Церковный календарь
Новости


2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 20 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ДОНСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО.
XXIX.
Сраженіе у Тарутино 5-го октября. Отступленіе французской арміи изъ Москвы. Дѣло у Малоярославца 12-го октября. Городня 13-го октября. Зимній походъ. Переправа черезъ рѣку Вопь 28-го октября. Платовъ пожалованъ въ графское достоинство. Пораженіе маршала Нея у села Гусинаго. Березина 12-го ноября. Наполеонъ покидаетъ армію. Казачья добыча. Пожертвованія на церкви. Конецъ «отечественной войны».

Престарѣлый Кутузовъ, всю жизнь проведшій въ походахъ и войнахъ, видѣлъ то, чего не видѣли его болѣе молодые сотрудники. Онъ видѣлъ разложеніе французской арміи, онъ понялъ, что настало время, когда, какъ онъ сказалъ въ Филяхъ, французы начали питаться конскимъ мясомъ. Онъ считалъ, что теперь его задача — сохранить, одѣть, обуть, накормить, словомъ, сберечь Русскую армію, предоставивъ «дванадесяти языкамъ» погибать своею смертью при отступленіи по ими-же разоренной дорогѣ.

Но когда «партіи» (разъѣзды) выяснили, что въ лѣсахъ, недалеко отъ селенія Тарутино, весьма безпечно стоитъ авангардъ Мюрата, и когда штабъ Кутузова сталъ настаивать на томъ, чтобы атаковать Мюрата, фельдмаршалъ очень неохотно далъ на то свое согласіе.

Была составлена «диспозиція» — приказъ арміи, и Русская армія, отдыхавшая на Рязанской дорогѣ, пришла въ движеніе. Всѣ жаждали боя; всѣ были увѣрены въ побѣдѣ. Осеннія дороги были грязны. Орудія и повозки утопали въ болотахъ. Отдѣльнымъ колоннамъ приходилось идти по глухимъ лѣснымъ проселкамъ. Пѣхота подвигалась медленно. Ночное движеніе съ расчетомъ напасть на Мюрата на разсвѣтѣ не удалось. Пѣхотныя колонны блуждали въ лѣсахъ, и къ разсвѣту 6-го октября къ рѣкѣ Чернишнѣ, на которой стоялъ бивакомъ Мюратъ, подошла только казачья колонна графа Орлова-Денисова.

У Мюрата было нѣсколько десятковъ тысячъ конницы, пѣхоты и артиллеріи, у Орлова-Денисова 9 конныхъ полковъ, неполныя пять тысячъ. Въ ожиданіи подхода пѣхоты казачій отрядъ остановился на опушкѣ лѣса и послалъ дозоры наблюдать за непріятелемъ. Были получены донесенія, что французы не подозрѣваютъ о присутствіи поблизости отъ нихъ казаковъ. На бивакѣ, въ палаткахъ и шалашахъ было тихо. Солдаты спали. Просыпалась только конница, и казаки видѣли, какъ на непосѣдланныхъ лошадяхъ и безъ оружія проѣхали солдаты на рѣку поить лошадей.

Наступалъ хмурый осенній день. Вѣтеръ билъ голыми вѣтвями, срывая съ нихъ послѣдніе листья. Пошелъ мелкій, холодный дождь. Въ сѣрую дымку тумана закутался французскій станъ.

Казачьи полковники съѣхались къ Орлову-Денисову.

Ваше сіятельство, начинать, что ли? — спрашивали они.

Орловъ-Денисовъ посматривалъ на часы, на востокъ, откуда по лѣсной дорогѣ должны были выходить пѣхотныя колонны. Но тамъ не было замѣтно движенія. Было тихо, только лѣсъ мѣрно гудѣлъ, да сыпались съ неба ледяныя капли дождя.

Вѣдь проснутся, ваше сіятельство. Тогда тяжелѣе будетъ... А теперь и одни ловко управимся.

Ну!.. Съ Богомъ!..

Полковники поскакали по своимъ полкамъ.

Гг-иии!.. Гг-ииии! — раздалось въ сыромъ холодномъ утрѣ и, сотня за сотней, изъ лѣса понеслись пятьдесятъ казачьихъ сотенъ.

Нападеніе было столь неожиданное и стремительное, что французы не успѣли очнуться отъ сна и понять, что-же это происходитъ, когда весь лагерь лѣваго крыла и 38 орудій были отхвачены казаками. Полки разсѣялись по стану, били разбѣгающихся, сгоняли толпы плѣнныхъ, вывозили пушки, поджигали зарядные ящики. Вездѣ были тревога и ужасъ.

