Церковный календарь
Новости


2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 11-15 (1922)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 6-10 (1922)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 26 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ВСЕВЕЛИКОЕ ВОЙСКО ДОНСКОЕ.
X.
Управленіе станицей въ XVII вѣкѣ. Атаманская насѣка и булава. Кругъ (станичный сборъ). Выборы атамана и «подписныхъ стариковъ». Рѣшеніе станичныхъ дѣлъ на Кругу. Станичный судъ.

Какъ же управлялась въ эту пору казачья станица?

Всѣми дѣлами вѣдалъ въ ней и творилъ судъ и расправу станичный атаманъ, выборные старики и станичный Кругъ. Атаманъ избирался на одинъ годъ.

Кругъ собирался на площади, майданѣ; зимою, въ крѣпкій морозъ, въ станичной избѣ. Въ каждой станицѣ былъ свой день для сбора круга и выбора атамана. Такъ, въ Верхне-Курмоярской станицѣ выборы бывали 6-го января, въ Богоявленіе, въ станицѣ Есауловской — въ четвергъ на масляницѣ и т. д.

Если въ станицѣ былъ священникъ, то служили у станичной часовни утреню, послѣ чего станица скликалась на майданъ, или въ станичную избу. Приходилъ туда и станичный атаманъ съ насѣкою.

Насѣка изготовлялась слѣдующимъ образомъ: выбирали прямой терновый стволъ и, не срѣзая его съ корня, дѣлали на немъ частыя насѣчки. За время роста терна насѣчки заплывались кожицей и образовывали возвышенія. Получалась пестрая прямая трость. Когда она выростала до двухъ аршинъ, ее срѣзали и украшали на верху серебряной шапкой — булавой. Отсюда и произошли названія: «насѣка» и «булава». Такъ и поговорка сложилась на Дону: «не атаманъ при булавѣ, а булава при атаманѣ».

Атаманъ долго и истово молился передъ иконами въ станичной избѣ. Передъ образами теплились лампады. Казаки ставили зажженныя восковыя свѣчи: тихо было въ избѣ. Слышны были тяжелые вздохи молитвъ.

Атаманъ оборачивался къ казакамъ и говорилъ:

Простите, атаманы молодцы, въ чемъ кому согрѣшилъ...

Гуломъ пронеслось по избѣ:

Благодаримъ, Зиновій Михайловичъ, что потрудился.

Атаманъ клалъ шапку на столъ, поверхъ шапки клалъ насѣку. Это означало, что онъ отбылъ свой срокъ и нужно выбрать новаго атамана. Для этого долженъ былъ быть раньше еще выбранъ почетный старикъ, который и передастъ новому атаману насѣку, отъ лица всей станицы.

Есаулъ, — говорилъ атаманъ, — доложи!

Станичный есаулъ выходилъ передъ стоящихъ кругомъ казаковъ и говорилъ:

Кому, честная станица, прикажете насѣку взять?

/с. 33/ На кругу поднимался шумъ. Каждый кричалъ своего избранника. Старый атаманъ и есаулъ прислушивались, на комъ остановятся. Наконецъ, какъ будто одно имя стало чаще повторяться.

Сохрону Самойловичу... Сохрону Самойловичу, — соглашались казаки.

Софронъ Самойловичъ, наиболѣе уважаемый въ станицѣ старикъ, бралъ насѣку и становился на мѣсто атамана. Разгладивъ сѣдую бороду, въ сознаніи важности и отвѣтственности происходящаго, онъ медленно и не громко говорилъ:

Есаулъ, доложи!

Есаулъ обращался къ станицѣ:

Вотъ, честная станица Курмоярская! Старый атаманъ свой годъ отходилъ, а вамъ безъ атамана быть нельзя. Такъ, на кого, честная станица, покажете?

Снова поднимался невообразимый шумъ.

Макѣя!.. Макѣя!.. Макѣя Яковлевича!.. — кричали одни.

Ихъ перебивали другіе:

Якова!.. Якова Матвѣевича!

Хорошее ухо нужно было имѣть есаулу, чтобы въ разнобоѣ голосовъ уловить, чье имя повторяется чаще, за кѣмъ становится большинство.

Кто-то возмущенно кричалъ:

З-зач-чѣмъ Якова Матвѣевича? Григорія Петровича надо-ть просить.

И опять, и уже дружно кричали:

Якова!.. Якова Матвѣевича!..

Есаулъ докладывалъ старику:

Сохронъ Самойловичъ! на Якова Матвѣевича указываютъ, — и кричалъ казакамъ: Помолчите-ста, честная станица!

Софронъ Самойловичъ троекратно спрашивалъ примолкшій Кругъ:

Такъ на Яковѣ Матвѣевичѣ порѣшили?

На Яковѣ Матвѣевичѣ, — раздаются одинокіе голоса.

Остальные молчатъ, подтверждая выборы.

Изъ среды казаковъ выдвигается Яковъ Матвѣевичъ.

Ослобонить бы надо, — говоритъ онъ хмуро.

Онъ смущенъ и доволенъ оказаннымъ ему вниманіемъ, но и озабоченъ. Не сладкая, хотя и почетная служба ходить атаманомъ. Суеты, хлопотъ и непріятностей — не оберешься. Онъ знаетъ, что «атаману — первая чарка, — атаману и первая палка...»

Можетъ и то, честная станица, ослобоните... За старостью... за раненіями...

Станица молчитъ. Кое кто посмѣивается — дескать, «попался».

Потрудись, Яковъ Матвѣевичъ, на тебя станица указала, — раздается одинокій голосъ.

