Церковный календарь
Новости


2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 30-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 29-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 28-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 27-я (1922)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 72-я (1956)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 71-я (1956)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 46-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 45-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 44-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 43-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 30-я (1921)
2019-07-21 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 29-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 26-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 25-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 24-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 23-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 22 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ДОНСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО.
XXXIII.
Походъ во Францію. Тяжелая зима 1813-1814 годовъ. Взятіе Платовымъ укрѣпленнаго города Намюра. Донцы въ сраженіи у Краона. Подъ Парижемъ. Вступленіе союзныхъ войскъ въ Парижъ 19 марта 1814 года. Миръ. Приказъ Платова Атаманскому полку. Высочайшая грамата Войску Донскому.

Проигранное Наполеономъ сраженіе 4 октября продолжалось 5 и 6 октября. Къ союзникамъ подошелъ съ сѣвера Русско-прусско-шведскій корпусъ шведскаго короля — француза Бернадота. Саксонскій корпусъ генерала Ренье и вюртембергская конница генерала Нормана перешли на сторону Бернадота. Лейпцигское сраженіе для Наполеона кончилось полнымъ пораженіемъ. Около трети арміи Наполеона осталось на поляхъ подъ Лейпцигомъ. Наполеонъ былъ принужденъ отступить за Рейнъ, во Францію.

Атаманъ графъ Платовъ былъ снова поставленъ во главѣ казачьяго корпуса, и ему было поручено преслѣдованіе Наполеоновскихъ войскъ. Донцы вошли во Францію. Тамъ стояла гнилая зима. Проливные дожди смѣнялись морозами, потомъ вдругъ становилось тепло, все оттаивало — была грязь и сырость, и снова туманы и морозъ. Каменные города и деревни, гдѣ мало было сараевъ и конюшенъ, не давали хорошихъ ночлеговъ для казаковъ и ихъ коней. Приходилось становиться биваками подъ открытымъ небомъ на холодномъ дождѣ и вѣтру. Вспоминая эту французскую зиму, сложили казаки пѣсню:

...«На рынкѣ то было, на рыночкѣ,
На желтенькомъ песочкѣ,
Тамъ сидятъ два братца родимые,
Сидятъ-то ружья чистятъ,
Изъ ружейца ржаву вычищаютъ,
Французскую сторону проклинаютъ:
Французская зима — она студеная.
Перевела много казачьихъ полковъ,
Познобила она табунъ коней.
Жаль-то мнѣ, жаль одну лошадь:
Какъ по гребню эта лошадь пробѣгала,
Копытомъ она огонь вырубала,
Волновитымъ хвостомъ огонь раздувала...»

Странная то была война. Странное преслѣдованіе. То конные полки Платова съ налета брали хорошо укрѣпленные города съ каменными стѣнами и башнями, то вдругъ Русская армія встрѣчала жесточайшее сопротивленіе, и должна была вести большія и кровопролитныя сраженія.

4 февраля 1814 года Платовъ съ нѣсколькими казачьими полками подошелъ къ укрѣпленному городу Намюру. Онъ потребовалъ сдачи города. Комендантъ отвѣтилъ съ французскимъ высокомѣріемъ:

Рвы наполнятся трупами, рѣка обагрится кровью, а города не сдамъ. Храбрость и рѣшительность французовъ всѣмъ извѣстны.

Платовъ спѣ́шилъ казачьи полки; отослалъ назадъ коноводовъ съ лошадьми, выставилъ на позицію донскую казачью батарею и сталъ обстрѣливать городъ. На крѣпостныхъ стѣнахъ были подбиты два французскихъ орудія и прислуга при нихъ перебита. Такъ шло до ночи.

Съ наступленіемъ сумерекъ Платовъ приказалъ раскладывать большіе костры при коноводахъ; дальше — при обозахъ, еще дальше — на пустыхъ мѣстахъ сзади обозовъ.

Это должно казаться въ городѣ, будто къ казакамъ подходятъ свѣжія большія силы.

