Церковный календарь
Новости


2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 24 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ДОНСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО.
XXXV.
Дѣтство Матвѣя Платова. Суворовская школа. Платовъ — атаманъ Екатеринославскихъ и Чугуевскихъ казаковъ. Представленіе Императрицѣ Екатеринѣ II. Награды. Арестъ при Императорѣ Павлѣ. Платовъ создатель «Платовской» лавы. Стихотвореніе о Платовѣ Жуковскаго. Поученія Платова: о добычѣ, объ убитыхъ. Возвращеніе Платова на Донъ послѣ заграничнаго похода. Кончина Платова.

Матвѣй Ивановичъ Платовъ родился 6-го августа 1751-го года въ Старо-Черкасской станицѣ. Отецъ его войсковой старшина, выслужившійся изъ простыхъ казаковъ.

Въ дѣтствѣ — бѣдность. Поэтому недостатокъ образованія. Учить нужно было посылать въ Москву, Кіевъ или Воронежъ; на это нужны были средства — ихъ у отца Платова не было.

Отъ отца и матери Матвѣй научился читать и писать по-русски, да былъ твердо наставленъ въ православной вѣрѣ. Отъ нихъ же наслѣдовалъ онъ страстное обожаніе своей родины — Тихаго Дона. Отъ нихъ наслушался о прошлыхъ подвигахъ Донскихъ казаковъ.

Юность — походы и великая Суворовская школа. Отъ нея многому научился и многое перенялъ юный Платовъ.

Съ 13 лѣтъ Платовъ въ строю урядникомъ. Въ 19 лѣтъ Платовъ сотникомъ въ Крыму при князѣ Долгорукомъ. Молодецъ офицеръ, лихой наѣздникъ, исполнительный, храбрый и доблестный, онъ скоро дослужился до чина есаула и былъ назначенъ командиромъ конвойной сотни, составленной изъ казаковъ разныхъ полковъ.

Въ 23 года Платовъ полковникъ и командиръ своего имени полка. Онъ отличается на Кубани въ бояхъ 3-го апрѣля 1774-го года. Потомъ попадаетъ въ отрядъ Суворова, посланнаго для разысканія и разсѣянія разбойничьихъ шаекъ Пугачева.

Во вторую турецкую войну Платовъ знакомится съ Потемкинымъ. Въ 1790 году идетъ съ Суворовымъ на штурмъ Измаила.

Потемкинъ сразу замѣтилъ и отличилъ молодого полковника, командира Донского казачьяго полка. Онъ назначилъ сорокалѣтняго генералъ-маіора Платова атаманомъ Екатеринославскихъ и Чугуевскихъ казаковъ. Онъ-же доложилъ Императрицѣ Екатеринѣ II о подвигахъ Платова, и Императрица пожелала лично познакомиться съ молодымъ героемъ. Платовъ былъ вызванъ въ Петербургъ. Императрица обласкала Платова, наградила его орденомъ святого и равноапостольнаго Владиміра 2-й степени и саблею, украшенною алмазами, съ надписью «За храбрость».

При Императорѣ Павлѣ, въ 1799-мъ году, Платовъ, находясь въ Петербургѣ, просилъ объ увольненіи его въ отпускъ, на Донъ, къ семьѣ. На него былъ сдѣланъ доносъ, будто онъ ѣдетъ на Донъ съ цѣлью поднимать казаковъ на бунтъ. На полпути на Донъ Платовъ былъ арестованъ и отправленъ сначала въ Кострому, а оттуда въ холодный казематъ Петро-Павловской крѣпости въ Петербургѣ.

Потомъ было... какъ въ сказкѣ... Государева ласка... Посылка съ чрезвычайнымъ порученіемъ на Донъ поднимать казаковъ въ поголовное ополченіе для похода... «на Индію»...

Пятидесяти лѣтъ, въ 1801-мъ году, Платовъ — атаманъ войска Донского. Потомъ — походы... походы... походы... Пруссію смѣняетъ Турція. Съ рѣкъ Алле и Пассарги на рѣку Дунай; потомъ съ Дуная на Вислу и Березину — тяжелая отечественная война и заграничный походъ. Годы: сѣдло, дорожный тарантасъ и коляска...

Въ эти войны съ Наполеономъ, когда Платовъ былъ противопоставленъ лучшей тогдашней польской и французской конницѣ, Платовъ выработалъ свою сноровку бить непріятеля, свою казачью Платовскую лаву. В. А. Жуковскій въ стихотвореніи «Пѣвецъ во станѣ Русскихъ воиновъ» такими блестящими и мѣткими словами очертилъ намъ Платова, какъ героя — побѣдителя французскихъ войскъ:

...«Хвала! Нашъ вихорь-атаманъ!
       Вождь невредимыхъ — Платовъ!
Твой очарованный арканъ —
       Гроза для супостатовъ.
Орломъ шумишь по облакамъ.
       По полю волкомъ рыщешь,
Летаешь страхомъ въ тылъ врагамъ,
       Бѣдой имъ въ уши свищешь.
Они лишь къ лѣсу — ожилъ лѣсъ: —
       Деревья сыплютъ стрѣлы.
Они лишь къ мосту — мостъ исчезъ.
       Лишь къ селамъ — пышутъ селы»...

