Церковный календарь
Новости


2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 34-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 33-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 32-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 31-я (1922)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 76-я (1956)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 75-я (1956)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 74-я (1956)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 73-я (1956)
2019-07-22 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 32-я (1921)
2019-07-22 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 31-я (1921)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 30-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 29-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 28-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 27-я (1922)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 72-я (1956)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 71-я (1956)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 22 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Русскій Порталъ

Нашъ порталъ содержитъ тексты въ старой, или «царской» орѳографіи.

ПОРТАЛЪ ОСНОВАНЪ 1 СЕНТЯБРЯ 2005 г. (14 СЕНТЯБРЯ 2005 г. н. ст.) ВЪ ДЕНЬ ЦЕРКОВНАГО НОВОЛѢТІЯ.

О русскомъ правописаніи

Иван Александрович ИльинДивное орудіе создалъ себѣ русскій народъ, — орудіе мысли, орудіе душевнаго и духовнаго выраженія, орудіе устнаго и письменнаго общенія, орудіе литературы, поэзіи и театра, орудіе права и государственности, — нашъ чудесный, могучій и глубокомысленный русскій языкъ. Всякій иноземный языкъ будетъ имъ уловленъ и на немъ выраженъ; а его уловить и выразить не сможетъ ни одинъ. Онъ выразитъ точно — и легчайшее, и глубочайшее; и обыденную вещь, и религіозное пареніе; и безысходное уныніе, и беззавѣтное веселье; и лаконическій чеканъ, и зримую деталь, и неизреченную музыку; и ѣдкій юморъ, и нѣжную лирическую мечту...

А новое поколѣніе его не уберегло... Не только тѣмъ, что наполнило его неслыханно-уродливыми, «глухонѣмыми», безсмысленными словами, слѣпленными изъ обломковъ и обмылковъ революціонной пошлости, но еще особенно тѣмъ, что растерзало, изуродовало и снизило его письменное обличіе. И эту искажающую, смыслъ-убивающую, разрушительную для языка манеру писать — объявило «новымъ» «право-писаніемъ»... [Сіе-то] криво-писаніе погубило драгоцѣнную языковую работу цѣлыхъ поколѣній: оно сдѣлало все возможное, чтобы напустить въ русскій языкъ какъ можно больше безсмыслицы и недоразумѣній. И русскій народъ не можетъ и не долженъ мириться со вторженіемъ этого варварскаго упрощенія… (И. А. Ильинъ)

Анонсы обновленій

ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 34-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «На другой день Саблинъ поѣхалъ въ Могилевъ, въ Ставку. Всю дорогу онъ думалъ о своемъ послѣднемъ разговорѣ съ Мацневымъ. Мацневъ, циникъ, невѣрующій, избѣгавшій ходить въ церковь, не признававшій таинствъ, заговорилъ о Христѣ и о Богѣ. Мацневъ примирился съ женою, съ которою не говорилъ лѣтъ двадцать. Что же произошло въ немъ? Саблинъ читалъ въ вагонѣ французскую книгу, которую ему далъ Мацневъ. Да, актами доказано, что французская революція и казнь Людовика XVI были приготовлены въ масонской ложѣ и это дѣло тайнаго общества. Эта книга увѣряетъ, что все крупное, что совершается въ мірѣ — великая война, революція, перетасовка народовъ на міровой сценѣ, все это дѣло рукъ общества, руководимаго діаволомъ. У Мацнева въ кабинетѣ они перелистывали многія книги. Они разсматривали тщательно сохраненную Мацневымъ, изданную въ 1890 году карту будущаго Европы. И на ней, на мѣстѣ Россіи была пустыня, вмѣсто Германской имперіи — германскія республики, императоровъ и королей нигдѣ не осталось. Кто-то, уже тогда, заботливо вколачивалъ въ мозги людей мысль о ненужности монархіи и расправлялся по своему съ Россіей. Россія — пустыня! Но развѣ не идетъ она быстрыми шагами подъ управленіемъ Керенскаго, къ тому, чтобы стать пустыней? Арміи уже нѣтъ... Во имя чего Керенскій уничтожаетъ, демократизируетъ Армію? Этого требуетъ программа ихъ партіи. Саблинъ отчетливо вспомнилъ вечеръ у Мартовой...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 33-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Мацневъ досталъ изъ книжнаго шкафа нѣсколько книгъ, бросилъ ихъ передъ собою на столъ, усѣлся въ кресло противъ сѣвшаго спиною къ окну Саблина и заговорилъ: — Если хочешь, Саша, мы стоимъ передъ тайной, открыть которую не можемъ. Ты слыхалъ слова Ленина — "Бога нѣтъ. Религія — опіумъ для народа". Да такъ-ли? Бога нѣтъ, а бѣсъ есть? Діаволъ существуетъ, а существуетъ діаволъ — значить и Богъ есть. Есть темное, есть и свѣтлое. Если брошена тѣнь, то есть источникъ свѣта, который эту тѣнь бросилъ. Мы изобрѣли безпроволочный телеграфъ, удушливые газы, мы заставили электричество работать на себя, мы додумались Богъ вѣсть до какихъ откровеній, а мы проглядѣли то, что параллельно съ кроткимъ ученіемъ Христа, которое мы забросили и забыли, существуетъ ученіе ему противоположное. Смотри Саша. Эта книга давно у меня. Я купилъ ее въ 1907 году въ Парижѣ, тогда, когда мы и не думали, ни о войнѣ съ Германіей, ни о революцій, ни тѣмъ болѣе о Ленинѣ. Это сочиненіе Jean Bidegain — “Masques et Visages Maçonniques”, documents inédits, издана въ 1906 году. У насъ за одинъ заголовокъ назвали бы книгу погромной. На обложкѣ древняя маска и алый уголъ ленты съ крестами и фригійскимъ колпакомъ, папскій наперстный крестъ. Эпиграфомъ стоитъ: — “En premier lieu, arrachez à la Franc-Maçonnerie le masque dont elle se couvre et faites-la voir telle qu'elle est” Leon XIII. Она начинается историческими примѣрами вѣроломства масоновъ. А вотъ на страницѣ 10 я уже читаю и выводы...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 32-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Варвара Дмитріевна искренно обрадовалась Саблину. — "Варя, чайку намъ дашь?" — сказалъ Мацневъ и Саблинъ сь удивленіемъ услышалъ и это "ты" и это уменьшительное имя. Они усѣлись въ столовой. — "Такъ вотъ, Саша, Ленинъ этотъ самый является до нѣкоторой степени загадкой". — "Прости, Иванъ Сергѣевичъ", — перебила его Варвара Дмитріевна, — "вы будете говорить о политикѣ?" — "Да". — "Я осмотрю комнаты. Не подслушиваютъ ли. Мавра у меня служитъ двадцать лѣтъ, я ее дѣвчонкой взяла и сама воспитала, а теперь такъ и трется у дверей, все норовитъ подслушать и передать въ комиссаріатъ. Павелъ — тоже самъ не свой. Ливрею надѣвать отказался — это, говоритъ, — мундиръ раба". — "Да, Саша, народъ съ ума посходилъ. Да и какъ не сойдти, когда слыхалъ, какою философіей его пичкаютъ и какую звѣриную, погромную религію ему проповѣдуютъ. Такъ вотъ о Ленинѣ. Говорятъ о немъ многое. Начну сначала. Владиміръ Ильичъ Ульяновъ, литературный и революціонный псевдонимъ Н. Ленинъ, родился въ Симбирскѣ 10-го апрѣля 1870 года. Онъ происходитъ изъ потомственныхъ дворянъ. Отецъ его, когда-то богатый помѣщикъ, занималъ довольно видное мѣсто инспектора народныхъ училищъ. Старшій братъ Ленина, Александръ, въ 1887 году былъ обвиненъ въ организаціи покушенія на императора Александра III и приговоренъ къ смертной казни. Прокуроръ на мольбы матери о помилованіи сказалъ, что помилованіе будетъ навѣрно, если только Ульяновъ признаетъ свою вину"...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 31-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «У Ленина были коротенькія ножки и длинное туловище съ ясно обозначеннымъ круглымъ животомъ. Онъ былъ одѣтъ въ простую тройку съ красными бантами, отъ краснаго освѣщенія казавшуюся красной. Большая голова съ маленькимъ некрасивымъ лицомъ сидѣла на короткой шеѣ. Черезъ всю голову шла самая обыкновенная лысина. Маленькіе косые глаза, надъ которыми подымались тонкія брови, смотрѣли весело. Неправильный плоскій носъ, ощипанные усы и крошечная бородка клинушкомъ подъ длиннымъ плотояднымъ ртомъ — все было типичнымъ лицомъ интеллигента, какого-нибудь бухгалтера, учителя, банковскаго чиновника. Ничего въ немъ не было отъ народа, ничего Русскаго и тѣмъ болѣе ничего Наполеоновскаго. Въ лицѣ Ленина Саблинъ подмѣтилъ черты ненормальности, временами чисто идіотская, безмысленная улыбка кривила его полныя одутловатыя, опухшія щеки. Это былъ уродъ въ полномъ смыслѣ слова, продуктъ вырожденія, умственной не по разуму работы, сытой, спокойной, неподвижной жизни философа. Онъ пододвинулся къ самой балюстрадѣ, обтянутой краснымъ, оперся на нее руками и долго молча смотрѣлъ на толпу. — "Вся власть совѣтамъ!" — сказалъ онъ, наконецъ и началъ говорить. Говорилъ онъ нескладно, съ некрасивой дикціей, короткими фразами, часто повторяясь и у Саблина создавалось впечатлѣніе какъ будто этотъ маленькій человѣкъ съ упорствомъ идіота огромнымъ молотомъ вколачивалъ въ мозги слушавшихъ его людей свои дерзкія, преступно-простыя мысли...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 76-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Сколь бы разрушительны и свирѣпы ни были проявленія русской революціи, какъ бы ни попирала она всякую свободу и всякую справедливость, — мы не должны упускать изъ вида, что русскій народъ пошелъ за большевиками въ смутныхъ и безпомощныхъ поискахъ новой справедливости. "Старое" — казалось ему несправедливымъ; — "новое" манило его "справедливостью". Къ этому присоединились, конечно и не благія побужденія: жадность, мстительность, злоба, честолюбіе и т. д.; но за потаканіе этимъ страстямъ русскій народъ былъ жестоко, невообразимо наказанъ самою революціей. И вотъ, вѣрно понять революцію значитъ понять ее, не только какъ наказаніе злой воли, но и какъ заблужденіе доброй воли. И вывести русскій народъ изъ революціи сумѣетъ лишь тотъ, кто вернется къ первоначальнымъ поискамъ справедливости и возстановитъ эту старую традицію русской души и русской исторіи. Русскій народъ долженъ быть возвращенъ къ этимъ поискамъ. Онъ долженъ покаянно осознать выстраданное имъ заблужденіе, — свою бѣду и свою кару и свой грѣхъ. Онъ долженъ увидѣть впереди иные, новые, творческіе пути, дѣйствительно ведущіе къ справедливости, — пути, указанные христіанствомъ, но доселѣ не найденные и не пройденные человѣчествомъ. Онъ долженъ понять, что именно дурныя страсти подготовили его порабощеніе, ибо онѣ ожесточили его сердце, разложили его умъ, подорвали его государственную волю и обезсилили его инстинктъ государственнаго самосохраненія...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 75-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Когда мы говоримъ о "лояльности", то мы разумѣемъ согласіе и готовность гражданина признавать и блюсти законы своей страны. Англійское слово "лоо" означаетъ "законъ, право"; согласно этому "лойэл" надо переводить — "вѣрный, честный, законопослушный". И вотъ всякій правопорядокъ, всякій государственный строй покоится на согласіи гражданъ вѣрно и честно блюсти дѣйствующіе законы: не преувеличивать произвольно свои полномочія, не преуменьшать произвольно свои обязанности и избѣгать всего запрещеннаго. Принудить гражданъ къ этому нельзя. Нѣтъ такого режима, который обезпечилъ бы механическую покорность гражданъ. Правда, современное намъ поколѣніе тоталитаристовъ-террористовъ изобрѣло такія мѣры, которыя отпугиваютъ гражданъ отъ всякой открытой непокорности и закрѣпляютъ ихъ повиновеніе страхомъ, голодомъ, ссылкой, всяческими униженіями и оскорбленіями, пытками и казнями. Но жестоко ошибается тотъ, кто думаетъ, что этотъ режимъ обезпечиваетъ "законопослушность" въ странѣ. Никогда и нигдѣ еще произволъ чиновниковъ и партійцевъ, дерзаніе "урковъ", признающихъ одинъ только "блатъ", изощренная ловкость отчаявшихся гражданъ и, главное, внутреннее отвращеніе всѣхъ честныхъ и свободолюбивыхъ людей къ "декретамъ" "своей страны", и къ противо-естественнымъ и варварскимъ распоряженіямъ "своей власти", не достигали такого развитія и такой силы. Люди повинуются потому, что не сумѣли преодолѣть свой страхъ...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 74-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Замѣчательно, что всѣ расчленители Россіи, чѣмъ бы они ни руководились, приносятъ одно и то же слово, формулируютъ одну и ту же директиву: Россія должна стать федеративнымъ государствомъ, она должна быть построена на всеобщемъ добровольномъ соглашеніи ея народовъ и ея гражданъ. Въ этомъ они видятъ высшее и послѣднее слово "демократизма"; поэтому они и готовы причислить каждаго, несогласнаго съ этой директивой, къ "реакціонерамъ", "имперіалистамъ", сторонникамъ деспотизма, террора и т. д. Дѣйствительно, есть старое ученіе (извѣстное издавна, но обычно приписываемое Жану Жаку Руссо), согласно которому всякое государство покоится на "общественномъ договорѣ", на договорѣ всѣхъ гражданъ между собою; такой договоръ, въ дѣйствительности наблюдавшійся только въ немногихъ федеративныхъ государствахъ (см. Н. З. №69, 70, 72) и имѣвшій тамъ совсѣмъ иную форму и иное содержаніе, считается молчаливо — предполагаемымъ и обязательнымъ повсюду. Политическіе мыслители пытались не разъ на протяженіи вѣковъ формулировать этотъ фиктивный (т. е. выдуманный, созданный, созданный воображеніемъ, или какъ говорятъ юристы — "презюмированный" (т. е. предположенный въ видѣ условнаго допущенія) договоръ, согласно которому каждый гражданинъ добровольно и свободно включается въ свое государство и обязуется повиноваться его законамъ. Пусть, говорятъ они, такого договора никогда не было, но надо считать его какъ бы состоявшимся...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 73-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Всѣмъ намъ приходится отъ времени до времени встрѣчаться съ русскими людьми, начинающими похваливать совѣтскую жизнь и коммунистическія "достиженія". Одинъ получилъ "оттуда" письмо, въ которомъ разсказывается о "новыхъ порядкахъ" и всеобщемъ "трудовомъ одушевленіи". Другой почиталъ вѣстникъ московской "патріархіи" и "убѣдился" въ свободѣ совѣтской церкви. Третій слышалъ чей-нибудь "докладъ". Четвертому попались двѣ статьи умершаго Бердяева. Пятый склонился подъ вліяніемъ "аргументовъ" какого-нибудь совѣтскаго или полусовѣтскаго "духовнаго" лица и т. д. Всѣ эти люди производятъ странное впечатлѣніе. 1) Они высказываютъ свои воззрѣнія особымъ тономъ: не совсѣмъ увѣреннымъ, не совсѣмъ искреннимъ, а какъ бы "нащупывающимъ", какъ если бы они сами себя уговаривали повѣрить, и вотъ уже начинали вѣрить и только еще оглядываются: не выходитъ ли ужъ очень глупо и ужъ очень лживо. 2) При провѣркѣ ихъ источниковъ, оказывается обычно, что источники пустяшные: кто же "оттуда" пишетъ правду? Кто же "тамъ" смѣетъ печатать критику или порицаніе? Докладъ обычно оказывается организованнымъ какимъ-нибудь завѣдомо двусмысленнымъ обществомъ. "Духовное" лицо само оказывается соблазнившимся и тайнособлазняющимъ. Что же касается "убѣдительныхъ аргументовъ", то ихъ религіозная, патріотическая, государственная и логическая несостоятельность съ начала и до конца не вызываетъ никакихъ сомнѣній, даже и у самихъ "повѣрившихъ"...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


