Церковный календарь
Новости


2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 25 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Всевеликое войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ ДОНА.
Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту». Берлинъ, 1943-1945 г.г.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ВСЕВЕЛИКОЕ ВОЙСКО ДОНСКОЕ.
III.
Кто такіе были казаки? Отборъ сильныхъ и смѣлыхъ. Жизнь въ Дикомъ Полѣ. Что обозначаетъ слово казакъ? Какъ принимали всѣхъ казаки. Земля, заслуженная кровью многихъ поколѣній.

Разные то были люди, по разнымъ причинамъ тянула ихъ полная опасныхъ приключеній жизнь въ Дикомъ Полѣ.

Были люди, въ комъ «молодецкая сила живчикомъ по жилушкамъ переливалась», кого тянуло къ вольной охотничьей жизни въ дикой необъятной странѣ, богатой звѣремъ, птицей и рыбой. Хотѣлось въ волю пополевать, поиграть со смертью въ схваткахъ съ татарами и побѣдить смерть. Такъ шли Русскіе и на Востокъ, въ Азію, становились «землепроходцами», проходили невѣдомыя страшныя страны, доходили до Китая, бродили по берегамъ Ледовитаго океана и открывали земли на Восточномъ океанѣ. Такъ тянуло людей и на югъ, къ синему, никогда не замерзающему морю, къ сказочнымъ горамъ съ серебрянными, вѣчнымъ снѣгомъ покрытыми гребнями. Тамъ сбывалось то, что слышали они въ /с. 8/ заманчивой старой, старой сказкѣ! Не бѣда, что тамъ ихъ въ каждой балкѣ смерть сторожила, что татарская стрѣла могла поразить изъ-за каждаго куста. Тѣмъ заманчивѣе, тѣмъ привлекательнѣе былъ поискъ.

Шли тѣ, кого сломило тяжкое горе. У кого родныхъ увели въ полонъ татары, у кого татары убили близкихъ, мать, жену, дѣтей, кому сталъ не милъ родной домъ, кому стало — «либо въ стремя ногой, либо въ пень головой». Размыкать горе, отомстить татарамъ шли они въ Дикое поле.

Еще шли тѣ, кому невмоготу становились привитые татарами на Руси жестокіе нравы, холопская неволя, угодничанье передъ боярами и помѣщиками. — Они шли искать вольной жизни.

Позднѣе, когда крестьяне были прикрѣплены къ землѣ, когда круче становился помѣщичій произволъ надъ жизнью крѣпостного раба — уходили люди отъ этого рабства, бѣжали отъ помѣщика на югъ — «Къ казакамъ. На Донъ».

«Съ Дона» — слышали — «выдачи нѣтъ»!

Когда начались гоненія за старую вѣру, за рукописныя книги, когда Московская власть стала насиловать совѣсть людей, гнуть вѣру по-своему, казнить и живьемъ сжигать не согласныхъ съ нею, пошли на сѣверную окраину Дона, къ рѣкамъ Хопру и Медвѣдицѣ, люди стараго завѣта, потянулись и дальше — на рѣку Яикъ, становя тамъ свои старообрядческіе скиты и поселенія. Твердые въ вѣрѣ, упорные, честные, трезвые и сильные — то были новые насельники Дона и Яика.

Такъ и полнился Югъ Россіи пришлыми людьми.

Какіе же это были люди?..

Уже самый путь, — долгій путь пѣшкомъ, или въ челнокѣ по Дону и Донцу, рѣже на конѣ, на мало объѣзженной лошади, отнятой у татарина — былъ полонъ лишеній и опасностей — рѣдко кто могъ его вынести. Доходили до казаковъ, становились казаками лишь самые крѣпкіе и выносливые тѣломъ, самые волелюбивые, сильные и крѣпкіе духомъ.

Не легка была и самая жизнь въ Дикомъ Полѣ. Полна лишеній, тревогъ и опасностей. Татары были кругомъ. Каждый часъ могли наскакать, порубить, уничтожить пришельцевъ. Каждый часъ нужно было быть готовымъ дать отпоръ, вступить въ страшный рукопашный бой. Нужно было держать «уши буравцомъ, а глаза огнивцемъ» — все слышать и далеко видѣть. Здѣсь выживали только сильные, воинственные, зоркіе и храбрые.

Шли почти безъ оружія. Развѣ что засапожный ножъ былъ при путникѣ. Оружіе нужно было достать, добыть съ боя. Приходили отрепанные, больные — все нужно было получить съ боя отъ врага татарина: — «добыть, альбо дома не быть».

Устраивались въ землянкахъ, въ камышевыхъ городкахъ — некогда было строить хорошіе курени — да и не стоило. Въ одночасье пожгутъ ихъ татары. Питались охотой и рыбной ловлей — «съ травы, да съ воды». Недѣлями голодали; мерзли зимой; томились отъ зноя лѣтомъ. Хлѣба не сѣяли. Уже больше двухъ сотъ лѣтъ стояли по Дону казаки, а все былъ запретъ сѣять хлѣбъ, а кто будетъ сѣять, то того казнить смертью — такъ казаки были всегда готовыми къ бою, не думая о поляхъ и урожаяхъ. Въ пѣснѣ казачьей и по сей день поется:

/с. 9/

— «У насъ, на Дону, да не по вашему —
Не сѣютъ, не жнутъ, да не ткутъ, не прядутъ,
Не ткутъ, не прядутъ, а хорошо ходютъ...»

