Церковный календарь
Новости


2019-06-26 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 130-е (1895)
2019-06-26 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 129-е (1895)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 11-15 (1922)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 6-10 (1922)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 26 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ВСЕВЕЛИКОЕ ВОЙСКО ДОНСКОЕ.
VI.
Казачій бытъ въ XVI вѣкѣ. Свадьбы. Жена и мать казака. Дѣтскія игры и воинское обученіе. «Шермиціи». Масляничныя гулянья. Примѣрные бои. «Прощеный» день.

Сложнѣе становилась жизнь казаковъ по донскимъ станицамъ. Полнились онѣ уже не только пришлыми людьми, прошедшими тяжелыя испытанія пути, много перенесшими, крѣпкими и сильными, но росли по станицамъ и дѣти, и явилась забота, чтобы выросли они казаками.

/с. 17/ Свадебный обрядъ сталъ мягче. Уже не на площади среди гулякъ казаковъ совершался онъ, но въ станичной избѣ, гдѣ въ красномъ углу стояли образа и теплились лампады и свѣчи. Туда и приходили атаманъ, родители и родичи жениха и невѣсты. Женихъ, принаряженный, являлся туда съ невѣстой, тоже одѣтой въ лучшее платье. Они молились передъ образами, кланялись въ поясъ на четыре стороны собравшимся, потомъ женихъ кланялся невѣстѣ и говорилъ:

Ты, скить, Настасья, будь мнѣ жена... [1]

Невѣста становилась на колѣни, кланялась жениху въ ноги и, поднявшись, отвѣчала:

А ты, скить, Гаврила, будь мнѣ мужъ...

Послѣ этого женихъ цѣловался съ невѣстой и всѣ присутствующіе ихъ поздравляли.

Въ случаѣ, если бракъ былъ не удаченъ, мужъ приводилъ жену въ станичную избу и говорилъ:

Вотъ, скить, честная станица, она мнѣ не жена и я ей не мужъ.

Почти всегда отказанную кто-либо изъ присутствующихъ прикрывалъ полою кафтана и тутъ же бралъ ее въ жены.

Когда въ станицу пріѣзжалъ священникъ, всѣ, кто раньше не былъ обвѣнчанъ по-церковному, вѣнчался у него, и это была гордость казачки завершить бракъ въ станичной избѣ церковнымъ обрядомъ.

До конца XVI вѣка охотниковъ жениться среди казаковъ было немного. Свободнѣе, вольготнѣе чувствовалъ себя казакъ безъ жены. Жена — обуза. Говоритъ, разсказываетъ о томъ казачья старая пѣсня:

...«Какъ со славной, со восточной со сторонушки
Протекала быстрая рѣчушка, славный тихій Донъ;
Онъ прорылъ, прокопалъ, младецъ, горы крутыя,
А по правую по сторонушку — лѣса темные,
Какъ да по лѣвую сторонушку — луга зеленые.
По Дону-то все живутъ, братцы, люди вольные,
Люди вольные живутъ, братцы, Донскіе казаки,
Донскіе казаки живутъ, братцы, все охотнички.
Собирались казаки-други во единый кругъ,
Они стали межъ собою, да все дуванъ дѣлить.
Какъ на первый-то пай они клали пятьсотъ рублей,
На другой-то пай они клали всею тысячу,
А на третій становили красную дѣвицу.
Доставалась красная дѣвица доброму молодцу.
Какъ растужится, расплачется добрый молодецъ: —
Голова-ль ты моя головушка, несчастливая...
Ко бою ли, ко батальицѣ ты не первая,
На паю-то, на дуванѣ, ты послѣдняя,
Какъ возговоритъ красна дѣвица доброму молодцу: —
— «Ахъ не плачь ты, не тужи, удалъ, добрый молодецъ;
Я сотку́ тебѣ шелковъ коверъ въ пятьсотъ рублей,
А другой коверъ и сотку́ тебѣ во всю тысячу,
А третій я сотку́ коверъ, что и смѣты нѣтъ...»

/с. 18/ Казачка оправдала себя не только сотканными коврами, созданнымъ ею уютомъ степного казачьяго быта, но, выросшая въ казачьемъ военномъ станѣ, сама въ немъ дисциплинированная и строго одна блюла себя.