ГЕН. А. И. ДЕНИКИНЪ. «ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ». ТОМЪ 1-Й. ГЛАВА 32-Я (1921)

Генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин «Наступленіе русскихъ армій, предположенное на май, все откладывалось. Первоначально имѣлась въ виду одновременность дѣйствій на всѣхъ фронтахъ; потомъ, считаясь съ психологической невозможностью сдвинуть арміи съ мѣста одновременно, перешли къ плану наступленія уступами во времени. Но фронты, имѣвшіе значеніе второстепенное (Западный) или демонстративное (Сѣверный) и которымъ надлежало начинать операцію раньше, для отвлеченія вниманія и силъ противника отъ главныхъ направленій (Юго-западный фронтъ), не были готовы психологически. Тогда верховное командованіе рѣшило отказаться отъ всякой стратегической планомѣрности и вынуждено было предоставить фронтамъ начинать операцію по мѣрѣ готовности, лишь бы не задерживать ее чрезмѣрно и тѣмъ не давать противнику возможности дальнихъ крупныхъ перебросокъ. Даже и такая, упрощенная революціей стратегія могла дать большіе результаты въ міровомъ масштабѣ войны, если дажене прямымъ разгромомъ восточнаго фронта, то, по крайней мѣрѣ, возстановленіемъ его прежняго грознаго значенія, потребовавъ отъ центральныхъ державъ притока туда большихъ силъ, средствъ, огромнаго количества боевыхъ припасовъ, создавая опять вѣчное безпокойство и совершенно сковывая оперативную свободу Гинденбурга. Въ результатѣ начало операцій опредѣлилось слѣдующими датами: 16 іюня — на Юго-западномъ фронтѣ; 7 іюля — на Западномъ; 8 іюля на Сѣверномъ, и 9 іюля на Румынскомъ...» (Paris, 1921.) далѣе...


ГЕН. А. И. ДЕНИКИНЪ. «ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ». ТОМЪ 1-Й. ГЛАВА 31-Я (1921)

Генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин «Я смѣнилъ генерала Гурко. Уходъ его былъ предрѣшенъ еще 5 мая, и приказъ объ этомъ былъ уже заготовленъ въ министерствѣ. Но Гурко подалъ рапортъ, что при создавшихся въ арміи условіяхъ (послѣ объявленія деклараціи правъ солдата) онъ снимаетъ съ себя всякую нравственную отвѣтственность за веденіе армій... Это обстоятельство дало поводъ Керенскому опубликовать 26 мая приказъ, въ силу котораго Гурко "по несоотвѣтствіи" съ поста главнокомандующаго смѣщался на должность начальника дивизіи. Мотивы: "отечество въ опасности и это обязываетъ каждаго военно-служащаго исполнить свой долгъ до конца, не подавая пагубнаго примѣра слабости другимъ". И еще: "главнокомандующій облеченъ высокимъ довѣріемъ правительства (?) и, опираясь на него, долженъ всѣ свои усилія направлять къ достиженію возложенныхъ на него задачъ; сложеніе съ себя всякой нравственной отвѣтственности генераломъ Гурко является уклоненіемъ отъ обязанности вести порученное ему дѣло по крайнему своему разумѣнію и силѣ". Лицемѣріе этихъ заявленій, не говоря уже о предшествовавшемъ имъ фактѣ признанія правительствомъ невозможности оставленія генерала Гурко въ командной должности, пріобрѣтаетъ еще болѣе ясный смыслъ при сопоставленіи этого эпизода съ аналогичными фактами: съ уходомъ министровъ Гучкова, Милюкова и другихъ, даже — иронія судьбы — самого Керенскаго, который во время одного изъ министерскихъ кризисовъ, вызванныхъ непримиримостью революціонной демократіи...» (Paris, 1921.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 30-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Ясное августовское небо темнѣло. Послѣдніе багряные лучи заходящаго солнца горѣли на стеклахъ оконъ, точно пожаръ занимался въ домахъ. Нева темнѣла подъ высокимъ Троицкимъ мостомъ и яркою синевою вспыхивалъ за нею куполъ бѣлой мечети. Тѣнистыя липы Александровскаго парка, чуть тронутыя желтизною, съ каждой минутой теряли краски и очертанія, сливаясь въ густую массу, сквозь которую кое-гдѣ просвѣчивало алое небо. На востокѣ уже загорѣлась вечерняя звѣзда и небо оттуда заливалось фіолетомъ, постепенно поднимавшимся кверху. Священная тайна совершалась и темная ночь смѣняла день. Разомъ вспыхнули фонари по всему Каменноостровскому проспекту и какъ будто яснѣе сталъ гулъ трамваевъ, щелканье копытъ по торцу и частые гудки моторовъ. Толпа стремилась въ оба конца къ островамъ и съ острововъ, она расплывалась по Троицкой площади, заполняла ее, толпилась у ветхаго крылечка Троицкой церкви, той самой, гдѣ Сенатъ Россійскій нарекъ императора Петра именемъ Великаго и "отца отечества". Осенній холодокъ тянулъ отъ пустынной Невы. Пахло сыростью, прѣлымъ листомъ, конскимъ навозомъ, пахло керосиномъ, пахло осенью шумнаго города. Въ цвѣтникахъ вдоль проспекта, противъ памятника великому матросу, положившему жизнь свою за честь Андреевскаго флага и за славу Россіи, цвѣли пестрыя астры и лиловые геліотропы и вдоль зеленаго газона мохнатымъ узоромъ переплеталась голубая лобеллія съ коричневыми и желтыми листочками...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 29-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Нѣсколько дней спустя Саблинъ взялъ отпускъ на двѣ недѣли и поѣхалъ въ Петербургъ. Онъ хотѣлъ присмотрѣться и продумать, что надо дѣлать. Московское государственное совѣщаніе взвинтило его нервы и возбудило въ немъ надежды. Саблинъ зналъ изъ газетъ, какъ принимали общество и народъ верховнаго главнокомандующаго Лавра Георгіевича Корнилова, какъ онъ проѣзжалъ сквозь многотысячную толпу, окруженный декоративнымъ экзотическимъ конвоемъ Текинскаго полка, какъ съ автомобиля онъ говорилъ притихшей толпѣ громовую рѣчь о необходимости порядка и дисциплины. Саблинъ читалъ серьезную, нескладно сказанную рѣчь перваго выборнаго Донского Атамана Алексѣя Максимовича Каледина, говорившаго о томъ же отъ имени всего Донского казачества, тамъ же выступалъ начальникъ штаба верховнаго главнокомандующаго Михаилъ Васильевичъ Алексѣевъ и всѣ говорили, не таясь, не скрывая ни отъ народа, ни отъ врага, который черезъ своихъ агентовъ слушалъ ихъ, объ одномъ: о томъ, что армія погибла и нужны чрезвычайныя мѣры, чтобы вернуть ту мощь и силу, которую она имѣла подъ двуглавымъ орломъ. На этомъ совѣщаніи коротко, ѣдко, остроумно, съ ухватками демагога, сказалъ сильную рѣчь казакъ-соціалистъ Павелъ Михайловичъ Агѣевъ, еще болѣе поднявшій патріотическое настроеніе совѣщанія. Въ громадномъ залѣ Большого Московскаго театра сидѣли представители всѣхъ фронтовъ, сидѣли въ грязныхъ рубахахъ тѣ самые, кто продавалъ пулеметы за бутылку нѣмецкаго рома...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 28-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Во второй половинѣ августа къ Саблину пріѣхалъ изъ Петербурга его бывшій шофферъ Петровъ и привезъ ему большой пакетъ отъ Тани. Когда Саблинъ посмотрѣлъ на толстый конвертъ, надписанный рукою, такъ похожею на почеркъ покойной Вѣры Константиновны, его сердце дрогнуло отъ недобраго предчувствія. Онъ отослалъ Петрова и, оставшись одинъ, распечаталъ пакетъ. И опять, какъ тогда, выпали листки съ номерами страницъ, покрытые крупными торопливыми буквами. Съ притихшимъ сердцемъ подобралъ эти листки Саблинъ и сталъ читать. Какой еще ударъ маленькими слабыми, дѣтскими ручонками наносила ему Таня — послѣднее дорогое существо, оставшееся ему въ этой жизни? — "Папа", — писала ему Таня, — "милый, дорогой, славный мой папа! Папа, гордость моя! Честный папа — у меня потребность написать тебѣ, потому что тебя я люблю и уважаю безпредѣльно и знаю, что ты поймешь меня и не осудишь, и только похвалишь. Ты знаешь, папа, изъ моего предыдущаго письма, что Ника и Павликъ Полежаевы сдѣлали попытку освободить его и эта попытка имъ не удалась. Они до поры до времени принуждены скрываться и находятся въ очень надежномъ мѣстѣ. Петровъ тебѣ все подробно разскажетъ. "31-го іюля ихъ увезли въ Тобольскъ. Съ ними поѣхали Нагорный, Жильяръ, Гибсъ, докторъ Боткинъ, гофъ лектриса Шнейдеръ, Гендрикова, князь Долгорукій, Деревенько съ сыномъ Колей, Клавдія Михайловна Битнеръ и кое-кто изъ прислуги. Сестра Валентина...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 27-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Съ середины мая Саблинъ поселился въ помѣщичьемъ домѣ въ Перекальи, гдѣ сталъ штабъ его корпуса. Штабъ былъ небольшой. Начальникъ штаба, генералъ Заболоцкій, объявилъ себя сторонникомъ революціи и республиканцемъ, организовывалъ комитеты изъ штабныхъ командъ и цѣлыми днями бесѣдовалъ съ ними на политическія темы. Онъ создавалъ для телеграфистовъ, мотоциклистовъ и конвойнаго эскадрона народный университетъ и собирался развивать хмурую толпу грызущихъ сѣмечки солдатъ. Штабъ офицеръ Гарпищенко былъ озабоченъ украинизаціей корпуса и велъ тайные переговоры о созданіи особыхъ украинскихъ полковъ, на что свыше было полное сочувствіе. Старшій врачъ Беневоленскій, толстый, спокойный человѣкъ, съ лицомъ скопца, открыто сказалъ, что онъ никакой революціи не признаетъ, что Государь не имѣлъ никакого права отрекаться, что разъ онъ мѵропомазанъ, то благодать Божія остается на немъ, но подавленный общею ненавистью къ "царскому режиму" Беневоленскій молчалъ и пилъ по пяти самовароръ чая въ день. Ординарцы, — одинъ, славный юноша изъ кадетъ, смотрѣлъ на Саблина глазами преданной собаки и все, казалось, ожидалъ, когда онъ ему прикажетъ совершить подвигъ и умереть, другой, убѣжденный демократъ, ходилъ неуклюжими шагами и говорилъ грубымъ голосомъ. Первый при встрѣчѣ неизмѣнно становился во фронтъ, второй старался не замѣчать Саблина и вовсе не отдавалъ ему чести. Ознакомившись съ полками и съ полковыми командирами, Саблинъ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 72-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Всякій серьезный и отвѣтственный политикъ знаетъ, что государственная форма выростаетъ въ жизни народа исторически и органически и что она всегда обусловлена его индивидуальными особенностями: внѣшними — его размѣрами, его климатомъ, его географическими данными, его расовымъ и племеннымъ составомъ и т. д.; и внутренними — его вѣрою, его душевными дарами, его правосознаніемъ, его моралью и т. д. Нѣтъ и не можетъ быть конституцій одинаково подходящихъ разнымъ народамъ. И когда мы, разсѣянные по всему міру, слышимъ иногда такія "умныя" предложенія: "введите вы у себя въ Россіи федеративную республику съ референдумомъ!", то мы всегда спрашиваем себя, по наивности намъ это предлагаютъ или изъ желанія повредить Россіи? Что иному народу здорово, то можетъ быть для русскаго смертью. Федеративный строй имѣетъ свои основы, внѣ которыхъ онъ или останется "на бумагѣ", или превратится въ гибельную "псевдо-федерацію" (см. Н. З. номеръ 69 и 70), разлагая и ослабляя страну и вызывая безконечныя внутреннія тренія, перевороты, гражданскія войны и смуты. Первая основа федеративнаго строя состоитъ въ наличности двухъ или нѣсколькихъ самостоятельно-оформленныхъ государствъ. Гдѣ ихъ нѣтъ, тамъ о федераціи не слѣдуетъ и говорить. Это они договариваются другъ съ другомъ о соединеніи въ одно большое политическое "тѣло". Каждое изъ нихъ должно; быть или совсѣмъ самостоятельнымъ, какъ это было въ Германіи, или они должны...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 71-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Сколько разъ приходилось намъ въ эмиграціи выслушивать эту глупую, легкомысленную и черствую поговорку отъ иностранцевъ! Обычно люди произносятъ ее съ важностью и пренебреженіемъ, тономъ историческаго откровенія. "Вѣдь вотъ, у насъ на Западѣ, замѣчательные народы и у нихъ, вслѣдствіе этого, культурныя и гуманныя правительства. А у васъ, въ Россіи, всегда было такое правительство, котораго вашъ ничтожный народъ заслуживалъ; вотъ и теперь: то же самое, только навыворотъ"... И, къ сожалѣнію, такое трактованіе Россіи, ея величавой исторіи и ея современной трагедіи — не ограничивается салонной болтовней. Существуетъ еще (и нынѣ продолжаетъ пополняться) цѣлая литература, которая вдалбливаетъ людямъ такое пониманіе Россіи. Есть въ Европѣ и особая издательская традиція: переводить изъ русской литературы все то, что русское перо создало въ порядкѣ самообличенія и самобичеванія, и замалчивать, не переводить того, что обнаруживаетъ истинный Ликъ Россіи. Одинъ опытный русскій литераторъ разсказывалъ намъ даже, что когда европейцы перевели ради такихъ цѣлей "Деревню" Бунина и просили его написать объ этой книгѣ, то двѣ вліятельныя европейскія газеты вернули ему его статью, потому что въ ней не было сказано "вотъ именно изъ этакой гнусности и состоитъ вся Россія", а было въ ней указано на то, что Бунинъ вообще понимаетъ въ человѣкѣ только одну жизнь темнаго и развратнаго инстинкта и рисуетъ ее сходными чертами у всѣхъ народовъ...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 46-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Въ своей неизъяснимой и неповторимой качественности "Дома Божіей Матери" съ особенной наглядностью явила себя Русь "Святой Русью", какъ совершенно естественно, безъ всякой съ нашей стороны притязательности, обозначилось наше Отечество въ сознаніи и насъ самихъ и всего окружающаго насъ міра. И едва ли не лучшее воплощеніе обрѣло это благодатное осіяніе — въ Образѣ Божіей Матери именно Казанскія, который еще въ большей степени, чѣмъ образъ Божіей Матери Владимірскія, такъ же наглядно свыше намъ дарованный, озарилъ Своимъ чудодѣйственнымъ свѣтомъ, какъ въ своемъ подлинникѣ, такъ и въ неисчислимомъ множествѣ воспроизведеній, нерѣдко обрѣтавшихъ и свойство чудотворенія, весь русскій бытъ — и это не только въ его проявленіяхъ Богослужебныхъ, но и въ каждодневной жизни чуть не каждаго русскаго семейнаго очага. Надо ли говорить, какое исключительное значеніе обрѣталъ поэтому повсемѣстно день памяти этихъ Святыхъ Иконъ — особенно Казанскія, который буквально озарялъ наше бытіе, какъ Святой Руси. А для нашей обители этотъ праздникъ пріобрѣтаетъ и "семейный" характеръ: съ нимъ совпадаетъ день Ангела нашего Настоятеля Владыки Аверкія. И эту "семейность" не только не нарушало, а, напротивъ, значительно усилило прибытіе болгарскаго епископа Кирилла, лично связаннаго съ Владыкой. Но даже нѣчто большее, чѣмъ личную теплоту, привнесъ Владыка Кириллъ: въ своей церковной русскости, какъ бы органически ему присущей...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 45-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «"Во плоти ангелъ, пророковъ основаніе, вторый предтеча пришествія Христова"... такими словами св. Церковь прославляетъ великаго ветхозавѣтнаго праведника, жившаго еще за 900 лѣтъ до Рождества Христова — Святаго славнаго пророка Божія Илію, который необычайно-строгой подвижнической жизнью своею походилъ скорѣе на ангела, чѣмъ на человѣка. Но почему св. Церковь именуетъ его "вторымъ предтечей пришествія Христова"? Потому, что какъ передъ первымъ пришествіемъ Христовымъ въ міръ явился сначала св. Іоаннъ Креститель "духомъ и силою Иліиною" (Лук. 1, 17), такъ передъ вторымъ пришествіемъ Христовымъ явится на землѣ самъ пророкъ Илія (см. Малах. 4, 5), который, какъ мы знаемъ, не умеръ, но былъ вознесенъ на небо живымъ, съ плотью своею, на огненной колесницѣ (см. 4 Царствъ 2, 11). Объ этомъ повѣствуетъ возлюбленный ученикъ Христовъ св. Іоаннъ Богословъ въ своемъ дивномъ Апокалипсисѣ. Св. Пророкъ Илія, вмѣстѣ съ другимъ ветхозавѣтнымъ праведникомъ Енохомъ, который также былъ взятъ живымъ на небо за то, что "ходилъ предъ Богомъ" (Быт. 5, 24), явится опять на землѣ во дни Антихриста, чтобы, пророчествовать и отвращать людей отъ поклоненія Антихристу. Тайновидецъ называетъ ихъ обоихъ "свидѣтелями Божіими", "двумя маслинами" и "двумя свѣтильниками, стоящими предъ Богомъ земли" (Апок. 11, 3-11). Оба они — и Енохъ и Илія — будутъ пророчествовать тысячу двѣсти шестьдесятъ дней (или 42 мѣсяца или три съ половиною года)...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 44-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа! Отъ имени нашей Св. Троицкой Духовной Семинаріи сердечно привѣтствую всѣхъ здѣсь собравшихся для того, чтобы отпраздновать завершеніе 23-го учебнаго года и очередной выпускъ закончившихъ въ нынѣшнемъ году полный курсъ наукъ новыхъ "баккалавровъ Богословія". Уже не въ первый разъ нашъ Актъ совпадаетъ съ празднованіемъ памяти Всѣхъ Святыхъ, каковое есть не что иное, такъ мощный призывъ нашей Святой Церкви къ святости, являющейся высшей цѣлью всѣхъ стремленій христіанина, Воплотившійся Единородный Сынъ Божій — Господь нашъ Іисусъ Христосъ сошелъ на землю не для чего-либо другого, какъ именно для того, чтобы призвать всѣхъ людей отъ грѣха къ святости. Для этого именно и основана Имъ на землѣ Святая Церковь, которой Онъ далъ великое обѣтованіе: "Созижду Церковь Мою, и врата адовы не одолѣютъ ея" (Матѳ. 16, 18). Церковь — это сокровищница благодати ниспосланнаго Имъ въ день Пятидесятницы Святаго Духа. Безъ этой Божественной благодати невозможно достиженіе святости, или того христіанскаго совершенства, къ которому Самъ Господь призывалъ еще въ началѣ Своей проповѣди, сказавъ: "Будите убо вы совершени, якоже Отецъ вашъ небесный совершенъ есть" (Матѳ. 5, 48). Вотъ какой высокій идеалъ поставилъ намъ нашъ Спаситель! Назначеніе Церкви Христовой и учрежденнаго въ ней пастырства и состоитъ въ томъ, чтобы содѣйствовать людямъ въ достиженіи этого высокаго идеала...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 43-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Въ третій день праздника Пресв. Троицы, послѣ отпуста Божественной литургіи, торжественнымъ крестнымъ ходомъ духовенство и богомольцы шли на освященіе нагорнаго креста. Новый, огромныхъ размѣровъ православный восьмиконечный крестъ, воздвигнутый семинаристами 5-го курса Св.-Троицкой семинаріи, возвышается надъ всѣмъ монастыремъ на высокомъ холмѣ къ западной границѣ монастырскихъ земель. Крестъ въ высотѣ 34 фута съ главной перекладиной въ 12 футовъ ширины. Онъ построенъ изъ калифорнійскаго краснаго дерева, и подножіемъ служитъ большая Голгоѳа изъ бѣлаго мрамора съ скульптурной главой Адама и съ церковнославянской надписью "Возносите Господа Бога нашего и поклоняйтеся подножію ногу Его, яко свято есть". Съ другой стороны Голгоѳы — плитка со словами: "Сей честный крестъ водруженъ во славу Святыя Единосущныя, Животворящія и Нераздѣльныя Троицы студентами 5-го курса Св.-Троицкой Духовной Семинаріи съ помощью щедрыхъ жертвъ благочестивыхъ православныхъ христіанъ въ лѣто отъ Рождества по плоти Бога Слова 1971 мѣсяца мая". Крестъ обнесенъ оградкой тонкой работы, со скамьями. Этотъ крестъ не есть какая-нибудь заказная работа исполненная нанятыми мастерами. Все было сдѣлано самими студентами: проэктъ со всѣми подробностями выработанъ сем. Стефаномъ Сабельникомъ, и въ видѣ обращенія фотостаты проэкта были разосланы съ просьбой пожертвовать на это доброе дѣло. Инженеромъ постройки...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


