Церковный календарь
Новости


2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 30-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 29-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 28-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 27-я (1922)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 72-я (1956)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 71-я (1956)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 46-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 45-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 44-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 43-е (1975)
2019-07-21 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 30-я (1921)
2019-07-21 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 29-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 26-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 25-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 24-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 23-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 22 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Всевеликое Войско Донское

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ВСЕВЕЛИКОЕ ВОЙСКО ДОНСКОЕ.
(«Архивъ Русской революціи». Томъ V. Изданіе 3-е. Берлинъ, 1922 г.)

Глава XII.
Посольство Донцовъ къ союзникамъ. — Письмо Атамана генералу Франшэ-д'Эсперэ. — Декларація войска Донского. — Англійскій адмиралъ посылаетъ миноносцы въ Таганрогъ для освѣдомленія о донскомъ войскѣ.

При первомъ же извѣстіи о событіяхъ въ Болгаріи, Атаманъ поручилъ находившемуся въ городѣ Яссахъ по дѣламъ снабженія предметами артиллерійскаго довольствія генералу барону Майделю войти въ связь съ союзниками и нащупать почву для сношенія съ ними. Извѣстія отъ барона Майделя были получены самыя благопріятныя. Союзники вполнѣ благожелательно относятся къ Донскому войску, считаютъ, что сношенія и связь его съ германцами были вызваны обстоятельствами, но не измѣной и предательствомъ, наконецъ, союзники при первой же къ тому возможности помогутъ Дону и Добровольческой Арміи оружіемъ и живой силой. Союзникамъ нужна точная оріентировка о томъ, что происходитъ на Дону и чѣмъ они могли бы помочь Донскому войску и его Атаману въ борьбѣ противъ большевиковъ. Наконецъ, союзники стоятъ на томъ взглядѣ, что Россія должна быть возстановлена въ прежнихъ границахъ 1914 года, за исключеніемъ Польши, то-есть должна быть «великая, единая и недѣлимая».

Лучшаго отвѣта Атаманъ не могъ ожидать.

6 ноября [1] Атаманъ снарядилъ Зимовую станицу — то-есть посольство, въ лицѣ двухъ горячихъ Донскихъ патріотовъ генералъ-маіора Сазонова и товарища предсѣдателя Большого Войскового Круга, бывшаго предсѣдателя Круга Спасенія Дона полковника Янова. Лица эти были назначены оффиціальными представителями войска Донского передъ державами Согласія. Они должны были передать письмо на французскомъ языкѣ генералу Франшэ-д'Эсперэ, командовавшему союзными войсками на востокѣ, и копію этого письма посланнику Русскому въ Румыніи С. А. Поклевскому-Козеллу. Къ письму этому былъ приложенъ изданный Донскимъ Атаманомъ 22 мая 1918 года политическій меморандумъ подъ названіемъ: «Декларація Всевеликаго войска Донского».

Въ этой деклараціи говорилось: —

«Всевеликое войско Донское, существующее, какъ самостоятельное государство съ 1570 года и входящее въ составъ Россійскаго Государства, какъ нераздѣльная его часть съ 1645 года, во всѣ времена и годы было вѣрнымъ сыномъ державы Россійской и таковымъ оставалось и послѣ революціи, стремясь вмѣстѣ съ Временнымъ Правительствомъ довести страну до Учредительнаго Собранія, на которомъ предполагалось установить образъ государственнаго устройства и дальнѣйшія свои отношенія къ Россійскому Государству.

«Большой Донской Кругъ и выбранный имъ Атаманъ Калединъ не могли признать власть народныхъ комиссаровъ за истинную и правомочную власть и отшатнулись отъ Совѣтской Россіи, ставшей игрушкой въ рукахъ безумцевъ большевиковъ и авантюристовъ и, провозгласивши себя самостоятельной Донской демократической республикой, вступили на путь борьбы съ Совѣтской властью.

«Жертвою этой борьбы палъ Атаманъ Калединъ, и Кругомъ Атаманская власть была передана Атаману Назарову. Въ неравной борьбѣ съ мятежными /с. 252/ казаками и большевиками погибъ мученической смертью на своемъ посту доблестный Атаманъ Назаровъ, и власть Атамана временно перешла въ руки походнаго Атамана Попова.

«Мужествомъ и энергіей Донского казачества и его вождей и руководителей войско Донское освобождено отъ большевиковъ, и Кругомъ Спасенія Дона я выбранъ 17-го сего мая (нов. ст.) Донскимъ Атаманомъ съ предоставленіемъ мнѣ впредь до созыва Большого Круга чрезвычайной власти, въ основныхъ законахъ указанной.