Не замай!.. Не лѣзь, пока не спрашиваютъ... А то знаешь!!

Сильная, сноровистая, годная на всякую работу она стала вровень съ казакомъ. Уйдетъ казакъ въ морской или степной поискъ — казачка останется въ его куренѣ, за всѣмъ присмотритъ, все соблюдетъ, а, если нападетъ въ ту пору татаринъ на казачью станицу, возьметъ и она рушницу или лукъ и стрѣлы и пойдетъ съ оставшимися казаками оборонять и ни въ чемъ не уступитъ казакамъ. Своего не отдастъ дурно.

Изъ поколѣнія въ поколѣніе она воспитывала своихъ дѣтей, какъ казаковъ, внушила имъ вѣру въ Бога и любовь къ родному краю. Вѣка прошли — не измѣнилась казачка, не забыла завѣтовъ отцовскихъ и материнскихъ. Графъ Л. Н. Толстой въ безподобной своей повѣсти «Казаки», описывающей жизнь Терскихъ, Гребенскихъ казаковъ въ пору завоеванія Кавказа даетъ прелестный обликъ Марьянки. Въ романѣ М. А. Шолохова «Тихій Донъ» передъ нами казачки уже теперешнихъ, жесткихъ и смутныхъ временъ, и какая прелесть онѣ всѣ, каждая въ своемъ родѣ!.. Да развѣ это не казачки въ совѣтскомъ аду вырастили настоящихъ казаковъ, любящихъ свое войско, вѣрующихъ въ Бога, неустрашимыхъ и твердыхъ... Въ тяжкомъ изгнаніи, въ соблазнѣ европейскихъ городовъ казачка соблюла казака эмигранта, любящаго Родину — Тихій Донъ, вольную Кубань, бурный Терекъ, сибирскіе просторы, равнины Уральскихъ и Оренбургскихъ степей, пустыни и горы Семирѣчья.

Когда появились въ городкахъ первые «прирожоные» дѣти — что радости было!.. «Нашего полку прибыло!» Въ Верхне-Курмоярской станицѣ до послѣдняго времени сохранилось преданіе о второй, послѣ плѣнницъ женщинѣ въ станицѣ. Это была нѣкая «Чебачиха». Перваго младенца ея нянчили всею станицей, а на первый зубокъ у него смотрѣли всѣ съ особеннымъ восторгомъ и умиленіемъ. А, какъ гордилась имъ сама Чебачиха!.. Ну, еще бы! Молодой казакъ растетъ! Первый, не пришлый, какой то пришлый будетъ — Богъ его знаетъ, а это уже самый настоящій казакъ!..

И нужно было воспитать его и обучить казачьей наукѣ. Тогда была эта наука — да и не простая. Мѣткость глаза, умѣнье стрѣлять изъ лука и изъ рушницы, умѣнье ѣздить и рубиться съ татариномъ. Кажется просто: стрѣльба на нѣсколько десятковъ шаговъ, да промахнуться нельзя. И тактика у казаковъ была своя. Заманить непріятеля въ «вентерь» хитрою лавой, потомъ сразу обрушиться на него съ фланговъ, закружить и уничтожить его. Теперь эта тактика, извѣстная съ римскихъ временъ, примѣняется въ Германской Арміи и носитъ ученое названіе «Каннъ», по имени того мѣста, гдѣ она впервые была примѣнена римлянами въ войнѣ съ карѳагенянами. Тогдашніе казаки о «Каннахъ», конечно, никогда не слыхали, а сами, своимъ казачьимъ умомъ, выработали этотъ пріемъ, и молодежь должна была его знать и понимать.

До пятнадцати лѣтъ казачье дитя росло, какъ Богъ укажетъ. Играли на улицѣ въ «айданчики», — бараньи или телячьи кости, поставленныя городками, въ которыя кидали свинчаткой, разбивая городки. Здѣсь незамѣтно, за игрою — развивалась рука и пріобрѣталась мѣткость глаза. Зимними вечерами смотрѣлъ мальчикъ-казачонокъ, какъ въ избѣ, подъ зажженной свѣчою, играли старшіе въ шахматы — очень была въ ходу въ ту пору у казаковъ эта игра, привезенная изъ турецкихъ и персидскихъ /с. 19/ странъ, или слушали дѣти разсказы старшихъ о набѣгахъ и поискахъ, о туркахъ и татарахъ и знали казачьи дѣти, что татаринъ здѣсь близко, что каждый часъ можетъ онъ прискакать на быстрыхъ коняхъ и напасть на городокъ.