ГЕН. А. И. ДЕНИКИНЪ. «ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ». ТОМЪ 1-Й. ГЛАВА 30-Я (1921)

Генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин «1 мая оставилъ свой постъ военный министръ Гучковъ. "Мы хотѣли — такъ объяснялъ онъ смыслъ проводимой имъ "демократизаціи" арміи — проснувшемуся духу самостоятельности, самодѣятельности и свободы, который охватилъ всѣхъ, дать организованныя формы и извѣстные каналы, по которымъ онъ долженъ идти. Но есть какая-то линія, за которой начинается разрушеніе того живого, могучаго организма, какимъ является армія". Нѣтъ сомнѣнія, что эта линія была перейдена еще до 1 мая. Я не собираюсь давать характеристику Гучкова, въ искреннемъ патріотизмѣ котораго я не сомнѣваюсь. Я говорю только о системѣ. Трудно рѣшить, чьи плечи могли нести тяжкое бремя управленія арміей въ первый періодъ революціи; но, во всякомъ случаѣ, министерство Гучкова не имѣло ни малѣйшаго основанія претендовать на роль фактическаго руководства жизнью арміи. Оно не вело арміи. Наоборотъ, подчиняясь "параллельной власти" и подталкиваемое снизу, министерство, нѣсколько упираясь, шло за арміей, пока не пододвинулось вплотную къ той грани, за которой начинается окончательное разрушеніе. "Удержать армію отъ полнаго развала, подъ вліяніемъ того напора, который шелъ отъ соціалистовъ и въ частности, изъ ихъ цитадели — Совѣта рабочихъ и солдатскихъ депутатовъ, — выиграть время, дать разсосаться болѣзненному процессу, помочь окрѣпнуть здоровымъ элементамъ, — такова была моя задача", — писалъ Гучковъ Корнилову въ іюнѣ 1917 года. И это несомнѣнная правда...» (Paris, 1921.) далѣе...


ГЕН. А. И. ДЕНИКИНЪ. «ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ». ТОМЪ 1-Й. ГЛАВА 29-Я (1921)

Генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин «Мнѣ остается отмѣтить еще одно явленіе этого періода развала арміи — стремленіе къ введенію въ нее добровольческаго начала, къ замѣнѣ или моральному подкрѣпленію арміи такими суррогатами вооруженной силы, какъ всевозможныя "дружины смерти", "революціонные баталіоны", "ударныя части", "женскіе баталіоны" и т. д. Идею эту приняли самые разнообразные и противоположные элементы власти, русской общественности и арміи: Временное правительство и Совѣтъ рабочихъ и солдатскихъ депутатовъ одобрили формированіе "революціонныхъ баталіоновъ"; комитетъ Юго-западнаго фронта предлагалъ всѣмъ офицерамъ и солдатамъ черезъ полковые комитеты поступать въ составъ ударныхъ войскъ, "чтобы зажечь огонь любви къ Родинѣ и свободѣ, тлѣющій въ сердцѣ каждаго солдата и офицера, и повести ихъ въ рѣшительный бой... за миръ безъ аннексій и контрибуцій"... Объединенныя военно-общественныя организаціи создали Всероссійскій комитетъ и призывали для борьбы "за скорый миръ всего міра подъ красные знамена добровольческихъ баталіоновъ... рабочихъ, солдатъ, женщинъ, юнкеровъ, студентовъ, офицеровъ и чиновниковъ". Верховный комиссаръ Временного правительства при Ставкѣ, В. Станкевичъ, убѣжденный соціалистъ, въ программу своей дѣятельности ставилъ созданіе новой стратегіи и новой арміи путемъ радикальнаго сокращенія ея "до 15-20 корпусовъ, избраннаго состава, наполовину состоящихъ изъ офицеровъ, прекрасно снабженныхъ и вооруженныхъ". Для поддержанія...» (Paris, 1921.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 26-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Саблинъ поѣхалъ къ Облѣнисимову. Этотъ визитъ давно лежалъ на его совѣсти. Облѣнисимова онъ засталъ за укладкой вещей. Квартира его въ особнякѣ на Сергіевской была почти пустая. Той цѣнной мебели, буль и маркетери, которую Облѣнисимовъ собиралъ всю жизнь не было. Комнаты стояли грязныя и опустошенныя. Облѣнисимовъ въ кабинетѣ былъ занятъ укладкой двухъ порыжѣлыхъ чемодановъ. — "А, Саша", — завопилъ онъ, раскрывая объятія, — "здраствуй! Какими судьбами въ нашъ бедламъ?" — "Бедламъ?" — сказалъ Саблинъ, — "давно ли вы, дядюшка, раскатывали на автомобиляхъ и говорили рѣчи толпѣ, поздравляя съ самой великой и безкровной революціей". Дядюшка хитро посмотрѣлъ на племянника и разсмѣялся, широкимъ громкимъ хохотомъ потрясая стѣны пустого кабинета. — "Давно-ли? Видишь? И бороду обрилъ и усы остригъ. Изъ Русскаго барина актеромъ сталъ. Оселъ я былъ, Саша. Патентованный оселъ. Нѣтъ, милый другъ, въ эту самую матушку Русь ты меня теперь и калачемъ не заманишь. Ну ее въ болото! Помнишь мою бобровую шубу? Ау! Краса и гордость революціи, — матросы, взяли. Да... Ѣздили, ѣздили они со мною на грузовикѣ по городу, говорилъ я рѣчи, это было въ тѣ дни, когда мы вѣрили, что къ небу тянемся, а какъ подъѣхали къ дому такъ и говорятъ: — "ну, товарищъ, снимай шубу". — "Какъ?" — говорю я, — "почему?" — "А потому", говорятъ, "что пожевалъ, да и за щеку, поносилъ и довольно". — И сняли. Я думалъ, — шутятъ. Отнимать сталъ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 25-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Саблинъ вспомнилъ, что еще 18-го марта, то есть за три дня до газовой атаки и его ареста солдатами Павлиновскаго полка, онъ получилъ изъ Петербурга бумагу, гдѣ отъ него требовали откровеннаго мнѣнія, въ какой мѣрѣ революція расшатала армію. Саблинъ тогда составилъ докладъ, въ которомъ отвѣтилъ съ безпощадною правдивостью, что революція и приказъ № 1 не только расшатали, но уничтожили армію. Революція, отметя царя уничтожила лучшіе идеалы Арміи: Родину и ея представительство. Революція, отмѣнивъ молитву посягнула на вѣру, смыслъ умирать пропалъ. — И теперь надо или выдвинуть новые животные идеалы грабежа и насилія и вести войну во имя добычи и наслажденій, какъ ведутъ ее дикари и варвары, или вернуть старое, или кончить войну. Саблинъ зналъ, что еще Гучковымъ была образована при Военномъ Министерствѣ комиссія подъ предсѣдательствомъ генерала Поливанова, которая должна была пересмотрѣть весь тотъ матеріалъ, который поступилъ съ фронта отъ строевыхъ начальниковъ и выработать новые уставы съ новыми принципами. Но новыхъ уставовъ не было. Было отмѣнено старое и на мѣстѣ отмѣненнаго оставалась пустота. Солдаты отказывались признавать уставы гарнизонной и внутренней службы и дисциплинарный, отказывались считаться съ воинскимъ уставомъ о наказаніяхъ, такъ какъ они были изданы при Царскомъ Правительствѣ. Необходимо было вмѣсто нихъ издать какіе-то новые революціонные уставы и законы...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 24-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Послѣ ареста солдатами и освобожденія въ штабѣ фронта Саблинъ поѣхалъ въ Петербургъ сь твердымъ намѣреніемъ добиться отставки. Въ Петербургѣ онъ нашелъ тревожно выжидательное отношеніе къ революціи. Вся надежда была на Керенскаго. Въ него вѣрили, къ нему подъигрывались, думали, что онъ сможетъ быть тѣмъ мостомъ между Временнымъ Правительствомъ, составленнымъ изъ буржуазіи и Совѣтомъ солдатскихъ и рабочихъ депутатовъ, гдѣ неистовствовалъ Чхеидзе. Отставка Саблина была отклонена. Только что вышелъ приказъ военнаго министра Керенскаго, воспрещавшій старшимъ начальникамъ даже проситься въ отставку. Напрасно Саблинъ доказывалъ, что онъ не можетъ вернуться въ корпусъ, въ которомъ сидятъ оскорбившіе его солдаты — "и не возвращайтесь" — сказали ему въ штабѣ. "Мы вамъ дадимъ другой корпусъ, другое назначеніе. Это такъ понятно. Армія переболѣетъ и выздоровѣетъ". Ему приводили въ примѣръ французскую революціонную армію, которая тоже началась съ санкюлотовъ, а преобразилась въ Наполеоновскихъ чудо-богатырей, покорившихъ всю Европу. Саблину льстили. "Намъ", говорили ему, "Мюраты нужны". — "Гдѣ же Наполеонъ?" — спрашивалъ онъ. Одни говорили: "Явится и Наполеонъ, погодите", другіе таинственно молчали и подмигивали на висящій повсюду портретъ Керенскаго, то въ профиль, то en façe большинство безнадежно махало руками. Какъ-то слишкомъ быстро штабы измѣнили свою физіономію и потеряли торжественность...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 23-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Событія на бивакѣ, бѣшеная стрѣльба отразились далеко кругомъ. Казаки, конвоировавшіе арестованныхъ и уже отошедшіе на восемь верстъ, разбѣжались, а за ними разбѣжались и арестанты. Казаки, прискакавшіе съ позиціи, въ такихъ страшныхъ краскахъ рисовали то, что тамъ произошло, что штабныя команды рѣшили немедленно арестовать командира корпуса и послать сообщеніе о происшествіи въ штабъ арміи и въ мѣстный совѣтъ. Поздно ночью изъ штаба арміи къ штабу корпуса прибыло двѣ броневыя машины. Офицеры, прибывшіе съ ними освободили командира корпуса, но сообщили ему, что команды машинъ не надежны и разсчитывать на нихъ нельзя. Подъ утро явились командиръ казачьяго полка съ начальникомъ дивизіи, проплутавшіе по лѣсамъ цѣлую ночь. Командиръ полка собралъ казаковъ, но тѣ въ категорической формѣ заявили ему, что противъ солдатъ и трудового народа они не пойдутъ. Казаки собрались въ сотни и отправились на мѣсто своего ночлега, гдѣ выставили сторожевое охраненіе. Они опасались мести со стороны солдатъ Морочненскаго полка. Полки всего корпуса волновались. Повсюду стало извѣстно объ убійствѣ комиссара и командовавшаго полкомъ и о томъ, что сила осталась на сторонѣ солдатъ и ни начальство, ни комиссары ничего не могли подѣлать. Часовъ въ одинадцать утра къ притихшему штабу, возлѣ котораго грозно стояли два броневика, подкатили власти на трехъ большихъ машинахъ. Это были члены мѣстнаго совдепа. Ими руководилъ Коржиковъ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 70-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Всякій, изучавшій исторію человѣчества, знаетъ, что мода наблюдается не только въ сферѣ одежды, но и во всѣхъ сферахъ жизни. Люди переимчивы и подражательны; изобрѣсти свое, новое имъ гораздо труднѣе, чѣмъ перенять готовое у другихъ. Тутъ проявляется и законъ экономіи силъ и лѣнь, и психическая зараза, и волевое внушеніе, и боязнь "отстать отъ вѣка". И, конечно, еще одно (довольно глупое) разсужденіе: "что другому полезно, то и мнѣ хорошо"; "ему удалось, а я еще получше сдѣлаю". Въ политикѣ же къ этому присоединяются и другіе факторы: съ одной стороны вліяніе сильной и богатой страны; съ другой стороны пропаганда, отчасти идеологическая и открытая, отчасти же закулисно-конспиративная. Свою заразу несетъ революція и свою — реакція. Народы перенимаютъ другъ у друга — и государственныя учрежденія, и политическія преступленія (какъ убіеніе монарха). Такъ было и съ федеративнымъ устройствомъ. Та настоящая, юридически-осмысленная и политически-удачная федерація, которая осуществилась въ Соединенныхъ Штатахъ въ 1787 году, вызвала рядъ безпочвенныхъ и фиктивныхъ подражаній въ другихъ государствахъ средней и южной Америки, гдѣ политическіе дѣятели въ теченіе всего 19 вѣка считали, что въ конституціи Соединенныхъ Штатовъ имъ данъ, якобы, идеальный образецъ для всѣхъ временъ и народовъ, обезпечивающій всякой странѣ государственную мощь и хозяйственный расцвѣтъ. На самомъ дѣлѣ это подражаніе новой модѣ приводило...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 69-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Внимательное чтеніе русскихъ зарубежныхъ газетъ и журналовъ привело насъ къ выводу, что большинство нашихъ доморощенныхъ федералистовъ имѣетъ лишь смутное понятіе о предметѣ своихъ мечтаній: они не понимаютъ — ни юридической формы федераціи, ни условій возникновенія здороваго федерализма, ни исторіи федеративной государственности. Видятъ во всемъ этомъ нѣкую завершительную форму "политической свободы", которая якобы должна всѣхъ удовлетворить и примирить; и, по старой русской привычкѣ рѣшаютъ: "чѣмъ больше свободы, тѣмъ лучше!" И потому федерація заносится ими въ списокъ "всего высокаго и прекраснаго" и вписывается въ программу россійскаго оздоровленія. Установимъ прежде всего юридическую природу федераціи. Латинское слово "фёдусъ" означаетъ договоръ и союзъ, и, далѣе, — порядокъ и законъ. Въ наукѣ государственнаго права федераціей называется союзъ государствъ, основанный на договорѣ и учреждающій ихъ законное, упорядоченное единеніе. Значитъ, федерація возможна только тамъ, гдѣ имѣется налицо нѣсколько самостоятельныхъ государствъ, стремящихся къ объединенію. Федерація отправляется отъ множества (или, по крайней мѣрѣ, отъ двоицы) и идетъ къ единенію и единству. Это есть процессъ отнюдь не центробѣжный, а центростремительный. Федерація не расчленяетъ (не дифференцируетъ, не раздѣляетъ, не дробитъ), а сочленяетъ (интегрируетъ, единитъ, сращиваетъ). Исторически это бывало такъ...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 68-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «У національной Россіи есть враги. Ихъ не надо называть по именамъ: ибо мы знаемъ ихъ и они знаютъ сами себя. Они появились не со вчерашняго дня и дѣла ихъ всѣмъ извѣстны изъ исторіи. Для однихъ національная Россія слишкомъ велика, народъ ея кажется имъ слишкомъ многочисленнымъ, намѣренія и планы ея кажутся имъ тревожно-загадочными и, вѣроятно, "завоевательными"; и самое "единство" ея представляется имъ угрозой. Малое государство часто боится большого сосѣда, особенно такого, страна котораго расположена слишкомъ близко, языкъ котораго чуждъ и непонятенъ, и культура котораго инородна и своеобразна. Это противники — въ силу слабости, опасенія и неосвѣдомленности. Другіе видятъ въ національной Россіи — соперника, правда, ни въ чемъ и никакъ не посягающаго на ихъ достояніе, но "могущаго, однажды, захотѣть посягнуть" на него, или слишкомъ успѣшнымъ мореплаваніемъ, или сближеніемъ съ восточными странами, или же торговой конкуренціей! Это недоброхоты — по морскому и торговому соперничеству. Есть и такіе, которые сами одержимы завоевательными намѣреніями и промышленной завистью: имъ завидно, что у русскаго сосѣда большія пространства и естественныя богатства; и вотъ они пытаются увѣрить себя и другихъ, что русскій народъ принадлежитъ къ низшей, полуварварской расѣ, что онъ является не болѣе, чѣмъ "историческимъ навозомъ" и что "самъ богъ" предназначилъ его для завоеванія, покоренія и исчезновенія съ лица земли...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 67-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Двадцать пять лѣтъ тому назадъ, — 1 сентября 1924 года, — послѣдній Главнокомандующій Русской Арміей, Петръ Николаевичъ Врангель, преобразовалъ кадры ея въ нѣкое новое и небывалое еще въ русской исторіи, воинское братство, наименованное имъ "Русскимъ Обще-Воинскимъ Союзомъ". Съ тѣхъ поръ прошло четверть вѣка. Это было трудное время, бурное, соблазнительное и для многихъ мучительное: эпоха политическихъ и военныхъ крушеній. Сокрушалось все, что измѣняло чести, вѣрности и духовной свободѣ. Русскій Обще-Воинскій Союзъ, положившій въ основу своего бытія именно эти начала, пережилъ эту эпоху и понесъ свое русское національное знамя впередъ. Да сохранитъ его ГОСПОДЬ и впредь, по послѣдней предсмертной молитвѣ его Главнокомандующаго: "БОЖЕ, Спаси Армію!"... Пишущему эти строки пришлось недавно услышать вопросъ о томъ, что такое Русскій Обще-Воинскій Союзъ, и не есть ли онъ политическая партія? — Отвѣтъ, данный имъ по его личному разумѣнію, онъ нынѣ предлагаетъ на всеобщее обсужденіе. "Русскій Обще-Воинскій Союзъ никогда не былъ политической партіей и, если онъ когда-нибудь превратится въ таковую, то онъ измѣнитъ своему основному существу. "Политическая партія дѣлитъ свой народъ на своихъ и чужихъ, и ищетъ успѣха именно своимъ; примѣровъ тому было у насъ достаточно передъ глазами. Она отправляется не отъ Цѣлаго и думаетъ не о Цѣломъ, а представляетъ интересы только одной части народа (все равно — класса, сословія)...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 42-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Пятдесятницу празднуимъ, и Духа пришествіе... — Такъ взываетъ къ намъ въ самомъ началѣ сегодняшняго богослуженія Св. Церковь. Это значитъ: "Будемъ праздновать Пятидесятницу, и пришествіе Духа!"... Въ пятидесятый день по Своемъ Воскресеніи Господь Іисусъ Христосъ, исполняя Свое обѣщаніе, данное Своимъ ученикамъ и Апостоламъ на Тайной Вечери, ниспослалъ имъ Духа Святаго, и съ той поры Духъ Святый пребываетъ въ истинной Церкви, и черезъ нее сообщается всѣмъ истинно-вѣрующимъ. Въ истинной Церкви — приходится въ нынѣшнее время, братіе и сестры, это особенно подчеркивать, ибо никогда еще не были столь напряженными въ мірѣ стремленія, вмѣсто истинной Церкви Христовой, создать "лже-церковь" — ту "лже-церковь, которая въ Апокалипсисѣ возлюбленнымъ ученикомъ Христовымъ Іоанномъ изображается въ видѣ жены-блудницы, сѣдящей на красномъ драконѣ. Какъ намъ въ нынѣшнее время понятенъ этотъ страшный образъ! Какъ страшна сама эта лже-церковь, и какъ мы должны опасаться того, чтобы не очутиться намъ, вмѣсто истинной Церкви Христовой, въ лонѣ этой лже-церкви! А это такъ легко при нынѣшнихъ безчисленныхъ соблазнахъ, при той страшной сатанинской лжи, которая повсюду сѣется въ современномъ мірѣ! Для того, чтобы получить благодать Святаго Духа, безъ которой нѣтъ и не можетъ быть вѣчнаго спасенія, необходимо принадлежать къ Истинной Церкви Христовой, которая одна только есть сокровищница благодати Святаго Духа...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 41-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «"Аще кто Церковь преслушаетъ, буди тебѣ якоже язычникъ и мытарь" (Матѳ. 18, 17). — Эти грозныя слова Самого Господа нашего Іисуса Христа мы слышали въ чтенномъ нынѣ Евангеліи. Мы должны всегда помнить ихъ, но прежде всего правильно понимать ихъ смыслъ и значеніе. Почему это такъ? Прощаясь съ Своими учениками на Тайной Вечери, Господь въ утѣшеніе имъ, скорбѣвшимъ о скоро предстоящей разлукѣ съ Своимъ Божественнымъ Учителемъ, сказалъ: "не оставлю васъ сиры... Азъ умолю Отца, и иного Утѣшителя дастъ вамъ, да будетъ съ вами вовѣкъ — Духа истины" (Іоан. 14, 16) ...Егда же пріидетъ Онъ, Духъ истины, наставитъ вы на всякую истину (Іоан. 16, 13) ...Той вы научитъ всему и воспомянетъ вамъ вся, яже рѣхъ вамъ" (Іоан. 14, 26). Свое обѣщаніе Господь исполнилъ въ десятый день по Своемъ Вознесеніи (или въ 50-ый день по Воскресеніи). Въ великій и славный день Пятидесятницы обѣщанный "Утѣшитель" — Духъ Святый — "Духъ Истины" сошелъ на Апостоловъ, и на землѣ явилось "Царствіе Божіе, пришедшее въ силѣ" (Марк. 9, 1), о которомъ неоднократно говорилъ Господь во время Своей земной жизни: Церковь Христова. Церкви Своей Господь даровалъ великое обѣтованіе, сказавъ еще раньше: "Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолѣютъ ей" (Матѳ. 16, 18). Церковь Христова — это Царство Духа Божія, это — сокровищница благодати Духа Святаго, а вмѣстѣ съ тѣмъ — это Сокровищница Божественной Истины...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


В. О. КЛЮЧЕВСКІЙ. "КУРСЪ РУССКОЙ ИСТОРІИ". ЛЕКЦІЯ 36-Я (1908)

Василий Осипович Ключевский «Послѣднее чтеніе я закончилъ обѣщаніемъ указать связь между вопросомъ о монастырскихъ вотчинахъ и судьбою крестьянъ. Какая же связь, вѣроятно, спрашивали вы себя, могла быть между столь разнородными порядками явленій? Связь была и притомъ двоякая. Во-первыхъ, монастырскія вотчины составились изъ земель служилыхъ людей и изъ земель казенныхъ и дворцовыхъ, составлявшихъ запасный фондъ для обезпеченія служилыхъ людей. При неудачѣ попытокъ воротить отходившія къ монастырямъ земли въ казну или на службу все, чтó государственное хозяйство теряло на монастырскомъ землевладѣніи, ему приходилось выручать на крестьянскомъ трудѣ, усиливая его податное напряженіе. А потомъ, льготныя земли монастырей были постоянной угрозой для доходности земель казенныхъ и служилыхъ, маня къ себѣ крестьянъ съ тѣхъ и другихъ своими льготами. Правительство вынуждено было для ослабленія этой опасности полицейскими мѣрами стѣснять крестьянское право перехода. Это стѣсненіе — еще не крѣпостная неволя крестьянъ; но оно, какъ увидимъ, подготовило полицейскую почву для этой неволи. Такимъ образомъ монастырское замлевладѣніе въ одно и то же время содѣйствовало и увеличенію тягости крестьянскаго труда, и уменьшенію его свободы. Этой внутренней связью обоихъ фактовъ можно объяснить и сходство ихъ внѣшней исторіи. Всѣ эти безплодные литературные споры о монастырскихъ вотчинахъ и робкія законодательныя усилія стѣснить ихъ расширеніе...» (М., 1908.) далѣе...


