Церковный календарь
Новости


2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 11-15 (1922)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 6-10 (1922)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 26 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ДОНСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО.
I.
Опасность жизни на Дону изъ-за набѣговъ Закубанскихъ татаръ и черкесовъ. Разореніе татарами Быстрянскаго городка 15-го августа 1738-го года.

Какъ же жили Донскіе казаки подъ покровительствомъ Россійской Имперіи, когда началась у нихъ мирная жизнь, когда стали они сѣять хлѣбъ, разводить сады и винограды, прочно осѣдать на землѣ? Настали миръ и тишина на нѣкогда столь бурномъ Дикомъ Полѣ? Могъ казакъ наслаждаться этой тишиной? Перестала литься по Донскимъ степнымъ просторамъ кровь, и казачьи головы засѣвать донскія поля и буераки?...

Нѣтъ!.. Мира и мирной, покойной жизни на этой южной, степной окраинѣ Русскаго Государства не было.

Къ востоку отъ Дона по Задонской степи кочевали калмыки. Ихъ князь Дундукъ Омбо въ первые годы второй четверти XVIII вѣка заключилъ прочный союзъ съ Донскими казаками и вмѣстѣ съ ними воевалъ противъ Закубанскихъ татаръ — ногайцевъ. У казаковъ были старые счеты съ ногайскими татарами и черкесами, жившими въ Кавказскихъ горахъ. Донцы жили набѣгами на татарскіе и черкесскіе улусы и аулы; татары и черкесы платили имъ тѣмъ-же.

Конный, лихой и лютый врагъ былъ кругомъ. Донскимъ казакамъ съ морскихъ и рѣчныхъ струговъ, на которыхъ они ходили по морямъ и рѣкамъ, пришлось пересѣсть на коней, вооружиться шашками, луками и стрѣлами, пищалями, а съ 1738-го года и пиками (дротиками). Имъ нужно было всегда и вездѣ быть готовыми къ бою, къ отпору, къ гибели и разоренію ихъ станицъ и городковъ.

Шелъ казакъ въ степь, на свою «дѣляну», пахать или сѣять — онъ бралъ ружье, или лукъ не для того, чтобы подстрѣлить набредшаго къ нему на поле дудака (дрофу), или чтобы стрѣлять пролетнаго гуся, или лебедя, но для защиты отъ могущаго каждый часъ наскакать татарина.

Станицы были окружены рвами и валами, имѣли впереди засѣки. Отъ каждой станицы днемъ и ночью высылались въ степь дозоры, называвшіеся въ ту пору пикетами, чтобы наблюдать за степью.

Россіи было не до помощи казакамъ. Россійская Имперія въ молодые свои годы бурно росла, ведя рядъ завоевательныхъ войнъ. Едва окончилась Ништадскимъ миромъ, въ 1721-мъ году, война со шведами, давшая Россіи владѣнія на Финскомъ заливѣ и Балтійскомъ морѣ, какъ Петръ повелъ войска на югъ, вдоль западнаго берега Каспійскаго моря, по слѣдамъ Степана Разина, и вступилъ въ войну съ персами. Петръ искалъ путей въ богатыя Индѣйскія страны.

При Императрицѣ Аннѣ Іоанновнѣ была война съ Турціей, и фельдмаршалъ Минихъ занялъ Азовъ, уступленный Петромъ туркамъ послѣ неудачной войны въ Молдавіи. Русскія войска вошли въ Крымъ...

Во всѣхъ этихъ войнахъ принимали участіе Донскіе казаки. Они, по приказу военной коллегіи, выставляли полки въ Русскую армію. Въ эти войны особенно отличался Донской атаманъ Иванъ Матвѣевичъ Краснощековъ, ставшій первымъ «бригадиромъ» войска Донского.

Молодые, взрослые и сильные казаки уходили въ походы, въ Финляндію, на Кавказъ — къ Дербенту, въ Крымъ. По станицамъ оставались старики, дѣти и женщины. Въ эту пору стала закаляться въ суровой и опасной мужской работѣ женщина-казачка, ничѣмъ не отстававшая отъ мужа и отца-казака. Во время войнъ съ Турціей, турки посылали къ ногайцамъ пословъ, побуждая татаръ устраивать набѣги на Донскіе городки, чтобы тревожить оставленныя казаками станицы.