Платовъ былъ не только коннымъ воиномъ-казакомъ — онъ былъ и болѣе того — однимъ изъ замѣчательнѣйшихъ людей того времени. Онъ выросъ среди Екатерининскихъ «орловъ». Румянцевъ, Потемкинъ и Суворовъ были его учителями и воспитателями. Отъ Суворова воспринялъ Платовъ живую образность суворовскаго языка въ словесныхъ поученіяхъ и приказахъ. Отъ большихъ людей, при которыхъ онъ состоялъ смолоду, воспринялъ широту взгляда; онъ бывалъ у Императрицы Екатерины II; онъ узналъ несправедливый гнѣвъ и ласку Императора Павла. Онъ имѣлъ время въ ссылкѣ и тюрьмѣ многое продумать и понять; онъ былъ обласканъ вдовствующей Императрицей Маріей Ѳедоровной; съ нею онъ велъ обширную и весьма любопытную переписку. Платовъ былъ лично извѣстенъ Императору Александру I. Онъ былъ друженъ съ Кутузовымъ и княземъ Багратіономъ. Они были боевыми его товарищами. Платовъ видѣлъ Наполеона въ пору его наивысшей славы, въ Тильзитѣ; и видѣлъ его въ годы его паденія, во время отступленія изъ Россіи. Платовъ повидалъ почти всѣ столицы европейскихъ государствъ, и былъ гостемъ англичанъ въ Лондонѣ.

На памяти, почти что на глазахъ Платова, отшумѣла кровавая французская революція, породившая Бонапарта Наполеона. Она соблазнила многихъ и многихъ — Платова она не поколебала нисколько. Онъ вездѣ и всюду оставался вѣрнымъ сыномъ Тихаго Дона.

Платовъ не кончилъ высшихъ училищъ и не былъ въ университетахъ. Жизнь и общеніе съ лучшими и образованнѣйшими людьми того времени обтесали его и научили тому, чего не даетъ никакая школа. У него былъ суровый жизненный опытъ и знаніе людей.

Платовъ не оставилъ послѣ себя «Науки побѣждать», какъ то сдѣлалъ его учитель Суворовъ. Поученія Платова, большей частью, словесныя, сохранились въ памяти его современниковъ. Природный умъ и знанія Платова блещутъ въ его приказахъ и письмахъ. Его непрерывная творческая работа шла для воспитанія и образованія казака. Для сохраненія казака отъ соблазновъ и улучшенія его духовной жизни.

Постоянное поученіе Платова въ станицахъ, въ полкахъ, въ полѣ и въ казачьемъ куренѣ, въ палаткѣ и на походѣ было:

Помните славу и добродѣтели и держитесь обычаевъ отцовъ своихъ!

Какъ красива и не многословна рѣчь Платова, а сколько въ ней того, что навсегда укладывалось въ простыхъ казачьихъ сердцахъ!

Помни, что дороже всего тебѣ отчизна твоя. Помни и то, что отчизна эта, или отечество, не одна станица твоя, не одинъ дворъ твой, да курень, а вся земля Русская, которую изъ конца въ конецъ не проѣдешь на конѣ своемъ и самомъ ретивомъ въ пять, не то шесть лѣтъ...

Онъ говорилъ о смерти:

Смерти не бойся: ея не минуешь; а бойся постыдной да постылой жизни. Какъ станутъ говорить казаки: такой-то, де, копытомъ смѣлъ; а у такого-то пика на перевѣсъ не ложится, а тотъ пару не боится, да дыму не любитъ — такъ вѣдь и стыдъ, и смѣхъ, и грѣхъ; да опять-таки и на томъ свѣтѣ душа нужна; а кто присягалъ на одно, а дѣлаетъ другое, не будетъ правъ и передъ Богомъ.

Платовъ, самъ не разъ глядѣвшій смерти въ глаза, зналъ, что такое смерть въ бою, зналъ, что не время тутъ думать о мертвыхъ и убитыхъ; отдать имъ нужныя воинскія почести при погребеніи, и больше о нихъ не думать и не плакать о нихъ. Онъ говорилъ не разъ:

А объ убитыхъ и раненыхъ будетъ домашній счетъ. Дома, въ станичномъ куренѣ, навѣки покинутомъ его хозяиномъ, поплачутъ и помолятся мать, жена и малыя дѣти. Ихъ это дѣло — казакамъ нечего объ этомъ думать. Для нихъ смерть, если она честная въ бою, при совершеніи своего казачьяго воинскаго долга, лишь честь и слава.

