Церковный календарь
Новости


2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 30-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 29-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 28-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 27-я (1922)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 72-я (1956)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 71-я (1956)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 46-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 45-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 44-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 43-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 30-я (1921)
2019-07-21 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 29-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 26-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 25-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 24-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 23-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 21 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ДОНСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО.
LXIV.
Смута въ Россіи. Латышская и Южно-русская еврейская республики. Манифестъ 17-го октября 1905-го года. Донцы въ 1-ой Государственной Думѣ. Забастовки. Призывъ всего войска Донского къ охранѣ порядка. Волненія на Дону. Братья Мазуренки. Благодарность Государя казакамъ за ихъ вѣрную службу. Грамота войску Донскому 24-го января 1906-го года.

Всѣ темныя силы, все ненавидящее Россію и русскихъ еврейство пришло въ движеніе. Тысячи молодыхъ людей, руко/с. 6/водимыхъ жидами, снабжаемыхъ средствами изъ заграницы, устремились навстрѣчу возвращающейся въ Россію арміи; поѣхали по деревнямъ, поѣхали по городамъ въ полки дальнихъ гарнизоновъ съ цѣлью разложить армію и поднять крестьянскіе бунты. Вся сила лжи была пущена, чтобы валить Россію.

Учебныя заведенія — университеты, гимназіи, школы — прекратили занятія — забастовали. Повсюду шли «митинги», какъ тогда называли — «массовки». Надъ толпами реяли красные флаги мятежа съ надписями: «долой самодержавіе», «долой царя». «Да здравствуетъ свобода...» Остановились желѣзныя дороги — забастовали. Прекратили работу почта и телеграфъ. Въ городахъ не работали водопроводъ и электрическія станціи. Вся Россія была во власти толпы и темныхъ слуховъ.

Въ Лифляндской губерніи латыши провозгласили самостоятельную, независимую отъ Россіи, «Латышскую республику». Въ Одессѣ объявилась «Южно-русская еврейская республика».

Въ Сибири бунтовали ссыльные. Войска были ненадежны. Произошли безпорядки во флотѣ и въ пѣхотныхъ полкахъ.

Подъ давленіемъ этихъ тяжелыхъ событій Государь Николай II 17-го октября 1905-го года издалъ манифестъ, которымъ расширялись права общества и объявлялись «свободы»... Для помощи правительству въ дѣлахъ управленія была созвана Государственная Дума.

Событія эти мало затронули донскихъ казаковъ. Холодно и равнодушно отнеслись жители станицъ и хуторовъ къ выборамъ въ Думу своихъ депутатовъ.

Кто-же попалъ въ эту Первую Думу, которую громко называли «Россійскимъ парламентомъ», отъ Донского войска?

Отъ городовъ Ростова-на-Дону и Нахичевани — врачъ А. П. Хартахай — не казакъ; отъ Донской области — товарищъ прокурора Таганрогскаго Окружнаго суда М. П. Араканцевъ; преподаватель гимназіи В. А. Харламовъ; священникъ о. Клавдій Аѳанасьевъ; почетный мировой судья, крупный землевладѣлецъ И. Н. Ефремовъ; преподаватель гимназіи и писатель Ѳ. Д. Крюковъ; представитель отъ крестьянъ С. В. Кулаковъ — не казакъ; членъ окружнаго по крестьянскимъ дѣламъ присутствія есаулъ А. М. Скасырскій, землевладѣлецъ; рядовое казачество было представлено четырьмя урядниками: М. И. Куликовымъ, М. С. Савостьяновымъ. И. М. Васильевымъ и Е. Я. Куркинымъ, людьми, затертыми другими членами и ставшими безъ голоса.

Знали эти представители Донского казачьяго войска своихъ довѣрителей — казаковъ? Служили они въ полкахъ, испытали всю тяготу казачьей службы и всю ея славу и доблесть? Думали они о томъ, что иному донскому казаку его невѣсомое — слава его казачьяго имени, уваженіе къ нему, какъ воину, — дороже видимаго и земного, того, о чемъ только и хлопотали эти представители войска, сразу ставшіе въ ряды «лѣвыхъ» депутатовъ Думы и въ оппозицію, то-есть противодѣйствіе правительству, которому призваны они были помогать и кому въ эти годы лишеніями, кровью и жертвами помогали строевые казаки?

