Церковный календарь
Новости


2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 11-15 (1922)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 6-10 (1922)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 26 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ДОНСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО.
XIX.
Выборъ невѣсты. Смотрины. Сватовство. Рукобитье. Сговоръ. «Подушки». Дѣвишникъ.

Наступала пора женить молодца. Не его это была забота. Давно подумали объ этомъ и не разъ загадали родители. Сыну-казаку нужна и невѣста-казачка. Въ ту пору бракъ съ иногородцами былъ рѣдокъ; бракъ съ иновѣркой еще того рѣже. Это всегда были браки самовольные, безъ родительскаго на то благословенія.

Сынъ еще и пятнадцати лѣтъ не имѣетъ, а отецъ съ матерью тишкомъ, да молчкомъ приглядѣли ему невѣсту. Чтобы и не родня была, и чтобы все-таки своя была, съ одной станицы или съ сосѣдняго хутора.

Въ домѣ невѣсты приглядываются къ будущему жениху: «не пьетъ ли дюже? Не охальникъ ли? Не сквернословъ-ли?.. Не развратникъ ли?..» И тѣмъ временемъ складывали и складывали приданое въ большой сундукъ.

Когда наступало время женитьбы, обычно за годъ до отправленія въ полкъ на службу, когда минетъ казаку 20 лѣтъ, отецъ говоритъ сыну:

Сынокъ, тебѣ время жениться. Мы съ матерью выбрали тебѣ невѣсту. Она хозяйка домовитая и работящая.

Воля на то ваша, — отвѣчалъ сынъ и кланялся отцу въ ноги. Послѣ этого устраивались смотрины невѣсты.

Родители жениха съ женихомъ отправлялись въ домъ родителей невѣсты на вечернику. Собирались гости. Всѣ уже знали въ чемъ дѣло, но по обычаю и вида не показывали, что знаютъ, почему вечеринка.

Гости, друзья родителей невѣсты, заводили разговоръ о хозяйской дочери, хвалили ея красоту и умъ, называли ее доброю хозяйкой и просили, чтобы она поднесла имъ вина.

Нѣшто и то, — говорилъ отецъ невѣсты, — покликать ее, что ли?

Мать шла въ сосѣднюю горницу. Тамъ невѣста была подготовлена къ выходу. Она была по-домашнему одѣта, но принаряжена и прибрана для гостей. Она брала приготовленный подносъ съ чарками съ виномъ и шла обносить гостей. Подавъ всѣмъ чарки, она, скромно потупившись, становилась въ углу. Гости медленно пили и похваливали вино. Женихъ смотрѣлъ на невѣсту.

Богъ дастъ, — говорили гости, — она и насъ полюбитъ.

Теперь уже знали, въ чемъ дѣло, но никто и вида не показывалъ, что знаетъ.

Нужно было послать сватовъ. Получить согласіе — не невѣсты — но родителей, на бракъ. Хотя о томъ и было сговорено давно, но на смотринахъ могли выйти перемѣны. Чѣмъ-нибудь не понравился женихъ, — не невѣстѣ, невѣсту о томъ и не спрашиваютъ, — а родителямъ ея. То-ли показался онъ слишкомъ тихимъ, или, напротивъ, мало уваженія имъ показалъ, тогда — хотя это и рѣдко бывало — могъ быть и отказъ.

И тутъ — вѣками, съ восточной, изящной цвѣтистостью былъ выработанъ весь обрядъ сватовства. Сваты — друзья родителей жениха или ихъ родственники — снаряжались въ поѣздку, и, пріодѣтые по-праздничному, на телѣгѣ, запряженной добрыми конями, ѣхали въ домъ родителей невѣсты. Здѣсь по первому взгляду, по всему пріему хозяевъ было видно — отказъ, или предложеніе будетъ принято. Родители невѣсты, «причепурившись», выходили въ чистую горницу и, послѣ обычныхъ поклоновъ, сваты говорили:

Урядникъ Мосѣй Карповичъ и Маланья Петровна такъ что желаютъ вступить съ вами въ родство.

