Церковный календарь
Новости


2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 20 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 30.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ВСЕВЕЛИКОЕ ВОЙСКО ДОНСКОЕ.
VII.
Кто былъ Ермакъ? Пѣсни-былины. Купцы Строгоновы на рѣкѣ Камѣ. Походъ Ермака въ Сибирь. Бой съ царевичемъ Маметкуломъ у урочища Бабаганъ. Бой 22-го октября 1581-го года у городища Атика мурзы. Взятіе города Сибири. Посольство Ивана Кольцо къ Царю Іоанну Грозному. Смерть Ермака 6-го августа 1584 г.

Самымъ яркимъ представителемъ Донскихъ гулёбщиковъ-землепроходцевъ, со славой, уже не донской и русской, но славой міровой является Ермакъ Тимоѳеевичъ.

Кто былъ Ермакъ? Его имя, его подвиги такъ опутаны легендой, сказкой, былинной пѣснею, что разобраться въ томъ, откуда родомъ былъ Ермакъ, былъ ли онъ на Дону пришельцемъ, или былъ «прирожонымъ» казакомъ нѣтъ возможности. Какъ семь греческихъ городовъ спорили о томъ, какой изъ нихъ былъ родиной Гомера, такъ не одна русская, — да что русская, но и варяжская — окраина приписывали себѣ честь быть родиной Ермака.

Подобно тому, какъ это бываетъ съ лицами, далеко выдѣлившимися среди современниковъ, когда ихъ жизнь изображается уже въ пѣсняхъ-былинахъ, сказкахъ и смутныхъ, далекихъ воспоминаніяхъ, какъ, напримѣръ, Кіевскій князь Владиміръ, крестившій всю Русь въ православную вѣру воспѣтъ въ былинахъ, окруженный богатырями русскими Ильей Муромцемъ, крестьянскимъ сыномъ, Добрыней Никитичемъ и Алешей Поповичемъ и весь овѣянъ сказочнымъ вымысломъ — такъ случилось и съ Ермакомъ.

Пѣсня-былина то посылаетъ Ермака въ смѣлый морской поискъ въ Азовское море, то приписываетъ ему подвигъ взятія съ Донскими казаками города Казани, то описываетъ его грабежи на Волгѣ, причемъ Ермакъ оправдывается передъ грознымъ царемъ Московскимъ и говоритъ:

Ой ты гой еси, надежда православный Царь!..
Не вели меня казнить, да вели рѣчь говорить:
Какъ и я то Ермакъ, сынъ Тимоѳеевичъ,
Какъ и я то гулялъ вѣдь по синю морю,
Что по синю морю, по Хвалынскому,
Какъ и я то разбивалъ вѣдь бусы корабли,
/с. 22/
Какъ и тѣ корабли все не орлёные,
А теперича, надежда, православный Царь,
Приношу тебѣ буйную головушку
И съ буйной головой царство Сибирское!

Гдѣ же правда? Историческія изысканія скупо и неопредѣленно говорятъ о прошлой жизни Ермака. О Ермакѣ молодомъ, временъ Казанскаго похода и поисковъ по Волгѣ и морю Хвалынскому ничего у лѣтописцевъ не говорится. Самое имя «Ермакъ» подвергнуто оспариванію. Такого православнаго имени нѣтъ. Въ пѣсняхъ Ермака иногда называютъ Ермолаемъ Тимоѳеевичемъ, но былъ онъ дѣйствительно Ермолаемъ, по прозвищу Ермакъ, или нѣтъ, кто скажетъ точно? Въ исторію онъ вошелъ, во всякомъ случаѣ, съ именемъ Ермака.

Донскіе казаки того времени, второй половины XVI вѣка, не имѣли лѣтописцевъ, и не дошло до насъ никакихъ писаній. О Ермакѣ мы узнаемъ изъ Русскихъ источниковъ, изъ записей, сохранившихся въ дѣлахъ купцовъ Строгоновыхъ, изъ Московскихъ «списковъ» и показаній лѣтописцевъ.

