Церковный календарь
Новости


2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 30-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 29-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 28-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 27-я (1922)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 72-я (1956)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 71-я (1956)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 46-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 45-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 44-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 43-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 30-я (1921)
2019-07-21 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 29-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 26-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 25-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 24-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 23-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 21 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ДОНСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО.
XIII.
Отношеніе Донского войска къ Пугачевскому бунту. Войсковой Кругъ въ октябрѣ 1772-го года собираетъ войска противъ мятежниковъ. Пугачевъ на Дону. Первая жена Пугачева. Разореніе Пугачевымъ Донскихъ станицъ. Бои на рѣкѣ Мечетной и подъ Царицынымъ. Полковникъ Кутейниковъ. Донцы узнали Пугачева. Яицкіе казаки выдаютъ Пугачева генералу Михельсону. Казнь Пугачева.

О событіяхъ на Яикѣ, на Дону стало сейчасъ-же извѣстно. Пугачевъ посылалъ на Донъ граматы; ѣздили отъ него по станицамъ «тайные подговорщики». Бывали у Пугачева и перебѣжчики съ Дона, ѣздившіе посмотрѣть казачьяго и крестьянскаго «амперадора Петра Ѳедоровича».

Собравшійся въ октябрѣ 1772-го года войсковой Кругъ постановилъ набрать по станицамъ 1.000 лучшихъ казаковъ, составить изъ нихъ полкъ съ тѣмъ, чтобы тотъ полкъ былъ готовъ по первому требованію выступить и дать отпоръ самозванцу. Станичнымъ атаманамъ было приказано зорко слѣдить за всѣми приходящими и пріѣзжающими въ станицы, «особливо на бродягъ и носящихъ на себѣ образъ нищаго».

вымъ когда-то Пугачевъ былъ собранъ и направленъ въ Самарѣ въ отрядъ генерала Мансурова [1].

И уже пошли по Дону слухи, что Императоръ Петръ III — никто иной, какъ свой донской казакъ Зимовѣйской станицы Емельянъ Пугачевъ. Станичники отказались отъ него. Домъ Пугачева былъ уничтоженъ. Его жена и дѣти ходили по станицѣ, побираясь милостынею.

Узнавъ о томъ, Императрица Екатерина II приказала отправить ее въ станъ Пугачева, въ надеждѣ, что та уличитъ мужа въ самозванствѣ.

Русская армія подъ начальствомъ генерала Михельсона вытѣснила Пугачева изъ Самары и Оренбурга. Крестьяне вездѣ приносили повинную. Яицкіе казаки понемногу стали покидать Пугачева.

Пугачевъ рѣшилъ идти на Донъ искать новыхъ людей, еще не прознавшихъ про него. Въ эту пору добралась до него его жена съ дѣтьми.

Свиданіе Пугачева съ семьей произошло въ его палаткѣ.

Пугачевъ принялъ ее съ глазу на глазъ.

Что, Дмитріевна, какъ ты думала обо мнѣ? — спросилъ жену Пугачевъ.

Да что думать-то!.. Буде не отопрешься, такъ я твоя жена, а вотъ это твои дѣти.

Это правда; я не отопрусь отъ васъ, только слушай, Дмитріевна, что я тебѣ скажу: теперь пристаютъ ко мнѣ наши донскіе казаки и хотятъ у меня служить, такъ я тебѣ приказываю, неравно между ними случатся знакомые, не называй меня Пугачевымъ, а говори, что я у васъ въ домѣ жилъ, знакомъ тебѣ и твоему мужу; и сказывай, что твоего мужа въ судѣ замучили до смерти за то, что меня у себя держалъ въ домѣ.

Какъ я стану говорить?! Я право не знаю.

