Церковный календарь
Новости


2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 18 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ДОНСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО.
XLV.
Высадка англійскихъ и французскихъ войскъ у Евпаторіи 2 сентября 1854 года. Сраженіе у Альмы 8 сентября. Осада Севастополя. Перекопской станицы казакъ Зубовъ и матросъ Кошка на третьемъ бастіонѣ. Вылазки къ непріятелю. Взятіе союзниками Малахова кургана. Русскіе оставляютъ Севастополь. Парижскій миръ.

Крѣпость Севастополь къ началу войны съ турками не была закончена. Въ ту пору не было желѣзныхъ дорогъ на югъ Россіи, а степные шляхи были большую часть года непроѣздны, то изъ-за грязи и распутицы, то изъ-за снѣжныхъ заносовъ. Донъ и Крымъ были далекой и глухой окраиной Россійскаго государства. Трудно было продвигать на Крымскій полуостровъ войска со всѣми ихъ тяжестями и снабжать ихъ снарядами и припасами. Гарнизонъ Севастополя былъ невеликъ. Въ Крыму вообще было мало войска.

1 сентября англійскіе и французскіе пароходы съ большимъ числомъ посаженныхъ на нихъ войскъ подошли къ маленькой деревнѣ Евпаторіи, въ 90 верстахъ отъ Севастополя, и произвели тамъ высадку. Къ 6-му сентября на Крымскомъ полуостровѣ было 30.000 французовъ съ 68 орудіями, 22.000 англичанъ съ 54 орудіями, и 7.000 турокъ съ 12 орудіями. Русская армія въ Крыму имѣла всегда лишь 35.000 при 84 орудіяхъ. Она рѣшила дать сраженіе союзнымъ войскамъ.

8 сентября, у береговъ маленькой горной рѣчки Альмы, произошло тяжелое и кровопролитное сраженіе. Лучше вооруженныя и лучше снабженныя союзныя войска принудили Русскихъ къ отходу въ Севастополь.

Вечеромъ того-же дня союзники были у Севастополя. Русскій парусный флотъ не могъ вступить въ борьбу съ паровымъ флотомъ союзниковъ. Было приказано снять матросовъ и пушки кораблей и поставить ихъ на вооруженіе крѣпости, а сами корабли затопить въ узкомъ проходѣ въ Севастопольскую бухту, чтобы тѣмъ помѣшать союзнымъ пароходамъ проникновенію внутрь Севастопольскаго залива.

Въ Севастополѣ шли спѣшныя работы по его укрѣпленію. Въ кремнистой почвѣ рыли окопы, строили редуты и «бастіоны», воздвигали батареи, вооружали ихъ пушками, снятыми съ кораблей. Всѣ до послѣдняго человѣка были на этихъ работахъ. Севастополь опоясался поясомъ крѣпкихъ бастіоновъ, изъ нихъ особое значеніе имѣли укрѣпленія высокаго Малахова кургана, владѣвшаго Севастополемъ.

14 сентября союзники окружили крѣпость, и началась правильная осада.

Съ 5 октября союзники начали осыпать городъ тяжелыми ядрами и гранатами. Наши наскоро устроенныя батареи имъ отвѣчали. Дневныя бомбардировки, уносившія сотни людей убитыми и ранеными, смѣнялись ночными кровопролитными штурмами. Земляные валы устилались тѣлами убитыхъ; раненыхъ не успѣвали свозить. Такъ потянулась теплая Крымская зима.

Донскіе казаки въ оборонѣ Севастополя не участвовали. Въ Крымской арміи находился только одинъ Донской каза/с. 5/чій № 67 Маркова полкъ. Послѣ сраженія при Альмѣ полкъ перешелъ въ крѣпость, гдѣ несъ посылочную службу. Изъ него назначались вѣстовые къ офицерамъ и конвой къ транспортамъ. Въ этомъ полку служилъ Перекопской станицы войска Донского казакъ Осипъ Ивановичъ Зубовъ. Ему было 55 лѣтъ. Онъ пошелъ на войну охотникомъ. Несмотря на свои немолодые годы, Зубовъ былъ силенъ, ловокъ, всегда бодръ, и по-казачьи отчаянно храбръ. Въ Севастополѣ Зубовъ отпросился у командира полка на бастіоны, гдѣ служба была лицомъ къ лицу со смертью. Его назначили къ матросамъ, на третій бастіонъ, къ контръ-адмиралу Панфилову. Тутъ сдружился онъ со знаменитымъ на весь Севастополь безшабашно храбрымъ матросомъ Кошкою.