Вскорѣ послѣ завоеванія Казани (въ 1552 году) — царь Іоаннъ IV Васильевичъ продвинулъ Московскія владѣнія вверхъ по рѣкѣ Камѣ въ Пермскую землю. Обремененному заботами на сѣверѣ, гдѣ тѣснили шведы, и на западѣ, гдѣ были войны съ ливонцами и поляками, царю было не подъ силу управиться самостоятельно съ новопріобрѣтенными землями. Нашлись предпріимчивые люди, казачьяго склада, купцы Строгоновы. Они получили отъ Царя большія земляныя угодья въ Уральскихъ горахъ, право строить крѣпости, имѣть свои наемныя войска для защиты ихъ горныхъ и иныхъ промысловъ.

Основатели Строгоновскаго городка Яковъ и Григорій Строгоновы умерли, не рѣшившись перешагнуть черезъ каменный поясъ — Уральскія горы. Наслѣдники ихъ — меньшой братъ Семенъ и сыновья Максимъ Яковлевичъ и Никита Григорьевичъ — встрѣтились съ Ермакомъ.

Какая была между ними бесѣда, гдѣ и какъ она произошла — можно только догадываться. Купцы Строгоновы поняли и оцѣнили смѣлаго гулёбщика-завоевателя съ орлинымъ полетомъ мысли, восхитились его предложеніемъ завоевать Сибирь и обѣщали ему поддержку казной, продовольствіемъ, оружіемъ, порохомъ и войскомъ.

Глухою осенью 1579-го года Ермакъ съ ватажными атаманами Иваномъ Кольцо, Яковомъ Михайловымъ, Никитой Паномъ и Матвѣемъ Мещерякомъ и съ пятьюстами казачьей вольницы поднялся на лодкахъ по рѣкѣ Камѣ и пригрянулъ къ Строгоновымъ.

Полтора года готовились къ походу. Строгоновы усилили Ермакову дружину тремястами своихъ наемныхъ воиновъ — Русскихъ, нѣмцевъ, татаръ и литовцевъ, дали проводниковъ и переводчиковъ. Весною 1581-го года отрядъ Ермака — 840 человѣкъ — по-современному — одинъ батальонъ — пошелъ на ладьяхъ вверхъ по рѣкѣ Чусовой до устья рѣки Серебряной и дальше по рѣкѣ Серебряной до Сибирской дороги. Здѣсь Ермакъ заложилъ крѣпость «Кокуй-городъ», поставилъ въ ней гарнизонъ, сложилъ запасы, словомъ, — заложилъ то, что въ наукѣ стратегіи называется «базой», эту базу онъ связалъ съ главной — Строгоновскимъ поселеніемъ.

Отсюда по рѣкѣ Турѣ казаки пошли въ Азію. Въ одномъ изъ татарскихъ улусовъ казаки захватили въ плѣнъ татарскаго князя Мирзу Таузака. Ермакъ обласкалъ плѣнника, разспросилъ его о Сибирскомъ царствѣ, которымъ въ ту пору правилъ царь Кучумъ и отпустилъ Таузака на волю.

/с. 23/ Таузакъ отправился къ Кучуму съ извѣстіемъ, что идутъ на Сибирь никогда раньше невиданные «бѣлолицые» люди, имѣющіе страшное оружіе, бьющее огнемъ, громомъ и дымомъ.

Кучумъ направилъ противъ маленькой дружины Ермака многочисленную конницу подъ начальствомъ царевича Маметкула.

Ермакъ, шедшій на ладьяхъ по рѣкѣ Тоболу, получилъ отъ своихъ разъѣздовъ донесеніе, что у урочища Бабаганъ собраны несмѣтныя силы татарской конницы.

Ермакъ высадилъ казаковъ изъ лодокъ и приготовился къ пѣшему бою.

Густымъ строемъ, дикой ордой, съ неистовыми криками, махая надъ головами саблями, кинулись татары на казаковъ. Тѣ подпустили ихъ на сто шаговъ и встрѣтили дружнымъ огнемъ изъ пищалей и аркебузовъ. Не видѣвшія никогда огневого боя, полудикія татарскія лошади остановились, закинулись, повернули и помчались назадъ. Пули и стрѣлы поражали ихъ. Произошло смятеніе. Маметкулъ остановилъ свои полки, снова устроилъ ихъ и повелъ въ атаку. Атака была опять отбита ружейнымъ огнемъ съ огромнымъ для татаръ урономъ. Три раза Маметкулъ повторялъ бѣшеныя атаки, но ни разу не смогъ врубиться въ казачій строй. Онъ отступилъ. Ермакъ возвратился на лодки и продолжалъ идти по Тоболу.