Такъ же, какъ Суворовъ, Платовъ все высшее, духовное, невѣсомое ставилъ выше земныхъ благъ. Онъ зналъ, что такое для казака добыча на войнѣ. Отъ отца и дѣда онъ слышалъ, что раньше казаки и жили только отъ добычи — въ поискахъ-ли, на войнѣ-ли. Но зналъ Платовъ, что круто измѣнились съ тѣхъ поръ взгляды на добычу. Было сказано и завѣщано Суворовымъ: «обывателя не /с. 5/ обижай — онъ насъ пóитъ и кóрмитъ». Онъ зналъ, что теперь казакъ живетъ не «съ травы и воды», но имѣетъ свой земельный участокъ, свою общинную степь, свои сады и огороды, которые его кормятъ, и что теперь взглядъ въ арміи на добычу иной. Онъ отдалъ приказъ о томъ, чтó такое добыча у казака и чтó такое то, что онъ на своемъ образномъ чисто русскомъ языкѣ назвалъ «міродерствомъ», что называется взятымъ съ французскаго словомъ: «мародерство»...

«Военная добыча — позволено, а міродерство — нѣтъ», — писалъ онъ. — «Военной добычей называется все то, что отбито у вооруженнаго непріятеля, что взято въ бою, а не воровски; міродерство называется то, коли кто обираетъ жителей непріятельской страны, или плѣнныхъ, которыхъ поручено доставить на мѣсто; коли казакъ шаритъ по дворамъ да по избамъ, а за это бьютъ и Богъ велитъ отвѣтъ держать. Что взялъ съ бою ты одинъ — то твое; что взялъ съ товарищами — дѣли съ ними. Коли плохъ да трусливъ, — тому нѣтъ ничего; а кто ѣдетъ сзади, да подбираетъ, тому слѣдуетъ дать плетей при сборѣ товарищей и отобрать отъ него все, что накралъ»...

Отнятое у французовъ церковное серебро Платовъ приказалъ отдать церкви, и пробудилъ этимъ приказомъ рядъ высокихъ и свѣтлыхъ чувствъ у казаковъ.

Въ пору своихъ первыхъ успѣховъ въ войнѣ съ Наполеономъ, считавшимся непобѣдимымъ, и передъ кѣмъ благоговѣло Петербургское общество, въ 1807 году Платовъ такими, полными вѣры въ побѣду, словами писалъ изъ Пруссіи Императрицѣ Маріи Ѳеодоровнѣ:

«По долгу моему, сколько силъ моихъ и знанія доставало, трудился я, всемилостивѣйшая Государыня, не въ похвалу себѣ, а по истинѣ подданической донесу: въ прошедшіе мѣсяцы до сего времени шпиговалъ французовъ по Вашему благословенію изрядно. Бралъ много въ плѣнъ ихъ дерзкихъ штабъ- и оберъ-офицеровъ, а сколько — я и счетъ потерялъ; знаетъ про то главнокомандующій арміею, коему я ихъ доставлялъ. Гордость, а болѣе дерзость французовъ выбита изъ головы ихъ. Доведены они до изнуренія; кавалерія ихъ дерзкая донскими казаками вся истреблена, а пѣхоты потеряли они много и много. Сидятъ они теперь, кромѣ Данцига, противъ насъ, какъ мыши въ норахъ...»

Овѣянный славой многихъ побѣдъ, награжденный Государемъ «графъ», сынъ простого казака, самъ простой и немудреный сынъ Тихаго Дона, въ голубомъ парадномъ мундирѣ своего Атаманскаго полка, увѣшенный множествомъ орденовъ и медалей, съ портретомъ Императрицы Екатерины II въ золотомъ медальонѣ на груди, Платовъ послѣ долгаго отсутствія возвращается на Донъ.

Со всѣхъ станицъ, съ окружныхъ хуторовъ, потянулись на путь его проѣзда казаки съ отцами и матерями, съ женами и съ дѣтьми. Каждая станица встрѣчаетъ «хлѣбомъ и солью», провожаетъ, кто только можетъ, на коняхъ, съ пѣснями, съ ружейной пальбой. И растетъ, растетъ казачья рать по мѣрѣ приближенія къ стольному городу Новочеркасску.

