Церковный календарь
Новости


2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 21 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ВСЕВЕЛИКОЕ ВОЙСКО ДОНСКОЕ.
IV.
Военно-дозорныя дороги. Казачьи городки — военный станъ. Нижніе и Верхніе Раздоры. Донской атаманъ Сары-Азманъ — 1549 г. Морскіе поиски казаковъ по Азовскому и Черному морямъ. Походный и Ватажный атаманы. Односумы. Крѣпость Азовъ. Морская тактика казаковъ. Основаніе Гребенскаго (Терскаго), Волгскаго и Яицкаго войскъ.

Какъ же и чѣмъ жили казаки въ тѣ первые годы заселенія Дикаго Поля, когда число ихъ не превышало нѣсколько тысячъ; въ тѣ далекія времена первой половины XVI вѣка, когда Москва хотѣла ихъ истребить за ихъ молодечество?

Жили:

Степью широкой...
Степью необъятной...
Тамъ!.. — на волѣ, на Тихомъ Дону!..
       Скучно станетъ — на Волгу пойдемъ,
       Бѣдно станетъ — и денегъ найдемъ,
       Волга Матушка пріютитъ,
       Всѣхъ приласкаетъ и всѣхъ одаритъ!..

Жили набѣгами, разбоемъ, жили войной... Жили — добычей.

Если пришельцы не плыли въ Дикое Полѣ, опускаясь по рѣкамъ Дону, Донцу, Хопру и Медвѣдицѣ на челнахъ — они шли по шляхамъ — дорогамъ, положеннымъ, вѣрнѣе, — протоптаннымъ вдоль этихъ рѣкъ. Дороги эти назывались «военно-дозорными». Главная, протоптанная изъ Москвы къ Крымскому хану, шла по лѣвой, ногайской сторонѣ Донца. Она входила въ Дикое Полѣ, возлѣ рѣчки Деркула, послѣ шла вдоль /с. 11/ теченія рѣкъ Глубокой и Калитвенецъ къ Сокольимъ горамъ. За Сокольими горами, за рѣчкою Быстрою лежалъ первый казачій городокъ Раздоры Верхніе. Нижніе Раздоры, или «первая станица атаманская», находились подъ Кобяковымъ городищемъ.

Казаки ставили свои городки по теченію большихъ рѣкъ. Городки эти были окружены тыномъ и терновыми плетнями, передъ которыми были глубокіе рвы. За тыномъ, ближе къ городку, были валы съ деревянными башнями по угламъ. Внутри такой крѣпости стояли большія избы, помѣщавшія по нѣсколько десятковъ казаковъ. Иногда весь казачій городокъ состоялъ всего изъ нѣсколькихъ такихъ избъ-казармъ. Возможно, что названіе Пяти-избянской станицы произошло отъ того, что когда-то въ ея городкѣ стояло только пять избъ-казармъ. Это были въ полномъ смыслѣ военные станы съ военнымъ устройствомъ. Этого требовала суровая жизнь въ степи, гдѣ казаки были окружены врагами-татарами.

Въ эту пору, начала XVI вѣка, Донъ былъ пустъ. Краковскій каноникъ, оставившій по себѣ описаніе Сарматіи, такъ пишетъ о Дикомъ Полѣ: ...«широко раскинулись степи Аланіи, покинутыя, какъ Аланами, такъ и послѣдующими пришельцами. Иногда ихъ пересѣкаютъ казаки, ищущіе по обычаю своему «кого поглотити», ибо живутъ они грабежами, никому не подвластные и пробѣгаютъ обширнѣйшія степи, объединясь въ шайки по 10, 20, 60 и болѣе человѣкъ...»

Въ 1538-мъ году ногайскій мирза Келмагмедъ жалуется Великому Князю Московскому Іоанну Васильевичу (впослѣдствіи царю Ивану Грозному) на притѣсненія татаръ отъ казаковъ и тотъ отвѣчаетъ ему: ...«лихихъ гдѣ нѣтъ?.. На Полѣ ходятъ казаки многіе: казанцы, азовцы, крымцы и иные баловни казаки; а и нашихъ украинъ казаки, съ ними смѣшавшись, ходятъ, и тѣ люди, какъ вамъ тáти, такъ и намъ тáти».

Однако не просто-то «тáти» были тѣ казаки, иначе не пришлось бы одиннадцать лѣтъ спустя, въ іюнѣ 1549 года Юсуфу, князю Ногайскому жаловаться Царю Московскому Іоанну IV на грабежъ, который учинили татарскимъ купцамъ «казаки севрюки, которые по Дону стоятъ», а въ октябрѣ того же года писалъ онъ дополнительно: «холопи твои, нѣкто Сары Азманъ, на Дону въ трехъ и четырехъ мѣстахъ города подѣлали, да нашихъ людей и пословъ стерегутъ, да разбиваютъ...»