На пятьдесятъ второй день похода, 22-го октября 1581-го года, подъ вечеръ, казачьи струги, шедшія по рѣкѣ Иртышу, подошли къ городищу Атика мурзы.

Передъ ними, въ сумеркахъ осенняго дня, показались огни костровъ. Это былъ станъ Сибирскаго Царя Кучума, засѣвшаго съ царевичемъ Маметкуломъ въ крѣпкой засѣкѣ. Гомонъ тысячъ голосовъ, ржаніе коней доносилось по рѣкѣ за нѣсколько верстъ. Татарскій станъ гомонилъ и шумѣлъ, точно то было бурное море. Такъ ничтожна казалась передъ нимъ пятисотенная казачья дружина Ермака.

Но она была казачья!..

На разсвѣтѣ, 23-го октября, казаки бросились на штурмъ татарскаго стана.

Вотъ когда вспомнили казаки свои масляничныя военныя игры и потѣхи — «шермиціи» и кулачные бои. Казаки подошли на разстояніе ружейнаго выстрѣла и стали обстрѣливать засѣвшихъ за засѣками татаръ. Тучи стрѣлъ полетѣли въ казаковъ. Перестрѣлка продолжалась до полудня. Татары увидѣли малочисленность отряда Ермака. Они сами проломили засѣки и пошли на казаковъ для рукопашнаго боя. Казаки мужественно встрѣтили ихъ — началась свалка, гдѣ каждому казаку приходилось рубиться противъ десятка татаръ. Жестокій бой продолжался нѣсколько часовъ. Лѣтописецъ написалъ о немъ: «И бысть сѣча зла; за руки емлюще сѣчахуся...» То есть хватали другъ друга за руки и рубились саблями.

Царевичъ Маметкулъ былъ раненъ. Начали татары покидать поле сраженія.

Въ сумеркахъ осенняго дня казаки заняли татарскія засѣки. Союзники Кучума, остяцкіе князья, покинули поле сраженія. Раненый Маметкулъ ушелъ съ конницей. Кучумъ ночью скрылся въ свою столицу Сибирь, собралъ пожитки и женъ и бѣжалъ въ степи.

Ермакъ побѣдилъ. Не дешево досталась ему побѣда. 107 казаковъ было убито. Болѣе половины дружины было ранено.

/с. 24/ Сдѣлавъ на татарскомъ становищѣ дневку, похоронивъ съ честью убитыхъ, перевязавъ и устроивъ раненыхъ, Ермакъ пошелъ за Кучумомъ и 26-го октября 1581-го года занялъ покинутую Кучумомъ Сибирь. Тамъ нашелъ Ермакъ большую добычу и устроился въ Сибири на зимовку.

Въ эту зиму проявилъ Ермакъ большую государственную мудрость. Далеко по татарскимъ становищамъ и улусамъ послалъ онъ казачьи разъѣзды. Онъ внушилъ казакамъ, чтобы они ласковымъ и внимательнымъ отношеніемъ къ жителямъ и кочевникамъ привлекали ихъ сердца къ себѣ и приводили татаръ къ присягѣ Московскому царю.

Въ Сибири Ермакъ готовилъ посольство къ Строгоновымъ и къ Царю Ивану Васильевичу. Собиралась «летучая станица» съ дарами Сибири. Станичнымъ атаманомъ этой станицы былъ назначенъ Ермакомъ его лучшій дружинникъ — Иванъ Кольцо. Ему было наказано, прибывъ въ Москву, «бить челомъ царю царствомъ Сибирскимъ».