Вотъ онъ — столица войска Донского. Какая она жалкая! На горѣ, на солнцепекѣ, маленькая кучка бѣленькихъ хатокъ; блестятъ надъ ними два-три золотыхъ креста новыхъ церквей, пыльная дорога круто поднимается отъ узкаго Аксая на гору. Жалкій... но свой! Платовъ увидѣлъ свой городъ. Онъ видѣлъ его не такимъ, какимъ онъ былъ, онъ видѣлъ, какимъ онъ будетъ. Онъ приказалъ остановить коляску. Вышелъ изъ нея. Казакъ держалъ посѣдланнаго его боевого коня. За нимъ Атаманскій полкъ голубѣлъ стройными рядами, висѣло въ недвижномъ воздухѣ голубое знамя и бѣлый Георгіевскій бунчукъ. Сопровождавшіе казаки и встрѣчавшіе Платова генералы и офицеры столпились сзади Платова.

Платовъ сталъ на колѣни. Кое-кто изъ сопровождавшихъ сталъ тоже. Молитвенная тишина была кругомъ. Платовъ положилъ три земныхъ поклона. Не безъ труда поднялся Платовъ съ колѣнъ и сказалъ громко и проникновенно казакамъ:

Слава въ Вышнихъ Богу и на землѣ — миръ! Послужилъ я Царю и постранствовалъ по чужбинѣ довольно; теперь возвратился на Родину и молю Бога, да успокоитъ Онъ кости мои на землѣ моихъ предковъ.

Платовъ поднялъ горсть земли и крѣпко поцѣловалъ ее.

Здравствуй, нашъ атаманъ, на многія, многія лѣта! — закричали казаки. Слезы умиленія блистали на ихъ глазахъ. Казачки поднимали дѣтей, чтобы тѣ видѣли атамана.

Наказной атаманъ Иловайскій, смѣнившій Денисова въ 1813 году, подошелъ къ Платову съ рапортомъ. Платовъ сѣлъ на коня. Во главѣ Атаманскаго полка онъ тронулся къ городу. Затрезвонили колокола; на горѣ Донская артиллерія начала пальбу изъ пушекъ. Платовъ поѣхалъ къ Вознесенскому собору, гдѣ ожидало его духовенство. Въ соборѣ было отслужено благодарственное молебствіе, во время многолѣтія Государю донская артиллерія произвела салютъ изъ 101 выстрѣла. Подъ грохотъ пальбы Платовъ проѣхалъ въ свой скромный домъ.

Оглядѣлся Платовъ въ Войскѣ, объѣздилъ станицы и увидѣлъ, какъ много, много перемѣнилось на родномъ тихомъ Дону. Точно, уѣзжая изъ дома, оставилъ маленькаго славнаго ребенка, а пріѣхалъ — увидѣлъ, что ребенокъ обратился въ большого шалуна-мальчишку, что надо учить его и воспитывать. Платовъ и принялся за это, и понялъ, что нельзя дальше жить по дѣдовскимъ завѣтамъ да «адатамъ», а нужно подумывать о созданіи новаго положенія объ управленіи войскомъ Донскимъ. А тутъ такъ некстати старость и былые походы стали давать себя чувствовать. Пока былъ на конѣ, да съ войсками — и все ничего, а какъ засѣлъ въ канцеляріи, да сталъ мотаться въ коляскѣ по Дону, то тутъ, то тамъ стало побаливать.

Въ жестокій морозъ, 3 января 1818 года, Платова не стало.

Весь городъ Новочеркасскъ и изъ станицъ, кто только могъ, пріѣхали на похороны атамана.

Въ 1853 году, въ Новочеркасскѣ, противъ новаго Атаманскаго дворца, на деньги, собранныя по добровольной подпискѣ, донскіе казаки поставили памятникъ Платову. «Вихрь атаманъ» изображенъ на немъ изъ бронзы пѣшимъ, въ киверѣ, въ чекменѣ. За плечами виситъ у него раздуваемая вѣтромъ бурка, въ правой рукѣ обнаженная сабля, въ лѣвой атаманскій перначъ. На гранитной постановкѣ золотыми буквами изображено: «Атаману графу Платову за военные подвиги 1770-1816. Признательные Донцы». Вокругъ памятника была устроена чугунная съ бронзой рѣшотка, подлѣ которой стояли отбитыя у французовъ въ 1812 году бронзовыя пушки.

Имя Платова носили «4-й Донской казачій графа Платова полкъ», Донская гимназія въ Новочеркасскѣ, главная улица города — Платовскій проспектъ, одна изъ станицъ Сальскаго округа.

Атаману Платову Донъ обязанъ началомъ образованія, которое помогло Донцамъ сохранить себя въ новой сложной обстановкѣ не самостоятельнаго государства и не автономной области, но лишь части Россійской Имперіи.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. // «На Казачьемъ Посту». Двухнедѣльный общеказачій журналъ. №30. — 15 іюля 1944 года. — [Берлинъ], 1944. — C. 4-5.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.