Собравъ къ своему шатру командировъ полковъ, Платовъ сказалъ имъ:

Съ Божьею помощью я рѣшился въ эту ночь взять городъ приступомъ. Мы — Русскіе и, слѣдовательно, должны ожидать удачи. Съ именемъ Бога и Государя приступимъ къ дѣлу.

По отряду же былъ отданъ приказъ: ...«Съ твердымъ упованіемъ на Бога, съ ревностнымъ усердіемъ къ Государю и съ пламенною любовью къ Отечеству совершимъ въ сію ночь приступъ къ городу Намюру. Со всѣхъ полковъ наряжаются по три, а съ Атаманскаго полка пять сотенъ пѣшихъ казаковъ съ дротиками. У кого есть патроны, тотъ долженъ быть съ ружьемъ. Наблюдать тишину; а, приступя къ городу съ трехъ назначенныхъ мѣстъ, производить безпрерывный крикъ. У страха глаза большіе; непріятелю сила наша извѣстна. Городъ кругомъ окованъ нашею цѣпью: никто не подастъ вѣсти врагу. Вспомнимъ Измаильскій приступъ: къ стѣнамъ его казаки шли съ открытою грудью. Вѣра и вѣрность увѣнчались тамъ успѣхомъ: и здѣсь, уповая на Бога, ожидаемъ несомнѣнно славы и побѣды. Овладѣвъ городомъ, не чинить жителямъ никакого вреда, никакой обиды. Покажемъ врагамъ нашимъ, что мы побѣждаемъ сопротивниковъ вѣрою, мужествомъ и великодушіемъ».

Наступила темная зимняя ночь. Платовъ сидѣлъ на камнѣ и, сидя, дремалъ. Къ нему подошелъ полковникъ Шпербергъ, назначенный командовать спѣшенными частями.

Ваше сіятельство, — сказалъ онъ, — казаки готовы къ приступу.

Платовъ всталъ.

Съ Божьею помощью, — сказалъ онъ, — ступайте, начинайте. Приближайтесь къ городу скрытыми путями, тихомолкомъ, чтобы врагъ и шороха нашего не услышалъ. Увѣдомляйте меня обо всемъ. Подошедши къ городу, пустите ракету. Дай Богъ, чтобы непріятель сдался безъ кровопролитія. Богъ всѣмъ располагаетъ: да будетъ по Его святой волѣ.

Какъ только сотни подошли къ городскимъ стѣнамъ, казаки подняли страшный крикъ; два орудія донской артиллеріи частыми выстрѣлами ядрами разбивали ворота. Со стѣнъ французы стали стрѣлять по казакамъ. Первый приступъ былъ отбитъ. Платовъ прислалъ на поддержку Шпербергу полки генералъ-маіора Грекова 8-го и приказалъ зажечь ворота. Казаки на коняхъ подскочили къ воротамъ, привезли солому и порохъ. Кремни застучали о кресала, вспыхнулъ огонь, и зарево пожара озарило темную ночь. Французы усилили стрѣльбу. Донскія сотни съ одними дротиками ворвались черезъ горящія ворота въ городъ. Черноморскія сотни (кубанскія) усилили огонь по стѣнамъ. Французы бросились въ городскія улицы. Начался рукопашный бой. Онъ продолжался недолго. Шумъ боя, пушечную и ружейную стрѣльбу, крики «ура» прорѣзали резкіе звуки французской трубы. Непріятель трубилъ о сдачѣ.

Пріѣхавшій въ городъ Платовъ предложилъ переговорщикамъ, чтобы гарнизонъ крѣпости сдалъ оружіе и шелъ въ плѣнъ, и обѣщалъ, что не только жизнь, но и спокойствіе жителей ничѣмъ не будетъ нарушено.

Наступалъ блѣдный разсвѣтъ. Большой отрядъ французовъ былъ обезоруженъ и приведенъ къ Платову. Стало совсѣмъ свѣтло. Плѣнники, и съ ними комендантъ Намюра, сидѣли въ казачьемъ лагерѣ и видѣли вокругъ себя только небольшой конный отрядъ донскихъ и черноморскихъ казаковъ. Платовъ пригласилъ коменданта въ свой шатеръ закусить послѣ тревожной ночи.