Въ спискѣ Донскихъ атамановъ, хранившемся въ Донскомъ музеѣ, въ Новочеркасскѣ, подъ 1549-мъ годомъ значится первымъ Донскимъ атаманомъ Сары-Азманъ. Кто онъ былъ?.. Возможно, что былъ онъ и татаринъ. «Сары-азъ-манъ» по-татарски — «удалая голова».

Сары-Азманъ поставилъ по Дону Верхніе и Нижніе Раздоры, Махинъ Островъ на лѣвомъ берегу Дона, въ пяти верстахъ отъ нынѣшней Ольгинской станицы, Монастырскій и Смагинъ городки въ юртѣ нынѣшней Старочеркасской станицы.

Такъ «самодурью» пришедшіе въ Дикое Полѣ, «баловни» казаки завоевывали себѣ въ кровавыхъ бояхъ мѣсто подъ солнцемъ, устранились въ дикомъ богатомъ краю и, непризнанные Московскою властью, отрекающеюся отъ нихъ, и называющею ихъ «татями» — ворами, — дѣлали великое дѣло расширенія Русскихъ предѣловъ и ихъ обороны.

«Съ травы да съ воды» не проживешь. Нужна и одежда, нужны люди, чтобы ставить городки и обслуживать ихъ, чтобы ходить за скотомъ, стеречь въ степи табуны, нести всякую домашнюю, черную работу. Казакъ-воинъ, подобный западно-европейскому рыцарю — у него глав/с. 12/ное — война и набѣги. У западно-европейскаго рыцаря были вассалы — его рабы; — у казака ту работу исполняли плѣнники — «ясыри» и плѣнницы — «ясырки».

Наступалъ день, когда либо нужда заставляла, либо кровь казачья разыгрывалась въ жилахъ молодца казака-атамана и вотъ, въ праздничный день, выходилъ на площадь городка, на «майданъ», статный молодецъ, скидывалъ съ головы высокую шапку-трухменку изъ бараньей смушки, кидалъ ее на землю и кричалъ зычнымъ голосомъ:

Атаманы-молодцы, послушайте!.. На Сине море, аль на Черное поохотиться; на Куму, или на Кубань рѣку за ясырьми; на Волгу матушку рыбки половить, иль подъ Астрахань, на низовье за добычью; иль въ Сибирь пушныхъ звѣрей пострѣлять.

Эге! — раздавалось въ казачьей толпѣ. — Это кто же гутаритъ-то?.. О чемъ рѣчь-то?..

Иванъ Богатый кличетъ чего-й то.

Иванъ Богатый?.. Инъ быть дѣлу!..

Шапка за шапкой скидывались съ лохматыхъ, чубатыхъ головъ и бросались на землю. Шире становился кругъ казаковъ около перваго, бросившаго свою шапку, выше поднималась и гора шапокъ. Нѣсколько сотъ казаковъ соглашалось итти въ поискъ.

Ну, разбирай, атаманы-молодцы, шапки и айда Богу молиться.

Церквей въ городкахъ тогда еще не было, но на площади стояла часовня-голубецъ; пропоютъ казаки около нея молитвы, какія знаютъ, и идутъ въ станичную избу, обсудить за чаркою вина походъ и избрать походнаго атамана.

Кому же и быть походнымъ-то, какъ не ему?.. Ивану Богатому!.. — раздавались голоса.

Быть такъ!..

Въ часъ добрый!..

Избравъ походнаго атамана, приступали къ выборамъ «ватажныхъ» атамановъ, писаря, разбивались на звенья, казаки подбирали себѣ «односумовъ», съ кѣмъ питаться изъ одной сумы, кого въ бою держаться, какъ опоры.

И съ того дня жизнь городка преображалась. Куда дѣвались пьяные гулёбщики казаки, что цѣлыми днями шатались по майдану, играли «въ зернь», да затѣвали драки. Все слушало приказъ атамана. Его власть была огромная. Малѣйшее неповиновеніе, да что неповиновеніе, — просто неуваженіе ему и — «въ куль да въ воду», или «посадя на землю забить его стрѣлами» — смертная, лютая, позорная казнь!..

Первые большіе набѣги казаковъ были морскіе. На легкихъ «чайкахъ» однодеревкахъ, спустясь внизъ по Дону, въ плавняхъ построятъ большія парусныя «будары», приспособленныя и къ ходьбѣ на веслахъ. Каждая такая будара вмѣщала 60-100 человѣкъ казаковъ и айда въ Азовское море и оттуда въ Черное. Для большей устойчивости лодокъ отъ морской волны и для укрытія отъ непріятельскихъ стрѣлъ борта лодокъ обшивались камышевыми щитами. На днѣ ставили бочки съ прѣсною водою, боченки съ соленою рыбою, мѣшки съ сухарями и сушеною рыбой.

