Церковный календарь
Новости


2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 20 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ВСЕВЕЛИКОЕ ВОЙСКО ДОНСКОЕ.
XI.
Смутное время на Руси. Правленіе Бориса Годунова. Смерть царевича Димитрія. Первое появленіе Самозванца — Григорія Отрепьева. Посольство Самозванца на Донъ. Посылка атамановъ Корела и Межакова къ Самозванцу. Дворянинъ Хрущовъ. Казаки съ Лжедимитріемъ въ Москвѣ.

Жуткіе, кровавые 1584-1613 годы въ Москвѣ, Русская исторія назвала смутнымъ временемъ.

Подлинно: все замутилось въ тогдашней обширной Московской Руси: великая началась смута.

У Царя Іоанна IV кромѣ сына Ѳеодора былъ еще Димитрій. Онъ жилъ съ матерью, Маріей Нагой, въ городѣ Угличѣ.

Царь Ѳеодоръ Іоанновичъ былъ неспособенъ къ управленію государствомъ, расшатаннымъ войнами и внутренними безпорядками въ послѣдніе годы царствованія его отца. Тихій, застѣнчивый, безвластный, онъ любилъ церковныя службы, да колокольные звоны и чуждался дѣлъ /с. 36/ управленія. За него правили Царствомъ бояре. Среди нихъ выдѣлялся властолюбивый и твердый бояринъ Борисъ Годуновъ, татарскаго происхожденія.

15-го мая 1591 года пришло извѣстіе изъ Углича, что 8-ми лѣтній Царевичъ Димитрій въ припадкѣ падучей болѣзни закололся ножомъ.

Въ народѣ были сильно недовольны Царемъ Ѳеодоромъ Іоанновичемъ, вѣрнѣе, его правителемъ Борисомъ Годуновымъ. Крестьяне были прикрѣплены къ землѣ и не могли, какъ раньше, переходить отъ одного помѣщика къ другому. Въ Москвѣ изъ-за неудачнаго подвоза хлѣба былъ такой голодъ, что люди умирали на улицахъ. Страшный пожаръ истребилъ большую часть Москвы, населенную московской бѣднотой.

Все это приписали Годунову. И, когда въ Москвѣ узнали о смерти Царевича Димитрія, — народная молва стала утверждать, что Царевичъ убитъ по приказанію Годунова. Указывали и на убійцъ...

Потомъ пошли темные слухи, что Царевичъ не былъ убитъ, что убитъ былъ другой мальчикъ, что Царевича вѣрные его слуги спасли, что онъ гдѣ-то, до времени, скрывается, придетъ и спасетъ Русь отъ Годунова...

Нашлись люди, рѣшившіе использовать эти слухи. Они подыскали молодого послушника, подходившаго по возрасту къ убитому Димитрію — Григорія Отрепьева, переправили его въ Литву, и стали распространять слухи, что Димитрій живъ, что подлинный царь придетъ спасать Русь отъ Годунова.

Отрепьевымъ заинтересовались поляки. Король польскій Сигизмундъ послалъ средства на содержаніе самозванца. Лжедимитрія окружили католическіе священники и монахи-іезуиты, обставили Самозванца съ царскою роскошью, прислали ему польское войско для похода на Москву.

Всѣ эти московскія настроенія доходили до донскихъ казаковъ. На Дону были очень недовольны Годуновымъ. Это въ его правленіе пришла отъ Царя Ѳеодора Іоанновича грамота, которой запрещалось воевать съ азовцами, требовалось пускать азовцевъ на донскую землю. Годуновъ запретилъ донскимъ казакамъ ѣздить въ Московскую землю для продажи добычи и построилъ крѣпость на Донцѣ Царевъ-Борисовъ, гдѣ задерживали казаковъ, ѣхавшихъ въ Москву.

Отъ Годунова въ Раздоры пріѣзжалъ князь Вяземскій, привезшій отъ Царя грамоту. Въ ней говорилось, что за борьбу съ азовцами, которая можетъ «царскому дѣлу съ Турскимъ султаномъ учинить поруху», будетъ казакамъ «опала и казни и впредь къ Москвѣ вамъ къ намъ николи не бывать и пошлемъ на Низъ Дономъ къ Раздорамъ большую свою рать и поставить велимъ городъ на Раздорахъ и васъ сгонимъ съ Дона, и вамъ отъ насъ и отъ Турского Салтана гдѣ избыти? Только почнете такъ воровать, какъ нынѣ воруете?»