Гдѣ же ваша пѣхота? — спросилъ Платова комендантъ, стоя у шатра.

Платовъ показалъ ему на казаковъ.

Вотъ тѣ люди, — сказалъ Платовъ, — которые штурмовали городъ ночью.

Я долженъ быть разстрѣлянъ за мою оплошность, — вскричалъ французскій полковникъ. — Никогда я не сдалъ бы города, если бы зналъ, что тутъ одни казаки.

Э, другъ мой, — сказалъ Платовъ, — прежде не хвались, а Богу помолись. Напишите-ка лучше Наполеону, что съ нашимъ Государемъ ополчился на него самъ Богъ. Мы не желаемъ зла французамъ, но хотимъ только истребить его, общаго нашего врага. Ну, идемте, чай съ ромомъ пить!.. Сыро и холодно такъ-то стоять на вѣтру.

Днемъ во главѣ своего Атаманскаго полка Платовъ торжественно вступилъ въ городъ Намюръ. Жители привѣтствовали казаковъ радостными криками. Въ городѣ Платовъ нашелъ четыре орудія и взялъ много военныхъ запасовъ.

Это было 4 февраля — казаки взяли конными полками сильно укрѣпленный городъ Намюръ. А 23 и 24 февраля подъ городами Краономъ и Лаономъ произошло большое кровопролитное сраженіе. Русскій корпусъ графа Воронцова покрылъ себя неувядаемою славою. Находившіеся при корпусѣ донскіе казачьи полки Мельникова 4-го и Мельникова 5-го въ снѣжную вьюгу, по гололедкѣ, нѣсколько разъ атаковали французскую пѣхоту и содѣйствовали побѣдѣ корпуса графа Воронцова. Эти полки получили въ 1821 году знамена съ надписью: «Донскому Мельникова 4-го полку (Мельникова 5-го) въ воздаяніе отличныхъ подвиговъ, оказанныхъ въ сраженіяхъ въ минувшую войну противъ французовъ при Краонѣ и Лаонѣ въ 1814 году».

А потомъ въ робкіе весенніе дни Парижа былъ торжественный походъ союзныхъ войскъ къ сердцу Франціи — Парижу.

18 марта подъ стѣнами Парижа на Монмартрскихъ высотахъ началось послѣднее сраженіе. Къ вечеру Монмартрскія сильно укрѣпленныя позиціи были взяты. Парижъ сдавался на милость побѣдителя.

19 марта жители Парижа восторженными криками привѣтствовали союзныя войска, вступившія въ Парижъ. Впереди шли Прусскія войска, за ними Русская гвардейская кавалерія, за нею ѣхали верхомъ Императоръ Александръ, король прусскій Фридрихъ Вильгельмъ III и австрійскій фельдмаршалъ князь Шварценбергъ, имѣя позади себя Лейбъ-гвардіи Казачій полкъ.

Вступленіемъ въ Парижъ союзныхъ войскъ была закончена череда войнъ съ Наполеономъ. Наполеонъ отрекся отъ французскаго престола. Во Франціи было возстановлено прежнее королевство съ королемъ Людовикомъ XVIII.

Велики были въ ту пору въ Западной Европѣ и въ Англіи восторгъ, изумленіе и преклоненіе передъ Донскими казаками и ихъ атаманомъ графомъ Платовымъ. Они были Русскими, но какими-то особенными Русскими казались они иностранцамъ. Въ нихъ было нѣчто такое военное, такое мужество и доблесть, что заставляло преклоняться передъ ними. Сколько рисунковъ, литографій и раскрашенныхъ картинъ, сколько забавныхъ изображеній — «каррикатуръ» появилось въ Германіи и во Франціи, изображающихъ казаковъ. Нѣмцы оставили художественныя зарисовки Донцовъ на походѣ, на отдыхѣ и отдѣльныхъ казаковъ, дающія возможность вѣрно судить, какими тогда были Донскіе казаки. У французовъ рядомъ съ точными картинами бивака на одной изъ главныхъ улицъ Парижа, на «Елисейскихъ поляхъ» съ изображеніемъ того, какъ купаютъ своихъ боевыхъ коней казаки въ Сенѣ, появились и «каррикатуры» на нихъ, изображающія въ преувеличенно смѣшномъ видѣ казаковъ въ Парижѣ.