«Объявляя объ этомъ, я прошу Васъ, милостивый государь, передать Вашему Правительству, что:

1) «Впредь, до образованія въ той или иной формѣ Единой Россіи, Войско Донское составляетъ самостоятельную демократическую республику, мною возглавляемую.

2) «На основаніи ранѣе, 21-го октября 1917 года, при Атаманѣ Калединѣ заключенныхъ договоровъ, Донская республика, какъ часть цѣлаго, входитъ въ составъ Юго-Восточнаго союза — изъ населенія территорій Донского, Кубанскаго, Терскаго и Астраханскаго казачьихъ войскъ, горскихъ народовъ Сѣвернаго Кавказа и Черноморскаго побережья, вольныхъ народовъ степей юго-востока Россіи, Ставропольской губерніи, Черноморской губерніи и части Царицынскаго уѣзда Саратовской губерніи и обязуется поддерживать интересы этихъ государствъ и ихъ законныхъ правительствъ.

3) «Относительно установленія точныхъ границъ и торговыхъ и иныхъ отношеній между Донскимъ войскомъ и Украиною ведутся переговоры, для чего послано посольство въ лицѣ Черячукина и Свѣчина.

4) «Донское войско не находится ни съ одною изъ державъ въ состояніи войны, но, держа нейтралитетъ, ведетъ борьбу съ разбойничьими бандами красногвардейцевъ, посланныхъ въ войско Совѣтомъ народныхъ Комиссаровъ.

5) «И впредь Донское войско желаетъ жить со всѣми народами въ мирѣ на основаніи взаимнаго уваженія правъ и законности и соблюденія общихъ интересовъ.

6) «Донское войско предлагаетъ всѣмъ государствамъ признать его права, впредь до образованія въ той или иной формѣ единой Россіи, на самостоятельное существованіе, и государствамъ, заинтересованнымъ въ торговыхъ, или иныхъ отношеніяхъ прислать въ Войско, въ его столицу Новочеркасскъ, своихъ полномочныхъ представителей или консуловъ.

7) «Въ свою очередь, Донское Войско пошлетъ въ эти государства свои «зимовыя станицы», то-есть посольства, для установленія дружескихъ отношеній.

«Обо всемъ этомъ прошу Васъ, милостивый государь, широко объявить съ согласія Вашего правительства всѣмъ гражданамъ Вашего государства. Донской Атаманъ генералъ-маіоръ Красновъ» [2].

Въ письмѣ генералу Франшэ-д'Эсперэ Атаманъ коротко писалъ о постепенномъ освобожденіи войска Донского отъ большевиковъ, о тѣхъ кровавыхъ жертвахъ, которыя при этомъ пришлось принести войску, о причинахъ, побудившихъ его войти въ сношенія съ Германіей и написать письмо Императору Вильгельму. Донской Атаманъ указывалъ на то, что силы, борющіяся противъ большевиковъ — Донская и Добровольческая Арміи — въ общемъ невелики, /с. 253/ онъ писалъ, что безъ иностранной помощи Россію не спасти. Донской Атаманъ указывалъ, что единое командованіе будетъ возможно осуществить лишь тогда, когда Добровольческая Армія повернетъ на настоящее направленіе и пойдетъ на Москву. Наиболѣе желательными вождями для такого объединеннаго командованія Атаманъ назвалъ генераловъ Щербачева и Николая Іудовича Иванова.

...«Безъ помощи союзниковъ освободить Россію невозможно», заканчивалъ свое письмо Атаманъ.— «Помощь эта можетъ выразиться въ присылкѣ снаряженія, оружія, техническихъ средствъ борьбы, обмундированія и денегъ, — тогда борьба затянется на одинъ, на два года, или въ присылкѣ кромѣ этого еще 3-4 корпусовъ войскъ 90-120 тысячъ, тогда въ 3-4 мѣсяца можно всю Россію освободить.

«Совѣтскія власти ненавидимы Русскимъ народомъ, и Русскій народъ ждетъ только толчка, чтобы свергнуть ихъ. Красная Армія труслива, подвержена паникѣ и бѣжитъ даже отъ нашихъ войскъ, численно разъ въ 10 меньшихъ, нежели она.

«Если назначить одинъ корпусъ для освобожденія Кавказа, одинъ вверхъ по Волгѣ на Царицынъ, Саратовъ, Самару, Пензу, Тулу и Москву, одинъ на Воронежъ, Рязань и Москву, и одинъ на Харьковъ, Курскъ и Москву, можно съ увѣренностью сказать, что только до Саратова, Воронежа и Курска придется идти походомъ и съ боями — по взятіи ихъ Москва падетъ и дальнѣйшее движеніе приметъ характеръ тріумфальнаго шествія и торжественныхъ встрѣчъ.

«Украину временно придется занять иностранными войсками...

