Церковный календарь
Новости


2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 2-я (1921)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 1-я (1921)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 24-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 23-я (1956)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 18 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ВСЕВЕЛИКОЕ ВОЙСКО ДОНСКОЕ.
IX.
Государственное устройство Донского Войска въ концѣ XVI и началѣ XVII вѣковъ. Войсковой Кругъ. Кто имѣлъ право быть участникомъ Круга. Порядокъ на Кругу. Войсковой атаманъ и Правительство. Власть Круга. Донъ, какъ военное самостоятельное государство.

Равные между собою казаки считали лучшими тѣхъ, кого выберутъ войскомъ.

Къ началу XVII вѣка Войско Донское было настолько многочисленнымъ, что нужно было выработать правила о томъ, кто же можетъ избирать и законодательствовать въ Войскѣ? Тѣ времена, когда все войско едва насчитывало пять тысячъ человѣкъ, прошли. Тогда дѣйствительно всѣ казаки войска съѣзжались въ Кругъ, чтобы избирать изъ своей среды атамана и вершить свои дѣла войсковыя всѣмъ войскомъ. Теперь въ войскѣ было много разнаго народа. Были казаки и были люди случайные, пріѣзжіе изъ Россіи, были плѣнные — ясыри. Были женщины, чего раньше не было, были и прирожоные казаки разнаго возраста, и нужно было опредѣлить права всѣхъ этихъ людей.

Казачьи дѣти, мальчики съ 16 съ половиной лѣтъ и до 18 назывались выростками. 18 лѣтъ они становились малолѣтками, и только послѣ 19 лѣтъ мальчикъ казакъ могъ заслужить названіе служилаго казака.

Выростки и малолѣтки могли присутствовать на Кругѣ, но безъ права голоса.

Озимейные казаки — тѣ, кто «сбѣжалъ» или «прибрелъ» на Донъ и жилъ, хотя и годъ, и два или три года и даже участвовалъ въ походахъ, или иныхъ станичныхъ дѣлахъ, но приговоромъ станицы не былъ зачисленъ въ Войско, не могъ быть участникомъ Круга. Осторожно допускали казаки людей въ свою среду. Долго, годами, испытывали новыхъ людей. Это уже не было, какъ сто лѣтъ передъ тѣмъ, когда только спрашивали «въ Бога вѣруешь?» и довольно — становись съ нами въ нашу станицу.

Бурлаки и даже зажилые бурлаки — такъ назывались «новоприходцы», убѣжавшіе на Донъ и бродившіе по Дону, укрываясь отъ преслѣдованія Московской власти, или въ поискахъ работы, не могли /с. 28/ быть участниками Круга. Казаки не хотѣли принимать тѣхъ, кто шелъ для того, чтобы спасать свою жизнь. Это были не рыцари-казаки.

Не могли, естественно, быть на Кругу чужеземцы — люди, приходившіе на Донъ на весеннее и лѣтнее время, чтобы «покормиться» работою въ казачьихъ городкахъ, живя въ куреняхъ у болѣе состоятельныхъ казаковъ.

Ясыри не могли быть участниками на Кругу, но могли «бить челомъ» Кругу и просить помощи и защиты у Войска.

Не могли, естественно, быть на Кругу чужеземцы — московскіе люди, торговые люди, пріѣзжавшіе къ казакамъ за рыбой, или для сбора для церкви, «вожи» (провожатые), «казачьи (не Донскіе) головы», стрѣльцы, сопровождавшіе царскихъ пословъ.

Азіаты — турки, татары и калмыки, какъ тѣ, съ кѣмъ почти непрерывно воевали казаки, не допускались на Кругъ, какъ враги Донского государства.

Духовенство не допускалось на Кругъ. Церковь Божія не отъ міра сего. Это отлично понимали казаки и считали, что дѣла мірскія не касаются служителей Бога.

Пенные казаки, то есть казаки, за какіе-нибудь проступки лишенные казачьихъ правъ, не допускались на Кругъ.

Не допускались на Кругъ и женщины. Не женское дѣло рѣшать казачьи дѣла.

Созывъ Круга совершался тайно отъ татаръ и турокъ. Если таковые были ко времени созыва Круга въ Черкасскомъ городкѣ — ихъ удаляли съ острова.

На время Круга была запрещена продажа водки. И если кто «къ обѣщанію (присягѣ) придетъ пьянъ и такому человѣку и продавцу вина учинено будетъ жестокое наказаніе».