Софронъ Самойловичъ вручаетъ Якову Матвѣевичу насѣку, тотъ, перекрестившись, принимаетъ ее. Старики окружаютъ новоизбраннаго атамана и въ знакъ поздравленія накрываютъ его своими шапками. Новоизбранный садится и говоритъ:

/с. 34/

Спасибо, честная станица, на выборѣ... на почетѣ. Такъ приступимъ къ выборамъ «подписныхъ стариковъ».

«Подписныхъ стариковъ» выбираютъ десять человѣкъ, тоже наиболѣе уважаемыхъ и ревностныхъ казаковъ. На ихъ обязанности: въ случаѣ нападенія на станицу скакать въ степь, скликая казаковъ: «въ станицу... въ осаду»; мирить ссорящихся; по общимъ дѣламъ брать штрафы на выпивку; вести очередь нарядовъ въ караулы, для провода служилыхъ людей; въ посыльные въ Главное Войско, въ Раздоры или въ Монастырскій городокъ, объявлять Кругу о преступленіяхъ, совершенныхъ казаками и ожидать отъ Круга приговора.

Атаманъ избранъ; казаки расходятся въ кабакъ пить могарычъ.

Въ станицу съѣхались казаки изъ степныхъ хуторовъ. Нужно воспользоваться этимъ, чтобы рѣшить накопившіяся въ станицѣ дѣла.

Наутро идетъ «закличка».

По улицамъ и проулкамъ между казачьихъ куреней ходитъ есаулъ и рѣзкимъ протяжнымъ станичнымъ есаульскимъ голосомъ кричитъ:

Атаманы молодцы, вся честная станица Курмоярская! Сходитеся на бесѣду, ради для станичнаго дѣла! А кто не придетъ, на томъ станичный приговоръ — осьмуха!

Когда казаки соберутся — приходитъ атаманъ съ есауломъ и «подписные старики».

Въ станичной избѣ шумно. Старые односумы собрались въ кучки, гутарятъ о томъ, о семъ, невнимательно слушаютъ, что докладываютъ Кругу атаманъ и «подписные старики». Все идутъ неважныя, мелкія дѣла.

Уже не разъ и не два кричитъ есаулъ станичнымъ голосомъ:

Атаманы молодцы, вся честная станица Курмоярская! Помолчите!

Онъ бьетъ тростью о полъ и снова кричитъ:

Помолчите-ста, атаманы молодцы, помолчите-ста!

Говоръ и шумъ переходитъ въ шопотъ. Поднимается со своего мѣста атаманъ:

Помолчите, атаманы молодцы!

Наступаетъ тишина и атаманъ докладываетъ:

Вотъ, честная станица, Аксенъ Пахомовичъ проситъ дать клинъ степовой, что возлѣ левады, для попаса его кобылицъ. Какъ присудите — дать, или не дать?

Зашумѣлъ снова Кругъ:

Не дать!

За что?

Тутъ кто-нибудь скажетъ:

Въ часъ добрый!

И вдругъ всѣ согласятся:

Въ добрый часъ! Пущай принимаетъ!

Что-нибудь да поставитъ!

Аксенъ Пахомовичъ выходитъ на середину и кланяется Кругу, благодаритъ за «присудъ»...

/с. 35/ Есаулъ вызываетъ обвиняемаго въ какомъ-то поступкѣ, тотъ выходитъ, кланяется Кругу и ждетъ своей участи. Есаулъ докладываетъ старикамъ его вину.

На Кругу опять шумъ, крики, споры и разговоры, никто не слушаетъ, о чемъ идетъ рѣчь. Между тѣмъ атаманъ возглашаетъ:

Вотъ, честная станица, старики присудили наказать его плетьми. Какъ прикажете? Простить-ли его или выстегать?

Въ добрый часъ! — раздаются голоса. — Не лови рыбу въ неурочное время...

Въ добрый часъ! — кричитъ и молодой бравый казакъ, не разслышавшій, о комъ идетъ рѣчь. Сосѣдъ хватаетъ его за руку и говоритъ:

Да что съ тобой, Левонтій! Это твоего отца бить хотятъ... А ты — въ добрый часъ!

Левонтій машетъ руками и кричитъ на весь Кругъ:

За что батюшку сѣчь? Не надо!

Если казаки находили, что какое-нибудь дѣло не стóитъ вниманія — они заявляли о томъ атаману, и тотъ не дѣлалъ о томъ дѣлѣ доклада Кругу. Отсюда и сложилась на Дону поговорка: «атаманъ не воленъ и въ докладѣ».

Такъ просто, по-семейному, общимъ дружнымъ сборомъ, единою душой рѣшали казаки на станичныхъ кругахъ всѣ свои маловажныя дѣла. Когда же дѣло касалось чего-нибудь важнаго, затрагивавшаго интересы всего Войска, постановлялось передать дѣло Войсковому Кругу на общее рѣшеніе всѣмъ Войскомъ.

Вскорѣ послѣ славнаго подвига Ермака Тимоѳеевича и его смерти, передъ Донскими казаками стали дѣла огромной государственной важности. Дѣло касалось — быть или не быть Московскому государству?

Много осторожности и глубокой мудрости показали въ этомъ случаѣ Донцы и вплели не одну красивую страницу въ исторію уже не только родного Войска, но и государства Россійскаго.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. Часть первая: Всевеликое Войско Донское. Книга первая: Съ давняго прошлаго по сентябрь 1613 года. — [Берлинъ:] Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту», 1943. — C. 32-35. [Казачья библіотека № 1.]

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.