ предшественники наши, Фабіанъ и Донатъ. Когда онъ сказалъ, что хочетъ защищать предъ нами свое дѣло на соборѣ, который былъ у насъ пятнадцатаго числа прошлаго мая, а мы его не допустили; тогда онъ сдѣлалъ того Фортуната лжеепископомъ, достойнымъ своего товарищества. Явился съ нимъ еще какой-то Феликсъ, котораго онъ самъ давно поставилъ лжеепископомъ внѣ Церкви въ еретическомъ обществѣ. Съ Приватомъ, уже извѣстнымъ еретикомъ, были и его сообщники Іовинъ и Максимъ, осужденные пригово/с. 203/ромъ девяти епископовъ, нашихъ товарищей, за мерзкія жертвоприношенія и явныя преступленія, и въ прошлый годъ весьма многими изъ насъ въ другой разъ отлученные отъ Церкви. Съ этими четырьмя человѣками соединился еще Репостъ Сутурникскій, который не только самъ палъ во время гоненія, но и влекъ за собою своимъ нечестивымъ убѣжденіемъ весьма значительную часть своего народа. Эти пять человѣкъ, съ немногими или приносившими языческія жертвы, или сознающими за собою преступленія, захотѣли имѣть Фортуната своимъ лжеепископомъ, чтобы, при сходствѣ въ преступленіяхъ, таковъ былъ и правитель, каковы они, управляемые. Отсюда можешь заключать, возлюбленнѣйшій братъ, и о другихъ неправдахъ, которыя тамъ распускали отчаянные и потерянные люди: съ жертвоприносившими или еретиками было только пять лжеепископовъ, которые пришли въ Карѳагенъ, и сдѣлали Фортуната сообщникомъ своего безумства; а они, какъ дѣти діавола и полные лжи, осмѣлились, какъ ты пишешь, хвастаться, будто съ ними было двадцать пять епископовъ. Эту ложь они разглашали прежде и здѣсь, между нашими братьями, говоря, что двадцать пять епископовъ придутъ изъ Нумидіи для поставленія имъ епископа. Но ихъ ложь открыта и изобличена, послѣ того, какъ собралось только пять епископовъ, потерпѣвшихъ крушеніе и отлученныхъ нами; затѣмъ они поплыли въ Римъ съ товаромъ своихъ лжей, — какъ будто истина не могла послѣдовать за ними и изобличить злые языки открытіемъ самого дѣла! Это, братъ, истинное безуміе — не помышлять о томъ и не знать /с. 204/ того, что ложь не долго можетъ обманывать, что ночь продолжается только дотолѣ, доколѣ не возсіяетъ день, что по возсіяніи дня и восходѣ солнца тьма и мракъ уступаютъ свѣту, и совершавшіеся ночью разбои прекращаются. Наконецъ, если ты спросишь ихъ объ именахъ, они не найдутъ ихъ или будутъ выдумывать ложныя имена. Такой у нихъ недостатокъ въ сообщникахъ, что они не могутъ собрать и двадцати пяти изъ числа жертвоприносителей и еретиковъ. И однако для прельщенія простыхъ и отсутствующихъ людей они лживо увеличиваютъ число: какъ будто была бы побѣждена Церковь еретиками и правда неправедными, если бы это было и истинное число! Не должно мнѣ теперь, возлюбленнѣйшій братъ, сообразоваться съ ними въ своихъ дѣйствіяхъ, и въ рѣчи своей высказывать все то, что они позволяли себѣ и доселѣ позволяютъ: намъ нужно разсуждать о томъ, что прилично говорить и писать священникамъ Божіимъ; въ насъ должна говорить не столько досада, сколько стыдъ, чтобы не казалось, будто я, вызванный на то, стараюсь больше злословить, чѣмъ обнаруживать преступленія и грѣхи. Итакъ я умалчиваю объ обидахъ, нанесенныхъ Церкви; опускаю безъ вниманія заговоры, любодѣйства и различные роды преступленій: не могу умолчать объ одномъ только ихъ злодѣяніи, которое касается не меня, не людей, но Самаго Бога, — это о томъ, что съ самаго перваго дня гоненія, когда кипѣли свѣжія преступленія ослабѣвавшихъ, когда не только алтари діавола, но даже самыя руки и уста падшихъ /с. 205/ дымились мерзкими жертвами, — они не переставали имѣть общенія съ падшими и мѣшать ихъ покаянію.