Но Мюратъ увидѣлъ, что казаковъ мало. Онъ устроилъ свой отрядъ въ серединѣ бивака. Успѣвшіе посѣдлать кирасиры бросились на казаковъ. Въ это время на выстрѣлы и на пламя и дымы пожаровъ вышла первая Русская колонна. Среди поваленныхъ шатровъ громаднаго стана, на лѣсной опушкѣ, между брошенныхъ пушекъ и повозокъ разгорѣлся безпорядочный бой. Мюратъ собиралъ полки и вводилъ ихъ въ дѣло. Русскія войска тѣснили его, наконецъ, сбили къ Калужской дорогѣ, принудивъ къ поспѣшному отступленію.

Какъ только извѣстіе о Тарутинскомъ сраженіи и пораженіи Мюрата дошло до Москвы — французская армія стала покидать Русскую столицу. Ночью съ 6-го на 7-е октября ломали сдѣланные по дворамъ и площадямъ шалаши и балаганы для солдатъ. Телѣги и повозки вдругъ распухшихъ обозовъ потянулись изъ города. Каждый старался увезти добычу, набранную въ Москвѣ. Въ коляскахъ и каретахъ везли мѣха, одежду, посуду, серебро, содранное съ иконъ, ризы священниковъ, всякую домашнюю рухлядь. Войска пришли въ разстройство: каждый думалъ лишь о томъ, чтобы дотащить до дома награбленное и уйти поскорѣе изъ нелюдимой страны. Безпорядочно выступали изъ Москвы полки арміи дванадесяти языковъ.

12-го октября у города Малоярославца произошло небольшое авангардное дѣло. Утромъ 13-го, Наполеонъ съ генералами Раппомъ и Коленкуромъ съ небольшимъ конвоемъ гвардейской кавалеріи выѣхалъ изъ главной квартиры, чтобы осмотрѣть поле бывшаго наканунѣ сраженія. Всѣ чувствовали себя въ полной безопасности. Они были среди своихъ войскъ. Не отъѣхали они и версты отъ бивака гвардіи, какъ увидѣли у деревни Городни стройную колонну конницы, выходящую изъ лѣса.

Она шла въ такомъ образцовомъ порядкѣ, такъ чисто было равненіе въ рядахъ, такъ стройно было ея движеніе и отчетливы промежутки между эскадронами, что Наполеонъ былъ увѣренъ, что это идетъ его французская конница.

Государь! Это казаки! — испугано крикнулъ Коленкуръ.

Не можетъ быть, — сказалъ Наполеонъ.

Вдругъ колонны сдѣлали заѣздъ по четыре, развернули фронтъ и помчались въ суровомъ молчаніи на Наполеона.

Раппъ схватилъ подъ уздцы лошадь Наполеона и насильно повернулъ ее назадъ.

Да это наши, увѣряю васъ, — сказалъ Наполеонъ.

Какъ могъ онъ допустить мысль, чтобы совсѣмъ подлѣ его гвардіи могли быть казаки?

Это казаки! Медлить нельзя, государь, — сказалъ Раппъ.

Вы правы! Это и правда, кажется, они.

Изъ лѣса колонна за колонной выходили полки и, быстро строясь, неслись на Наполеона.

Императоръ выхватилъ шпагу изъ ноженъ, приказалъ своему конвою встрѣтить казаковъ и помчался къ лагерю.

Эскадронъ, сопровождавшій Наполеона, былъ разметанъ и уничтоженъ сотней Атаманскаго полка. Подъ Раппомъ ударомъ казачьей пики была убита лошадь. Она упала на него, прикрыла его, и тѣмъ спасла его отъ плѣна.

Никто изъ казаковъ, ни самъ Платовъ, ведшій полки, не смогли предположить, что маленькій человѣкъ въ сѣромъ мѣховомъ сюртукѣ, мчавшійся на сѣрой лошади къ биваку, былъ самъ Императоръ французовъ — Наполеонъ.

Платовъ направилъ полки на артиллерійскій бивакъ. Казаки захватили 40 орудій гвардейской артиллеріи. 11 увезъ Атаманскій полкъ, 29 были наскоро заклепаны. Тѣмъ временемъ Наполеонъ успѣлъ бросить навстрѣчу казакамъ гвардейскую конницу маршала Бессьера, которая и отогнала казаковъ.