Войсковой Кругъ собирался на главной площади — майданѣ — Черкасскаго городка у часовни. «Сбивали» Кругъ «войсковые есаулы». Они слѣдили за порядкомъ на Кругѣ, наказывали тѣхъ, кто былъ признанъ Кругомъ виновными, исполняли приказанія атамана и приводили на Кругъ тѣхъ лицъ, кого Войско желало видѣть и выслушать.

Участники Круга становились на площади «кругомъ», оставляя въ серединѣ мѣсто для атамана. Когда Кругъ былъ «сбитъ», — то есть собранъ, изъ станичной избы выходилъ атаманъ съ насѣкою въ рукѣ, за нимъ шли избранные Кругомъ старшины и несли за нимъ Войсковыя знамена. Какъ только атаманъ покажется на площади, есаулы кричали «есаульскими» голосами:

Помолчите-те ста (пожалуйста), атаманы молодцы.

Кругъ стихалъ. Атаманъ входилъ на середину и становился подъ знаменемъ. Онъ снималъ шапку и сейчасъ-же всѣ казаки обнажали головы, показывая этимъ уваженіе къ мѣсту и къ случаю.

Обычнымъ обращеніемъ атамана къ кругу было:

Атаманы молодцы и все великое Войско!

Дальше коротко ставился вопросъ, подлежащій рѣшенію Круга и предложеніе атамана, какъ онъ рѣшилъ это дѣло, и спрашивалъ атаманъ:

Любо-ль? Не любо?

/с. 29/ Обычно Кругъ отвѣчалъ коротко:

Любо!

Не любо!

Или: — если это касалось приговора о какомъ-нибудь преступникѣ:

Въ куль да въ воду!

Если о какомъ-нибудь новомъ дѣлѣ, то отвѣчали:

Богъ въ помочь!

Съ Богомъ!

Если не было единогласнаго отвѣта, но слышалась разноголосица, есаулы спрашивали, обращаясь въ разныя стороны:

Всѣ ли такъ соизволяютъ?

Каждый изъ участниковъ Круга могъ говорить на Кругу и высказывать свое мнѣніе. Для этого онъ долженъ былъ выйти въ середину майдана и стать противъ атамана.

Кругъ избиралъ все управленіе войскомъ — Войскового атамана, Войсковыхъ есауловъ, Войскового дьяка (писаря), Войскового толмача и подтолмача (переводчиковъ) для сношеній съ турками, татарами и калмыками, атамановъ, есауловъ и казаковъ зимовыхъ и легкихъ станицъ, выборныхъ посыльщиковъ къ сосѣднимъ казачьимъ войскамъ — Запорожскому, Волжскому, Терскому и Яицкому; Войсковыхъ старшинъ и казаковъ, посылавшихся по донскимъ городкамъ для разбора на мѣстѣ различныхъ дѣлъ мѣстнаго значенія; походныхъ атамановъ и полковниковъ при отправленіи всего-ли войска или только части его въ походъ. Если въ походъ уходилъ и самъ Войсковой атаманъ, то на время его отсутствія изъ Войска Кругъ выбиралъ ему замѣстителя — наказного атамана.

Первое время атамана избирали безъ срока, «пока угоденъ Кругу». Неугодный атаманъ могъ быть «отставленъ» и даже «скинутъ». Такъ въ 1675-мъ году Кругъ не желалъ согласиться съ атаманомъ на постройку крѣпости на рѣкѣ Міусѣ, отговаривался малолюдствомъ казаковъ и тянулъ дѣло, не давая отвѣта. Атаманъ Корнилій Яковлевъ потребовалъ отъ Круга рѣшительнаго отвѣта. Казаки, не давъ отвѣта, стали расходиться. Яковлевъ сталъ укорять Кругъ и трехъ возразившихъ ему казаковъ ударилъ палкой. Казаки бросились на атамана, избили его и выбрали атаманомъ Михаила Самарянина.

Впослѣдствіи вошло въ обычай избирать атамана на одинъ годъ.

Съ выборомъ атамана не было недоразумѣній. Ко времени созыва Круга атаманъ былъ уже намѣченъ. Въ войскѣ люди были на виду. Казаки знали другъ друга и намѣчали того, кто отличился храбростью и распорядительностью въ походахъ или умѣлымъ веденіемъ войсковыхъ дѣлъ. Ихъ и избирали, почти всегда единогласно.

Огромна была власть Круга и избраннаго имъ атамана.