Богъ грозно вѣщаетъ: иже жертву приноситъ богомъ, смертію да потребится, но точію Господу единому (Исх. 22, 20). И въ Евангеліи Господь говоритъ: иже отвержется Мене предъ человѣки, отвергуся его и Азъ предъ Отцемъ Моимъ (Матѳ. 10, 33). И въ другомъ мѣстѣ негодованіе и гнѣвъ Божій выражается такъ: тѣмъ проліялъ еси возліянія, и тѣмъ принеслъ еси жертвы: о сихъ убо не разгнѣваюся ли (Исх. 57, 6)? А они воспрещаютъ умолять Бога, Который Самъ выражаетъ Свое негодованіе; воспрещаютъ молитвами и покаяніемъ умилостивлять Христа, Который, какъ Самъ говоритъ, отвергаетъ того, кто Его отвергаетъ. Мы писали письмо объ этомъ въ самое время гоненія, и не были услышаны. Часто составляя соборы, мы общимъ приговоромъ и даже съ угрозами опредѣлили, чтобы братья приносили покаяніе, чтобы не приносящимъ покаянія никто безразсудно не давалъ мира. А эти возмутители противъ Бога, пылающіе нечестивою яростію противъ священниковъ Божіихъ, отпадшіе отъ Церкви, и поднявшіе противъ нея отцеубійственное оружіе, всѣми силами домогаются того, чтобы діавольскою злостью завершить свое дѣло, — чтобы божественное милосердіе въ Церкви своей не врачевало раненыхъ. Своими несправедливыми мнѣніями и наговорами они мѣшаютъ несчастнымъ каяться, чтобы не былъ умилостивленъ разгнѣванный Господь, — чтобы тотъ, кто стыдился или боялся быть христіаниномъ, не искалъ потомъ Христа, Господа своего, — чтобы не /с. 206/ возвращался въ Церковь тотъ, кто отступилъ отъ Церкви. Они стараются о томъ, чтобы преступленія не были искупаемы подвигами и справедливымъ сѣтованіемъ и чтобы раны не были омываемы слезами. Истинный миръ уничтожается призракомъ мира ложнаго, спасительныя нѣдра матери заграждаются мачихою, препятствующею слышать плачъ и стенанія отъ сердца и устъ падшихъ. Сверхъ того падшіе побуждаются еще къ тому, чтобы тѣмъ самымъ языкомъ и тѣми устами, которыми прежде согрѣшали въ Капитоліѣ, говорить ругательства на священниковъ, преслѣдовать клеветою и злословіемъ исповѣдниковъ, дѣвъ и всѣхъ праведныхъ, отличившихся вѣрою и заслужившихъ особенную славу въ Церкви. Впрочемъ этимъ они не столько поражаютъ скромность, смиреніе и стыдливость нашихъ, сколько убиваютъ свою собственную надежду и свою собственную жизнь. Не тотъ несчастенъ, кто терпитъ, а тотъ, кто наноситъ оскорбленіе; не тотъ по закону грѣшникъ, кто принимаетъ побои отъ брата, а тотъ, кто убиваетъ брата; и когда виновные обижаютъ невинныхъ, то сами терпятъ ту обиду, которую по видимому наносятъ другимъ. Оттого, наконецъ, у нихъ пораженъ умъ, притупленъ духъ и безпокойно чувство. Не сознавать преступленія и не каяться — это есть гнѣвъ Божій, какъ и написано: Господь раствори имъ духъ прельщенія (Иса. 19, 14), чтобы они не обратились, не врачевались и не исцѣлились послѣ грѣховъ чрезъ молитвы и праведное удовлетвореніе. Апостолъ Павелъ въ посланіи своемъ утвердительно говоритъ: зане любве истины не пріяша, во еже спастися имъ; и сего ради по/с. 207/слетъ имъ Богъ дѣйство льсти, во еже вѣровати имъ лжи, да судъ пріимутъ вси не вѣровавшіи истинѣ, но благоволившіе въ неправдѣ (2 Сол. 2, 10-12).