Въ эти дни Государь призвалъ на защиту Россіи всѣ полки второй очереди Донского войска, 30 отдѣльныхъ сотенъ и три полка третьей очереди. Почти все войско Донское поднялось на защиту Россіи и ея Государя.

Имъ, этимъ сынамъ Тихаго Дона, знамена ихъ и царскія грамоты, судьбы донскія были дóроги. Господамъ донскимъ депутатамъ они были безразличны.

Россія была объята жестокой смутой. Пускай для донцовъ Россія была жестокой и несправедливой, пускай она часто обижала ихъ — она была ихъ матерью. И рядовой казакъ понялъ, что нужно бросить все свое, личное, и идти спасать Россію. Не будетъ Россіи, отдастся она во власть жида-революціонера — погибнетъ и войско. Казаки бросили родные курени, продавали послѣднее имущество, послѣднюю пару воловъ и шли исполнить волю Государя — спасать Россію. А въ эти дни жертвеннаго подвига казаковъ, 2-го іюня 1906-го года, казачьи депутаты В. А. Харламовъ, Араканцевъ, Крюковъ, Аѳанасьевъ, Хартахай и съ ними другіе — уже и не казаки — подаютъ въ Думѣ запросъ о призывѣ къ военной службѣ внутри Имперіи казачьихъ полковъ 2-й и 3-й очередей! Они пишутъ, что, помимо полнаго разоренія казачества, «полицейская служба въ сознаніи казачьяго населенія не совмѣстима со званіемъ казака-воина, защитника Родины»... Знали эти люди, чтó такое званіе казака-воина? носили они когда-нибудь это священное имя?

Полицейская служба!.. Толпы рабочей и учащейся молодежи, руководимыя жидами, стрѣляли въ эти дни по солдатамъ. Ломали фонари, валили вагоны, строили укрѣпленія въ городахъ, и изъ-за нихъ разстрѣливали мирныхъ жителей, женщинъ и дѣтей. Въ Кронштадтѣ, Либавѣ, Севастополѣ, Владивостокѣ и другихъ приморскихъ городахъ бунтовали матросы и уводили военныя суда заграницу. Борьба съ ними была не полицейская служба, но именно — защита Родины!

Крестьяне нападали на помѣщиковъ и убивали ихъ; жгли помѣстья и хлѣбъ на корню, готовя себѣ самимъ голодъ и нищету. Подъ ударами революціонеровъ, бросавшихъ бомбы въ полицію и губернаторовъ, гибли женщины, дѣти, старики и старухи. Государственное добро расхищалось.

Повторялась кровавая и безпощадная «Пугачевщина». Шелъ «безсмысленный и безпощадный бунтъ», какъ тогда назвалъ Пугачевскій бунтъ А. С. Пушкинъ, но бунтъ, охватившій всю Россію, заполыхавшій пожарнымъ пламенемъ вездѣ...

Это была не полицейская служба, но защита Россіи отъ гибели.

Значеніе казаковъ въ дѣлѣ защиты Россіи первыми оцѣнили сами революціонеры. Въ октябрѣ 1905-го года на бесѣдѣ представителей Петербургской печати съ графомъ Витте, бывшимъ тогда первымъ министромъ, Н. О. Анненскій заявилъ: «насъ бьютъ казаки, удалите эту дикую орду»...

Представители казачества, жившіе въ Петербургѣ, по этому поводу помѣстили въ газетѣ «Новое Время» письмо, гдѣ, возмущенные словами Анненскаго, защищали — «обширное и древнее сословіе истинныхъ русскихъ православныхъ людей — казаковъ, охраняющихъ родину отъ анархіи»...