Прусскій маіоръ Карлъ фонъ Клаузевицъ пишетъ объ этомъ дѣлѣ: — «...первый день отступленія французовъ, или, вѣрнѣе, дневка 13/25 октября 1812-го года, ознаменовалась смѣлымъ налетомъ, который Платовъ произвелъ рано утромъ на центръ французской арміи близъ Городни; Платову досталось 11 орудій, и самъ Наполеонъ едва не попалъ въ плѣнъ. Въ тотъ-же день другіе казачьи отряды появились подъ Боровскомъ. Такимъ образомъ, уже въ самомъ началѣ отступленія среди французовъ распро/с. 8/странились, какъ страхъ передъ казаками, такъ и серьезная тревога относительно предстоящаго отступленія»...

Не одѣтая по-зимнему, не готовая къ морозамъ Русской зимы французская армія не продуманно двинулась по той-же дорогѣ, по которой шла на Москву. Такъ было легче и проще. Безъ боевъ... Города и деревни были разорены и частью сожжены. На ночлегахъ войскамъ негдѣ было укрыться и обогрѣться. Продовольствія не было. Съ первыхъ дней ноября начались морозы и пошелъ снѣгъ. Жестокая стужа увеличивала страданія французовъ. Они отмораживали руки и ноги, падали въ сугробы и замерзали насмерть. Казаки находили биваки съ цѣлыми ротами замерзшихъ солдатъ. Однажды, прогнавши небольшую часть французскихъ солдатъ, сидѣвшихъ у костра, казаки нашли въ котлѣ варившееся человѣческое мясо.

Полки и батареи бросали оружіе и пушки, и сдавались передъ небольшой казачьей партіей.

Всѣ тяжести зимняго похода и ужасы голодныхъ морозныхъ ночлеговъ, которые испытывали французы — приходилось испытывать и казакамъ корпуса Платова. Но съ казаками шла побѣда. Они чувствовали за собою мощную поступь арміи Кутузова, оправившейся и пополненной. Къ казакамъ довѣрчиво выходили жители изъ лѣсовъ и, чѣмъ могли, дѣлились съ ними.

28-го октября отрядъ итальянцевъ подъ командою Вице-Короля Евгенія Богарнэ подошелъ къ рѣкѣ Вопи. Мостъ черезъ рѣку былъ разрушенъ. Крутые берега обледенѣли. Сзади напирали казаки. По рѣкѣ шло ледяное сало. Попытка построить мостъ кончилась неудачей. Не было подъ руками лѣса. Въ ближайшихъ лѣсахъ гремѣли выстрѣлы — тамъ были казаки Платова. Короткій зимній день догоралъ. Люди стали спускаться въ ледяную воду, и по поясъ въ водѣ брели на другую сторону. Итальянцы торопились переправить черезъ рѣку пушки и обозы. Дно было вязкое. Колеса застревали въ немъ. Въ это время на нихъ наскочили казачьи сотни. 23 орудія, весь обозъ и 2.000 плѣнныхъ были захвачены казаками.

Промокшіе, иззябшіе итальянцы хотѣли стать въ ближайшемъ селеніи Духовщинѣ, но тамъ уже стали два полка казаковъ генерала Иловайскаго 12-го. Пришлось итальянцамъ стать бивакомъ на голомъ полѣ на ледяномъ вѣтру.

Утромъ 29-го октября Богарнэ подтянулъ всѣ свои силы и пошелъ къ Духовщинѣ. Иловайскій очистилъ деревню. Къ нему подошелъ Платовъ съ остальными полками, атаковалъ итальянцевъ, уничтожилъ ихъ конницу, забралъ почти всю артиллерію, и 1-го ноября вогналъ вице-короля въ Смоленскъ безъ конницы и всего съ двѣнадцатью пушками.

За эти дѣла на рѣкѣ Вопи и въ Смоленскѣ Платовъ былъ пожалованъ въ графское достоинство.

3-го ноября, когда французская армія хотѣла пріостановиться подъ городомъ Краснымъ, Русскія войска насѣли на нее и заставили ее бѣжать. Ночью послѣ сраженія французы не имѣли покоя.

Въ мѣстечкѣ Ляды двѣ сотни казаковъ и вооруженные кольями и топорами крестьяне заставили всю армію провести ночь подъ ружьемъ.

Ни на одномъ ночлегѣ не было спокойствія. Измученные дальнимъ тяжелымъ походомъ по снѣгу, голодные, ознобленные люди не имѣли ночью отдыха. Имъ вездѣ чудились казаки.