Безъ компаса и безъ морскихъ картъ, опознаваясь днемъ по солнцу, ночью по звѣздамъ, безъ секстанта, шли казаки поперекъ Чернаго моря, къ берегамъ Анатоліи. Доходили до Босфора, грабили окрестности Кон/с. 13/стантинополя. Турки укрѣпили находившійся въ устьяхъ Дона — Азовъ, перегородили рѣку цѣпью изъ тяжелыхъ бревенъ, скованныхъ желѣзными кольцами.

Ничто!.. Казаки ждали въ Донскихъ плавняхъ, въ густыхъ камышахъ, когда жестокая буря нагонитъ воду и поднимется надъ цѣпьями, когда напоромъ воды порветъ и самыя цѣпи и тогда ночью врывались въ море.

Завидѣвъ турецкіе корабли, казаки разсыпались и на веслахъ уходили противъ вѣтра, а къ закату солнца приближались къ кораблямъ съ запада, чтобы солнце свѣтило туркамъ въ глаза и кидались съ топорами и саблями на абордажъ. Брали добычу оружіемъ и одеждою.

Немало казаковъ гибло въ такихъ отчаянно смѣлыхъ поискахъ.

Когда турецкій флотъ большими силами настигалъ морской казачій поискъ — казачьи лодки на парусахъ и на веслахъ неслись къ берегамъ, разсыпавшись цѣпью, скрывались въ камышахъ, иногда затопляли и самыя лодки. Но только повернутъ отъ берега турецкіе корабли, какъ казаки вылѣзутъ изъ камышей, вычерпаютъ воду изъ затопленныхъ лодокъ и понесутся въ погоню...

А когда кончится поискъ морской, войдутъ казаки въ родныя воды Тихаго Дона, идутъ вверхъ, обремененные добычей, съ лодки на лодку понесется въ ладъ греблѣ лихая казачья пѣсня:

— «На усть Дона Тихаго,
По край моря синяго
Построилась башенька,
Башенька высокая.
На этой на башенькѣ,
На самой на маковкѣ
Стоялъ часовой казакъ;
Онъ стоялъ, да умаялся;
Не долго не мешкавши,
Бѣжитъ спотыкается,
Говоритъ задыхается:
       «Кормилецъ нашъ — батюшка...
       Ермакъ Тимоѳеевичъ...
       Посмотри-ка, что тамъ на морѣ,
       Да на морѣ, на Азовскомъ-то:
       Не бѣлымъ тамъ забѣлѣлося,
       Не чернымъ тамъ зачернѣлося,
       Зачернѣлись на синемъ морѣ
       Все турецкіе корабли».
Рѣчь возговоритъ надежда атаманъ
Ермакъ Тимоѳеевичъ:
       — Вы садитесь въ легки лодочки,
       На носу ставьте по пушечкѣ,
       По пушечкѣ по мѣдненькой,
       Разбивайте корабли басурманскіе.
       Мы достанемъ много золота
       И турецкаго оружія...

/с. 14/ Шутка сказать, — а такими набѣгами по морю на ладьяхъ, черезъ степи на коняхъ, баловни казаки, самодурью ставшіе по Дону, съ походнымъ атаманомъ Андреемъ пошли «поохотиться» на Каспійское (тогда Хвалынское) море. Они дошли до Кавказскихъ береговъ, по рѣкѣ Тереку поднялись въ горы, стали по гребнямъ ихъ и положили основаніе Гребенскому казачьему войску. Въ 1580-мъ году царь Иванъ Васильевичъ Грозный перевелъ ихъ на Терекъ и пожаловалъ ихъ рѣкой Терекомъ съ притоками. Съ той поры стало Терское казачье войско.

Въ то же примѣрно время другая партія казаковъ поселилась въ низовьяхъ Волги у самой Астрахани и образовала Волжское войско. Въ 1584-мъ году партія Волгскихъ казаковъ подъ предводительствомъ атамана Нечая прошла пустынныя степи на востокъ и поселилась на рѣкѣ Яикѣ, основавъ Яицкое (Уральское) войско.

А тамъ трубою среброгласной раздался голосъ Донского атамана Ермака Тимоѳеевича:

Ой вы, Донскіе казаки охотники,
Вы Донскіе, Гребенскіе со Яицкими!..

звалъ атаманъ на Волгу и Каму искать новыхъ земель за Каменнымъ поясомъ за Уральскими горами далекой Сибири.

Нѣтъ!.. То не самодурь была воровскихъ людей, какъ близоруко думала боярская Москва. Это были не баловни казаки, не тáти, но лучшіе, смѣлые, крѣпкіе русскіе, ставшіе по Дону рыцарскимъ военнымъ братствомъ, воинственнымъ народомъ, совершившимъ величавый путь обратно черезъ «Великія Европейскія Ворота», путь русской культуры на востокѣ, въ Азію!

Шли казаки на Сибирь!..

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. Часть первая: Всевеликое Войско Донское. Книга первая: Съ давняго прошлаго по сентябрь 1613 года. — [Берлинъ:] Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту», 1943. — C. 10-14. [Казачья библіотека № 1.]

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.