По газетамъ, журналамъ и сборникамъ, большинство которыхъ находилось въ жидовскихъ рукахъ, началась травля казаковъ. Тогда-то и зародилась мысль о полномъ уничтоженіи казаковъ, впослѣдствіи приведенная въ исполненіе Ленинымъ и большевиками.

Въ Сборникѣ «Народный Вѣстникъ» за 1906 годъ Л. Чермакъ писалъ: ...«слово "казакъ" стало синонимомъ грубости, наглости, жестокости и звѣрства... Когда наши народные представители получатъ власть, то казачій вопросъ будетъ однимъ изъ первыхъ, которымъ они займутся и разрѣшатъ его въ смыслѣ уничтоженія этой военной касты, являющейся покорнымъ орудіемъ въ рукахъ правящаго класса... Почему русскій народъ въ моментъ коренной ломки поземельныхъ отношеній, проводя въ жизнь принципъ «земля — трудящимся», долженъ блюсти какія-то казацкія привиллегіи?.. Страхи, будто бы казаки съ оружіемъ въ рукахъ будутъ защищать свою землю — вздоръ. Бывали уже случаи уничтоженія казачьихъ войскъ, и никакихъ бѣдъ не воспослѣдовало... Прямо-таки преступно поддерживать то мнѣніе, что казачество является чѣмъ-то особеннымъ, чего нельзя касаться. Казачество — это прежде всего часть великаго народа, и должно будетъ подчиниться и подчинится тому рѣшенію, которое будетъ продиктовано народомъ».

Таковъ былъ приговоръ соціалистовъ-революціонеровъ казакамъ.

Не могъ онъ не встревожить казаковъ. Да и не было недостатка въ смутьянахъ.

Членъ Государственной Думы отъ Оренбургскаго казачьяго войска Сѣдельниковъ, пользуясь своей членской неприкосновенностью, явился въ казармы 1-го Донского казачьяго полка въ Москвѣ, волновать казаковъ. Казаки на его увѣщанія не пошли. Только въ Вильнѣ въ 3-емъ Донскомъ казачьемъ полку и въ Одессѣ въ 8-омъ полку, гдѣ работали съ обычною имъ наглостью жиды, произошли малыя нарушенія дисциплины, да казаки 31-го Донского казачьяго полка, разжигаемые членами Государственной Думы, писали прошенія объ освобожденіи отъ полицейской службы и объ отпускѣ ихъ домой.

На Дону произошли незначительные волненія въ Усть-Медвѣдицкомъ округѣ, гдѣ атаманъ Усть-Медвѣдицкой станицы подъесаулъ Мироновъ, герой Японской войны, мутилъ казаковъ. Мироновъ былъ арестованъ и доставленъ въ Новочеркасскъ, но по настоянію станицы выпущенъ распоряженіемъ Донского наказнаго атамана, князя Н. Н. Одоевскаго-Маслова, не пожелавшаго обострять отношенія съ станицей.

Въ Донецкомъ округѣ три брата Мазуренки создали «крестьянскій союзъ», въ которомъ требовали полновластнаго народнаго представительства и уничтоженія частной собственности на землю. Успѣха среди казаковъ крестьянскій союзъ не имѣлъ. Не было охоты у казаковъ смѣшиваться съ иногородними. Крестьянскій союзъ былъ недолговѣченъ.

Донскіе казачьи полки въ эту первую революцію свято исполнили свой долгъ передъ Россіей, и это имъ Россія была обязана въ значительной степени, что побѣдила смуту и достойно могла подготовиться къ новымъ тяжкимъ испытаніямъ — міровой войнѣ 1914-1918 годовъ.

31-го декабря 1905-го года на смотру Лейбъ-гвардіи казачьяго полка Императоръ Николай II благодарилъ полкъ за службу: «Царямъ, шефамъ и Отечеству, какъ въ военное время, въ походахъ, такъ и въ мирное время».

И теперь, — сказалъ Государь, — въ тѣ смутные дни, которые Господь ниспослалъ Россіи, вы и все войско Донское служите честно, вѣрно и беззавѣтно мнѣ и Россіи.

