Церковный календарь
Новости


2019-06-26 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 130-е (1895)
2019-06-26 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 129-е (1895)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 11-15 (1922)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 6-10 (1922)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 26 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ДОНСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО.
XXII.
Война съ Наполеономъ 1805-го года. Шенграбенское сраженіе. Аустерлицъ. Война съ французами 1806-07 годовъ. Атаманъ Платовъ въ Пруссіи. Старые казаки на войнѣ. Дѣло у Гейльсберга. Фридландъ. Тильзитскій миръ. Платовъ и Наполеонъ. Дружба казаковъ съ пруссаками.

Хвалимъ Платова героя: —
Побѣдитель былъ врагамъ,
Побѣдитель былъ врагамъ,
Слава дóнскимъ казакамъ...
       Украшонъ Донъ славой Русской,
       Донъ собою доказалъ,
       Что не терпитъ Донъ французовъ,
       Казакамъ приказъ отдалъ: —
— «Вы злодѣевъ не щадите,
Мои вѣрные Донцы,
Царю честно послужите,
Какъ дѣды ваши, отцы»...
       — «Нѣтъ, мы сдѣлаемъ получше,
       Чтобъ прелестнѣй было намъ;
       Мы по Польшѣ, мы по Пруссіи
       Мы докажемъ всѣмъ врагамъ;
Мы докажемъ всѣмъ врагамъ
Славу дóнскимъ казакамъ»...
Хвалимъ Платова героя: —
Побѣдитель былъ врагамъ...

Звенитъ, переливается, жаворонкомъ-подголоскомъ къ самому небу летитъ бодрая казачья пѣсня въ ладъ спорому, степному ходу казачьихъ коней. Все дальше и дальше сверкаютъ копья заброшенныхъ «за плечо» алыхъ пикъ. Поднялись на бугоръ, перевалили черезъ него. Скрылись. Не стало слышно и пѣсни. Поднятая на широкомъ шляхѣ пыль улегается. Стоявшіе на окраинѣ станицы провожавшіе казаковъ старики, женщины и дѣти расходятся по куренямъ. Ушли кормильцы... Куда?.. Зачѣмъ?.. Кто знаетъ?..

Десять лѣтъ — 1805-1815-й годы Россія, а съ нею и вся Европа, были потрясены войнами съ Наполеономъ Бонапартомъ, его союзниками и приспѣшниками. Въ кровавомъ трепетѣ корежилась Европа. Одни государства погибали, на ихъ развалинахъ созидались другія. По городамъ Русскимъ, по помѣщичьимъ усадьбамъ, по селамъ и станицамъ гадали о Наполеонѣ. Видѣли въ немъ самаго Антихриста. Искали на немъ «звѣриное число» 666. Старались провидѣть и угадать будущее.

Въ ту пору куда только ни посылало Донское войско сыновъ своихъ, лихіе свои полки?!.. Въ Австрію и Пруссію, въ Швецію и Турцію, къ Москвѣ — спасать Россію, и потомъ — широкимъ маршемъ черезъ Пруссію, Саксонію, за Рейнъ, на Сену и Марну, въ самую столицу французскую — Парижъ!.. Гдѣ только не побывали тогда Донскіе казаки, куда только ни занесли славное имя свое!

Въ 1805-мъ году корпусъ Русскихъ войскъ фельдмаршала Михаила Илларіоновича Кутузова былъ отправленъ въ Австрію на помощь германскому Императору Францу II, на котораго напалъ французскій Императоръ Наполеонъ. При этомъ корпусѣ находились два Донскихъ казачьихъ полка: №2 Сысоева и №3 Ханженкова.

Арміи Кутузова угрожало окруженіе. Кутузовъ рѣшилъ смѣлымъ фланговымъ маршемъ пробиться со своими войсками передъ лицомъ всей французской арміи на соединеніе съ австрійцами. Прикрыть этотъ маршъ долженъ былъ арьергардъ князя Багратіона въ 5.000 человѣкъ.

4-го ноября 1805-го года Багратіонъ укрѣпился въ деревнѣ Шенграбенъ. Ему было приказано продержаться во что бы то ни стало сутки, пока армія Кутузова дойдетъ до деревни Погорлицъ, гдѣ соединится съ австрійцами.

Къ вечеру къ Шенграбену подошелъ французскій тридцати-тысячный корпусъ лучшаго французскаго маршала Мюрата. Шенграбенъ былъ подожженъ, и всю ночь, при свѣтѣ пожара, шелъ неравный бой. Наутро превосходящіе въ шесть разъ русскихъ французы окружили отрядъ Багратіона. Полки Сысоева и Ханженкова бросились въ атаку, за ними пошли въ атаку остатки Багратіона. Отрядъ пробился, и у Погорлица соединился съ Кутузовымъ.