7-го ноября остатки Наполеоновской арміи вошли въ городъ Оршу. Изъ полутораста тысячъ, выступившихъ изъ Москвы — въ Оршу пришло только 30.000.

Графъ Платовъ преслѣдовалъ наиболѣе стойкаго и мужественнаго генерала французской арміи — маршала Нея, шедшаго въ арьергардѣ.

5-го ноября Платовъ вошелъ въ Смоленскъ, изъ котораго только что выступилъ Ней. Оставивъ въ Смоленскѣ 20-й егерскій полкъ и сотню казаковъ, Платовъ пошелъ преслѣдовать Нея по обоимъ берегамъ Днѣпра.

Сотникъ Наркинъ, шедшій въ авангардѣ отряда генералъ-маіора Денисова, въ 17-ти верстахъ отъ Смоленска, на большой дорогѣ нашелъ 112 орудій, брошенныхъ французами.

Графъ Платовъ съ 12-ю полками шелъ по покрытымъ глубокимъ снѣгомъ узкимъ проселочнымъ дорогамъ, а мѣстами и «на простяка», полями, пересѣченными канавами, наперерѣзъ маршалу Нею.

Ней велъ полки въ густыхъ колоннахъ по берегу Днѣпра. По сторонамъ колоннъ были высланы цѣпи стрѣлковъ. Недалеко отъ села Гусинаго, на полянѣ между лѣсами, Платовъ нагналъ Нея. Казачьи пушки вынеслись на опушку лѣса и обстрѣляли колонны французовъ. Полки графа Платова, съ артиллеріей, съ невѣроятными усиліями, въ глубокихъ сугробахъ снѣга пробились черезъ густые лѣса, и вышли французамъ наперерѣзъ. Произошла свалка. Надѣявшіеся спастись въ лѣсу и кинувшіеся къ опушкѣ, французы были встрѣчены картечнымъ и ружейнымъ огнемъ. Солдаты бросали ружья и разбѣгались. Маршалъ Ней на крестьянской лошади выѣхалъ къ бѣгущимъ солдатамъ.

Солдаты! — громовымъ голосомъ кричалъ онъ, — неужели вы предпочтете постыдный плѣнъ славной смерти за Императора и Францію?!

Образумившіеся солдаты возвращались, строились въ колонны, направлялись къ лѣсу. Платовъ вывелъ изъ него свои полки. Побросавъ ранцы, тяжелымъ ночнымъ походомъ французская пѣхота прошла черезъ лѣсъ, и далеко за полночь дошла до селенія Дубровны. На разсвѣтѣ у села Дубровны появился Платовъ съ донскими полками и выгналъ изъ домовъ на морозъ и стужу остатки арьергарда Нея.

8-го ноября Ней пѣшкомъ добрался до города Орши, и здѣсь соединился съ Наполеономъ.

12-го ноября, не задержанный Русскимъ корпусомъ адмирала Чичагова, Наполеонъ приступилъ къ переправѣ черезъ рѣку Березину. Рѣка была покрыта тонкимъ льдомъ. Французскимъ саперамъ удалось изъ подручнаго матеріала навести два моста. Часть арміи успѣла переправиться, когда снова изъ лѣсовъ появились казаки Платова. Все, что было еще на берегу: замерзшіе обозные, раненые и больные, на подводахъ и пѣшкомъ, бросились спасаться въ полномъ безпорядкѣ къ мостамъ. Мосты были заняты войсками. Тогда вся эта толпа, частью безоружныхъ, побѣжала на ледъ... Ледъ сломался. Французы стали тонуть. Березина была страшнымъ бѣдствіемъ для арміи Наполеона.

23 ноября Наполеонъ оставилъ армію, и подъ именемъ Коленкура, въ саняхъ, а потомъ въ почтовой каретѣ уѣхалъ во Францію, въ Парижъ, создавать новую армію на замѣну погибшей въ снѣгахъ и лѣсахъ Россіи.

Французская армія бѣжала къ границѣ. По-прежнему ее прикрывалъ Ней.

29 ноября казаки настигли Нея. Его солдаты стали разбѣгаться. Ней взялъ ружье, и съ нѣсколькими солдатами сталъ отражать казаковъ. Казаки не взяли его въ плѣнъ только потому, что въ обмороженномъ, небритомъ, одѣтомъ въ грязное тряпье солдатѣ съ ружьемъ не признали самаго мужественнаго маршала Наполеоновой арміи.