Если слова эти встрѣчали съ поджатыми губами и серьезными лицами и отвѣчали:

Благодаримъ покорно за доброе мнѣніе о дочери, но только мы не можемъ собрать свадьбу.

Это означало отказъ. Посидѣвъ не долго для приличія, поговоривъ о постороннемъ — о видахъ на урожай, о прошлой службѣ, сваты, не солоно хлебавши, уѣзжали.

Если было согласіе, отецъ невѣсты говорилъ:

Постойте... Нельзя же такъ... Дайте посовѣтоваться, да и ее самую поспрашивать. Заходить на послѣзавтрева.

Невѣсту когда спрашивали, а когда и нѣтъ. Она все равно не смѣла отвѣтить иначе, какъ сказавъ:

Воля ваша.

Въ назначенный день сваты пріѣзжали съ хлѣбомъ-солью на блюдѣ, покрытомъ полотенцемъ.

Отецъ и мать Гаврилы Миронова, — говорили они, — наказали вамъ кланяться и просить принять ихъ хлѣбъ-соль.

Хозяева молча цѣловали гостинецъ.

Дай Богъ, — говорили сваты, — въ добрый часъ!

Въ добрый часъ! — отвѣчали родители, оборачивали руку суконною полою чекменя, сваты дѣлали то же, и такъ подавали другъ другу руки.

Въ этотъ же день, вечеромъ, въ домѣ невѣсты справлялось рукобитье. Собирались гости, приходили дѣвушки, подруги невѣсты. Женихъ приходилъ съ родителями. При ихъ входѣ всѣ вставали и поздравляли жениха съ невѣстою. Онъ кланялся въ ноги будущимъ тестю и тещѣ.

Дѣвушки садились за столъ, накрытый скатертью и уставленный чарами съ виномъ и разными сладостями, домашними коржиками, винными ягодами, изюмомъ, пряниками, пастилами. Дѣвушки переглядывались и запѣвали:

По рукамъ ударили,
Зарядъ положили [1],
Варюшку пропили.
Пропили и хвалятся:
Что-жъ мы за пьяницы,
Что-жъ за пропойцы...

Помолчатъ немного, подмигнутъ невѣстѣ, прижмутся къ ней, охватятъ ее руками, и продолжаютъ просительно:

Родимый мой батенька,
Нельзя-ли передумати?
Нельзя-ли отказати?
Нельзя, мое дитятко,
Нельзя передумати,
Нельзя отказати:
По рукамъ ударили,
Зарядъ положили...

«Закладъ» положенъ. Дѣло кончено. Сватъ выводилъ на середину горницы жениха, отецъ невѣсты — невѣсту. Ихъ ставили рядомъ. Подходили родители жениха и мать невѣсты. При общемъ торжественномъ молчаніи отецъ жениха соединялъ руки сына и невѣсты его, и говорилъ:

По рукамъ ударили,
Зарядъ положили...

Этимъ кончался обрядъ рукобитья. На этой вечеринкѣ долго не сидѣли. Женихъ и невѣста бывали взволнованы. Назначали день сговора. Дѣвушки накидывали верхнюю одежду и гурьбой выходили на станичную улицу. Онѣ шли и пѣли: «Ой, заюшка, горностай молодой» и «Перепелушка, рябыя перушки» — по этимъ пѣснямъ вся станица знала: рукобитье состоялось.

На сговоръ созывалась чуть не вся станица. Родня жениха и невѣсты, свояки и друзья, кумовья и дружки жениха и подруги невѣсты. Тѣсно отъ народа въ казачьемъ куренѣ. Тѣсно и душно. Всѣ принаряжены, казаки при сабляхъ и шашкахъ. Ярко горятъ свѣчи въ мѣдныхъ шандалахъ. Блеститъ оружіе, офицерскіе эполеты, самоцвѣтные камни и жемчуга ожерелій на дѣвушкахъ. На столахъ гостинцы, свое вино. Женщины и дѣвушки проходятъ въ заднюю горницу. Въ домѣ жениха на этотъ случай приготовлено 10-20 блюдъ съ кренделями, пряниками, орѣхами, изюмомъ, восточными сладкостями — рахатъ-лукумомъ, халвой; наставлены кувшины съ медомъ и сулеи съ виномъ: все это дружки жениха длинной вереницей несутъ въ домъ невѣсты.