Глубоко вѣрующій, сознательно пошедшій на подвигъ служенія на бастіонѣ, на опасномъ посту, Зубовъ такъ разсказывалъ о времени своей службы на бастіонѣ: —

Какъ хорошо мнѣ было, когда служилъ я, такъ сказать, на порогѣ смерти. Ни одного грѣха, ни одной дурной мысли мнѣ никогда и въ голову не приходило. Была у насъ выкопана въ землѣ между орудіями общая съ матросами каморка малая, досками обложенная, тамъ поставилъ я Донскую икону. Затéплю я ночью лампадку передъ нею, стану псалмы пророка Давида читать. Ну чисто я и не казакъ донской, а монахъ или отшельникъ какой. За рогожнымъ пологомъ молоньёй огни блещутъ: — его пушки палятъ. Ядра летятъ. Матросъ на часахъ стоитъ, кричитъ: — «ядро!.. чинёнка...», и всѣ притаятся. Крикнутъ: «бомба», гуломъ хватитъ разрывъ, осколки шипятъ и шелестятъ кругомъ. Всѣ приникнутъ къ землѣ. Пронеси, молъ, мимо... И не дышитъ. Кого изъ друзей моихъ, товарищей боевыхъ, глянь, уже и на носилки кладутъ... убитыхъ... Подойду къ нимъ, перекрещусь и скажу: — «Господи, если и мнѣ судилъ погибнуть вмѣстѣ съ ними, не погуби мою грѣшную душу»... Вотъ такъ и молился я ночью передъ иконою, а въ каморку ядро влетѣло и убило двухъ матросовъ, спавшихъ подлѣ, а меня только землею засыпало.

24 ноября 1854 года Зубовъ съ матросами Кошкою, Кузьменко и Болотниковымъ, съ нѣсколькими пѣхотными солдатами при офицерѣ, пошли въ вылазку, на Зеленую гору, на англійскую батарею. Ночь была свѣтлая. Лунная.

Вотъ сползли мы съ нашего бастіона, — разсказывалъ Зубовъ, — и тихо, тихо пошли, крадучись пошли, къ непріятелю. Я иду и про себя читаю: — «Живый въ помощи Вышняго, въ кровѣ Бога небеснаго водворится», а потомъ еще: — «Возлюблю Тя, Господи, крѣпость моя» — читаю, и нѣтъ во мнѣ ни страха, ни трепета. Ноги сами меня несутъ...

Отрядъ подкрался къ батареѣ и съ крикомъ «ура!» бросился на англичанъ. Многихъ покололи штыками, шестерыхъ забрали въ плѣнъ и увезли два орудія. Офицеръ, водившій поискъ, представилъ Зубова адмиралу Панфилову и сказалъ: —

Этотъ казакъ достоинъ перваго креста.

Послѣ этой вылазки Зубовъ и Кошка назначались начальниками передовыхъ цѣпей.

Въ ночь подъ 5-е декабря Зубовъ и Кошка повели полтораста солдатъ на ту-же батарею, на Зеленой горѣ. Опять была такая же свѣтлая и тихая, какъ и въ первую вылазку, ночь. Звѣзды мигали въ темномъ небѣ. Осторожно, цѣпью, подползли къ батареѣ. Чуть сталъ виденъ часовой, закутавшійся въ плащъ.

Ура!