Пройдя Ковно, Ней переправился черезъ Нѣманъ. На Русской землѣ не оставалось больше ни одного французскаго солдата. Отечественная война была кончена. 552.000 солдатъ арміи «дванадесяти языковъ» остались на поляхъ Россіи. 1.200 пушекъ было взято Русскими или брошены французами при отступленіи. Донскіе казаки Платова истребили болѣе 18.000 французовъ, взяли въ плѣнъ 10 генераловъ, 1.047 штабъ- и оберъ-офицеровъ и около 40.000 солдатъ; отбили 15 знаменъ, 364 орудія и 1.066 зарядныхъ ящиковъ.

Они взяли громадную добычу.

Какъ-то зимою, къ командиру атаманскаго полка пришелъ казакъ Черкасской станицы Гаврило Чернишниковъ, принесъ слитки серебра до двухъ пудовъ вѣсомъ и просилъ принять серебро на церковь, какъ церковное.

Командиръ полка сказалъ, что это не церковное серебро, но литое, и по правиламъ дѣлежа добычи принадлежитъ ему, Чернишникову.

Почему мы можемъ знать, ваше высокоблагородіе, — отвѣчалъ атаманецъ, — церковное или не церковное это серебро? Про то Богъ одинъ вѣдаетъ. Можетъ быть, нечестивые злодѣи изъ ограбленнаго въ храмахъ слили это серебро? Не хочу принять грѣха на душу. Оставя у себя слитки, буду мучиться совѣстью. Милосердный Богъ сохранилъ мнѣ жизнь. Богу посвящаю я эту малую жертву. Дай Богъ здоровья нашему атаману. Онъ подалъ намъ благую мысль показать дѣломъ усердіе наше ко Всевышнему Творцу и святой вѣрѣ праотцевъ.

Другой разъ какой-то донецъ подъѣхалъ къ биваку гвардейскаго корпуса и продавалъ офицерамъ разныя вещи, отнятыя отъ французовъ: часы, кольца, табакерки, пистолеты, сабли... Одинъ изъ покупателей, чиновникъ Литовскаго полка Щегловъ, увидалъ большой и по виду тяжелый мѣшокъ, висѣвшій поперекъ холки казачьей лошади.

А тутъ у тебя что? Нѣтъ ли и тутъ, станичникъ, чего продажнаго? — спросилъ Щегловъ у казака.

Нѣтъ, тутъ церковное серебро, — отвѣчалъ казакъ, — я обѣщалъ пожертвовать его на церковь. Боже сохрани, чтобы я пользовался изъ него хотя бы однимъ золотникомъ.

Отдай тогда на нашу церковь, — сказалъ чиновникъ.

Это вотъ ладно... Бери!..

Казакъ снялъ тяжелый мѣшокъ съ сѣдла, передалъ его Щеглову, беззаботно свистнулъ и уѣхалъ, не назвавши своего имени.

По мысли Платова, казаки стали сдавать все захваченное ими серебро въ штабъ Кутузова для пожертвованія въ церкви. Набралось болѣе пятидесяти пудовъ серебра. Изъ сорока пудовъ была сдѣлана въ Казанскомъ соборѣ въ Санктъ-Петербургѣ рѣшотка вдоль главнаго амвона храма. На этой рѣшоткѣ сбоку, малопримѣтная, «Александровскими» печатными буквами, вырѣзана надпись: «Усердное приношеніе войска Донского» — 10 пудовъ серебра и 20.000 рублей Платовъ передалъ на возобновленіе ограбленныхъ французами храмовъ Донского монастыря въ Москвѣ.

Въ концѣ ноября къ Русской арміи прибылъ Императоръ Алек/с. 9/сандръ и приказалъ переходить черезъ Нѣманъ для преслѣдованія французовъ заграницей.

3 декабря въ Ковенскомъ соборѣ служили торжественный молебенъ по случаю освобожденія Россіи отъ нашествія дванадесяти языковъ.

Изъ тысячнаго Атаманскаго полка на молебствіи было 150 человѣкъ. Остальные полегли на поляхъ Россіи убитыми, умершими отъ ранъ, отъ болѣзней, замерзшими, умершими отъ голода. Такъ же было и въ другихъ казачьихъ полкахъ.

Новыя пополненія шли съ Дона.

Начался заграничный походъ Русской арміи и ея казаковъ.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. // «На Казачьемъ Посту». Двухнедѣльный общеказачій журналъ. №27. — 1 іюня 1944 года. — [Берлинъ], 1944. — C. 7-9.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.