Церковный календарь
Новости


2019-06-26 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 130-е (1895)
2019-06-26 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 129-е (1895)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 11-15 (1922)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 6-10 (1922)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 26 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ДОНСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО.
XVII.
Неудобства жизни въ старомъ Черкасскѣ. Попытки его перестроить. Поиски новаго мѣста для Донской столицы. Атаманъ Платовъ ставитъ городъ «на горѣ́ — на го́ре». Взгляды Платова на казаковъ. Закладка Новаго Черкасска 18-го мая 1805-го года. Переѣздъ въ новый городъ. Торжества по этому случаю.

Тѣсенъ и неудобенъ сталъ Черкасскъ, столица Донского войска. Окружающія его стѣны не давали простора улицамъ и площадямъ. Въ Черкасскихъ станицахъ каждый казакъ ставилъ свой курень и базы при немъ, гдѣ хотѣлъ. Образовались кривыя и тѣсныя улицы. Среди построекъ, на площадяхъ, были озера, куда жители сваливали отбросы. Лѣтомъ отъ этого стояла въ городѣ нудная вонь. Улицы города не были освѣщены, и по вечерамъ по Черкасску было небезопасно ходить отъ загулявшихъ по кабакамъ казаковъ.

Однимъ краемъ городъ примыкалъ къ рѣкѣ Дону. Въ половодье вода заливала улицы и площади. На базарѣ торговали на лодкахъ, по улицамъ ѣздили на лодкахъ. Дома стояли на высокихъ столбахъ, и вдоль нихъ были устроены узкіе проходы съ перилами на столбикахъ. Въ домахъ была сырость. Во время весеннихъ бурь сообщеніе съ правой, нагорной стороной прекращалось, и посланцамъ, ѣдущимъ на Кавказъ и съ Кавказа, приходилось днями дожидаться въ Черкасскѣ или въ Аксайской, когда вода спадетъ и буря утихнетъ.

Повидавшіе Петербургъ и заграничные города казаки подумывали о переносѣ столицы въ другое мѣсто и объ устройствѣ настоящаго города съ широкими улицами-проспектами, съ бульварами и садами. Но и атаманы и старшины чувствовали, какъ крѣпко за двѣсти съ лишнимъ лѣтъ привязались Донцы къ своему старому Черкасску.

Назначенный послѣ смерти атамана Орлова, 30-го іюля 1801-го года, войсковымъ атаманомъ Матвѣй Ивановичъ Платовъ сейчасъ же приступилъ къ улучшенію Черкасска. Въ 1802 году въ Войско былъ присланъ инженерный подполковникъ де-Романо, которому было поручено поднять городъ, построить вокругъ него насыпь для защиты отъ воды, прорыть каналы для спуска лишнихъ водъ.

Начали работы съ засыпки вонючихъ озеръ. Жители подняли ропотъ. Имъ далеко было носить отбросы, и негдѣ было откармливать утокъ. Де-Романо составилъ планъ перестройки города — жители не хотѣли сносить свои курени и разрушать вѣками стоящіе дворы. Расчистка донскихъ протоковъ и прорытіе каналовъ стоили большихъ денегъ, и работы подвигались очень медленно.

Платовъ рѣшилъ избрать другое мѣсто для столицы и построить тамъ казенныя зданія, чѣмъ побудить казаковъ переселяться на новыя мѣста.

Государь Александръ I одобрилъ рѣшеніе атамана, и въ 1804-мъ году для выбора мѣста и разбивки улицъ и площадей былъ присланъ изъ Петербурга инженерный генералъ де-Волантъ. Отъ войска было избрано 12 депутатовъ во главѣ съ атаманомъ.

Подходящими мѣстами были признаны: — Аксайская станица — лучше некуда: — высокая, просторная гора полóго спускается къ Дону. За Дономъ обширный лугъ съ лѣсомъ, озерами, протоками и рѣчками. Донъ тутъ широкъ и глубокъ. Переселеніе удобное: — дома и имущество можно сплавить водою на баржахъ. Не хуже стольнаго града Кіева стала-бы новая столица Донского войска. Всѣмъ это мѣсто очень понравилось.

Смотрѣли еще Черкасскія горы — на вѣтру и на юру, неуютное мѣсто — ни воды, ни рѣки, ни лѣса...

Лучше Аксайской не было мѣста.