В. О. КЛЮЧЕВСКІЙ. "КУРСЪ РУССКОЙ ИСТОРІИ". ЛЕКЦІЯ 35-Я (1908)

Василий Осипович Ключевский «Мы видѣли, какъ древнерусскій общежительный монастырь становился земледѣльческой общиной. Теперь намъ предстоитъ разсмотрѣть, какъ многіе изъ этихъ монастырей превращались въ крупныхъ землевладѣльцевъ. Земли жалованныя. Житіе изображаетъ древнерусскаго пустынножителя въ минуты его жизни, когда онъ приближался къ своему иноческому идеалу. Но сохранились документы, въ которыхъ тотъ же пустынножитель является въ ежедневномъ быту, среди своихъ будничныхъ хлопотъ. Здѣсь онъ заботливый хозяинъ, пекущійся о прокормленіи собранной братіи. Около половины XVI в. на южномъ берегу оз. Ильменя близъ пустоши Леохнова началъ подвизаться отшельникъ Антоній изъ тверскихъ дворянъ. Потомъ къ нему собралось нѣсколько сподвижниковъ и къ концу вѣка возникъ монастырь. Жизнь Антонія описана въ житіи обычными чертами строгаго пустынножительства. Но изъ сохранившихся актовъ монастыря видно, какъ заботливо и съ какимъ трудомъ устроялъ Антоній поземельное хозяйство своей пустынки. Стѣсненный помѣщичьими землями, онъ жаловался, что ему некуда выпустить монастырскую животину, выпрашивалъ себѣ сѣнные покосы, брошенные крестьянами и зароставшіе лѣсомъ, также дворцовыя пустоши, покинутыя помѣщиками, бралъ ихъ «изъ оброку для пашни и животиннаго выпуску», съ обязательствомъ ихъ распахать и обстроить, «хоромы поставить». Выпрошенные луга и пустоши называются въ документахъ «государевой жалованной землей»...» (М., 1908.) далѣе...


ЯКОБІЙ. "ИМП. НИКОЛАЙ II И РЕВОЛЮЦІЯ". ЕКАТЕРИНБУРГ. ТРАГЕДІЯ (§4-6) (1938)

Святые Царственные Мученики «Противъ дома Ипатьева, въ домѣ Попова, часть котораго была отведена подъ красноармейцевъ, проживалъ крестьянинъ Викторъ Ивановичъ Буйвидъ, пріѣхавшій изъ деревни въ Екатеринбургъ. Не спалось въ эту ночь Буйвиду. Полный какой-то смутной тревоги, онъ ворочался съ боку на бокъ. Въ мерцающемъ огонькѣ лампады передъ иконой чудилось ему послѣднее трепетаніе угасающей жизни. Около полуночи, почувствовавъ себя нехорошо, Буйвидъ вышелъ на улицу. Стояла сибирская лѣтняя, свѣжая и прозрачная ночь, но окружавшая тишина не успокаивала его взволнованнаго сердца. На той сторонѣ, черезъ переулокъ, вырисовывались неясныя очертанія Ипатьевскаго дома, погруженнаго въ сонъ. И вдругъ тишину нарушили заглушенныя щелканія выстрѣловъ; послѣднее время эти зловѣщіе звуки часто пугали по ночамъ жителей города. Они знали, что каждый такой выстрѣлъ означалъ убійство, пролитую кровь, угасшую человѣческую жизнь... На этотъ разъ стрѣляли залпами, слышался глухой шумъ, задушенные крики, которые исходили изъ этой жуткой тюрьмы. Проходили минуты... Неподвижный и застывшій отъ ужаса, Буйвидъ, какъ въ кошмарѣ, не зналъ, сколько времени онъ простоялъ такъ... Онъ очнулся отъ шума отъѣзжавшаго автомобиля. Шумъ сталъ стихать и умолкъ въ ночи. Буйвидъ, весь дрожащій, поднялся къ себѣ въ комнату. И, павъ на колѣни передъ иконой съ печальнымъ и строгимъ ликомъ, простой мужикъ горячо сталъ молиться объ упокоеніи душъ Благочестивѣйшаго, Самодержавнѣйшаго, Великаго Государя Николая Александровича, всей Царской Семьи и Ихъ вѣрныхъ слугъ, большевиками умученныхъ...» (Tallinn, 1938.) далѣе...


ЯКОБІЙ. "ИМП. НИКОЛАЙ II И РЕВОЛЮЦІЯ". ЕКАТЕРИНБУРГ. ТРАГЕДІЯ (§1-3) (1938)

Святой Царь-Мученик Николай II «Огромная Россійская Имперія, эта "Евразія", великая, какъ цѣлый материкъ, обладаетъ не только плодородной почвой, но и лежащими, почти на поверхности земли, неисчислимыми богатствами въ минералахъ, нефти и драгоцѣнныхъ металлахъ. А между тѣмъ равнины, простирающіяся на тысячи верстъ по обѣ стороны Уральскихъ горъ, поля, лѣса, степи, покрытыя пестрымъ ковромъ дикихъ травъ, черноземныя украинскія поля, — населены почти исключительно хлѣбопашцами. Фабричные центры малочисленны, рабочее населеніе растворяется въ океанѣ стомилліоннаго крестьянства, крѣпко привязаннаго къ своей землѣ, вѣрѣ и традиціямъ. Здѣсь, въ этихъ затерянныхъ деревняхъ, революціонная пропаганда безсильна. Можно поднять мужика противъ сосѣдняго помѣщика, можно соблазнить его раздѣломъ господскихъ земель, но Царя трогать нельзя. Мужицкій гнѣвъ обрушится на того, кто отзовется дурно о Помазанникѣ Божьемъ. Революціонерамъ всѣхъ оттѣнковъ издавна была извѣстна эта психологія русскаго крестьянина, котораго они глубоко презирали, какъ презираютъ и ненавидятъ теперь его большевики. Поэтому самые хитрые и ловкіе изъ бунтовщиковъ, какъ Пугачевъ, а потомъ и народовольцы, придумали поднимать крестьянскія возстанія во имя самаго Царя. Но крестьянская масса совершенно не поддавалась никакой демагогіи, ничему, что могло бы поколебать ея вѣрованія и не мечтала о торжествѣ соціализма. Русскій рабочій, наоборотъ, человѣкъ безпочвенный, порвавшій со старыми устоями...» (Tallinn, 1938.) далѣе...


СОЧИНЕНІЯ А. П. ЧЕХОВА. ТОМЪ 1-Й. РАЗСКАЗЫ (16-20) (1921)

Антон Павлович Чехов «Земля изображала изъ себя пекло. Послѣобѣденное солнце жгло съ такимъ усердіемъ, что даже Реомюръ, висѣвшій въ кабинетѣ акцизнаго, потерялся: дошелъ до 35,8° и въ нерѣшимости остановился... Съ обывателей лилъ потъ, какъ съ заѣзженныхъ лошадей, и на нихъ же засыхалъ: лѣнь было вытирать. По большой базарной площади, въ виду домовъ съ наглухо закрытыми ставнями, шли два обывателя: казначей Почешихинъ и ходатай по дѣламъ (онъ же и старинный корреспондентъ «Сынъ Отечества») Оптимовъ. Оба шли и по случаю жары молчали. Оптимову хотѣлось осудить управу за пыль и нечистоту базарной площади, но, зная миролюбивый нравъ и умѣренное направленіе спутника, онъ молчалъ. На серединѣ площади Почешихинъ вдругъ остановился и сталъ глядѣть на небо. — "Что вы смотрите, Евплъ Серапіонычъ?" — "Скворцы полетѣли. Гляжу, куда сядутъ. Туча-тучей! Ежели, положимъ, изъ ружья выпалить, да ежели потомъ собрать... да ежели... Въ саду отца протоіерея сѣли!" — "Нисколько, Евплъ Серапіонычъ. Не у отца протоіерея, а у отца дьякона Вратоадова. Если съ этого мѣста выпалить, то ничего не убьешь. Дробь мелкая и, покуда долетитъ, ослабнетъ. Да и за что ихъ, посудите, убивать? Птица насчетъ ягодъ вредная, это вѣрно, но все-таки тварь, всякое дыханіе. Скворецъ, скажемъ, поетъ... А для чего онъ, спрашивается, поетъ? Для хвалы поетъ. Всякое дыханіе да хвалитъ Господа. Ой, нѣтъ! Кажется, у отца протоіерея сѣли". Мимо бесѣдующихъ безшумно прошли...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


СОЧИНЕНІЯ А. П. ЧЕХОВА. ТОМЪ 1-Й. РАЗСКАЗЫ (11-15) (1921)

Антон Павлович Чехов «Въ одно прекрасное утро хоронили коллежскаго асессора Кирилла Ивановича Вавилонова, умершаго отъ двухъ болѣзней, столь распространенныхъ въ нашемъ отечествѣ: отъ злой жены и алкоголизма. Когда погребальная процессія двинулась отъ церкви къ кладбищу, одинъ изъ сослуживцевъ покойнаго, нѣкто Поплавскій, сѣлъ на извозчика и поскакалъ къ своему пріятелю Григорію Петровичу Запойкину, человѣку молодому, но уже достаточно популярному. Запойкинъ, какъ извѣстно многимъ читателямъ, обладаетъ рѣдкимъ талантомъ произносить экспромтомъ свадебныя, юбилейныя и похоронныя рѣчи. Онъ можетъ говорить когда угодно: спросонокъ, натощакъ, въ мертвецки пьяномъ видѣ, въ горячкѣ. Рѣчь его течетъ гладко, ровно, какъ вода изъ водосточной трубы, и обильно; жалкихъ словъ въ его ораторскомъ словарѣ гораздо больше, чѣмъ въ любомъ трактирѣ таракановъ. Говоритъ онъ всегда краснорѣчиво и длинно, такъ что иногда, въ особенности на купеческихъ свадьбахъ, чтобы остановить его, приходится прибѣгать къ содѣйствію полиціи. — "А я, братецъ, къ тебѣ!" — началъ Поплавскій, заставъ его дома. — "Сію же минуту одѣвайся и ѣдемъ. Умеръ одинъ изъ нашихъ, сейчасъ его на тотъ свѣтъ отправляемъ, такъ надо, братецъ, сказать на прощанье какую-нибудь чепуховину... На тебя вся надежда. Умри кто-нибудь изъ маленькихъ, мы не стали бы тебя безпокоить, а то вѣдь секретарь... канцелярскій столпъ, нѣкоторымъ образомъ. Неловко такую шишку безъ рѣчи хоронить"...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


ОКТОИХЪ. СЛУЖБА ВЪ СУББОТУ 4-ГО ГЛАСА (1898)