Опять поютъ дѣвушки, выводятъ жениха и невѣсту, и они цѣлуются. Женихъ съ невѣстой обносятъ гостей виномъ. Подавъ послѣднему гостю чарку, невѣста убѣгаетъ въ горницу и прячется за дѣвушками. Женихъ идетъ «выкупать» ее. Онъ кладетъ на протянутый ему подносъ серебро. Дѣвушки задорно смѣются:

Ну, чего это надумали? Она вѣдь у насъ золотая. Не дешево вамъ достанется.

Приходится жениху раскошеливаться. Онъ достаетъ золотой и кладетъ его на блюдо. Невѣсту выдаютъ жениху, и тотъ ставитъ ее въ уголъ горницы.

Въ мужской горницѣ перебрали ладами гармоники, взвизгнула скрипка... Дѣвушки подходятъ къ дверямъ, казаки выбираютъ казачекъ: сейчасъ будутъ танцы. Танцевали журавля и казачка.

Степенно и чинно выходятъ одна за другой пары. Каждая старается превзойти другую въ красотѣ и лихости «выходки». Но вотъ все быстрѣе и быстрѣе играетъ гармонистъ, стучатъ под/с. 7/ковки башмачковъ, извивается тонкій станъ казачки, топаютъ сапоги казака. Онъ уже пустился вприсядку, хлопаетъ ладонями по пяткамъ, прыгаетъ, едва не касаясь чубатой головой потолка. Звенитъ посуда на столѣ, вспыхиваетъ пламя свѣчей. Все приходитъ въ движеніе. Плещутъ въ ладоши, ухаютъ, подбадриваютъ танцующихъ криками:

Ахъ, такъ, такъ!.. Ахъ, такъ и эдакъ! Эдакъ такъ!

Старый, подпившій сватъ идетъ показать, какъ надо плясать.

По-старинному!.. Глянь!.. А?!..

Онъ идетъ мелкимъ шагомъ, стукнулъ въ ладъ музыкѣ каблуками, тряхнулъ сѣдыми кудрями, повернулся, улыбаясь румяными щеками въ густую бороду, и пошелъ за дѣвушкой, широко размахивая руками. Та убѣгаетъ отъ него, порхаетъ легко ласточкой, семенитъ маленькими ножками...

Всѣ устали, упарились. Душно. Открыли окна и двери. Пора и за ужинъ. Хозяйка несетъ большія миски съ пшеномъ, съ вареной бараниной, съ курятиной, гусятиной. Всѣ крестятся и чинно садятся за столъ.

Первый голодъ утоленъ. Понеслись стройныя пѣсни о далекихъ походахъ, о службѣ, о грозномъ царѣ Иванѣ Васильевичѣ:

На свѣтломъ то было праздничкѣ,
Праздничкѣ Благовѣщенья,
Какъ стоялъ грозный царь,
Царь Иванъ Васильевичъ,
Со своими князьями съ боярами,
Какъ на тѣхъ на князьяхъ, на боярахъ
Платье цвѣтное, на самомъ-то царѣ
Платье кручинное...

Протяжныя пѣсни смѣняются плясовыми. Загремѣла, застонала:

Посѣю лебеду на берегу,
Мою крупную разсадушку...

И опять пляски до утра!..

За два дня до свадьбы справляли подушки.

Женихъ со своею роднею и знакомыми приходилъ въ домъ невѣсты смотрѣть приданое. По всѣмъ горницамъ куреня на полу положены подушки, на столахъ разложено приданое. Женихъ съ невѣстою первыми садились на подушки. Швеи, шившія приданое, подносили имъ медъ. Женихъ выпивалъ его маленькими глотками, и послѣ каждаго глотка говорилъ:

А и горекъ же медъ!.. Надо-ть подсластить!..

И цѣловалъ невѣсту.