Такъ и сказывай, что ты жена Пугачева, да не сказывай, что моя, и не говори, что я Пугачевъ. Ты видишь, что я называюсь нынѣ Государемъ Петромъ Ѳедоровичемъ, и всѣ меня за такого почитаютъ. Такъ смотри-же, Дмитріевна, исполняй то, что я тебѣ велю, а я, когда Богъ велитъ мнѣ быть въ Петербургѣ и меня тамъ примутъ, тогда тебя не оставлю, а буде не то, такъ не пеняй — изъ своихъ рукъ саблею голову срублю.

Жена Пугачева заплакала и вышла изъ палатки. Она говорила съ той поры такъ, какъ приказалъ ей ея мужъ.

Пугачевъ послалъ на Донъ воззванія, обѣщая то же, что обѣщалъ и яицкимъ казакамъ. Воззванія его успѣха не имѣли. Атаманъ Сулинъ объявилъ по войску, что тому, кто поймаетъ злодѣя, будетъ выдано 25.000 рублей и золотая медаль. По станицамъ въ распоряженіе полковника Алексѣя Иловайскаго набирали казаковъ. Такъ какъ почти всѣ способные носить оружіе казаки находились на турецкой войнѣ, набранные и собиравшіеся въ Скуришенской и Арженовской станицахъ казаки были плохо вооружены, среди нихъ было много слабосильныхъ, и сидѣли они на плохихъ лошадяхъ. Они составили три отряда полковниковъ: Луковкина, Максима Янова и Андрея Вуколова.

Пугачевъ собралъ огромныя толпы крестьянъ, и въ августѣ 1774-го года вошелъ со стороны Камышина въ предѣлы Войска Донского. Одна часть мятежниковъ пошла по берегамъ рѣки Медвѣдицы, другая по рѣкѣ Иловлѣ, и третья по Хопру. Въ станицахъ оставались только старики, женщины и дѣти. При приближеніи Пугачевскихъ ордъ жители спасались по лѣсамъ и балкамъ, оставляя имущество пугачевскимъ толпамъ. 14-го августа Пугачевъ дотла разорилъ станицы Березовскую, Малодѣльскую, Заполянскую, Орловскую и Раздорскую на Медвѣдицѣ. Въ Березовской угнали станичный конный табунъ; въ Малодѣльской повѣсили оставшихся тамъ казаковъ; въ Заполянской жестоко избили станичнаго атамана и двухъ стариковъ за то, что не могли снабдить мятежниковъ овсомъ и сѣномъ.

«Амперадоръ Петръ Ѳедоровичъ» показалъ Донцамъ свой подлинный ликъ.

Походный атаманъ Луковкинъ со старшинами Яновымъ и Вуколовымъ съ отрядомъ въ 550 казаковъ пошелъ на мятежниковъ, бывшихъ у Етеревской станицы. Въ ночь на 17-е августа Луковкинъ прошелъ 80 верстъ, и днемъ неожиданно напалъ на мятежниковъ, пьянствовавшихъ въ Етеревской станицѣ. Многихъ убили, забрали въ плѣнъ, но большая часть бѣжала къ Заполянской станицѣ. Луковкинъ преслѣдовалъ ее и выгналъ изъ предѣловъ Войска.

Главныя силы Пугачева направились къ Царицыну. Когда хвостъ его колонны проходилъ мимо Царицына, Донцы атаковали его. При этомъ много, до 1.200 казаковъ, любопытствуя узнать про Императора, перебѣжало къ Пугачеву. При остановкѣ на ночлегъ казаки старались заглянуть на Императора, но — показывали они потомъ: — «злодѣй рожу свою отъ нихъ отворачивалъ»... Нашлись, однако, знавшіе и видавшіе Пугачева, и пошли разговоры между казаками о томъ, что Императоръ — вовсе не Императоръ, но свой казакъ Пугачевъ. Тою-же ночью донскіе казаки стали покидать станъ Пугачева, а между яицкихъ казаковъ началось «такое замѣшательство, что руки у всѣхъ опустились, и не знали они, за что имъ приняться».