Въ ту пору крѣпка и велика была власть атамана. Никто изъ атамановъ не считался съ войсковой канцеляріей и ея асессорами, смотрѣлъ на нее, какъ на свой исполнительный органъ. Въ войско отъ пеней, отъ торговыхъ казаковъ, отъ налоговъ, отъ продажи войсковыхъ земель поступали большія деньги. Атаманы распоряжались ими безотчетно. Отъ этого и власть ихъ была велика. Сказалъ кто-нибудь грубое слово атаману — безъ всякаго разговора: — «сѣки его»! — и потащатъ въ «тюгулевку», и высѣкутъ за милую душу: — «не груби атаману»... Не угодилъ чѣмъ-нибудь казакъ атаману: — «на линію на двѣ перемѣны!» — и пошелъ казакъ на Кубань, или въ Грузію на восемь долгихъ лѣтъ. Выдумалъ атаманъ устроить праздникъ, или скачки, которыя въ ту пору были на Дону любимымъ развлеченіемъ, нужны деньги для того: — «взять изъ войсковыхъ суммъ, сколько нужно»!..

Матвѣй Ивановичъ Платовъ и того болѣе чувствовалъ себя полновластнымъ. У него были связи въ Петербургѣ. Собственноручно, своеобразнымъ языкомъ писалъ Матвѣй Ивановичъ письма вдовствующей Государынѣ Маріи Ѳеодоровнѣ и самому Императору Александру I, очень благоволившему къ умному храброму донцу. Платовъ зналъ, что въ Петербургѣ примутъ и утвердятъ всякій его докладъ.

Платовъ сказалъ: — «поставить столицу на Черкасскихъ горахъ»...

Казакъ до мозга костей, суровый воинъ Платовъ горячо любилъ свой Тихій Донъ и донцовъ, но видѣлъ ихъ благополучіе и благоденствіе не въ самостоятельности, не въ самоуправствѣ Круга, гдѣ избивали и убивали царскихъ пословъ, но въ военной казачьей славѣ. Испытавшій съ Суворовымъ величайшую сладость побѣдъ, выученикъ Суворова, Платовъ скорбѣлъ, видя, какъ гражданская жизнь, торговля, земное благополучіе, казачья «домашнесть» заѣдаютъ казака.

Глядя на богато убранные курени, обставленные заграничной утварью казачьими офицерами, вернувшимися изъ походовъ, глядя на бархатомъ и шелкомъ крытыя кресла и диваны, на венеціанскія зеркала и флорентійскій хрусталь, Платовъ постоянно повторялъ:

Мы не рождены ходить по паркетамъ, да сидѣть на бархатныхъ подушкахъ; такъ можно вовсе забыть родное ремесло. Наше дѣло ходить по полю, по болотамъ, а сидѣть въ шалашахъ, или, еще лучше, подъ открытымъ небомъ, чтобы и зной солнечный, и всякая непогода не были въ тягость. Такъ и будешь всегда донскимъ казакомъ. Всякое дѣло тогда и хорошо, пока всегда съ нимъ, а то ты отъ него на вершокъ, а оно отъ тебя на аршинъ, и такъ и пойдете вы врозь: — хорошъ будетъ толкъ!

Выбирая мѣсто для новой столицы Донского войска на Черкасскихъ горахъ, на юру, безъ воды, въ голой степи, ставя городъ «на горѣ́ — на го́ре», Платовъ хотѣлъ, чтобы донцы оставались всегда «донскими казаками, чтобы и зной солнечный, и всякая непогода была имъ не въ тягость». Степные вѣтры гуляли на просторѣ въ Черкасскихъ горахъ. Зимніе бураны заносили ихъ. Лѣтомъ нестерпимо грѣло солнце. Вода была внизу, въ маленькихъ рѣчкахъ Аксаѣ и Тузловѣ.

Очень не нравилось это мѣсто казакамъ, но съ Платовымъ не поспоришь.

И позже — уже заслуженный герой, графъ, атаманъ всѣми уважаемый — кривился Платовъ, когда въ своемъ Новочеркасскѣ видѣлъ казачекъ и своихъ дочерей, одѣтыхъ въ модныя французскія платья, казаковъ въ фракахъ и сюртукахъ.

Однажды, проѣзжая по Новочеркасску, Платовъ встрѣтилъ двухъ молодыхъ людей, одѣтыхъ во фраки со свѣтлыми пуговицами. Они остановились и поклонились атаману. Платовъ принялъ ихъ за проѣзжихъ и спросилъ сопровождавшаго его полиціймейстера:

Куда проѣзжаютъ эти «сипуташки»? На Кавказскую, что ли, линію?