Полки Сысоева и Ханженкова получили георгіевскія знамена съ надписью: — «За подвиги при Шенграбенѣ 4-го ноября 1805-го года въ сраженій 5 тысячнаго корпуса съ непріятельскимъ, изъ 30 тысячъ состоявшимъ».

19-го ноября въ присутствіи Императоровъ Александра и Франца произошло сраженіе подъ Аустерлицемъ. Въ этомъ неудачномъ для австрійцевъ сраженіи, когда были брошены имъ на помощь русскіе полки, русская гвардейская кавалерія пошла въ безумно смѣлую атаку. Въ этой атакѣ отличился Лейбъ-гвардіи казачій Его Величества полкъ, бывшій подъ начальствомъ полковника Чернозубова и состоявшій изъ трехъ эскадроновъ Донскихъ казаковъ и одного Черноморскаго (Кубанскаго) эскадрона. Лихою атакою на французскихъ латниковъ, только что сокрушившихъ Кавалергардскій полкъ, гдѣ пали смертью храбрыхъ всѣ офицеры, лейбъ-казаки спасли пѣхоту. Къ концу дня лейбъ-казаки, спѣшившись, вмѣстѣ съ остатками кавалергардовъ и Л.-Гв. Измайловскимъ полкомъ прикрывали отступленіе Русской арміи.

На другой день Австрія покорилась Наполеону. Императоръ Францъ утратилъ наименованіе Императора Германскаго и сталъ именоваться Австрійскимъ Императоромъ... Очередь погибать стала за Пруссіей.

Русскій Императоръ былъ связанъ союзомъ съ Прусскимъ королемъ Фридрихомъ Вильгельмомъ III. За два года до войны съ Австріей Императоръ Александръ I былъ въ Берлинѣ, и подлѣ Берлина, въ Потсдамѣ, у гроба короля Фридриха Великаго, Александръ, прикоснувшись губами къ гробницѣ, протянулъ руки Прусскому королю и королевѣ Луизѣ, и поклялся имъ въ вѣчной дружбѣ.

Наполеонъ зналъ объ этой клятвѣ. Собираясь напасть на Пруссію, онъ рѣшилъ связать Россію на югѣ войною съ турками.

Осенью 1806-го года съ Дона были двинуты полки: — семь полковъ въ Молдавію въ армію Кутузова, и 13 полковъ съ атаманомъ Платовымъ пошли въ 60-ти тысячную армію генерала Бенигсена, находившуюся въ Пруссіи для ея защиты.

2-го января Донскіе казачьи полки Иловайскаго 9-го, Андронова, Сысоева 3-го, Малахова, Грекова 18-го, Киселева 2-го и Папузина приняли участіе въ большомъ сраженіи у деревни Прейсишъ-Эйлау. 27-го января, въ снѣжную бурю, полкъ Киселева въ конной атакѣ разбилъ и уничтожилъ прорвавшуюся сквозь Русскіе полки французскую гвардейскую кавалерію.

Русскія войска отошли на рѣку Пассаргу. Французы, не ожидавшіе такого отпора со стороны Русскихъ, девять дней простояли на мѣстѣ. За это время на рѣку Пассаргу прибылъ съ Дона атаманъ Платовъ съ полками Атаманскимъ, Ефремова 3-го, Селиванова, Иловайскаго 10-го, Иловайскаго 5-го и ротою Донской артиллеріи. Полки эти густою сѣтью пикетовъ и партій прикрыли Русскую армію отъ французовъ.

Началась та полная подвиговъ служба охраны, сторожовки и развѣдки, въ которой казаки не имѣли себѣ равныхъ. Началось боевое знакомство донскихъ казаковъ съ пруссаками. Удивлялись пруссаки, когда приглядывались къ донцамъ. Что-же это за люди?.. Что за особый воинственный народъ?.. Рыцарь-народъ нашелъ другого рыцаря-народъ.

Съ полками Платова пришелъ въ Пруссію Березовской станицы урядникъ Евсѣй Селезневъ, бывшій ординарецъ Суворова. Пятнадцатилѣтнимъ казакомъ пошелъ онъ на войну, и тридцать лѣтъ прослужилъ безсмѣнно въ казачьихъ полкахъ, не ища себѣ ничего, кромѣ славы казачьей. Своими разсказами про Суворова — а какъ хорошо его зналъ старый урядникъ, какъ вѣрно усвоилъ Суворовскую «науку побѣждать», — про Италію, про переходъ черезъ заоблачныя выси Сенъ-Готарда — онъ увлекалъ молодежь на подвиги. Теперь Селезневъ возилъ за Платовымъ его атаманское знамя.