При приближеніи Пугачева къ Царицыну крестьяне окрестныхъ деревень взбунтовались, и Царицынскій комендантъ просилъ помощи Войска Донского. По приказанію наказнаго Донского атамана Сулина, всѣ служилые казаки, состоявшіе на льготѣ до отставки и жившіе отъ Маноцкой до Терновской станицъ и казаки Донецкихъ станицъ, были вновь призваны на службу. Они составили два полка: Макара Грекова и Акима Карпова. Изъ возвратившихся съ Кубани на льготу полковъ Павла Кирсанова, Матвѣя Платова и Акима Уварова было отобрано тысяча доброконныхъ казаковъ и изъ нихъ составлено два полка Кирсанова и Платова.

Эти полки были спѣшно посланы къ Царицыну. Туда-же былъ направленъ полковникъ Кутейниковъ съ полками Василія Манькова, Карпа и Михаила Денисовыхъ.

На рѣкѣ Мечетной отрядъ Кутейникова настигъ главныя силы Пугачева. Кутейниковъ, Маньковъ и Денисовы три раза атаковали мятежниковъ, и всякій разъ прогоняли ихъ до самыхъ пушекъ, но захватить пушекъ не смогли. Въ третью атаку Кутейниковъ столкнулся съ яицкимъ казакомъ. Онъ зарубилъ его, но казакъ успѣлъ нанести Кутейникову двѣ тяжелыя раны — въ грудь и лѣвый бокъ. Кутейниковъ упалъ съ коня и былъ схваченъ бутовщиками. Съ него сорвали амуницію и платье, связали ему назадъ руки, таскали за волосы, били, надѣли на него ременный арканъ, которымъ едва не удавили его и привязали его къ арбяному колесу. Такъ оставался онъ привязаннымъ до вечера. Подъ вечеръ его понесли къ «Императору».

Пугачевъ сидѣлъ въ шатрѣ, окруженный своими товарищами. Передъ нимъ былъ столъ, на столѣ штофъ водки.

Чей ты?.. — строго спросилъ Кутейникова Пугачевъ.

Кутейниковъ... полковникъ.

Такъ, ты, братъ, мнѣ и роднею причелся, — съ насмѣшкой сказалъ Пугачевъ. — Ты Пугачева домъ разорялъ?!

Не разорялъ, а исполнялъ волю командирскую.

Пугачевъ приказалъ привести въ палатку свою жену и спросилъ Кутейникова:

Узнаешь Пугачиху?

Не знаю.

Вотъ она — Пугачиха.

Я ее никогда не видывалъ.

Пугачевъ засмѣялся.

Уведите Пугачиху, — сказалъ онъ. — Признаешь меня Императоромъ Петромъ Ѳедоровичемъ? Пойдешь съ нами, какъ всѣ донскіе казаки идутъ?

Которые идутъ, а которые и не идутъ... У насъ не Императоръ, а Государыня Екатерина Алексѣевна.

Вотъ какъ!.. Да я тебя, братъ, повѣшу!

Кутейниковъ промолчалъ.

Или разстрѣлять его, что-ли? — со звѣрской усмѣшкой сказалъ Пугачевъ. — Ты какъ о себѣ думаешь?

Кутейниковъ молчалъ.

Четвертовать!.. Нѣтъ. Допрежъ — отрѣзать ему пятки и вытянуть изъ ногъ жилы. Ты что же молчишь-то? Али языка отъ страха лишился? Что я не могу, что-ли, того сдѣлать?

Кутейниковъ ничего не отвѣчалъ Пугачеву. Тотъ приказалъ казанскому татарину пристрѣлить Кутейникова.

Кутейникова вывели изъ обоза, перевели чрезъ буеракъ и посадили въ поле. Татаринъ сталъ стрѣлять въ него. Три раза ру/с. 8/жье давало осѣчку. Кутейниковъ молча ожидалъ смерти. Четвертый разъ татаринъ стрѣлялъ въ упоръ, въ лѣвый раненый бокъ Кутейникова. Кутейниковъ свалился въ оврагъ и два часа пролежалъ безъ сознанія. Когда очнулся — ночь. Тишина и безлюдье. Пугачевъ ушелъ къ Царицыну. Полуживой донской полковникъ былъ найденъ двумя казаками, уходившими отъ Пугачева, и доставленъ ими въ Качалинскую станицу.