Какъ же было то, что казаки были въ ту пору и одѣты и вооружены и гордо говорили про себя: «всѣ земли нашему казачьему житью завидуютъ», или «у насъ зипуны сѣрмяжные — да умы бархатные»...

Въ огромномъ большинствѣ эти насельники Дона были Русскіе изъ Рязани и Москвы, были люди и съ сѣвера, изъ-подъ Новгорода — такъ есть преданіе, что Ермакъ былъ родомъ изъ Новгорода, были и Черкасы-малороссы изъ Украины, приходили и поляки, и горцы Кавказа — грузины и черкесы, но главное населеніе были Великороссы.

Но люди эти перерождались на Дону и становились только казаками.

Долгая опасная путина на Донъ закаляла ихъ. Слабые отпадали. Поворачивая назадъ, отставали, гибли отъ болѣзней, отъ лишеній, голода или отъ татарской сабли и стрѣлы. Такъ тяжкій молотъ лишеній и опасностей выковывалъ стальныя души казачьи. Становились «самодурью на Дону въ молодечество» лишь тѣ, кто не испугался угрозы Великаго князя Московскаго Ивана III, что казнитъ ихъ смертью. Происходилъ на Дону отборъ самыхъ лучшихъ, самыхъ крѣпкихъ, выносливыхъ и волелюбивыхъ людей — рыцарей-казаковъ.

Врагъ былъ конный. Пришлось и этимъ людямъ садиться на коня. По-татарски, такъ-же, какъ и по-турецки легко вооруженный конный воинъ, безъ доспѣховъ — панцыря, кольчуги и шлема — назывался «гозакъ». Искаженное это слово и стало нарицательнымъ для насельниковъ Донскихъ степей, и стали они называться вездѣ и у себя и за предѣлами Дикаго Поля — «казаками».

Когда проходили тѣ люди линію сторожевыхъ Рязанскихъ крѣпостей и засѣкъ, вступали въ Дикое Поле и пробирались узкими тропками на югъ, или плыли на челнѣ, въ скоромъ времени окликалъ ихъ громкій голосъ съ вышки и слышался могучій посвистъ:

Гей! Что за человѣкъ?

Человѣкъ я Божій, — отвѣчалъ обычно пришлецъ, — обшитъ я кожей, крытъ рогожей.

Гей!.. Самъ вижу. Чего пришелъ искать?

Счастья пришелъ я искать. Воли Божіей, у васъ, у казаковъ, у вольныхъ людей.

Въ Бога вѣруешь?

Вѣрую. Его молитвами и дошелъ.

А ну, перекрестись!

И крестились всѣ, кто приходилъ на Донъ и Русскіе православные съ Русскими именами и прозвищами и иныхъ земель люди — Грековы — выходцы изъ Греціи, Татариновы и Татаркины — пришельцы отъ татаръ, мѣнявшіе магометанскую вѣру на вольную казачью жизнь, Грузиновы, пришедшіе изъ далекой Грузіи, Персіяновы изъ Персіи, Черкесовы изъ черкессовъ, Сербиновы и Себряковы изъ сербовъ, Миллеры изъ нѣмецкой земли, Калмыковы изъ калмыцкихъ кочевниковъ, Мещеряковы изъ мещерскихъ татаръ, Поляковы и Яновы изъ Польши — всѣхъ обламывала казачья удалая жизнь, все равно становились Донскими казаками и забывали, откуда и какимъ вѣтромъ занесло ихъ предковъ на Тихій Донъ въ Дикое Поле.

/с. 10/ Сильный, многочисленный, неистовый и жестокій врагъ былъ кругомъ. Бывали годы, когда въ борьбѣ одинъ на сто выбивалась сила казачья. Какая нужна была дисциплина, какое подчиненіе своему атаману-вождю, чтобы устоять въ страшной неравной борьбѣ, какое нужно было товарищество — всѣ за одного и одинъ за всѣхъ, чтобы отстоять свое право на жизнь на Дону!

Вся Донская земля, каждый городокъ казачій отъ самаго верху, отъ Хопра и Медвѣдицы, до низовьевъ Дона и Донца до турецкой крѣпости Азова была густо залита кровью казачьей, каждая пядь земли была завоевана, заслужена большими побѣдами и подвигами — подлинно кровью предковъ купленная земля, навѣки нерушимо казачья земля!

— «Не сохами-то славная землюшка наша распахана,
Распахана наша землюшка лошадиными копытами,
А засѣяна славная землюшка казацкими головами»...

И еще поютъ казаки про свой, про Тихій Донъ:

— «Но и гордъ нашъ Донъ, Тихій Донъ, нашъ батюшка;
Басурманину онъ не кланялся, у Москвы, какъ жить, не спрашивалъ.
А съ Туретчиной по потылицѣ шашкой острою вѣкъ здоровкался,
А изъ года въ годъ, степь Донская, наша матушка,
За Пречистую Мать Богородицу, да за вѣру свою православную,
Да за вольный Донъ, что волной шумитъ, въ бой звала съ супостатами»...

Источникъ: П. Н. Красновъ. Историческіе очерки Дона. Часть первая: Всевеликое Войско Донское. Книга первая: Съ давняго прошлаго по сентябрь 1613 года. — [Берлинъ:] Изданіе журнала «На Казачьемъ Посту», 1943. — C. 7-10. [Казачья библіотека № 1.]

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.