Еще былъ князь Волконскій въ Раздорахъ въ ожиданіи провожатыхъ въ Азовъ, когда прибѣжалъ изъ города Серпухова казакъ Нехорошко Картавый, служившій съ другими казаками по вольному найму въ Москвѣ и разсказалъ, что «въ Москвѣ ихъ товарищамъ нужа великая: государева жалованья имъ не даютъ, а на Донъ не пускаютъ, а служатъ на своихъ коняхъ и корму имъ не даютъ, и иныхъ въ холопи отдаютъ...»

Взволновался Войсковой Кругъ. Особенно шумѣли такъ называемые «голутвенные» казаки, «голытьба» — казаки бѣдняки, жившіе по-старинному набѣгами и добычей. Это касалось болѣе всего ихъ /с. 37/ — запрещеніе воевать съ турками, ходить на Русь продавать добычу, это они нанимались на разныя службы и это ихъ хотѣли въ «холопи» писать.

Заговорили на Кругу и о Годуновыхъ угрозахъ. Слышали, что уже и начальникъ въ тѣ Раздоры, что грозилъ Царь поставить на мѣсто казачьихъ Раздоръ, назначенъ — дворянинъ московскій Хрущовъ.

Кругъ вызвалъ Волконскаго къ себѣ и въ рѣзкой отповѣди отказался дать ему провожатыхъ въ Азовъ...

Въ эту пору прибылъ отъ Самозванца на Кругъ литвинъ Свирскій съ грамотой отъ Димитрія.

Лжедимитрій писалъ въ ней, что онъ «сынъ Царя Бѣлаго», что «вы, казаки, вольные христіанскіе рыцари, присягнули бы тому Царю въ вѣрности...» «помогли бы ему свергнуть раба и злодѣя съ Престола Іоаннова».

Пошли разговоры на Кругу.

Не по-русскому грамота писана.

Николи мы никому не присягали. Всегда были вольнымъ народомъ.

Назвалъ насъ вольными христіанскими рыцарями, какая же тутъ присяга?

Чего добраго ждать отъ Бориса Годунова? Надо настоящаго искать Руси царя, который не покушался бы на наши вольности, не мѣшалъ нашему дѣлу съ азовцами. Можетъ быть, и точно Димитрій есть сынъ Іоанновъ, а не татаринъ Бориска?.. Можетъ быть, тотъ Димитрій-то помягче будетъ?..

Съ Москвой намъ не воевать, а пособить новому царю отчего не пособить?

И раньше мы царямъ пособляли — пособимъ и теперь.

И было рѣшено послать къ Самозванцу выборныхъ атамановъ Андрея Корела и Филата Межакова, чтобы тѣ атаманы доподлинно узнали, точно ли Димитрій сынъ Іоанновъ?

Корела и Межаковъ увидѣли у Самозванца роскошь польскаго стана, прекрасныхъ коней, богатыя одежды, польское войско въ свѣтлобронныхъ доспѣхахъ и самого Самозванца, молодого, пріятнаго въ обращеніи, смѣлаго и радушнаго. Атамановъ хорошо кормили и поили.

Они вернулись на Донъ и разсказали о всемъ видѣнномъ, но сказать, подлинно ли то сынъ Іоанновъ, не могли.

Надо кого попросить, кто царя хорошо зналъ, а мы никогда царя не видали.

Разсказы Корелы и Межакова взволновали «голытьбу». Давно ожидала она хорошаго похода, гдѣ можно было бы брать добычу. Казаки настояли передъ Кругомъ, чтобы Корелѣ и Межакову было разрѣшено собрать отрядъ и идти къ Лжедимитрію, въ городъ Самборъ. Собралось 8.000 казаковъ, добыли коней и оружіе и собрались въ походъ.

Когда узнали о томъ въ Москвѣ, послали на Донъ дворянина Хрущова отговаривать казаковъ отъ похода къ Самозванцу.

Казаки выслушали грамоту Бориса и сказали:

Это ты тотъ самый Хрущовъ, кого хотѣли назначить начальникомъ всего Войска Донского?

/с. 38/ Хрущовъ сталъ отговариваться. Казаки схватили его, заковали въ кандалы и повезли въ Самборъ съ атаманомъ Корелой.