Лѣтомъ скакали дѣти на непосѣдланныхъ коняхъ въ табунъ, отводили отцовскихъ коней и ночью сидѣли у костра, стерегли коней отъ волка и отъ лихого человѣка. Съ пятнадцати лѣтъ мальчикъ становился уже казакомъ и принималъ участіе во всѣхъ казачьихъ военныхъ играхъ — маневрахъ, въ ту пору называвшихся «шермиціями».

Бывали тѣ игры обычно на масляной недѣлѣ, когда морозы станутъ помягче, дни станутъ длиннѣе, а о походахъ и поискахъ еще рано думать: — рѣки покрыты льдомъ.

Къ городку къ этому времени съѣзжались на коняхъ казаки изъ окрестныхъ станицъ — каждая станица пріѣзжала со своимъ знаменемъ. Начинались военныя игры съ упражненій въ джигитовкѣ и рубкѣ. Стрѣляли въ глиняныя бутылки, поставленныя въ полѣ изъ луковъ и рушницъ. Потомъ происходили любимые въ ту пору кулачные бои, гдѣ станица шла на станицу стѣною, гдѣ начинали бой мальчишки, а потомъ разыгрывались и взрослые, силачи зазывали силачей, и вотъ пошла стѣна на стѣну, поощряемая криками зрителей, и началась драка, часто доходившая до смертоубійства. Тутъ была жестокая сѣча, но она пріучала казака къ безстрашію и въ настоящемъ рукопашномъ бою.

Въ четвергъ на масляной станичные атаманы собирали «сборъ» и объявлялся приказъ: — «на гуляньи быть безъ безчинствъ».

Станицы разбивались на нѣсколько «ватагъ». Каждая ватага выбирала своего ватажнаго атамана, двухъ судей и писаря. Ватаги ѣздили по станицѣ верхомъ или ходили пѣшкомъ и возили знамена. При встрѣчѣ одной ватаги съ другой они салютовали, потомъ разъѣзжались и кидались одна на другую въ примѣрный бой въ дротики.

Тѣмъ временемъ въ степи за станицей строилась крѣпость изъ снѣга съ Кремлемъ, и на ней водружалось знамя. Одна часть молодежи станичной занимала гарнизонъ этой крѣпости — другая должна была атаковать крѣпость и сорвать съ Кремля знамя. Атаковали на коняхъ большею частью безъ сѣделъ. Въ ряды молодежи порою становились и старые казаки — для примѣра...

Вся станица собиралась на степи и пестрою толпою располагалась вокругъ крѣпости. Всѣ принарядились, всѣ празднично настроены, всѣ немного подъ вліяніемъ винныхъ паровъ. И крѣпкаго меда и пива и полпива и пѣннаго «арьяна» выпили немало. Защитники и атакующіе возбуждены и готовы на смертный бой.

Раздался сигналъ, двинулась стройная казачья лава въ атаку. Свищутъ плети, посылая коней, и вотъ уже скачутъ черезъ ровъ, карабкаются по скользкому скату крѣпостной ограды. Въ толпѣ не выдерживаютъ, кричатъ, поощряютъ своихъ, соболѣзнуютъ упавшимъ.

Ой, батюшки свѣты родимые, глянь, да что это, никакъ нашъ Пашка Кривянсковъ упалъ съ коня!.. Ить это его конь бѣжитъ.

Расшибся никакъ.

Ничего. Вскочилъ. На ногахъ стоитъ. Бѣжитъ!.. Доспѣваетъ!..

Онъ и пѣшій въ разъ потрафитъ.

Такъ его!.. Такъ его!.. Дай ему разá!.. Да покрѣпче.

Не по ладному бьетъ. Штрахвовать надо-ть такихъ. Это ему не татаринъ.

/с. 20/

Егорка на пѣгомъ у самого знами свалился.

Тоже ить не пущаютъ... Не отдаютъ свого дурно.

Котору атаку отбили, а все идутъ.

Къ чему судьи присудятъ...