Кругъ посылалъ пословъ, то есть, выражаясь современнымъ языкомъ, «вступалъ въ дипломатическія сношенія съ другими государствами».

Въ 1616-омъ году посылали съ Дона атаманы и казаки на Днѣпръ къ Черкасамъ (Запорожскимъ казакамъ) дружину Трубникова и Ивана Слѣпова договориться о томъ, чтобы «черкасы на нихъ не приходили, а были съ ними въ миру».

/с. 30/ Въ 1661-омъ году къ калмыкамъ были посланы старшины Буданъ и Степанъ Разинъ.

Кругъ принималъ пословъ. Въ Царскомъ наказѣ послу Егорью, посланному на Донъ въ 1662-омъ году, было написано: «Какъ атаманы и казаки въ Кругъ соберутся, послу при всѣхъ говорить:

«Атаманы и казаки, Фролъ Минаевъ и все Войско Донское! Великій Государь Царь»... далѣе слѣдовалъ полный титулъ Московскаго Царя съ перечисленіемъ всѣхъ подвластныхъ ему царствъ и земель, — «велѣлъ васъ, атамановъ и казаковъ и все Войско Донское, опросить о здоровьи»...

Потомъ посолъ, «изговоря рѣчь», долженъ былъ подать атаману грамоту.

«Да какъ атаманы и казаки Великаго Государя грамоту у него, Егорья (посла), примутъ, въ Кругу вычтутъ и выслушаютъ и Егорью говорить: — «Атаманы и казаки, Фролъ Минаевъ и все Войско Донское, Великій Государь, Царь и пр. велѣлъ Вамъ говорить...» и далѣе шло то, о чемъ желалъ договориться съ Войскомъ Московскій Царь.

Войсковой Кругъ каралъ казаковъ, поступавшихъ самовольно.

Въ 1623-омъ году 600 казаковъ безъ спроса атамана и Круга на Дону въ устьѣ рѣки Чира, построили городъ и отписали въ Москву, что «съ Донскими де казаками съ нижними городки они не съѣзжаются и ни въ чемъ донскихъ казаковъ не слушаютъ».

Это была полная измѣна Войску. По повелѣнію Круга городокъ былъ сметенъ съ лица земли. Атаманъ Епифанъ Родиловъ послалъ приказъ атаманамъ верхнихъ станицъ и городковъ и потребовалъ, чтобы всѣ тѣ казаки, которые самовольничали на Чиру и «нынѣ воруютъ на Волгѣ» и тѣ, которые ихъ у себя укрывали, явились на судъ Войска, на Яру, на урочищѣ Монастырскомъ. Тамъ этихъ казаковъ и тѣхъ, кто ихъ ссужалъ зельемъ (порохомъ) и свинцомъ и помогалъ имъ и атамановъ ихъ «били на Кругу осопьемъ и грабили»...

Въ 1659-1660 году казаки самовольно поставили городокъ въ «пустомъ юртѣ» между Паншинскимъ и Иловлинскимъ городками и назвали тотъ городокъ — Рыгинымъ. Кругъ послалъ на Рыгинъ своихъ «низовыхъ казаковъ многихъ людей конныхъ и пѣшихъ съ пушками и тѣ посыльщики тотъ городокъ взяли за большимъ боемъ и подкопами. Городокъ воровской сожгли и старшинъ ихъ воровскихъ заводчиковъ сожгли; атамана и есаула съ товарищами 10 человѣкъ привезли для вершенія (то есть на судъ Войска) живыхъ и, разспрося, тѣхъ воровъ повѣсили...»

Кругъ расправлялся такъ сурово не только со своими казаками и пришлыми случайными людьми, но онъ не стѣснялся съ расправой и надъ иноземными послами, не оказавшими должнаго уваженія войску, или нарушившихъ законы и обычаи войсковые. Исторія знаетъ нѣсколько примѣровъ такихъ расправъ съ Московскими, Черкасскими и Турецкими послами.