Осушивъ чашу, женихъ клалъ на подносъ швеямъ деньги.

Послѣ жениха и невѣсты на подушки садились другіе казаки и казачки, пили медъ и цѣловались. Въ нихъ при общемъ хохотѣ и визгѣ бросали подушками. Потомъ подушки убирали, приходили музыканты и начинались пляски.

Наканунѣ свадьбы невѣста справляла дѣвишникъ. Это былъ ея послѣдній праздникъ.

Подъ вечеръ, незадолго до захода солнца, она одна, или съ какою-нибудь старою женщиною шла на кладбище. Тамъ она молилась на могилахъ родныхъ и просила ихъ загробнаго благословенія на новую жизнь.

Тѣмъ временемъ въ ея домѣ собирались гости «наволакивать подушки», а въ домъ жениха съѣзжались «каравай сажать». Каравай пекли торжественно, съ пѣснями. Стряпуха — по большей части, мать жениха — накладывала тѣсто на лопату. Гости хватались за лопату, дружки и сваха освѣщали печь свѣчами яраго воска, обвитыми пестрыми лентами. Эти свѣчи потомъ дадутъ жениху и невѣстѣ при вѣнчаніи.

Съ пѣніемъ особой «каравайной» пѣсни:

— «Каравай мой раю...
Сажаю — играю,
Сыромъ посыпаю,
Масломъ поливаю.
Каравайное тѣсто
Побѣгло къ мѣсту,
По медъ, по горѣлку,
По красную дѣвку...»

выносили караваи.

Караваи готовы. Пышутъ коричневыми, усаженными орѣхами [и] изюмомъ, корками. Гости жениха забираютъ ихъ и несутъ въ домъ невѣсты.

Тамъ, въ праздничномъ свѣтѣ свѣчей, на подушкахъ, въ кругу подругъ сидитъ невѣста въ парадномъ уборѣ. На головѣ — высокая шапка, украшенная цвѣтами и перьями; въ косѣ золотой косникъ. Подруги поютъ грустно и протяжно:

Кукуй, кукушка, не умолкай,
Не долго тебѣ куковать:
Отъ велика дня до Петра...
Плачь, Варюшка, не умолкай,
Не долго тебѣ дѣвовать:
А и съ вечера до утра.
А и съ утрева до обѣда,
А и съ обѣда часину:
Тамъ тебѣ косушку расплетутъ,
Шелковый колпачокъ надѣнутъ...

Съ приходомъ жениха пѣсня смолкаетъ. Пришедшіе садятся на подушки и пьютъ медъ. Женщины разбираютъ легкія вещи изъ приданаго и несутъ въ домъ жениха съ пѣснями.

Вечеръ догораетъ въ станицѣ. Если дѣло не зимою — на рундукахъ сидятъ старые казаки. Въ окна глядятся казачки. Звонко по станичнымъ улицамъ раздается пѣсня дѣвушекъ:

Оглянися, мати.
Каково у тебя въ хатѣ...
Пустымъ пустехонько,
Дурнымъ дурнешонько...
Сестрицы подружки,
Да несите подушки,
Сестрицы Катерины,
Да несите перины,
А сестрицы Алены,
Да несите павильоны...
Метеная дорожка метена —
Туда наша Варюшка везена...
По дорожкѣ василечки поросли,
Туда нашу Варюшку повезли,
Повезли ее, помчали,
Въ одинъ часокъ свѣнчали...

Длинной вереницей, въ вечернемъ сумракѣ, мелькаютъ цвѣтныя подушки, бѣлыя перины, коробка (павильоны) съ платьями Варвары Михайловны. Вся станица знаетъ безъ всякихъ приглашеній, безъ пригласительныхъ писемъ: завтра свадьба сына урядника Гаврилы Моисѣевича Миронова и Варвары Михайловны Котовой.

Примѣчаніе:
[1] Зарядъ = закладъ.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. // «На Казачьемъ Посту». Двухнедѣльный общеказачій журналъ. №24. — 15 апрѣля 1944 года. — [Берлинъ], 1944. — C. 6-7.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.