Не взяли крѣпости.

Вотъ тѣ на!.. Не взяли! Какъ же оно то будетъ?..

Ить казачья крѣпость-то оказалась, какъ ее возьмешь?..

Кончился бой. Идетъ сговоръ между старыми казаками «съ носа по алтыну» — въ кабакъ водку пить.

Жены недовольны. Въ открытыя окна кабака гремитъ по всей станицѣ слышная пѣсня казачья. Услышитъ въ той пѣснѣ казачка голосъ мужа, накинетъ платокъ и спѣшитъ выручать мужа изъ пьяной гульбы. И, если выручитъ — плати штрафъ — выставляй честной компаніи водку на два алтына...

Въ воскресенье, на масляной — отбой... На станичномъ майданѣ въ кругъ поставлены столы и скамьи, навалена закуска — баранина, тарань, осетровые балыки, икра, соленые арбузы, хлѣбы, чего только нѣтъ! Стоятъ жбаны и сулеи съ виномъ и пивомъ, съ медами и винами заморскими, изъ набѣговъ привезенными. Ватаги собираются къ столамъ со своими атаманами и знаменами... Женщины и дѣти стоятъ поодаль: — не мѣсто женщинѣ на казачьей бесѣдѣ...

Собрались, устроились за столами. Станичный атаманъ встаетъ и снимаетъ шапку. Встаютъ всѣ казаки и обнажаютъ головы. Сѣдые, лысые, черноволосые головы съ примасленными волосами блестятъ на зимнемъ низкомъ солнцѣ.

Разобрали чары. Примолкъ кругъ станичный. Атаманъ возглашаетъ:

Про здравіе Царя и Великаго Князя Московскаго!

Молча пьютъ. Хотя и тѣснитъ порою Москва, и обижаетъ вольныхъ людей, называетъ ихъ «татями» — не помнятъ той обиды казаки, знаютъ, за кого по степи стоятъ, гдѣ государское дѣло вершатъ.

Про здравіе Войскового Атамана!..

Въ часъ добрый!..

Выше поднимаетъ чару атаманъ.

Про здравіе всего Великаго Войска Донского!..

Радостно зашумѣлъ кругъ...

Про здравіе честной станицы!.. Садись, атаманы молодцы...

Ушло за снѣжную степь зимнее солнце. Близокъ конецъ «прощенаго» дня. Темнѣетъ на площади. Глуше пьяное бормотаніе толпы. Негромко и будто печально ударилъ у станичной часовни колоколъ: — зоветъ къ покаянію.

Всѣ встаютъ, поворачиваются лицомъ къ востоку, гдѣ въ синѣющей ночной дымкѣ таинственнымъ фонаремъ загорается вечерная звѣзда. Всѣ крестятся и по одному одинъ за другимъ подходятъ къ атаману, другъ къ другу, протягиваютъ руки, цѣлуются.

Прости, атаманъ, Христа ради, въ чемъ согрѣшилъ...

Богъ проститъ.

Прости, дѣдъ Алпатычъ...

/с. 21/

Прости, братъ Корнѣй...

Попрощались, притихли. Хмель вылетѣлъ изъ буйныхъ головъ. Раздается команда:

Знамена къ относу!..

Хрустятъ по снѣгу сапоги. Въ темноту станичныхъ проулковъ между заиндевѣлыхъ плетней казачьихъ базовъ уходятъ знамена.

Такъ шуткой-игрою, такъ полнымъ повиновеніемъ даже и въ самыхъ играхъ, старые казаки готовили изъ себя тотъ рыцарскій безстрашный народъ, готовый для боя, жаждущій славы казачьей, не страшащійся смерти, глубоко вѣрующій въ Бога, знающій свое великое назначеніе, готовый за себя постоять.

Сегодня — игра... Завтра набѣгъ, поискъ, далекій походъ и новыя страны, откуда, можетъ быть, никто не вернется...

Примѣчаніе:
[1] «Скить» — старинное — сказать: Ты сказать... Ты, такъ сказать.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. Часть первая: Всевеликое Войско Донское. Книга первая: Съ давняго прошлаго по сентябрь 1613 года. — [Берлинъ:] Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту», 1943. — C. 16-21. [Казачья библіотека № 1.]

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.