Царицынъ отстоялся отъ Пугачевскихъ толпъ. Пугачевъ, потерпѣвъ неудачу подъ Царицынымъ, пошелъ къ Черному Яру. Здѣсь онъ окопался. Въ его станѣ было неблагополучно. Наблюдавшіе за нимъ донскіе казаки говорили между собою:

Конечно, онъ не Государь.

Развѣ такіе Государи бываютъ?

Когда Пугачевъ показывался на валу, казаки изъ осаждавшихъ его полковъ кричали ему:

Здорóво, Емельянъ Ивановичъ!

Пугачевъ отворачивался и скрывался въ палаткѣ.

И всего боится, — говорили казаки. — Нѣтъ!.. Не Государь онъ.

Каждую ночь сотни людей уходили изъ стана Пугачева.

Съ сѣвера наступала армія генерала Михельсона. Съ нею шли донскіе полки.

Пугачевъ кинулся искать спасенія въ Яицкое войско. Тамъ казаки схватили его и выдали генералу Михельсону.

Скованнаго по рукамъ и по ногамъ Пугачева въ большой клѣткѣ повезли въ Москву. Нечесаный, съ косматыми отросшими волосами, съ бородою въ лохмахъ, въ разодранной рубахѣ, въ нагольномъ тулупѣ, какъ дикій звѣрь сидѣлъ Пугачевъ въ клѣткѣ. Такимъ увидѣлъ его графъ Панинъ, когда Пугачева привезли на тотъ дворъ, гдѣ Панинъ стоялъ со своимъ штабомъ.

Кто ты таковъ? — спросилъ Пугачева Панинъ.

Самъ, чаю, лучше моего знаешь — Емельянъ Ивановичъ Пугачевъ, — отвѣтилъ, мрачно насупившись, Пугачевъ.

Какъ-же ты смѣлъ, воръ, назваться Государемъ?

Пугачевъ какъ бы про себя пробормоталъ:

Я не воронъ. Я вороненокъ, а воронъ еще летаетъ. Гляди, еще и тебѣ глаза выклюетъ!

Въ Москвѣ Пугачевъ во всемъ покаялся. Когда вывели его 10 января 1775 г. на Лобное мѣсто въ Кремлѣ, окруженное несмѣтными толпами народа, Пугачевъ перекрестился, сдѣлалъ нѣсколько земныхъ поклоновъ, поклонился въ землю народу и говорилъ прерывающимся громкимъ голосомъ:

Прости, народъ православный!.. Отпусти мнѣ, въ чемъ я согрубилъ передъ тобою!.. Прости, народъ православный!.. Прости!!

Потомъ самъ кинулся на плаху. Палачъ сразу отрубилъ ему голову.

Примѣчаніе:
[1] Типографскій бракъ (отсутствуетъ нѣсколько строкъ). Въ другомъ своемъ произведеніи П. Н. Красновъ объ этомъ событіи повѣствуетъ такъ:
     «Въ ноябрѣ 1773 года полковникъ Денисовъ, тотъ самый, у котораго Пугачевъ былъ вѣстовымъ, просилъ разрѣшенія военной коллегіи собрать въ войскѣ 500 человѣкъ казаковъ и съ ними идти прямо на Оренбургъ для пораженія самозванца. Отрядъ Денисова, по повелѣнію Императрицы Екатерины II поступилъ въ вѣдѣніе генерала Мансурова, стоявшаго у Самары...» (П. Н. Красновъ. «Картины былого Тихаго Дона». СПб., 1909. С. 198) (Прим. — А. К.).

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. // «На Казачьемъ Посту». Двухнедѣльный общеказачій журналъ. №20. — 15 февраля 1944 года. — [Берлинъ], 1944. — C. 7-8.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.