Видѣли нѣмцы въ окруженіи Платова семидесятилѣтняго старика — казака Усть-Бѣло-Калитвенской станицы Обухова. Онъ былъ участникомъ еще Семилѣтней войны. Былъ тогда противъ Пруссіи и ея «лютаго короля», теперь явился на тѣ же поля, какъ союзникъ нѣмцевъ. При Императрицѣ Екатеринѣ II онъ участвовалъ въ первой и второй войнахъ съ турками, съ Суворовымъ и Платовымъ бралъ неприступный Измаилъ, а теперь пошелъ за сына...

Со своимъ сыномъ пришелъ на войну поручикъ Гавриловъ. Одиннадцать ранъ было на его тѣлѣ. Онъ давно считался въ отставкѣ, но, когда сталъ собираться на войну его сынъ — загорѣлось сердце стараго воина. Онъ сталъ проситься въ полкъ. Напрасно друзья его отговаривали: —

Да ты-же старъ... Гдѣ тебѣ ужъ воевать?

Старикъ только рукой отмахивался.

Друзья мои, — говорилъ онъ, — я иду на войну, чтобы научить моего сына, какъ разить враговъ отечества, хочу видѣть, какъ онъ будетъ слѣдовать по стопамъ отцовъ своихъ. Рука моя, конечно, слаба и не въ состояніи сбить всадника дротикомъ, но я, будучи при сынѣ, и укажу ему, какъ управляться съ врагомъ.

Въ ночныхъ партіяхъ и пикетахъ Гавриловъ нигдѣ не отходилъ отъ сына и передавалъ ему свои знанія и опытъ. 24-го мая 1807-го года на рѣкѣ Аллѣ онъ былъ убитъ.

Что это были за люди!. Вѣрно сказано про нихъ: —

Гвозди-бы дѣлать изъ этихъ людей: —
Крѣпче-бы не было въ мірѣ гвоздей...

У города Гейльсберга, 29-го мая, Наполеонъ началъ наступленіе на Русскую армію. Полки Адріана Карповича Денисова находились на охранѣ праваго фланга арміи.

Уже не разъ французская конница бросалась на казаковъ, но всякій разъ, заманенная лавой, бывала опрокинута.

Вдругъ показались французскіе латники-кирасиры. Они /с. 9/ были увѣрены, что казачьи дротики сломаются и копья погнутся о ихъ стальные доспѣхи. Многіе казаки въ первый разъ увидѣли такую конницу. На громадныхъ лошадяхъ, съ ногъ до головы закованные въ желѣзо, рослые люди безстрашно врубились своими тяжелыми палашами въ казачьи ряды. Ломались казачьи дротики о латы, копья гнулись. Смятеніе началось въ рядахъ полка Ефремова, столкнувшагося съ французскими кирасирами.

Вдругъ кто-то изъ старыхъ, видавшихъ виды казаковъ, крикнулъ: —

Колпаки долой!..

Колпаки долой! — понеслось по казачьимъ рядамъ.

Копья направились въ лица подъ каски. Кирасиры, сраженные насмерть, стали падать на землю. Атака французовъ была смята...

Въ это время изъ дальняго лѣса показались длинныя линіи полковъ французской кавалеріи, шедшей на выручку кирасирамъ.

Казакамъ грозила или гибель, или отступленіе. Денисовъ, ученикъ и любимецъ Суворова, не зналъ слова «отступленіе». Онъ проскакалъ къ своимъ полкамъ. Онъ встрѣтилъ два прусскихъ конныхъ полка. Ихъ велъ генералъ большого роста, рябоватый, съ большимъ носомъ и со шрамомъ старой раны на лицѣ. Онъ подъѣхалъ къ Денисову. Генералъ говорилъ по-французски, Денисовъ тоже говорилъ по-французски.

Денисовъ предложилъ нѣмцамъ атаковать вмѣстѣ французскую конницу.

Охотно, — отвѣтилъ пруссакъ.

Подъ общею командою Денисова нѣмецкіе и донскіе полки пошли навстрѣчу французамъ. Они смяли ихъ и прогнали до лѣса, но, наткнувшись на бывшую въ лѣсу пѣхоту, принуждены были отойти на прежнее мѣсто.

Смеркалось. Французская артиллерія кидала гранаты по казачьимъ полкамъ. Казаки разсыпались жидкой лавой и медленно отходили. Къ нимъ пріѣхалъ Платовъ.