Первая степень счастья — не согрѣшать, вторая — сознавать согрѣшенія. Тамъ есть невинность цѣлая и неповрежденная, которая сохраняетъ, здѣсь является лѣкарство, которое исцѣляетъ. Но они, оскорбивши Бога, потеряли и то и другое, — лишились благодати, полученной въ таинствѣ крещенія, и не ищутъ помощи въ покаяніи, заглаждающемъ вину. Можешь ли, братъ, считать легкими грѣхами предъ Богомъ, — малымъ и незначительнымъ преступленіемъ то, что они не допускаютъ умолять величіе разгнѣваннаго Бога, бояться гнѣва и огня и дня Господня, — что чрезъ нихъ, съ приближеніемъ антихриста, обезоруживается вѣра воинствующаго народа, когда уничтожается сила и страхъ Христовъ? Пусть міряне пекутся по своему усмотрѣнію; на священникахъ лежитъ особенная обязанность при защищеніи и утвержденіи величія Божія, ничего не упускать изъ вида въ этомъ дѣлѣ, по заповѣди Господа: и нынѣ заповѣдь сія къ вамъ, священницы: аще не услышите, и аще не положите на сердцахъ вашихъ, еже дати славу имени Моему, глаголетъ Господь Вседержитель, послю на вы клятву, и проклену благословеніе ваше (Мал. 2, 1-2). Но воздается ли слава Богу, когда пренебрегается величіе и правда Божія такъ, что святотатцы, при возвѣщеніи Богомъ своего гнѣва и негодованія на жертвоприносящихъ, при угрозахъ имъ вѣчными казнями и некончаемыми муками, предлагаютъ и совѣтуютъ не помышлять о гнѣвѣ Божіемъ, не бояться суда Го/с. 208/сподня и не толкать въ Церковь Христову; а пресвитеры отвергли покаяніе, презрѣвши и поправши епископовъ, лживыми словами проповѣдуютъ миръ не сдѣлавшимъ никакого признанія въ преступленіи, и чтобы падшіе не возстали и находящіеся внѣ не возвратились въ Церковь, — предлагаютъ общеніе тѣмъ, которые не имѣютъ права на общеніе? И для нихъ еще недостаточно было, что они отступили отъ Евангелія, что отняли у падшихъ надежду удовлетворенія и покаянія, что отвратили отъ всякаго чувства и плода покаянія людей, опутанныхъ неправдами или запятнанныхъ прелюбодѣяніемъ или оскверненныхъ пагубнымъ участіемъ въ жертвоприношеніяхъ, убѣждая ихъ испросить помилованія у Бога и не дѣлать въ Церкви признанія въ преступленіяхъ, — что внѣ и вопреки Церкви устроили себѣ притонъ развратнаго скопища, куда бы стекалось отребіе сознающихъ за собою грѣхи и не хотящихъ просить Бога о помилованіи и благоугождать Ему. Послѣ этого, поставивши себѣ чрезъ еретиковъ лжеепископа, они еще осмѣливаются предпринять путешествіе, и къ каѳедрѣ Петра и той главной церкви, отъ которой изошло священническое единство, нести посланіе отъ раскольниковъ и нечестивцевъ, не помышляя, что это тѣ римляне, которыхъ вѣра похвалена проповѣдующимъ Апостоломъ и къ которымъ вѣроломство не можетъ имѣть доступа! Зачѣмъ же они являются и