Исторія сохранила очень яркое и живое описаніе такой боевой жизни на Дону въ царствованіе Императрицы Анны Іоанновны.

15-го августа 1738-го года въ Быстрянскій городокъ со степныхъ пикетовъ прискакали два испуганныхъ всадника. Они мчались къ избѣ станичнаго атамана и кричали по улицамъ и проулкамъ: —

Валитъ на насъ Касай-мурза съ черкесскою силою видимо-невидимо!..

Ударили «всполохъ». Побѣжали станичники къ станичной избѣ. Пошли разговоры.

Отразить надо-ть, — говорилъ одинъ.

Отра-азить... Говорятъ тебѣ — видимо и невидимо!.. Ухлѣбосолить горцевъ надо, — возразилъ другой...

Т-тю!.. Ухлѣбосолишь ихъ аспидовъ!.. Эва какой!.. А ишшо казакъ!..

Кое-кто и причиталъ безпомощно: —

Пропали наши головушки... Погибать намъ черезъ ихъ придется... Нѣтъ нашихъ защитниковъ казаковъ.

Среди гомона, крика и шума раздавался громкій голосъ станичнаго есаула: —

Помолчите!.. Помолчите, атаманы молодцы!..

Говоръ затихъ. Казаки раздались по площади, привычно стали кругомъ.

Изъ избы при шашкѣ, опираясь на насѣку, вышелъ станичный атаманъ.

Ну, атаманы молодцы, — сказалъ онъ, поглаживая сѣдѣющую бороду, — застала насъ зима въ лѣтнемъ платьѣ. Теперь не время замышлять о шубѣ, надо подумать, какъ бы голытьбѣ выдержать морозы... Не учить мнѣ васъ, атаманы молодцы, какъ рѣзаться съ басурманами: — это дѣло казацкое, обычное. Но о томъ не смолчать мнѣ, что всѣхъ насъ теперь — первый, второй — да и конецъ счета. Татарской-же силы сложилось по наши головы тысячъ тридцать, аль и больше.

Счетъ-то великъ, — перебилъ атамана старшина Роба, — да цѣна въ алтынъ: — Касай-мурза громоздокъ ордою, а лихихъ начальниковъ и молодцовъ-наѣздниковъ у него по пальцамъ перечесть можно. Такъ не лучше ли не терять поры, залечь по концамъ городка и нажидать татаръ на дуло... А тамъ, гляди, и войсковой нашъ атаманъ Данило Ефремычъ съ войскомъ подмогу подастъ... А и нѣтъ... Такъ лучше голова съ плечъ, чѣмъ живыя ноги въ кандалы татарскіе.

То-то вотъ: — голова съ плечъ! — въ раздумьи проговорилъ атаманъ. — Головы казакамъ складывать не диковина, да какова про мертвыхъ въ войскѣ рѣчь пройдетъ?..

На середину круга вышелъ старый сѣдой казакъ Булатовъ.

Не подъ стать намъ теперь, атаманы, смутные заводы заводить, — сказалъ онъ. — Того и гляди, татарская сила накроетъ нашъ городокъ. Разсудимся послѣ. Къ вечеру, можетъ, припадетъ намъ въ новоселье скочевать, на матушку сырую землю. Тамъ будетъ каждому расправа на чистоту. Подумаемъ о другомъ. Вѣдь дѣлу конецъ и теперь виденъ; помощи ждать не откуда; живымъ отдаться стыдно, да и не за обычай...

Говорите дальше, чего же дѣлать?..

Дальше?.. Да что же и говорить-то!.. Пока у насъ шашки, ружья да порохъ, есть и головы на плечахъ — надо биться — вотъ и все тутъ... Давайте-ка раздѣлимся на десятки, да раскинемъ умомъ-разумомъ, гдѣ кому засѣсть въ концахъ городка. Я, примѣрно, покладаю вотъ какъ: — Аѳанасію Меркуловичу быть на конѣ, съ конными, и по первоначалу выскакать за городокъ. Посмотрѣть, что и какъ?

На развѣдку, значитъ, — сказалъ Аѳанасій Меркуловичъ и толкнулъ сына, двѣнадцати-лѣтняго мальчика, чтобы тотъ сѣдлалъ ему коня.