«Было бы крайне желательно, чтобы теперь же опытные генералы французскихъ, англійскихъ или американскихъ войскъ прибыли бы въ Новочеркасскъ, посѣтили бы со мною фронты, посмотрѣли бы войска, чтобы они могли бы составить правильное представленіе какъ о Донской Арміи, такъ и о самомъ характерѣ борьбы съ большевиками.

«Изъ прилагаемаго при семъ правительственнаго сообщенія Войска Донского отъ 22-го мая сего года вы усмотрите, что войско Донское все время было вѣрно идеѣ единой, недѣлимой Россіи и за свободу, и счастье ея только и борется, разсчитывая на сохраненіе за собою своихъ вѣчныхъ привилегій и казачьихъ правъ.

«Податели этого письма, я это позволю себѣ еще разъ повторить, являются вполнѣ освѣдомленными и полномочными послами моими для переговоровъ съ Державами Согласія, на которыхъ мы и теперь, какъ и всегда, смотримъ, какъ на своихъ вѣрныхъ союзниковъ, притомъ обязанныхъ намъ за помощь въ 1914, 1915 и 1916 годахъ, когда мы, Русскіе, помогли имъ своими побѣдами въ Пруссіи и Галиціи»... [3].

Атаманъ преподалъ своимъ посланникамъ тотъ взглядъ, что онъ считаетъ, что союзники и особенно Франція обязаны помочь Россіи въ борьбѣ съ большевиками, что это ея нравственный долгъ и что Донскіе казаки вѣрятъ въ глубокую порядочность французской націи, которая не откажется въ уплатѣ по векселю. Атаманъ настаивалъ на полной самостоятельности Донского войска до тѣхъ поръ, пока не явится настоящее Россійское Правительство, будь то /с. 254/ Императоръ или Президентъ, или соберется полномочное Учредительное Собраніе, и Атаманъ не признавалъ генерала Деникина ни за диктатора, ни за полноправнаго главнокомандующаго, но смотрѣлъ на него только какъ на командующаго союзной арміей. Посланные имъ люди были строевые офицеры, полковникъ Яновъ притомъ же былъ пылкій, нѣсколько экзальтированный, влюбленный въ Донъ человѣкъ, гордый побѣдами и успѣхами Донскихъ казаковъ.

Когда Донскіе посланцы прибыли въ Яссы, Ясское засѣданіе тамъ уже закончилось. Генерала Франшэ-д'Эсперэ въ Яссахъ не было, и вмѣсто него былъ генералъ Бертелло. У Бертелло были уже готовыя инструкціи. Въ Версалѣ было рѣшено признать одного вождя, и этимъ вождемъ былъ заочно признанъ генералъ Деникинъ. Съ нимъ шла слава кристальной чистоты и вѣрности союзникамъ, онъ глубоко ненавидѣлъ нѣмцевъ. Его агенты уже были при французскомъ командованіи. Они доложили объ измѣнѣ Гетмана Скоропадскаго Россіи, они нарисовали Донское войско полубольшевистскимъ государствомъ, руководимымъ нѣмцами, неимѣющимъ никакой арміи, словомъ «quantité négligeable», а Донского Атамана, какъ ставленника и клеврета Императора Вильгельма.

Все это было высказано генераломъ Бертелло на первомъ пріемѣ Сазонову и Янову, и встрѣтило съ ихъ стороны горячій, страстный отпоръ. Можетъ быть слишкомъ горячій и болѣе страстный, нежели позволяли требованія дипломатіи. Были сказаны упреки по адресу Добровольческой Арміи, было сказано, что самымъ бытіемъ своимъ Добровольческая Армія обязана Донскому войску и нѣмцамъ...

Разстались холодно, и дальнейшіе переговоры прервались. Только благодаря глубокому такту генерала Щербачева и его примирительной политикѣ черезъ три дня генералу Сазонову удалось добиться вторичнаго свиданія съ генераломъ Бертелло, на которомъ всѣ шероховатости были сглажены и Дону была обѣщана помощь въ одинаковой мѣрѣ съ Добровольческой Арміей.

Тамъ же было выяснено, что Украина непремѣнно вся будетъ занята иноземными войсками. Или союзники принудятъ оставить тамъ Германскія войска, или Украина будетъ занята англо-французской арміей. Помощь была обѣщана широкая, готовилась къ перевозкѣ на югъ Россіи вся Салоникская армія. Отъ союзниковъ вѣяло побѣдой, и Донскіе посланники вынесли то убѣжденіе, что побѣдители Германіи сокрушатъ и большевиковъ. Относительно присылки на Донъ своихъ представителей генералъ Бертелло высказался осторожно. Представители будутъ посланы въ Новороссійскъ къ генералу Деникину, на Донъ же никого посылать не предполагается, такъ какъ Донское войско разсматривалось въ Версалѣ какъ часть Добровольческой Арміи.