Всѣ кинулись на насыпь. Зубовъ первый вскочилъ на батарею. Его сильно ударило въ лѣвый високъ. Не обращая вниманія на боль, Зубовъ ворвался въ толпу сбѣжавшихся англичанъ и давай колотить ихъ ружейнымъ прикладомъ. Тѣ побѣжали. Зубовъ съ солдатами за ними. Тутъ увидалъ Зубовъ, что по траншеѣ бѣжитъ англійскій офицеръ въ густыхъ эполетахъ. Зубовъ нагналъ его и ударилъ прикладомъ. Тотъ обернулся и взмахнулъ палашомъ. Старый казакъ не растерялся и подставилъ ружье. Палашъ звякнулъ о стволъ и переломился на двое. Зубовъ хватилъ еще разъ англичанина прикладомъ, схватилъ его за волосы и потащилъ изъ траншеи. Вытащилъ и погналъ за своими, уже уходившими съ батареи. Собравшіеся англичане открыли по вылазкѣ сильный огонь. Англичанинъ самъ побѣжалъ къ Русскому отряду и кричалъ Зубову: —

Скорѣй, Руссъ, скорѣй!..

За это дѣло Зубовъ былъ произведенъ въ урядники.

Зубовъ и Кошка продержались на бастіонѣ до конца обороны, часто ходя въ вылазки и отражая жестокіе приступы.

Они оба получили для ношенія на шеѣ благословенные кресты, подарокъ Императрицы Александры Ѳеодоровны.

27 марта 1855 года въ Севастополѣ встрѣчали праздникъ Свѣтло-Христова Воскресенія. Къ этому дню всѣ бастіоны были чисто подметены, пушки начищены, станки и лафеты вымыты. Люди надѣли чистое бѣлье и свѣжіе мундиры. Въ церквяхъ служили заутреню; крестный ходъ прошелъ по батареямъ. Солдатскія и матросскія жены и дѣти пришли къ своимъ мужьямъ и отцамъ похристосоваться. Но бомбардировка и въ этотъ день не прекращалась. Въ Севастополѣ въ первый день Пасхи было 10 убитыхъ и 21 раненыхъ.

Лѣтомъ 1855 года союзники усилили приступы на Севастопольскіе бастіоны. Они врывались въ нихъ — матросы и солдаты прогоняли ихъ штыками. Въ каждый такой штурмъ союзники теряли нѣсколько тысячъ убитыми, и ранеными; немалыя потери несли и защитники Севастополя.

Помощи не шло. Ее и не ждали.

Въ августѣ французскіе окопы были въ 50 шагахъ отъ главнаго укрѣпленія Севастополя — Малахова кургана. Русскія укрѣпленія были сметены артиллерійскимъ огнемъ. Но знали Русскія войска, что — «люди, а на стѣны образуютъ крѣпости».

Съ 24 августа началась непрерывная бомбардировка Севастополя. По Малахову кургану било 110 большихъ осадныхъ орудій. Гулъ и ревъ пушекъ, гудѣніе летящихъ снарядовъ ни на мгновеніе не прекращались. Смерть была всюду. Въ городѣ все, что еще не сгорѣло — горѣло. Улицы — груда развалинъ. Артиллеристовъ и матросовъ не хватало. Къ орудіямъ ставили ополченцевъ. Каждый день выбывало изъ строя болѣе двухъ тысячъ убитыхъ и раненыхъ. 27 августа въ кровопролитномъ страшномъ штурмѣ союзники овладѣли Малаховымъ курганомъ. Послѣ взятія Малахова кургана въ Севастополѣ нельзя было держаться. Русскіе не сдали крѣпости. Они уничтожили все, что еще было цѣло, разрушили батареи, взорвали пороховые погреба и уцѣлѣвшія суда, и по мосту ушли на сѣверную сторону Севастопольской бухты.

30 августа, послѣ одиннадцатимѣсячной осады и кровопролитнѣйшихъ приступовъ, союзныя войска вошли въ то, что было Севастополемъ.

Они нашли груды камней, пепелъ и угли пожарищъ.

Потеря Севастополя не означала пораженія Россіи и побѣды союзниковъ. Англичанамъ не удались высадки ни въ Балтійскомъ морѣ, ни у Соловковъ, гдѣ ихъ отбили монахи, ни у Петропавловска, гдѣ гарнизонные солдаты прогнали англичанъ — война могла продолжаться, но въ обществѣ русскомъ явилось сознаніе, что вооруженіе и подготовка Русской арміи не достаточны для веденія такой большой войны съ морскими государствами. Сказалось и преклоненіе русскаго высшаго общества передъ англичанами и французами. Общество требовало прекращенія войны.