Цѣлый день казаки провели въ бою. Они ничего не ѣли, не разсѣдлывали лошадей. Лавы свернулись въ «звенья». Казаки, кромѣ дозорныхъ, спѣшились. Тихо протекала теплая душистая майская ночь. Какъ только стало свѣтать, Платовъ, проведшій ночь съ казаками, приказалъ отряду Денисова продвинуться впередъ и влѣво и занять промежутокъ между лѣсами, и тамъ не пропустить французовъ.

Едва Денисовъ дошелъ до указаннаго ему мѣста, какъ увидѣлъ шедшій на него большой отрядъ французовъ. Шла конница и пѣхота, блистали въ лучахъ восходящаго солнца мѣдныя тѣла французскихъ пушекъ.

У Денисова была только конница. Онъ рѣшилъ: — «лучшій способъ обороны — атака»...

Французская конница развернулась противъ Денисова; пѣхота побѣжала въ лѣсъ, чтобы лѣсомъ зайти во флангъ Денисову.

Денисовъ бросилъ полкъ Ефремова въ сомкнутомъ строю въ атаку на французскую конницу; полкъ Астахова направилъ къ лѣсу, чтобы тотъ лавою не допустилъ французскую пѣхоту выйти изъ лѣса; самъ сталъ въ резервѣ.

Платовъ, ознакомившись изъ доклада посланнаго Денисовымъ офицера о положеніи отряда, послалъ часть своихъ полковъ на выручку, но Денисовъ одинъ справился съ врагомъ.

Полкъ Ефремова такъ стремительно атаковалъ французскую конницу, что та, не принявъ атаки, повернула назадъ. Астаховъ лавой загналъ пѣхоту въ лѣсъ, и не далъ ей выйти изъ него.

Денисовъ глазамъ не вѣрилъ. Какъ легко далась ему полная побѣда надъ превосходящимъ его численно непріятелемъ!.. Описывая въ своихъ воспоминаніяхъ дѣло у Гейльсберга, онъ пишетъ:

— «Видя сіе, не постигалъ я, какимъ образомъ остаюсь побѣдителемъ? Ясно видѣлъ я, что произошло сіе отъ единой благости Всевышняго Творца къ намъ».

2-го іюня подъ Фридландомъ Русская армія столкнулась съ Наполеономъ. Сраженіе было Русскими проиграно. Приказано было отступать.

Завѣса конныхъ казачьихъ полковъ прикрыла отходъ Русской арміи. Полки Платова бросались въ атаку на авангарды французовъ, задерживая продвиженіе арміи.

4-го іюня на Таплакинской пластинѣ казачья артиллерія заставила французовъ развернуться. Начался упорный бой. Спѣшенные казаки отбили атаки французовъ, сожгли мостъ и отошли. На другой день наступавшіе французы были снова остановлены въ Кучелакскомъ лѣсу, гдѣ казаки засѣли за засѣками, а полки Грекова 18-го и Иловайскаго 10-го атаковали въ дротики французовъ на лѣсной прогалинѣ. Движеніе Наполеона снова было задержано на четыре дня.

7-го іюня Платовъ ушелъ за рѣку Нѣманъ. Здѣсь узнали казаки, что въ Тильзитѣ идутъ переговоры съ Наполеономъ о мирѣ.

По случаю заключенія мира и союза съ Франціей въ Тильзитѣ были празднества. Нелегко дался этотъ миръ и союзъ Императору Александру. Еще вчера онъ отказывалъ Бонапарту въ императорскомъ титулѣ, не признавалъ его за государя, еще вчера онъ считалъ, что Наполеонъ незаконно сидитъ на престолѣ французскихъ королей, а теперь ему приходилось принимать его, какъ равнаго, говорить льстивыя рѣчи, сознавать себя побѣжденнымъ и уступать ему первое мѣсто... «Подумать только, что я провелъ эти дни съ Бонапартомъ», — писалъ Александръ своей матери... — «Никогда Александръ Павловичъ, во всю жизнь не могъ переварить этого свиданія; чувства его достоинства были черезчуръ уязвлены, и самолюбіе державнаго повелителя Россіи приходилось приносить обстоятельствамъ», — пишетъ въ исторіи великій князь Николай Михайловичъ.

Не менѣе тяжело переживали это униженіе праздниковъ съ французами и русскіе офицеры и казаки, послѣдніе особенно. Нелегко было и Донскому атаману, вызванному на этотъ праздникъ. Шли смотры и парады то русскихъ, то французскихъ полковъ, торжественные обѣды, угощеніе то русскими французовъ, то французами русскихъ. На одномъ изъ такихъ обѣдовъ Императоръ Александръ представилъ Платова Наполеону. Наполеонъ отозвался съ большой похвалой о казакахъ и сказалъ, что онъ слышалъ, что казаки и теперь стрѣляютъ изъ лука, и что онъ слышалъ, что ихъ атаманъ прекрасно владѣетъ лукомъ.