возвѣщаютъ о поставленіи у себя лжеепископа на перекоръ епископамъ? Или имъ нравится то, что они сдѣлали, и они коснѣютъ въ своемъ преступленіи, или, если не нравится и они раскаяваются, то знаютъ, куда имъ нужно /с. 209/ обратиться. Всѣ мы постановили (и это справедливо и законно), чтобы дѣло каждаго выслушивалось тамъ, гдѣ совершено преступленіе; а такъ какъ всякому изъ пастырей, ввѣрена своя часть стада, которою онъ долженъ управлять и которую долженъ руководить, имѣя отдать отчетъ Господу въ своей дѣятельности: то управляемые нами не должны бѣгать туда и сюда, не должны нарушать согласія епископовъ своимъ лукавымъ и лживымъ поведеніемъ, но обязаны тамъ вести свое дѣло, гдѣ могутъ имѣть и обвинителей и свидѣтелей своего преступленія. И развѣ только не многимъ отчаяннымъ и потеряннымъ людямъ можетъ казаться малою важность епископовъ, поставленныхъ въ Африкѣ, — которые уже судили о нихъ, и ихъ совѣсть, связанную многими узами преступленій, недавно осудили по всей строгости своего суда. Дѣло ихъ уже разслѣдовано, уже состоялось о нихъ и рѣшеніе; а приговоръ священниковъ не долженъ навлекать на себя упреки въ легкомысленной измѣнчивости и непостоинствѣ, когда Господь учитъ и говоритъ: буди слово ваше: ей, ей, ни, ни (Мат. 5, 37). Если число тѣхъ, которые въ прошлый годъ судили ихъ, соединить съ пресвитерами и діаконами; то при судѣ и разслѣдованіи было тогда больше, нежели сколько, по-видимому, находится ихъ теперь въ союзѣ съ Фортунатомъ. Ибо ты долженъ знать, возлюбленнѣйшій братъ, что его уже почти всѣ оставили послѣ того, какъ еретики сдѣлали его лжеепископомъ. Тѣ, кого морочили они и обольщали лживыми словами, говоря, что они вмѣстѣ возвратятся въ Церковь, увидѣвши потомъ, что тамъ /с. 210/ поставленъ лжеепископъ, и узнавши, что ихъ обманули и обольстили, каждодневно возвращаются и толкаются въ Церковь; между тѣмъ какъ мы, которые должны отдать отчетъ Господу, тщательно взвѣшиваемъ и осторожно испытываемъ, кого слѣдуетъ принять и допустить въ Церковь. Допущенію въ Церковь нѣкоторыхъ такъ препятствуютъ или ихъ преступленія или упорное и твердое сопротивленіе нашихъ братьевъ, что вовсе нельзя принять ихъ, безъ соблазна и опасности для большинства. Не слѣдуетъ собирать такую гнилость, которая заразила бы все здоровое и цѣльное, и тотъ пастырь не будетъ полезнымъ и искуснымъ пастыремъ, который допускаетъ въ стадо паршивыхъ и зараженныхъ овецъ, могущихъ, по прилипчивости своей болѣзни, заразить цѣлое стадо. Ты не смотри на число ихъ. Ибо лучше одинъ сынъ, боящійся Бога, нежели тысячи нечестивыхъ, какъ говоритъ и Господь чрезъ Пророка: не желай чадъ множества неключимыхъ, ниже веселися о нихъ, аще нѣсть страха Господня съ ними (Сир. 16, 1).