Донесенія объ этомъ успокоили Атамана за его лѣвый флангъ — Украину, и Атаманъ приказалъ взять 36-ю Донскую дивизію изъ района Каменской станицы для усиленія Царицынскаго направленія, гдѣ ожидали только прибытія купленныхъ у нѣмцевъ 12 шестидюймовыхъ морскихъ орудій Канэ, платформы и установки для которыхъ были уже готовы и собраны въ Таганрогѣ. За пушками этими былъ посланъ въ Севастополь донской пароходъ «Сосіетэ».

Непосредственнымъ сношеніямъ съ союзниками атаманъ придавалъ только моральное значеніе, какъ поддержкѣ его вліянія и авторитета въ войскѣ. Большевики знали, конечно, о событіяхъ на западѣ и повели сейчасъ же широкую пропаганду о томъ, что союзники никогда не будутъ помогать ни Деникину, ни Донскому Атаману, потому что демократія /с. 255/ Западной Европы съ большевиками заодно и не допуститъ, чтобы ея солдаты пошли противъ большевиковъ.

Эта пропаганда имѣла большой успѣхъ, какъ въ Красной Арміи, такъ и у Донскихъ казаковъ. Прибытіе союзническихъ полковъ на фронтѣ показало бы красноармейцамъ, что ихъ комиссары лгутъ. Красная Армія только что зарождалась. Факты сдачи цѣлыми тысячами, убійства комиссаровъ на фронтѣ, митинги и обсужденія боевыхъ приказовъ ясно показывали ея неустойчивость. Появленіе на фронтѣ даже незначительныхъ частей иноземныхъ войскъ должно было поразить воображеніе противника, а въ той войнѣ, которая была тогда — это было девять десятыхъ успѣха.

Обратно, непріѣздъ союзниковъ на Донъ, отсутствіе ихъ военныхъ частей на фронтѣ, или хотя бы въ тылу у казаковъ должно было окончательно подорвать силы казаковъ. А эти силы были напряжены теперь до крайности. Казаки держались только надеждами на скорую выручку и на помощь союзниковъ. Донскому Атаману нужно было добиться того, чтобы союзники были на Дону, на Донскомъ фронтѣ, потому что именно на Донскомъ фронтѣ разыгрывались теперь событія первостепенной важности, событія, которыя грозили самому существованію Дона. И съ этой стороны прибытіе союзниковъ только въ Новороссійскъ подрывало у казаковъ вѣру въ своего Атамана въ минуту рѣшительнаго сраженія на фронтѣ.

Но то, чего не удалось добиться оффиціальной донской миссіи генерала Сазонова и полковника Янова у генерала Бертелло, то совершенно частнымъ образомъ устроилъ адмиралъ Кононовъ, донской казакъ по происхожденію, бывшій случайно въ Севастополѣ на встрѣчѣ англо-французской эскадры. Ему удалось свести съ англійскимъ адмираломъ Атамана Зимовой станицы Донского войска при Крымскомъ правительствѣ полковника Власова, они разсѣяли тѣ неправдоподобные слухи, которые распускались агентами генерала Деникина про Донское войско и его Атамана, заинтересовали адмирала въ военной и строительной работѣ Донского войска, и онъ отправилъ 21-го ноября (ст. ст.) изъ Севастополя два миноносца въ Таганрогъ. Оффиціальная цѣль похода миноносцевъ была заняться промѣрами Азовскаго моря, неоффиціально англійскому капитану Бонду и французскому капитану Ошэну (Hochain) было приказано съ нѣсколькими офицерами и матросами посѣтить Донское войско и доложить кто правъ — Донскіе казаки, которые говорятъ о томъ, что войско Донское вполнѣ самостоятельное, организованное государство съ арміей, опирающееся на законы, или Добровольческая Армія, которая говоритъ, что Донское войско есть полубольшевистская страна, раздираемая анархіей и находящаяся въ полувассальномъ отношеніи къ Германской Имперіи.

На Дону начали готовиться къ встрѣчѣ такъ давно и такъ жадно ожидаемыхъ союзниковъ. И казалось, что яркое солнце появилось въ хмурые и холодные осенніе ноябрьскіе дни.

Примѣчанія:
[1] По старому стилю.
[2] Декларація Всевеликаго войска Донского 22 мая 1918 года.
[3] Письма Донского Атамана С. А. Поклевскому-Козеллъ и генералу Франшэ-д'Эсперэ отъ 6 ноября 1918 года № 034.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Всевеликое Войско Донское. // «Архивъ Русской революціи», издаваемый І. В. Гессеномъ. Томъ V. — Изданіе третье. — Берлинъ: Издательство «Слово», 1922. — C. 251-255.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.