Я хотѣлъ-бы видѣть это ваше искусство, — сказалъ Наполеонъ.

Въ ушахъ Платова звучали слова казачьей пѣсни: — «что не терпитъ Донъ французовъ». Онъ вопросительно посмотрѣлъ на своего Государя. Императоръ Александръ сказалъ атаману: —

Покажи свое искусство, Матвѣй Ивановичъ. Намъ есть чѣмъ похвалиться передъ французами.

Но... Ваше Величество... Вѣдь они... враги?.. злодѣи?..

Теперь они друзья... Послѣ обѣда ты намъ покажешь свое умѣнье метать стрѣлы.

Платовъ послалъ за своимъ богато украшеннымъ, любительскимъ лукомъ и приказалъ за шатромъ на полѣ поставить мишень.

Послѣ обѣда Платовъ въ присутствіи обоихъ государей металъ стрѣлы. Наполеонъ былъ пораженъ силою и мѣткостью стрѣльбы.

Это страшнѣе ружья, — сказалъ онъ.

Наполеонъ на память объ этомъ подарилъ Платову дорогую табакерку со своимъ портретомъ. Платовъ не пожелалъ оставаться въ долгу передъ Бонапартомъ и передалъ ему свой лукъ и стрѣлы. Платовъ никогда не злоупотреблялъ подаренной ему императоромъ французовъ табакеркой. Онъ не хотѣлъ смотрѣть на изображенный на ней портретъ «злодѣя».

За недолгую эту войну донскіе казаки сдружились съ нѣмецкими солдатами и мирнымъ населеніемъ Пруссіи. И какъ-то особенно полюбили донцовъ мальчики-школьники.

Во время битвы подъ Пассенгеймомъ всѣ школьники вышли изъ городка и наблюдали, кто побѣдитъ. А когда послѣ побѣды казаки входили въ городокъ, мальчики строемъ съ пѣснями пошли казакамъ навстрѣчу.

Что это они поютъ по-нѣмецки? — спросилъ кто-то изъ офицеровъ.

Это они нашу пѣсню поютъ, ваше благородіе, — отвѣтилъ урядникъ. У насъ ее переняли. Только слова по-своему придумали.

И точно — школьники пѣли по-нѣмецки: —

Хвалимъ Платова героя —
Побѣдитель былъ врагамъ...

Въ городъ шли женщины съ кувшинами молока на продажу. Мальчики съ казачьимъ гикомъ атаковали ихъ, отняли молоко, и при общихъ веселыхъ крикахъ и хохотѣ отдали молоко утомленнымъ боемъ казакамъ.

За войну съ французами 1807-го года, 11-го августа 1811-го года войску Донскому были пожалованы Георгіевское знамя и грамата. Въ граматѣ этой значилось:

...«Врожденная бдительность донскихъ воиновъ ограждала спокойствіе нашей арміи, а главнокомандующему служила вмѣсто недремлющаго ока»...

Этою граматой подтверждались всѣ права и преимущества Донского войска, дарованныя Императрицей Екатериной Великой, и утверждались «нерушимость настоящаго образа его служенія и неприкосновенность всей окружности его владѣній»...

Пришедшіе на Донъ казаки сложили объ этой войнѣ и о Прусской землѣ пѣсню: —

Подъ славнымъ было городомъ, подъ Гутштадтомъ
Протекала тамъ рѣчушка, рѣка слезовая,
А на рѣчушкѣ струя бѣжитъ, струя кровавая;
По-надъ рѣчушкой сады цвѣтутъ, сады зеленые.
Въ зеленомъ-то саду не кукушечка, она куковала,
Жалко, жалобно голосочекъ свой она выносила;
/с. 10/
Она всю-то нашу армеюшку прослезила...
— «Ну вы стойте, наши казаченьки, стойте, не робѣйте
Государева свинцу пороха не жалѣйте,
Какъ заутра будетъ вамъ, казаченьки, награжденье:
Будетъ жаловать Государь, жаловать крестами,
Еще жаловать своимъ Царскимъ знаменемъ»...
Но молодые тутъ малолѣточки не испужались,
По темнымъ лѣсамъ они разъѣзжали...

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. // «На Казачьемъ Посту». Двухнедѣльный общеказачій журналъ. №25. — 1 мая 1944 года. — [Берлинъ], 1944. — C. 8-10.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.