О еслибы, возлюбленный братъ, ты могъ быть здѣсь съ нами, когда эти нечестивые и развращенные возвращаются отъ раскола! Ты увидѣлъ бы, чего стóитъ мнѣ склонить къ терпѣнію нашихъ братьевъ, чтобы они, умѣривши сердечную досаду, согласились на принятіе злыхъ и на заботу объ нихъ. Они радуются и довольны, когда возвращаются менѣе виновные и еще сносные люди; напротивъ ропщутъ и противятся всякій разъ, когда возвращаются въ Церковь люди неиспра/с. 211/вимые и дерзкіе, запятнанные прелюбодѣяніемъ или участіемъ въ жертвоприношеніяхъ, и къ тому еще надменные; ибо отъ такихъ могутъ растлѣваться внутри ея добрыя души. Едва убѣждаю я народъ, даже силою вынуждаю, чтобы не противились принятію таковыхъ. И досада братства сдѣлалась тѣмъ справедливѣе, что тотъ или другой, принятые по моей снисходительности, не смотря на сопротивленіе и противорѣчіе народа, въ послѣдствіи оказывались гораздо худшими, чѣмъ какими были прежде, и не могли сохранить покаянной вѣры, потому что шли сюда безъ истиннаго покаянія.

Что же скажу о тѣхъ, которые въ качествѣ пословъ лжеепископа Фортуната отплыли теперь къ тебѣ съ Фелициссимомъ, виновнымъ во всѣхъ преступленіяхъ, и принесли тебѣ такое же лживое письмо, какъ лживъ и самъ, вручившій имъ это письмо? Многообразны дознанныя преступленія его, ненавистна и гнусна жизнь, такъ что еслибы таковые были въ Церкви, то ихъ давно надлежало бы извергнуть изъ Церкви! Они хорошо знаютъ себя и не смѣютъ ни явиться къ намъ, ни приступить къ порогу Церкви; и потому скитаются внѣ, по провинціи уловляя и обирая братьевъ; наконецъ всѣмъ уже довольно извѣстные, и отвсюду выгнанные за свои злодѣянія, они плывутъ еще туда къ вамъ. Имъ стыдно являться къ намъ или жить съ нами, такъ какъ они предъ своими братьями запятнали себя многими самыми тяжкими и важными преступленіями. Но если хотятъ испытать судъ нашъ, пусть приходятъ. И если можетъ быть для нихъ какое-/с. 212/нибудь извиненіе и защищеніе, то мы посмотримъ, чѣмъ они удовлетворятъ за себя, какой принесутъ плодъ покаянія. Здѣсь ни предъ кѣмъ не запирается Церковь, ни отъ кого не отказывается епископъ. Наше терпѣніе, наше снисхожденіе и человѣколюбіе готовы для всѣхъ приходящихъ. Я желаю, чтобы всѣ возвратились въ Церковь, желаю, чтобы всѣ соратники наши заключены были въ станъ Христовъ и въ домъ Бога Отца. Все прощаю, многое покрываю любовію изъ желанія собрать братство. Я не изслѣдую полнымъ и строгимъ судомъ того, что сдѣлано противъ Бога, и почти погрѣшаю самъ, отпуская преступнику болѣе надлежащаго. Я принимаю съ распростертыми и полными объятіями возвращающихся съ покаяніемъ, исповѣдающихъ грѣхъ свой съ смиреннымъ и чистосердечнымъ моленіемъ.