Французскіе фарфоровые заводы выпустили тарелки и блюда съ изображеніемъ атамана Платова и казаковъ. Въ Англіи, куда въ Лондонъ, столицу Англіи, были приглашены атаманъ графъ Платовъ и старый казакъ Землянухинъ, съ нихъ написали прекрасные портреты. Землянухина, почтеннаго стараго казака съ длинною сѣдою бородою едва не до пояса, чудаки ан/с. 7/гличане хотѣли возить вездѣ съ его алою пикою — «дончихою». Пика не входила въ карету, въ которой возили Землянухина, и въ крышѣ кареты прорѣзали нарочно отверстіе, куда можно было вставлять пику.

Англичане подарили Платову драгоцѣнную, украшенную алмазами саблю. Они удивлялись его хитрости и восхищались его умомъ. Но ни лесть, ни подарки не прельстили атамана, онъ тосковалъ по Дону и стремился, какъ можно скорѣе, вернуться на Тихій Донъ, гдѣ его ожидалъ созидаемый имъ Новочеркасскъ.

18 мая 1814 года былъ заключенъ миръ съ Франціей. Въ 1815 году Донскіе полки потянулись одинъ за другимъ въ долгую дорогу черезъ всю Европу, на Донъ — «домой».

10 іюля 1815 года, въ Парижѣ, графъ Платовъ отдалъ по случаю награжденія Атаманскаго полка знаменемъ съ изображеніемъ Спасителя и Георгіевскимъ бунчукомъ приказъ, гдѣ было сказано:

«...Теките къ олтарю Вездѣсущаго и проповѣдуйте, яко съ нами Богъ! Преисполняйтесь глубочайшей признательности къ Самодержцу нашему, коего Отеческими попеченіями вы превознесены, прославлены и благоденствуете; сохраняйте нерушимо обѣты вѣрности къ Царю, вѣрѣ и отечеству; не измѣняйте неустрашимости вашей и храбрости, всѣми признанной; покоряйтесь начальникамъ и внушайте потомкамъ вашимъ быть достойными преемниками славы вашей: вотъ чего требуетъ отъ васъ Помазанникъ Божій и все признательное Отечество...»

Войско Донское за совершенные донскими казаками подвиги въ отечественную войну 1812 года и заграничный походъ 1813-1815 годовъ получило Высочайшую грамату. Въ ней значилось:

«Божіею поспѣшествующею милостію, Мы, Александръ Первый, Императоръ и Самодержецъ Всероссійскій и пр. и пр. и пр. На Донъ въ нижнія и верхнія юрты, Нашимъ атаманамъ и казакамъ, войсковому атаману, генералу отъ кавалеріи графу Платову, правительству войска Донского и всему оному знаменитому войску, Намъ вѣрнолюбезному.