3-го февраля 1906-го года во время смотра 27-му и 28-му Донскимъ казачьимъ полкамъ Государь сказалъ казакамъ:

Казаки! скоро будетъ годъ, что я васъ призвалъ на службу /с. 7/ для охраны спокойствія и порядка въ моей столицѣ и ея окрестностяхъ. Десять мѣсяцевъ, какъ вы несете вашу тяжелую службу вѣрно и честно Россіи и мнѣ. Я знаю, что вы оставили свои семьи дома, но я прикажу о нихъ позаботиться, такъ что имъ никакого ущерба не будетъ. Донское казачество честно и преданно несетъ службу отечеству и мнѣ.

И, какъ то бывало и раньше, когда все войско призывалось на службу, когда отъ донскихъ казаковъ требовалась полная жертвенность, Государи Русскіе отмѣчали ихъ службу особыми Высочайшими грамотами, гдѣ подтверждались всѣ прежнія особыя права донскихъ казаковъ и принадлежность имъ земель, такъ и въ этотъ разъ Государь, 24-го января 1906-го года, пожаловалъ Войско Донское слѣдующей граматой:

«Нашему вѣрнолюбезному и доблестному Войску Донскому.

Съ первыхъ временъ своего существованія, свыше трехсотъ лѣтъ тому назадъ, славное Войско Донское начало вѣрное свое служеніе Царямъ и отечеству. Неустанно преслѣдуя свѣтлую цѣль развитія зародившагося тогда грознаго могущества Государства Россійскаго, оно съ тѣхъ поръ неизмѣнно беззавѣтною самоотверженностью своей и безпредѣльной преданностью всѣхъ своихъ сыновъ Престолу и Россіи, ставъ оплотомъ на рубежахъ Государства, богатырской грудью охраняло и содѣйствовало развитію его предѣловъ.

Въ годины тяжелыхъ испытаній, неисповѣдимыми судьбами Промысла Всевышняго Царству Русскому ниспосланныхъ, всѣ Донскіе казаки всегда съ одинаковой любовью и храбростью, становясь въ ряды защитниковъ чести и достоинства Россійской державы, стяжали себѣ, постоянно присущимъ имъ духомъ воинской доблести и многочисленными подвигами, безсмертную славу и благодарность Отечества.

И въ нынѣ минувшую войну съ Японіей, а особливо въ наступившіе тяжкіе дни смуты, Донскіе казаки, свято исполняя завѣты своихъ предковъ вѣрою и правдою служить Царю и Россіи, явили примѣръ всѣмъ вѣрнымъ сынамъ Отечества.

За столь самоотверженную, неутомимую и вѣрную службу объявляемъ близкому сердцу Нашему, доблестному Войску Донскому особое Монаршее наше благоволеніе и подтверждаемъ всѣ права и преимущества, дарованныя ему въ Бозѣ почившими Предками Нашими, утверждая Императорскимъ словомъ Нашимъ, какъ ненарушимость настоящаго образа его служенія, стяжавшаго Войску Донскому историческую славу, такъ и неприкосновенность всѣхъ его угодій и владѣній, пріобрѣтенныхъ трудами, заслугами и кровью предковъ и утвержденныхъ за Войскомъ Монаршими грамотами.

Мы твердо увѣрены, что любезные и вѣрные Намъ сыны Дона, слѣдуя и впредь славному преданію отцовъ, всегда сохранятъ за собою высокое званіе преданныхъ слугъ и охранителей Престола и Отечества.

Въ сей увѣренности пребывая къ Войску Донскому Императорскою милостью Нашею неизмѣнно благосклонны, благоволили мы сію грамоту Собственною Нашею рукою подписать и Государственною печатью утвердить повелѣли.

Дана въ Царскомъ Селѣ, въ лѣто отъ Рождества Христова тысяча девятьсотъ шестое, Царствованія же нашего въ двѣнадцатое.

На подлинной написано: — Николай».

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. // «На Казачьемъ Посту». Двухнедѣльный общеказачій журналъ. № 3 (43). — 1 февраля 1945 года. — [Берлинъ], 1945. — C. 5-7.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.