Если же есть такіе, которые думаютъ, что можно имъ войти въ Церковь не чрезъ моленіе, но чрезъ угрозы, или надѣются открыть себѣ доступъ въ нее не слезами и умилостивленіемъ, но насиліемъ; то пусть они знаютъ за вѣрное, что для такихъ заключена Церковь Господня, и что непобѣдимый и крѣпкій станъ Христовъ, подъ защитою Господа, не уступаетъ никакимъ угрозамъ. Можно убить, но нельзя побѣдить священника Божія, держащагося Евангелія и сохраняющаго заповѣди Христовы. Примѣръ доблести и вѣры представляетъ намъ Захарія, первосвященникъ Божій: послѣ того, какъ не могли устрашить его угрозами и бросаніемъ камней, его убили въ храмѣ Божіемъ; а передъ тѣмъ онъ громогласно говорилъ тоже, что въ /с. 213/ слухъ всѣхъ говоримъ и мы противъ еретиковъ: сія глаголетъ Господь: почто преступаете повелѣнія Господня? не поспѣшится вамъ, яко остависте Господа, и оставитъ васъ (Парал. 24, 20). Если нѣкоторые безразсудные и нечестивые люди оставляютъ небесные и спасительные пути Господни, и если не поступающіе свято оставляются Духомъ Святымъ; то не должны же мы по этому забывать божественное преданіе и приписывать болѣе значенія преступленіямъ бѣснующихся, чѣмъ суду священниковъ, или полагать, что большую имѣютъ силу въ нападеніяхъ человѣческія покушенія, чѣмъ въ защитѣ божественное покровительство. Не ужели, возлюбленнѣйшій братъ, нужно отложить въ сторону достоинство каѳолической Церкви, вѣрное и неповрежденное величіе народа, въ ней находящагося, важность и власть священническую изъ-за того, что поставленные внѣ Церкви высказываютъ желаніе судить предстоятеля Церкви, еретики христіанина, больные здороваго, раненые неповрежденнаго, падшіе стоящаго, виновные судью, святотатцы священника? Что же остается послѣ этого, какъ не то, чтобы Церковь уступила Капитолію, и чтобы по удаленіи священниковъ и ниспроверженіи алтаря Господня въ священное и достопочтенное собраніе нашего клира вошли кумиры и идолы съ своими жертвенниками? А между тѣмъ Новаціану будетъ больше повода громко кричать противъ насъ и порицать насъ, если приносившихъ жертвы и публично отвергшихся Христа мы не только станемъ упрашивать и принимать безъ принесенія ими покаянія, но и допустимъ ихъ владычествовать, убоявшись угрозъ ихъ! Если они требуютъ мира, пусть положатъ /с. 214/ оружіе. Если хотятъ загладить грѣхъ, то зачѣмъ угрожаютъ? А если и угрожаютъ, то пусть знаютъ, что они не устрашатъ священниковъ Божіихъ. Когда придетъ антихристъ, то и онъ не вторгнется въ Церковь, чрезъ угрозы, и не уступятъ его оружію и насилію потому только, что онъ противящимся ему будетъ грозить смертію. Думая устрашить насъ, еретики только вооружаютъ насъ, и вмѣсто того, чтобы вынудить миръ у насъ, только возбуждаютъ и возстановляютъ насъ, дѣлая для братьевъ самый миръ хуже гоненія. Впрочемъ мы не желаемъ, чтобы они выполнили преступнымъ дѣломъ то, что говорятъ въ безуміи, не желаемъ, чтобы грѣшили и дѣломъ тѣ, которые грѣшатъ вѣроломными и жестокими словами.

Просимъ и молимъ Бога, котораго они непрестанно вызываютъ и оскорбляютъ, да смягчитъ сердца ихъ, чтобы отложивши безуміе, они возвратились къ истинному здравомыслію, и чтобы сердца, покрытыя тьмою преступленій, узнали свѣтъ покаянія, и вмѣсто того, чтобы угрожать священнику пролитіемъ крови, пусть лучше просятъ о возношеніи за нихъ священническихъ молитвъ и прошеній, чѣмъ сами проливаютъ кровь священника. Если же они останутся при своемъ безуміи и упорно закоснѣютъ въ своихъ коварствахъ и отцеубійственныхъ угрозахъ; то нѣтъ ни одного священника Божія столь слабаго, столь низкаго и презрѣннаго, столь обезсиленнаго немощію человѣческою, который не былъ бы возстановленъ свыше противъ враговъ нападающихъ на Бога, — котораго слабость и нетвердость не получила бы воодушевленія отъ крѣпости и силы покровительствующаго Господа. Впрочемъ, отъ кого или когда мы ни претерпѣли бы смерть, — /с. 215/ это ничего не значить для насъ, надѣющихся за свою смерть и кровь получить отъ Господа награду. А вотъ чью кончину надобно горько оплакивать, — это тѣхъ, которыхъ такъ ослѣпляетъ діаволъ, что они, не помышляя о вѣчныхъ геенскихъ мукахъ, стараются предобразить пришествіе антихриста, уже приближающагося.