Икона Индикта - Церковного новолетия «Христа́ Человѣколю́бца Страсте́мъ поревнова́вше, страстоте́рпцы, тѣлеса́ у́бо на ра́ны преда́сте, и го́рькимъ му́камъ, тма́мъ же болѣ́знемъ, я́ко предзря́ще при́сно рая́ Боже́ственное наслажде́ніе, пи́щу же неиждива́емую и вѣ́чнующее благосла́віе, е́же получи́вше, моли́теся о воспѣва́ющихъ ва́съ. — Па́стыріе всесвяще́нніи, нача́льнаго Па́стыря сла́вніи подо́бницы бы́вше Христа́, всѣ́хъ Царя́, ду́ши усе́рдно о овца́хъ положи́сте. Бѣды́ лю́тыя претерпѣ́сте, я́ко бори́ми отъ волко́въ тя́жкихъ, достоблаже́нніи, спаса́ете невре́дно богоизбра́нное ста́до. — Же́ртвы одушевле́нныя, всесожже́нія слове́сная, му́ченицы Госпо́дни, заколе́нія соверше́нная Бо́гу, Бо́га зна́юща и Бо́гомъ зна́ема овча́та, и́хже огра́да волко́мъ невходи́ма, моли́теся и о на́съ, упасе́ннымъ бы́ти съ ва́ми на водѣ́ упокое́нія. — Честна́ сме́рть святы́хъ Твои́хъ, Го́споди, мече́мъ бо, и огне́мъ, и душе́ю сокруше́нною пролія́ша кро́ви своя́, упова́ніе иму́ще на Тя́ воспрія́ти трудо́въ мзду́ и, претерпѣ́вше, прія́ша отъ Тебе́, Спа́се, ве́лію ми́лость. — Иму́ще дерзнове́ніе ко Спа́су, святíи, моли́те непреста́нно за ны́ грѣ́шныя, оставле́нія прегрѣше́ній прося́ще и душа́мъ на́шимъ ве́лія ми́лости. — Дне́сь а́нгельская во́инства въ па́мять страстоте́рпецъ пріидо́ша вѣ́рныхъ мы́сли просвѣти́ти и вселе́нную благода́тію уясни́ти, отъ ни́хже, Бо́же, умоле́нъ быва́я, да́руй на́мъ ве́лію ми́лость. — Кресто́мъ вооружи́вшеся, страстоте́рпцы Твои́, Христе́ Бо́же на́шъ, побѣди́ша ко́зни началозло́бнаго врага́, возсія́ша я́ко свѣти́ла, человѣ́ки наставля́юще, даю́тъ исцѣле́нія вѣ́рою прося́щимъ...» (М., 1898.) далѣе...


ОКТОИХЪ. СЛУЖБА ВЪ СУББОТУ 3-ГО ГЛАСА (1898)

Поминовение усопших «Стра́ждуще, до́бліи му́ченицы, крѣ́пко, и ра́ны, и вяза́нія, и разли́чныя му́ки претерпѣ́вше, къ неболѣ́зненному вои́стинну и блаже́нному наслѣ́дію приведо́шася по достоя́нію болѣ́зней. — Иже сло́во благочести́во и боже́ственно отры́гнувше, Госпо́дни святи́теліе, и вся́ ерети́ческая сопротивосло́вія разруши́сте и вѣ́рнымъ всѣ́мъ перводѣ́тельницы яви́стеся, сего́ ра́ди почита́еми есте́. — Невеще́ственныхъ и безпло́тныхъ чи́ну уподо́бистеся, отцы́ богоно́сніи, въ тѣлеси́ веще́ственнѣ, тѣ́хъ пресла́вно житіе́ показу́юще, тѣ́мже во оби́телехъ тѣ́хъ живете́. — Все́ су́етіе человѣ́ческое, ели́ко не пребу́детъ по сме́рти: не пребу́детъ бога́тство, ни сни́детъ сла́ва, наше́дши бо, сме́рть вся́ сія́ погуби́тъ. Тѣ́мже Христу́, безсме́ртному Царю́, возопіи́мъ: преста́вленныя отъ на́съ упоко́й, идѣ́же всѣ́хъ е́сть веселя́щихся жили́ще у Тебе́. — Человѣ́цы, что́ всу́е мяте́мся? Пу́ть кра́токъ е́сть, и́мже тече́мъ, ды́мъ е́сть житіе́, па́ра и пе́рсть и пе́пелъ, вма́лѣ явля́ется и вско́рѣ погиба́етъ. Тѣ́мже Христу́, безсме́ртному Царю́, возопіи́мъ: преста́вленныя отъ на́съ упоко́й, идѣ́же всѣ́хъ е́сть веселя́щихся жили́ще у Тебе́. — Ве́лія Креста́ Твоего́, Го́споди, си́ла: водрузи́ся бо на мѣ́стѣ и дѣ́йствуетъ въ мíрѣ, и показа́ отъ ры́барей апо́столы и отъ язы́къ му́ченики, да мо́лятся о душа́хъ на́шихъ. — Ве́лія му́ченикъ Твои́хъ, Христе́, си́ла: во гробѣ́хъ бо лежа́ще, ду́хи прого́нятъ, и упраздни́ша вра́жію вла́сть, вѣ́рою Тро́ическою подви́гшеся по благоче́стіи. — Проро́цы, и апо́столи Христо́вы...» (М., 1898.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ЗЛАТОУСТЪ. БЕСѢДА НА ПСАЛОМЪ 150-Й (1899)

Святитель Иоанн Златоуст «Хвалите Бога во святыхъ его. Другой переводчикъ говоритъ: во святилищѣ его. Третій: во святынѣ его (Ст. 1). — Здѣсь пророкъ говоритъ или о народѣ, или о святой жизни и святыхъ мужахъ. Смотри, какъ онъ оканчиваетъ книгу благодарностію, научая насъ, что это должно быть и началомъ и концемъ нашихъ дѣйствій и бесѣдъ. Такъ и Павелъ говоритъ: все еже аще что творите словомъ или дѣломъ, всегда благодарите Бога и Отца тѣмъ (Кол. III, 17). Такъ же начинается и наша молитва. Говорить: Отче нашъ свойственно тѣмъ, которые благодарятъ за полученные дары, означая всѣ дары однимъ этимъ названіемъ. Кто назвалъ Бога Отцемъ, тотъ исповѣдалъ усыновленіе; а кто исповѣдалъ усыновленіе, тотъ возвѣстилъ оправданіе, освященіе, искупленіе, отпущеніе грѣховъ, дарованіе Духа. Все это напередъ должно быть, чтобы мы имѣли усыновленіе, и удостоились назвать Бога Отцемъ. Впрочемъ, мнѣ кажется, пророкъ указываетъ здѣсь еще на нѣчто другое: во святыхъ его, говоритъ онъ, т. е. чрезъ святыхъ Его. Благодарите Его за то, что Онъ такъ устроилъ жизнь, или: что сдѣлалъ людей ангелами. Потому, сказавъ напередъ: во святыхъ, пророкъ прибавляетъ: хвалите его во утвержденіи силы его, выражая то, что я сказалъ, такъ какъ этого Богъ желаетъ болѣе, нежели того, и небо сотворено для человѣка, а не человѣкъ для неба. Другой переводчикъ, вмѣсто: во утвержденіи, говоритъ: въ неистребимомъ. Третій: во утвержденіи державы его. Мнѣ кажется, что пророкъ указываетъ...» (СПб., 1899.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ЗЛАТОУСТЪ. БЕСѢДА НА ПСАЛОМЪ 149-Й (1899)

Святитель Иоанн Златоуст «Воспойте Господеви пѣснь нову (ст. 1). — Въ переносномъ смыслѣ новою названа здѣсь пѣснь новаго завѣта, потому что тогда обновилось все — и завѣтъ: завѣщаю вамъ, говорилъ Богъ, завѣтѣ новъ (Іер. XXXI, 31), и тварь: аще кто, говоритъ апостолъ, во Христѣ, нова тварь (2 Кор. V, 17), и человѣкъ: совлекшеся, говоритъ онъ же, ветхаго человѣка, и облекшеся въ новаго, обновляемаго въ разумъ, по образу создавшаго его (Колос. III, 9, 10). Итакъ, по причинѣ новой жизни и по всему прочему настоящій завѣтъ называется новымъ, и пѣть нынѣ пророкъ заповѣдуетъ новую пѣснь этого завѣта. А въ историческомъ смыслѣ здѣсь разумѣется славная и торжественная пѣснь, которую іудеи должны были пѣть за побѣды, за успѣшныя дѣянія, за трофеи. Хваленіе его въ церкви преподобныхъ. Видишь ли, какъ пророкъ прежде словесной благодарности требуетъ благодарности посредствомъ жизни и дѣлъ, и такихъ людей призываетъ въ хоръ поющихъ? Не достаточно благодарить только словами, если они не будутъ сопровождаться и добродѣтельною жизнію. Хваленіе его въ церкви преподобныхъ. И нѣчто другое онъ внушаетъ здѣсь, именно, показываетъ, что должно возносить славословія съ совершеннымъ согласіемъ, потому что церковію называется соединеніе, собраніе. Да возвеселится Израиль о сотворшемъ его (ст. 2). Прежде частныхъ благодѣяній онъ указываетъ на общее и далѣе приведенными словами внушаетъ какъ бы слѣдующее: благодари Бога за то, что Онъ произвелъ тебя и вдохнулъ...» (СПб., 1899.) далѣе...


Н. В. ГОГОЛЬ. ТОМЪ 10-Й. РАЗМЫШЛЕНІЕ О БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГІИ (1921)

Николай Васильевич Гоголь «Цѣлью этой книги — показать, въ какой полнотѣ и внутренней глубокой связи совершается наша Литургія, юношамъ и людямъ, еще начинающимъ, еще мало ознакомленнымъ съ ея значеніемъ. Изъ множества объясненій, сдѣланныхъ Отцами и Учителями, выбраны здѣсь только тѣ, которыя доступны всѣмъ своей простотою и доступностью, которыя служатъ преимущественно къ тому, чтобы понять необходимый и правильный исходъ одного дѣйствія изъ другого. Намѣренье издающаго эту книгу состоитъ въ томъ, чтобы утвердился въ головѣ читателя порядокъ всего. Онъ увѣренъ, что всякому, со вниманьемъ слѣдующему за литургіею, повторяя всякое слово, глубокое внутреннее значеніе ея раскрываться будетъ само собою. — Божественная литургія есть вѣчное повтореніе великаго подвига любви, для насъ совершившагося. Скорбя отъ неустроеній своихъ, человѣчество отвсюду, со всѣхъ концовъ міра взывало къ Творцу своему — и пребывавшіе во тьмѣ язычества и лишенные боговѣдѣнія — слыша, что порядокъ и стройность могутъ [быть] водворены въ мірѣ только Тѣмъ, Который въ стройномъ чинѣ повелѣлъ двигаться мірамъ, отъ Него созданнымъ. Отовсюду тоскующая тварь звала своего Творца. Воплями взывало все къ Виновнику своего бытія, и вопли эти слышнѣй слышались въ устахъ избранныхъ и пророковъ. Предчувствовали и знали, что Создатель, скрывающійся въ созданіяхъ, предстанетъ Самъ лицомъ къ человѣкамъ, — предстанетъ не иначе, какъ въ образѣ того созданія своего...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


Н. В. ГОГОЛЬ. ТОМЪ 10-Й. ПИСЬМО КЪ В. А. ЖУКОВСКОМУ (1921)

Николай Васильевич Гоголь «Виноватъ передъ тобой, душа моя! Всякій день собираюсь писать — и непостижимая неохота удерживаетъ. Передо мной опять Неаполь, Везувій и море! Дни бѣгутъ въ занятіяхъ; время летитъ такъ, что не знаешь, откуда взять лишній часъ. Учусь, какъ школьникъ, всему тому, чему пренебрегъ выучиться въ школѣ. Но что разсказывать объ этомъ! Хотѣлось бы поговорить о томъ, о чемъ съ однимъ тобой могу говорить: о нашемъ миломъ искусствѣ, для котораго живу и для котораго учусь теперь, какъ школьникъ. Такъ какъ теперь предстоитъ мнѣ путешествіе въ Іерусалимъ, то хочу тебѣ исповѣдаться; кому же, какъ не тебѣ? Вѣдь литература заняла почти всю жизнь мою, и главные мои грѣхи — здѣсь. Вотъ уже скоро двадцать лѣтъ съ тѣхъ поръ, какъ я, едва вступавшій въ свѣтъ юноша, пришелъ въ первый разъ къ тебѣ, уже совершившему полдороги на этомъ поприщѣ. Это было въ Шепелевскомъ дворцѣ. Комнаты этой уже нѣтъ; но я ее вижу какъ теперь, всю, до малѣйшей мебели и вещицы. Ты подалъ мнѣ руку и такъ исполнился желаніемъ помочь будущему сподвижнику! Какъ былъ благосклонно-любовенъ твой взоръ!.. Что насъ свело, неравныхъ годами? Искусство. Мы почувствовали родство, сильнѣйшее обыкновеннаго родства. Отъ чего? Отъ того, что чувствовали оба святыню искусства. Не мое дѣло рѣшить, въ какой степени я поэтъ; знаю только то, что, прежде чѣмъ понимать значеніе и цѣль искусства, я уже чувствовалъ чутьемъ всей души моей, что оно должно быть свято...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


"ЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ" №2-3 (ФЕВРАЛЬ-МАРТЪ) 1948 Г.