«Донское Наше воинство въ минувшую съ французами войну усердіемъ, подвижностью и храбрыми дѣйствіями своими оказало важныя Отечеству услуги. Поголовное ополченіе и прибытіе онаго въ знатныхъ силахъ къ Нашей арміи было толь поспѣшное и скорое, которое тогда токмо бываетъ, когда совершенная къ исполненію долга своего ревность всѣхъ и каждаго одушевляетъ и движетъ. Мужественная и неутомимая бдительность войскового атамана графа Платова, такожъ и сподвизавшихся съ нимъ всѣхъ войска сего храбрыхъ генераловъ, офицеровъ и всѣхъ вообще Донскихъ урядниковъ и казаковъ, много способствовала къ преодолѣнію великихъ силъ непріятельскихъ и къ одержанію надъ нимъ полныхъ и знаменитыхъ побѣдъ. Они непрестанными на него нападеніями и частыми съ нимъ битвами вездѣ возбраняли ему способы къ продовольствію и чрезъ то привели всю многочисленную конницу его въ совершенное изнуреніе и ничтожество. Когда потомъ, послѣ многихъ бѣдственныхъ для него сраженій, былъ онъ побѣдоноснымъ нашимъ воинствомъ пораженъ, обращенъ въ бѣгство и преслѣдованъ, тогда на пути въ новыхъ съ нимъ жаркихъ сраженіяхъ отбито у него бывшими подъ предводительствомъ Нашего храбраго атамана графа Платова Донскими казаками знатное число артиллеріи со многими взятыми въ плѣнъ генералами ихъ, офицерами и солдатами. Сверхъ сего непріятель, безпрестанно нами обезпокоиваемый, принужденъ былъ многія орудія свои, со всѣми къ нимъ принадлежностями, затоплять въ болотахъ и рѣкахъ или, не успѣвая и того сдѣлать, оставлять намъ въ добычу, такъ, что въ продолженіе бѣгства своего за предѣлы Россійскіе, претерпѣлъ всеконечное и совершенное истребленіе.

«Толь знаменитыя заслуги и подвиги Донского войска Нашего, коими ознаменовало оно себя подъ начальствомъ Намъ вѣрностью преданнаго войскового атамана графа Платова, въ кампанію 1812 года, и болѣе въ продолженіе войны во многихъ битвахъ, съ изданія манифеста 13 апрѣля 1813 года до заключенія мирнаго трактата въ Парижѣ, налагаютъ на Насъ долгъ предъ цѣлымъ свѣтомъ засвидѣтельствовать и повторить изъявленныя въ помянутомъ манифестѣ справедливую Нашу къ нему признательность и благоволеніе. Да сохранится сіе свидѣтельство въ честь и славу его въ памяти потомковъ.

«Въ справедливомъ уваженіи къ симъ отличнымъ подвигамъ знаменитаго Донского войска и въ знакъ Монаршаго попеченія Нашего о его славѣ, жалуемъ Мы ему отъ лица благодарнаго Отечества знамя, отличныя дѣянія войска въ незабвенную для Россіи войну изображающее.

«Да нѣкогда сыны сыновъ вѣрнолюбезнаго Намъ войска Донского, преднося предъ рядами своими сію святую хоругвь славы и Отечества, воспомнятъ дѣянія отцовъ своихъ и послѣдуютъ ихъ примѣру.

«Въ довершеніе Всемилостивѣйшаго благоволенія Нашего къ Донскому войску, Мы подтверждаемъ всѣ права и преимущества, въ Бозѣ почивающими Высокими Предками Нашими ему дарованныя, утверждая Императорскимъ словомъ Нашимъ ненарушимость настоящаго образа его служенія, толикою славою покрытаго; неприкосновенность всей окружности его владѣній со всѣми выгодами и угодьями, грамотами любезнѣйшей Бабки Нашей Государыни Императрицы Екатерины Великія 27-го мая 1793 и Нами въ 1811 году августа въ 6-ой день утвержденную и толикими трудами, заслугами и кровію отцовъ его пріобрѣтенную.

«Мы надѣемся, что таковая признательность Наша вѣрнолюбезному войску Донскому нынѣ изъявляемая, обратится ему въ священную обязанность съ новою рѣшимостью къ новымъ подвигамъ по первому воззванію Отечества. — Пребывая ко всему Донскому войску и къ каждому чину и чиновнику онаго въ особенности Императорскою милостью благосклонны, благоволили Мы подписать сію грамоту собственною Нашею рукою и Государственною печатью утвердить повелѣли...»

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. // «На Казачьемъ Посту». Двухнедѣльный общеказачій журналъ. №28. – 15 іюня 1944 года. C. 5; №29. – 1 іюля 1944 года. C. 6-7.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.