Я знаю, возлюбленнѣйшій братъ, что ты, по взаимной любви, какую мы должны оказывать и оказываемъ другъ другу, всегда читаешь тамъ наши письма славному совозсѣдящему съ тобою клиру, и святѣйшему знаменитѣйшему народу; но все же теперь усильно умоляю тебя сдѣлать еще по моей просьбѣ то, что ты дѣлаешь добровольно и почести: пусть чтеніемъ этого письма отымется тамъ отъ слуха и сердецъ братьевъ вся, какая только вкралась, зараза ядовитой рѣчи и пагубнаго сѣянія; пусть неповрежденная и чистая любовь добрыхъ очистится отъ всякой нечистоты еретическаго поношенія. Наконецъ да уклоняются всячески любезнѣйшіе братья наши и избѣгаютъ словъ и разговоровъ съ тѣми, которыхъ рѣчь, какъ ракъ, распространяется (2 Тим. 2, 17), по словамъ Апостола: тлятъ обычаи благи бесѣды злы (1 Кор. 15, 33). И еще: еретика человѣка по первомъ и второмъ наказаніи отрицайся, вѣдый, яко развратися таковый, и сорѣшаетъ, и есть самоосужденъ (Тит. 3, 10. 11). Чрезъ Соломона также говоритъ Духъ Святый: развращенный въ словахъ своихъ носитъ погибель, и во устахъ своихъ сокровиществуетъ онъ (Прич. 16, 27). Также въ другомъ мѣстѣ увѣщаваетъ онъ, говоря: огради ушеса твоя терніемъ, и не слушай языка законопреступна (Сир. 28, 28); и /с. 216/ еще: злый послушаетъ языка законопреступныхъ; праведный же не внимаетъ устнамъ лживымъ (Притч. 17, 4).

Хотя я и знаю, что тамъ не можетъ быть ни уловлено ни обольщено еретическимъ ядомъ наше братство, огражденное вашею прозорливостію, и довольно оберегаемое своею бдительностію, хотя знаю, что они столько же уважаютъ ученіе и заповѣди Божіи, сколько питаютъ страха къ Богу; однако избытокъ и заботливости нашей и любви побудилъ насъ писать къ вамъ нарочито о томъ, чтобы не заводить никакихъ сношеній съ такими людьми, не участвовать ни въ какихъ пиршествахъ и бесѣдахъ съ злыми, и да будемъ отдалены отъ нихъ такъ же, какъ они далеки отъ Церкви. Въ Писаніи сказано: аще же и Церковь преслушаетъ, буди тебѣ, якоже язычникъ и мытарь (Матѳ. 18, 17). И блаженный Апостолъ не только увѣщаваетъ, но даже приказываетъ удаляться такихъ людей: повелѣваемъ вамъ, говоритъ онъ, о имени Господа нашего Іисуса Христа отлучатися вамъ отъ всякаго брата, безчинно ходяща, а не по преданію, еже пріяша отъ насъ (2 Солун. 3, 6). Никакого общенія не можетъ быть между вѣрою и вѣроломствомъ. Кто не Христовъ, кто противникъ Христу, что врагъ единству и миру Его, тотъ не можетъ быть въ союзѣ съ нами. Если придутъ съ прошеніями и извиненіями, то да будутъ услышаны. А если принесутъ злословіе и угрозы, да будутъ отвержены.

Желаю тебѣ, возлюбленнѣйшій братъ, всегда здравствовать.

Источникъ: Творенія св. Священномученика Кипріана, Епископа Карѳагенскаго. Часть I. — Кіевъ: Типографія Корчакъ-Новицкаго (бывшая Давиденко), 1879. — С. 191-216. [3-я паг.] (Библіотека твореній Св. Отцевъ и Учителей Церкви западныхъ, издаваемая при Кіевской Духовной Академіи, Кн. 1.)

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.