Сознаніе своей вины тяготило Императора Николая I. Въ разгаръ Севастопольской осады онъ тяжко заболѣлъ, и 19 февраля 1855 года скончался. На смертномъ одрѣ онъ призвалъ Наслѣдника Александра Николаевича и сказалъ ему:

Сдаю тебѣ мою команду, но, къ сожалѣнію, не въ такомъ порядкѣ, какъ желалъ, оставляя тебѣ много трудовъ и заботъ.

Да, «много трудовъ и заботъ» легло на плечи молодого Государя. Одинока была Россія. Черноморскій флотъ уничтоженъ. Севастополь осажденъ; по Балтійскому морю, у самого Петербурга ходили пароходы союзниковъ. Денегъ не было. Австрія, своимъ существованіемъ обязанная Россіи, пользуясь затруднительнымъ положеніемъ русскихъ, заняла Молдавію и Валахію, подошла къ русской границѣ и грозила вторженіемъ въ Россію. Піемонтскій король послалъ въ Крымъ союзникамъ вспомогательный корпусъ. Можно было опасаться, что Швеція и даже далекая Японія перейдутъ въ станъ враговъ Россіи. Война грозила стать всеобщею. Императоръ Александръ II искалъ мира.

18 марта 1856 года въ Парижѣ были подписаны тяжелыя условія «Парижскаго мира». Англичане и французы постарались сдѣлать его и тяжелымъ, и унизительнымъ. У Русскихъ «дипломатовъ» не хватило мужества отстоять достоинство Россіи. Южная часть Безсарабіи отошла къ Турціи. Россія потеряла право держать на Черномъ морѣ военный флотъ и устраивать морскія крѣпости. Россія обязывалась не укрѣплять Аландскихъ острововъ на Балтійскомъ морѣ.

Какъ память объ этой войнѣ, о поголовномъ ополченіи казаковъ для охраны Россіи по Государеву слову, какъ завѣтная мечта Русскаго народа о свободѣ всѣхъ христіанъ отъ турокъ, на Дону сложилась пѣсня. Ея величественный, торжественный и красивый напѣвъ сдѣлалъ ее любимой пѣсней у донцовъ въ станицахъ и полкахъ. Она стала звучать какъ донской гимнъ и, когда сталъ снова Донъ самостоятельнымъ государствомъ въ 1918 году, пѣсня эта стала Донскимъ гордымъ гимномъ.

Вотъ эта пѣсня-гимнъ:

Всколыхнулся, взволновался
Православный тихій Донъ
И послушно отозвался
На призывъ Монарха онъ.
       Онъ дѣтей своихъ сзываетъ
       На кровавый бранный пиръ,
       Къ туркамъ въ гости снаряжаетъ,
       Чтобъ добыть Россіи миръ.
«Съ Богомъ, дѣти! Вѣдь широкій
Переплыть вамъ лишь Дунай,
А за нимъ ужъ недалёко
Цареградъ!.. И нашихъ знай!..
       Сорокъ лѣтъ тому въ Парижѣ
       Насъ прославили отцы.
       Цареградъ еще къ намъ ближе...
       Въ путь-же!.. Съ Богомъ, молодцы!..
Стойте крѣпко за святую
Церковь, общую намъ мать.
Богъ вамъ дастъ луну чужую
Съ храмовъ Божіихъ сорвать.
       На мѣстахъ, гдѣ чтутъ пророка,
       Скласть Христовы алтари,
       И тогда къ звѣздѣ востока
       Придутъ съ запада цари...
Надъ землею всей прольется
Мира кроткаго заря
И до неба вознесется
Слава Русскаго Царя».

Источники: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. // «На Казачьемъ Посту». Двухнедѣльный общеказачій журналъ. №33. – 1 сентября 1944 года. C. 4-5; №34. – 15 сентября 1944 года. C. 2.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.