3-го сентября 1604 года казаки привели Хрущова къ палаткѣ Самозванца.

Лжедимитрій вышелъ къ нему въ прекрасныхъ одеждахъ. Хрущовъ залился слезами, сталъ на колѣни и воскликнулъ:

Вижу Іоанна въ лицѣ твоемъ! Я твой слуга навѣки!

Такъ о чемъ же намъ теперь говорить, — разсуждали казаки. — Ему виднѣе, чѣмъ намъ.

Обо всемъ отписали въ Войско, и Кругъ рѣшилъ послать еще 4.000 казаковъ съ Дона въ помощь Самозванцу.

Эта казачья сила явилась главной опорой Самозванца.

Когда высланный отъ Бориса Годунова большой отрядъ воеводы Мстиславскаго опрокинулъ польскую рать Лжедимитрія, на Мстиславскаго неожиданно ударили Донцы, и Мстиславскій сталъ отходить къ Москвѣ.

13-го апрѣля 1605 года въ Москвѣ скончался Борисъ Годуновъ, не сумѣвъ окончить смуты. На московскій престолъ вступилъ сынъ Годунова, юный Ѳеодоръ. Недолго процарствовалъ онъ. Слухи о приближеніи Самозванца дошли до Москвы. Чернь московская взволновалась, ворвалась въ Кремль. Ѳедоръ и его мать Марія Годунова были убиты.

Въ эту лѣтнюю пору Самозванецъ въ Тулѣ принималъ перебѣгавшихъ къ нему Московскихъ бояръ. Приведшій къ нему новое Донское подкрѣпленіе атаманъ Смага Степановичъ Чершенскій былъ принятъ «прежде московскихъ бояръ».

Донскіе и запорожскіе казаки окружили Самозванца во время пріема бояръ, и при Лжедимитріѣ «лаяли и позорили бояръ». И самъ Лжедимитрій «наказывавше и лаяше бояръ якоже прямой царскій сынъ и срамиша ихъ за то, что они признали его позже казаковъ и простого народа...»

20-го іюня 1605 года Самозванецъ во главѣ польской и казачьей конницы вступилъ въ Москву.

Въ Москвѣ Лжедимитрій «боярскіе дворы и животы (крѣпостныхъ), и помѣстья, и вотчины роздалъ худымъ людямъ и казакомъ Донскимъ и Запорожскимъ». Казаки тѣхъ даровъ отъ Самозванца не приняли.

По свидѣтельству Палицына: «атаманъ Корела расхаживалъ по Москвѣ и чудилъ, говоря, что онъ презираетъ блага міра сего... Тогда отъ злыхъ враговъ — казаковъ и холопей всѣ умные только плакали, не смѣя слова сказать; только назови кто царя (Лжедимитрія) разстригою — тотъ и пропалъ...»

Самозванецъ послалъ въ Войско знамя и требовалъ, чтобы войско Донское принесло ему присягу на вѣрность. Но Войско того знамени не приняло и присягу принести отказалось. Службу у Самозванца атамановъ Корела и Межакова Войско разсматривало, какъ ихъ частное дѣло. И раньше такъ бывало, что казаки ходили служить даже и въ иностранныя государства — это не нарушало самостоятельности войска Донского.

/с. 39/ Недолго, менѣе года, процарствовалъ Лжедимитрій въ Москвѣ. Только первые дни онъ былъ ласковъ и милостивъ къ простому народу. Вскорѣ наѣхали въ Москву гордые польскіе паны, пріѣхала невѣста Самозванца, польская княжна Марина Мнишекъ, съ нею католическіе ксендзы и іезуиты. По городу пошли слухи, что русскій народъ и казаковъ будутъ обращать въ католическую вѣру. Москва возмутилась, собралась около любимаго въ народѣ боярина Василія Шуйскаго. Вооруженная толпа 17-го мая 1606 года ворвалась въ Кремль, растерзала Лжедимитрія и прахъ его развѣяла по четыремъ вѣтрамъ. Не оборонило его польское войско.

Царемъ въ Москвѣ сталъ Василій Ивановичъ Шуйскій.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. Часть первая: Всевеликое Войско Донское. Книга первая: Съ давняго прошлаго по сентябрь 1613 года. — [Берлинъ:] Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту», 1943. — C. 35-39. [Казачья библіотека № 1.]

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.