Въ 1648-омъ году маіоръ Андрей Лазаревъ привелъ изъ Московскаго государства на помощь Войску, по Царскому повелѣнію, отрядъ изъ 4-хъ капитановъ, 5 поручиковъ и 1000 наемныхъ солдатъ. Лазаревъ потребовалъ, чтобы казаки пришли къ нему на «станъ». По войсковому обычаю онъ долженъ былъ самъ явиться на Кругъ и на Кругу объявить Царскую грамоту... «Казаки учинились непослушными», — пишетъ въ Москву маіоръ Лазаревъ, — «противъ царскаго повелѣнія, ко мнѣ въ шатеръ милостивыхъ /с. 31/ словъ слушать не пошли и казны тутъ у меня не приняли»... Нѣсколько крѣпостныхъ слугъ Лазарева перебѣжало къ казакамъ. Лазаревъ послалъ въ станицу искать тѣхъ людей офицера иностранца и съ нимъ команду солдатъ. Это было полное нарушеніе казачьихъ обычаевъ. Казаки схватили того офицера и команду его и, какъ доноситъ Царю Лазаревъ, — «имъ, иноземцамъ, были за то въ Кругѣ позорные лаи (по-просту — ихъ обругали). А меня, холопа твоего, сверхъ разоренія моего, хотѣли убить въ Кругу до смерти безъ вины моей...»

Войско Донское въ ту пору ревниво оберегало свои права и законы и сурово расправлялось съ нарушителями этихъ законовъ. Оно держало строжайшую дисциплину и повиновеніе всѣхъ Атаману и Кругу, и именно за это-то въ тѣ времена Войско Донское пользовалось огромнымъ уваженіемъ у московскихъ властей. Да и помнилъ Царь, кому онъ былъ обязанъ престоломъ своимъ. Въ Москвѣ знали, что Войско «ворамъ» повадки не дастъ.

Въ 1625-омъ году Царь Михаилъ Ѳеодоровичъ писалъ «крѣпкій заказъ» о томъ, что, если «кто куда пойдетъ безъ вѣдома войскового и тѣхъ кажнивали смертью». Тотъ же Царь просилъ Войско, чтобы «ходившимъ (для разбоя) на Волгу и Яикъ казакамъ и впредь чинить наказаніе по своему суду, какъ у васъ, на Дону повелось...»

Такъ уважало Московское правительство Войсковые порядки и законы.

Какъ усовершенствовалось, какъ далеко шагнуло Донское Войско за какія-нибудь сто лѣтъ! Сто лѣтъ тому назадъ — баловни казаки, «тáти» — теперь Правовое Государство сурово военнаго закала, дисциплинированный военный станъ, съ судомъ строгимъ и безпристрастнымъ. Государство, права на существованіе котораго признаетъ сама державная Москва!

Сто лѣтъ тому назадъ казаки свободно «бродили» по Дикому Полю по «ничьей землѣ» — теперь рубежи Войска были обозначены, и земля та называлась «землею казачьяго присуда», а Московское царство, запорожцы, турки, татары и калмыки называли ту землю — «землею Донскихъ казаковъ»... Закрѣпили за собою кровью политую землю казаки...

Чтобы жить на землѣ «казачьяго присуда», нужно было получить отъ станицы или отъ Круга «жилую грамоту», чтобы проѣхать черезъ землю Донскихъ казаковъ, нужно было имѣть «проѣзжую грамоту». Кругъ выдавалъ казакамъ, желавшимъ устроить новый станичный юртъ и поставить на немъ станицы и хутора «заимную грамоту». Кругъ утверждалъ представленія станичныхъ сборовъ о зачисленіи въ донскіе казаки «озимейныхъ казаковъ» и «зажилыхъ бурлаковъ». Кругъ разрѣшалъ казакамъ выѣздъ заграницу къ «родимцамъ», на богомолье, для торговли съ товарами и пр.

Старѣлъ казакъ, обезсиливая отъ ранъ и болѣзней, нуждался въ покоѣ и, если не было у него семьи, которая пріютила бы его, Войско шло ему на помощь. Такіе казаки отправлялись въ монастыри, служившіе въ ту пору лучшимъ убѣжищемъ для престарѣлыхъ и больныхъ.

/с. 32/ И можно только удивляться, какъ во времена, когда большія и сильныя государства брели въ рабствѣ и насиліяхъ, на югѣ Россіи процвѣтало свободное государство, устроившее своихъ членовъ такъ, какъ только много позже стали устраивать другія государства...

Не зря съ раннихъ временъ своего существованія казаки говорили: «Всѣ нашему житью завидуютъ...», «Зипуны у насъ сѣрмяжные, да умы бархатные...»

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. Часть первая: Всевеликое Войско Донское. Книга первая: Съ давняго прошлаго по сентябрь 1613 года. — [Берлинъ:] Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту», 1943. — C. 27-32. [Казачья библіотека № 1.]

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.