На развѣдку, — подтвердилъ Булатовъ. — Мнѣ, Булатову, въ передовыхъ — лежать на валу; Михаилъ Иванычу — по базамъ и за городомъ сѣсть, а тебѣ, атаману, оставаться съ подмогою недалеко отъ боя и быть надо всѣми старшимъ... Ну, станичники, какъ присудите, пригадаете?..

Быть по-твоему, — раздались голоса казаковъ.

Къ дѣлу рѣчь!..

Дай Богъ въ добрый часъ!

Быстро разбѣжались по куренямъ, схватили оружіе; конные съ Аѳанасіемъ Меркуловичемъ въ облакахъ пыли понеслись въ степь.

И только успѣли казаки залечь по заваламъ, какъ татары нахлынули на городокъ.

Два сильныхъ приступа татарскихъ Быстрянцы успѣшно отразили. Надѣялись на помощь войскового атамана — да далека была та помощь. Болѣе ста верстъ нужно было скакать за нею по балкамъ и степямъ.

При третьемъ натискѣ казаки потеряли въ рукопашномъ бою половину бойцовъ и подались назадъ. Свирѣпые закубанцы бурнымъ потокомъ разорвали сомкнувшіеся для рукопашнаго боя ряды казаковъ и съ громкими криками: —

Гайда!.. Адынъ-джуръ!.., впередъ, впередъ! — разсыпались по улицамъ.

Затрещали ломаемые плетни. Стройные черкесы помчались вдоль казачьихъ куреней. Сверкнулъ огонь вздутыхъ смоляныхъ факеловъ, потянуло соломенною гарью. Бѣлый дымъ поднялся отъ крышъ. Вспыхнуло желтое пламя.

Городокъ запылалъ пожаромъ.

Бабы, — крикнулъ атаманъ. — Тушите пожаръ!

Онъ кинулся съ подмогою на татаръ, и погибъ въ кровавой сѣчѣ...

Вечерѣло. Татары и черкесы кончили вьючить лошадей, и, обремененные добычей, уходили въ степь. Городокъ догоралъ. /с. 7/ Торчали обгорѣлыя кирпичныя печи и трубы. По углямъ, покрывавшимъ землю, курился сизый дымокъ. Старикъ Булатовъ погибъ со всею семьею. Съ окровавленными сѣдинами, раскинувшись на горячей золѣ своего куреня, спалъ онъ непробуднымъ вѣковѣчнымъ сномъ. Возлѣ него умирали старая жена его Нефедьевна, и меньшой внукъ. Старшій внукъ, юноша, бравый казакъ, корчился на площади въ предсмертныхъ судорогахъ. Татары отрубили у него обѣ руки въ то время, когда онъ хотѣлъ вырвать у татарина арканъ, захлестнувшій его невѣсту.

Быстрянскій городокъ погибъ.

Но... жизнь сильнѣе смерти. Изъ далекихъ походовъ на родное пепелище вернулись казаки, и на мѣстѣ стараго городка выросла новая Быстрянская станица.

И пока существовало Донское войско, было въ обычаѣ въ станицахъ Быстрянской и Нижне-Каргальской (потомъ Маріинской) вечеромъ звонить на колокольнѣ рѣдкимъ звономъ три раза. Такъ въ старину напоминали рабочимъ въ полѣ, что послѣ третьяго удара ворота запрутъ и никого въ станицу не пустятъ. 15-го августа въ Быстрянской станицѣ служили панихиды по убитымъ въ 1738-мъ году. За поминальнымъ обѣдомъ станичники поминали своихъ дѣдовъ, погибшихъ отъ татаръ.

Въ тѣ годы не одна Быстрянская станица пострадала отъ татарскаго набѣга. Гибли и другія станицы... Гибли и возрождались...

Такъ было на Дону... Такъ и будетъ... И хотя всѣ погибнутъ — въ новой и лучшей красѣ всѣ встанутъ изъ пепла разрушенія!..

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. // «На Казачьемъ Посту». Двухнедѣльный общеказачій журналъ. №17. — 1 января 1944 года. — [Берлинъ], 1944. — C. 6-7.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.