Посольство Ермака было радостно принято въ Москвѣ. Прошлые разбои казаковъ на Волгѣ были прощены; казаки были пожалованы деньгами и сукнами на одежду. Атаману Кольцо было разрѣшено набирать въ Московской землѣ «охочихъ людей» для заселенія Сибири. Ермаку и его станичникамъ была пожалована особая грамота, гдѣ Ермакъ былъ названъ княземъ Сибирскимъ. Ему было поручено устраивать Сибирскую землю. Царь подарилъ Ермаку драгоцѣнный стальной панцирь, украшенный золотымъ Московскимъ орломъ... Для принятія отъ Ермака Сибирскихъ городовъ былъ посланъ изъ Москвы воевода князь Семенъ Волховскій и голова Иванъ Глуховъ съ отрядами стрѣльцовъ.

Ермакъ провелъ въ Сибири безъ малаго три года, довершая начатое дѣло завоеванія огромнаго края. Въ неравныхъ, частыхъ бояхъ и стычкахъ таяла Ермаковская дружина. Туго и медленно приходили изъ Москвы обѣщанныя подкрѣпленія. Много казаковъ погибло отъ болѣзней, главнымъ образомъ, отъ цинги.

Татары стали чувствовать свою силу.

Ермакъ, не смущаясь потерями, продолжалъ налаживать устройство Сибирскаго края. Онъ завязалъ торговыя сношенія съ Китаемъ и Бухарой. Сибирь богатѣла торговлей. Силы-же казачьи расходились по постамъ и гарнизонамъ въ маленькихъ городкахъ.

Скитавшійся въ поверховьяхъ Иртыша, въ Алтайскихъ горахъ старый Кучумъ собралъ войско и сталъ съ нимъ на Иртышѣ, не пропуская бухарскихъ купцовъ въ Сибирь.

Ермакъ съ пятьюдесятью казаками пошелъ искать Кучума. Онъ поднялся на челнахъ по Иртышу. Кучумъ, узнавъ о приближеніи Ермака, скрылся въ горахъ. Нѣсколько дней казаки искали его, но не нашли въ оставленныхъ Кучумомъ заставахъ. Усталая, измученная, голодная дружина Ермака вернулась къ лодкамъ 5-го августа 1584-го года и заночевала на берегу въ лѣсу.

Ночь на 6-ое августа была темная и бурная. Вѣтеръ шумѣлъ вершинами деревьевъ, нагоняя сонъ на усталыхъ казаковъ. Бдительность постовъ притупилась — казаки уснули.

Кучумъ, слѣдившій за казаками съ противоположнаго берега, переправился ночью черезъ Иртышъ и врасплохъ напалъ на спящихъ казаковъ. Безшумно подползли татары къ стану казачьему и перерѣзали всѣхъ сонными. Проснулись только Ермакъ и одинъ донецъ. Они отчаянно оборонялись. Когда Ермакъ увидѣлъ, что онъ остался одинъ — онъ кинулся /с. 25/ въ рѣку, надѣясь доплыть до лодокъ. Тяжелый панцирь, надѣтый на немъ, тянулъ его ко дну. Князь Сибирскій утонулъ въ Иртышѣ, не доплывъ до струговъ.

Сказкой вѣетъ отъ подвиговъ Ермака. Его образъ исполненъ казачьяго благородства. Его мужество и его государственный умъ поражаютъ насъ. О немъ сложились пѣсни. Стихотворцы посвятили ему немало звучныхъ стиховъ. Въ Сибири, въ Тобольскѣ, и въ Новочеркасскѣ, на Дону, ему поставлены памятники. Въ дореволюціонное время имя Ермака Тимоѳеевича носили 3-й Донской и 1-й Сибирскій казачьи полки. На Дону имѣется Ермаковская станица и Ермаковы хутора. Не одинъ казакъ носитъ фамилію Ермакова. Сподвижники Ермака положили основаніе Сибирскому казачьему войску.

До послѣднихъ лѣтъ въ Сибирской глуши, сохранились большія церкви совсѣмъ особенной стройки изъ кедровыхъ бревенъ и досокъ. Церкви эти по преданію поставлены казаками Ермака.

Ермакомъ Тимоѳеевичемъ начинается длинная череда казаковъ, своими подвигами, умомъ, волею, честью, прославившихъ имя донского казака.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. Часть первая: Всевеликое Войско Донское. Книга первая: Съ давняго прошлаго по сентябрь 1613 года. — [Берлинъ:] Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту», 1943. — C. 21-25. [Казачья библіотека № 1.]

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.