Никакъ нѣтъ, ваше сіятельство, — отвѣтилъ полиціймейстеръ, — это наши донскіе студенты, которые учатся въ Харьковскомъ университетѣ.

Донскіе?! Какъ-же смѣютъ они носить здѣсь «сиповскій» мундиръ, да еще и съ «гуциками»? Позови ихъ ко мнѣ сейчасъ.

Коляска остановилась. Студенты подошли.

Кто вы такіе? — строго спросилъ Платовъ.

Студенты Харьковскаго университета.

Донцы?

Донскіе казаки.

Какъ-же смѣете вы у себя на Дону ходить въ такихъ дурацкихъ нарядахъ! Въ первый и послѣдній разъ прощаю. Да, смотрите у меня. Покажетесь на улицахъ въ этихъ вотъ «сиповкахъ» — въ тюрьму засажу! Когда вы на Дону — носите казачьи чекмени!

Съ такимъ атаманомъ, да еще поддержаннымъ изъ Петербурга самимъ Императоромъ, спорить и прекословить не приходилось. Весною 1805 года было приступлено къ разбивкѣ улицъ и планировкѣ казенныхъ зданій. Улицы проводились прямыя и широкія, просторно ставился городъ, «по-европейски». Изъ Усть-Бѣло-Калитвенской станицы сплавляли въ Аксайскую для города сѣрый камень. Тысячи казенныхъ рабочихъ изъ донскихъ крестьянъ (иногороднихъ), сотни землемѣровъ, каменщиковъ, плотниковъ, садовниковъ и землекоповъ были согнаны на мѣсто постройки. Насаждали деревья бульваровъ, садили сады, разсаживали кусты, какъ то видѣлъ Платовъ въ Петербургѣ и за/с. 5/границей. За работами наблюдали инженерный капитанъ Ефимовъ и войсковой строитель Бельтрами. Въ апрѣлѣ изъ Заплавской и Кривянской станицы были потребованы плуги и проложены борозды, обозначавшія улицы. Мѣста домовъ намѣтили кольями.

18-го мая, въ день праздника Вознесенія Господня, была торжественная закладка города. Отъ тридцати ближайшихъ станицъ прибыли станичные атаманы и служилые казаки со станичными знаменами. Всѣ генералы и офицеры войска съѣхались на мѣсто закладки. У временной деревянной часовни съ колокольней было отслужено молебствіе; послѣ него торжественнымъ шествіемъ прошли къ тому мѣсту, гдѣ теперь стоитъ соборъ, у крутого спуска, на вершинѣ горы, и тамъ былъ установленъ врытый въ землю кирпичный ящикъ. Въ него Платовъ и епископъ Воронежскій и Черкасскій положили серебряную доску съ надписью:

«Городъ Войска Донского, именуемый Новый Черкасскъ, основанъ въ царствованіе Государя Императора и Самодержца Всероссійскаго Александра Перваго, лѣта отъ Рождества Христова 1805 года, мая 18 дня, который до сего существовалъ двѣсти тридцать пять лѣтъ при берегѣ Дона на островѣ, отъ сего мѣста прямо на югъ, разстояніемъ въ двадцати верстахъ, подъ названіемъ Черкасска».

На оборотѣ доски былъ изображенъ новый гербъ войска Донского.

Послѣ закладки собора заложили церковь во имя св. Александра Невскаго, Гостиный дворъ, войсковую канцелярію и гимназію.

По окончаніи закладокъ и благодарственнаго молебствія, во время котораго стрѣляли изъ пушекъ и ружей, было народное гулянье. По Задонью, гдѣ станомъ стояли съѣхавшіеся на закладку казаки, горѣли костры, тамъ пускали ракеты и Римскія свѣчи, и горѣли фонари иллюминаціи. Тамъ были поставлены бочки съ виномъ, подлѣ нихъ гуляли казаки, и далеко за полночь по луговымъ просторамъ Задонья раздавались дружныя казачьи пѣсни.

Черезъ годъ, 9-го мая 1806-го года, — состоялось перевезеніе знаменъ и войсковыхъ регалій и дѣлъ Войсковой канцеляріи изъ Черкасска въ только что отстроенное новое, строгаго Александровскаго стиля, зданіе въ Новомъ Черкасскѣ.

Платовъ обставилъ это самымъ торжественнымъ образомъ. По отслуженіи въ Старо-Черкасскомъ соборѣ литургіи и молебствія, при громѣ 51 выстрѣла съ крѣпостныхъ Черкасскихъ валовъ, атаманъ, сопровождаемый знаменами и регаліями, конными и пѣшими казаками станицъ отъ Грушевской и Мелеховской до Кочетовской и всѣхъ Донецкихъ, а отъ остальныхъ станицъ по три старика и по три выростка отъ 13-ти по 16-ти лѣтъ — громаднымъ многотысячнымъ шествіемъ спустились къ Донскимъ пристанямъ, гдѣ ожидали лодки.

Впереди на богато разукрашенныхъ и убранныхъ коврами лодкахъ поплыли вверхъ по Дону знамена, духовенство, регаліи, за ними слѣдовали атаманъ, генералы и офицеры, дальше представители Старо-Черкасскихъ станицъ, Бесергеневской, Заплавской, Маноцкой, Богаевской, Александровской, Гниловской и Аксайской, потомъ шли лодки съ директоромъ гимназіи и гимназистами, съ учениками приходскаго училища, и дальше остальные казаки и гости. У Аннинской крѣпости съ лодокъ началась пальба изъ ружей, изъ крѣпости грянулъ 31 выстрѣлъ.

Жаркій, ясный, солнечный, подлинно праздничный былъ день. По всему широкому разливу Донскому полыхали выстрѣлы и неслось съ лодокъ мѣрное красивое пѣніе молебновъ.

Когда стали приближаться къ Новому Городу — съ горы раздалась пальба собранной тамъ казачьей артиллеріи. Шествіе изъ Аксая направилось по Крещенской улицѣ вверхъ къ мѣсту, гдѣ былъ заложенъ соборъ, потомъ по Платовскому проспекту, установленному рядами войскъ къ Войсковой канцеляріи, тамъ сдали въ канцелярію знамена и регаліи.

На другой день утромъ состоялась церемонія Войскового Круга. Днемъ былъ обѣдъ всѣмъ казакамъ, съѣхавшимся на торжество. Пѣли пѣсельники. Въ семь часовъ вечера на особомъ полѣ за городомъ состоялись первыя скачки въ городѣ Новомъ Черкасскѣ. Скачка была на семь верстъ съ многими препятствіями — плетнями, валами, канавами и оврагами. Пришедшій первымъ получилъ большую серебряную, вызолоченную кружку съ надписью:

«Побѣдителю скачки мѣсяца мая 10-го дня 1806-го года».

Второй и третій получили серебряные позолоченные стаканы съ надписью:

«Въ утѣшеніе послѣднихъ, чтобы знать о добротѣ ихъ коней».

Всѣмъ участникамъ скачки было предложено угощеніе съ «выпивкой и заѣдкой».

Гулянье у атаманской ставки, музыка и пѣсни продолжались почти всю ночь.

Нерадостный и невеселый видъ имѣлъ новый городъ. На Платовскомъ проспектѣ — кое-гдѣ стояли маленькіе деревянные лавочные ларьки, два-три дома, отдѣленныхъ одинъ отъ другого на сотни саженей. Передъ ними шла широкая немощенная, разъѣзженная колеями улица. Вездѣ валялись груды мусора. Вдали, на площади, были навалены камни для будущаго собора. Одиноко стояли: зданіе войсковой канцеляріи, большой каменный домъ съ колоннами и огромнымъ балкономъ Семена Курнакова и небольшой домъ атамана Платова, съ дворомъ, на которомъ былъ насыпной курганъ; въ сторонѣ виднѣлся остовъ начатой постройки гимназіи — вотъ и весь городъ.

Не прошло и года, какъ работы пріостановились. Начался рядъ войнъ. Атаманъ Матвѣй Ивановичъ Платовъ оставилъ за себя наказнаго Атамана Адріана Карповича Денисова, ушелъ съ казаками въ далекіе походы, ковать міровую славу донскимъ казакамъ и себѣ самому.

Новочеркасскъ сталъ заселяться и застраиваться, какъ слѣдуетъ, только послѣ войнъ съ Наполеономъ, когда вернулся на Донъ Платовъ.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. // «На Казачьемъ Посту». Двухнедѣльный общеказачій журналъ. №23. — 1 апрѣля 1944 года. — [Берлинъ], 1944. — C. 4-5.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.