Крест и Евангелие «Лучъ духовнаго прозрѣнія едва уловимъ, но уже пробивается сквозь удручающую мглу, пеленою тлѣнія и смерти окутавшую такъ называемое цивилизованное человѣчество. И настолько осязательнымъ становится животворное вѣяніе грядущей — новой — культурной эры, что даже современная наука начинаетъ на нашихъ глазахъ сбрасывать съ себя путы матеріалистическаго, позитивистическаго и раціоналистическаго мышленія, вѣками тяготѣвшія надъ умами. Разрываются узы, что мѣшали вольнымъ взлетамъ творческаго духа, и человѣкъ, еще вчера гордившійся "умѣніемъ" разбирать по складамъ и косноязычно толковать таинственныя письмена книги Бытія при искусственномъ освѣщеніи своего разсудка, обрѣтаетъ сегодня снова даръ — читать въ великой книгѣ вселенной при естественномъ свѣтѣ Божественнаго разума. Постепенно освобождаясь отъ ядовитаго дурмана раціонализма, жадно и вдохновенно проникаетъ человѣческая мысль и въ области познанія, пониманія и осмысливанія исторической дѣйствительности, недавно еще запретныя и скрытыя для нея. Пусть ощупью, робко и неувѣренно, но она приходитъ къ положеніямъ и выводамъ, въ которыхъ теплится искра Истины вѣчной, основанной не на тщетныхъ "разсудочныхъ" домыслахъ, а на несокрушимомъ фундаментѣ Божественнаго Откровенія. Въ геніально простыхъ начальныхъ словахъ одного изъ самыхъ прекрасныхъ стихотвореній Ѳ. И. Тютчева — "Не плоть, а духъ растлился въ наши дни"...» (Мюнхенъ, 1948.) далѣе...


СИНОД. ПЕРЕВОДЪ. ПЕРВАЯ КНИГА МОИСЕЕВА: БЫТІЕ (ГЛ. 41-50) (1902)

Святой праведный Иосиф Перекрасный «1. По прошествіи двухъ лѣтъ фараону снилось: вотъ, онъ стои́тъ у рѣки; 2. и вотъ, вышли изъ рѣки семь коровъ, хорошихъ видомъ и тучныхъ плотью, и паслись въ тростникѣ; 3. но вотъ, послѣ нихъ вышли изъ рѣки семь коровъ другихъ, худыхъ видомъ и тощихъ плотью, и стали подлѣ тѣхъ коровъ, на берегу рѣки; 4. и съѣли коровы худыя видомъ и тощія плотью семь коровъ хорошихъ видомъ и тучныхъ. И проснулся фараонъ, 5. и заснулъ опять, и снилось ему въ другой разъ: вотъ, на одномъ стеблѣ поднялись семь колосьевъ тучныхъ и хорошихъ; 6. но вотъ, послѣ нихъ выросло семь колосьевъ тощихъ и изсушенныхъ восточнымъ вѣтромъ; 7. и пожрали тощіе колосья семь колосьевъ тучныхъ и полныхъ. И проснулся фараонъ и понялъ, что это сонъ. 8. Утромъ смутился духъ его, и послалъ онъ, и призвалъ всѣхъ волхвовъ Египта и всѣхъ мудрецовъ его, и разсказалъ имъ фараонъ сонъ свой; но не было ни кого, кто бы истолковалъ его фараону. 9. И сталъ говорить главный виночерпій фараону и сказалъ: грѣхи мои вспоминаю я нынѣ; 10. фараонъ прогнѣвался на рабовъ своихъ и отдалъ меня и главнаго хлѣбодара подъ стражу въ домъ начальника тѣлохранителей; 11. и снился намъ сонъ въ одну ночь, мнѣ и ему, каждому снился сонъ особеннаго значенія; 12. тамъ же былъ съ нами молодый Еврей, рабъ начальника тѣлохранителей; мы разсказали ему сны наши, и онъ истолковалъ намъ каждому соотвѣтственно съ его сновидѣніемъ; 13. и ка́къ онъ истолковалъ намъ, та́къ и сбылось: я возвращенъ на мѣсто мое...» (СПб., 1902.) далѣе...


ПОМѢСТНЫЙ СОБОРЪ 1917-1918 ГГ. ПРОТОКОЛЪ 115-Й (27 МАРТА 1918 Г.)

Печать Всероссийского Поместного Собора 1918 года «1. Засѣданіе открыто въ соборной палатѣ въ 9 часовъ утра подъ предсѣдательствомъ митрополита Новгородскаго Арсенія въ присутствіи 270 Членовъ Собора, въ томъ числѣ 41 епископа. На повѣсткѣ засѣданія: 1) Текущія дѣла. 2) Докладъ Отдѣла личнаго состава по провѣркѣ полномочій Членовъ Собора. Докладчикъ Л. К. Артамоновъ. 3) Добавленіе 1-е къ докладу объ органахъ епархіальнаго управленія "Объ уѣздныхъ собраніяхъ". Добавленіе 2-е "О викарныхъ епископахъ". Докладчики епископъ Полоцкій Серафимъ и проф. И. М. Громогласовъ. 4) Докладъ Отдѣла о благоустроеніи прихода "Положеніе о православномъ приходѣ". Докладчики В. А. Потуловъ, Н. Д. Кузнецовъ и священникъ Ѳ. ѲГригорьевъ. 2. Докладчикъ Отдѣла личнаго состава генералъ Л. К. Артамоновъ оглашаетъ докладъ Отдѣла съ слѣдующимъ заключеніемъ: 1) признать полномочія Членовъ Собора Ѳеодора, епископа Прилукскаго, временно управляющаго Пензенскою епархіею, Діонисія, епископа Кременецкаго, временно управляющаго Холмскою епархіею, Платона, епископа Ревельскаго, временно управляющаго Рижской епархіею, Назарія, епископа Енисейскаго и Красноярскаго, іеромонаха Аѳанасія, протоіерея І. П. Нигровскаго, И. И. Ульянова, К. И. Мрочковскаго, протоіерея М. Р. Кудрявцева, И. А. Виноградова, Н. Г. Малыгина и священника П. М. Ратьковскаго законными; 2) признать Бориса, епископа Чебоксарскаго, Павла, епископа Никольскъ-Уссурійскаго, Николая, епископа Златоустовскаго...» (М., 1999.) далѣе...


ПРЕДИСЛОВІЕ КЪ ИЗДАНІЮ СВОДА ЗАКОНОВЪ РОССІЙСКОЙ ИМПЕРІИ (1912)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Всякому лицу, которому приходится имѣть дѣло съ нашимъ дѣйствующимъ законодательствомъ, хорошо извѣстно, насколько трудно въ немъ правильно оріентироваться. Трудность эта обусловливается отнюдь не недостатками принятой у насъ системы кодификаціи, а исключительно тѣмъ вполнѣ понятнымъ и неизбѣжнымъ обстоятельствомъ, что кодификаціонныя учрежденія, даже при самой большой ихъ производительности, никогда не въ состояніи поспѣть за быстро идущею впередъ законодательною работою. Послѣдствіемъ этого оказывается, что оффиціальный текстъ послѣднихъ изданій отдѣльныхъ томовъ Свода Законовъ уже въ скоромъ сравнительно времени послѣ ихъ появленія оказывается устарѣвшимъ, въ виду необходимости примѣненія его на практикѣ въ связи съ выходящими періодически Продолженіями и издаваемыми послѣ ихъ выхода новыми узаконеніями. Вытекающія изъ сказаннаго затрудненія при примѣненіи Свода Законовъ особенно чувствительны въ настоящее время. Дѣло въ томъ, что огромное большинство частей Свода издано въ послѣдній разъ до 1906 г., а потому при ихъ примѣненіи приходится руководствоваться не только текстомъ ихъ послѣднихъ изданій, но и сразу тремя Продолженіями: своднымъ Продолженіемъ 1906 г., изданнымъ въ пяти объемистыхъ томахъ, и очередными 1908 и 1909 гг. Сверхъ того приходится имѣть въ виду цѣлый рядъ новѣйшихъ узаконеній, появившихся въ теченіе всего 1910 и первыхъ мѣсяцевъ 1911 гг. Наконецъ, необходимо сообразоваться...» (СПб., 1912.) далѣе...


ГЕН.-МАІОРЪ М. М. ЗИНКЕВИЧЪ. "ОСНОВАНІЕ И ПУТЬ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМІИ" (СОФІЯ, 1930)

Генерал-майор Михаил Михайлович Зинкевич «Большевики докончивъ дѣло Временнаго Правительства по развалу Императорской Арміи, вычеркнувъ слово Россія, предавая ея интересы на каждомъ шагу, потворствуя низкимъ инстинктамъ массъ, превратили великую страну въ тьму насилія, возведеннаго въ законъ, въ свободу убійствъ, грабежей, надругательствъ надъ всѣмъ святымъ. И это во имя свободы, во имя человѣческихъ правъ! Все культурное, все, что имѣло связь съ великимъ прошлымъ подлежало просто истребленію. Слово «патріотъ» сдѣлано смѣшнымъ, враждебнымъ. И естественна спѣшка, съ которой большевики вели наступленіе противъ неожиданно выросшаго очага борьбы съ ними въ видѣ Добровольческой Арміи. Наступленіе велось на Новочеркасскъ и Ростовъ со всѣхъ сторонъ вновь сформированными красными частями. 1-го января большевики заняли Батайскъ, 9-го января, прикрывавшіе Ростовъ, наши части были оттѣснены къ самому Ростову. Городъ обстрѣливался артиллерійскимъ огнемъ съ разныхъ сторонъ, въ томъ числѣ и съ юга, со стороны Батайска. Въ этотъ день ген. Корниловъ отдалъ приказъ отходить за Донъ, въ станицу Ольгинскую. Съ наступленіемъ темноты 9-го февраля 1918 года Добровольческая Армія въ составѣ всего около 4.000 человѣкъ выступила на востокъ, въ направленіи на станицу Аксайскую...» (Софія, 1930.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ШАНХАЙСКІЙ († 1966 Г.). ПРОИСХОЖДЕНІЕ ЗАКОНА О ПРЕСТОЛОНАСЛѢДІИ ВЪ РОССІИ

Святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский «Въ началѣ 1925 года Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній поручилъ мнѣ, проходившему тогда Богословскій факультетъ Бѣлградскаго Университета, составить докладъ О происхожденіи закона о престолонаслѣдіи въ Россіи для выясненія того, насколько данный законъ соотвѣтствуетъ духу русскаго народа и вытекаетъ изъ его исторіи. Получивъ благословеніе отъ Владыки Митрополита и имѣя горячее желаніе точно освѣтить вопросъ, я приступилъ къ работѣ въ день памяти св. Филиппа, Митрополита Московскаго, 9-го января 1925 года и закончилъ таковую 14-го августа того же года, въ канунъ праздника Успенія Богородицы — храмового дня Московскаго Успенскаго Собора и Кіево-Печерской Лавры, имѣвшихъ величайшее значеніе въ исторіи русскаго народа. Вмѣсто короткой докладной записки получилось довольно большое изслѣдованіе, содержаніе котораго было мною изложено тогда въ краткой статьѣ, напечатанной въ Бѣлградѣ. Самый же трудъ въ цѣломъ не былъ напечатанъ до сего времени. Ввиду просьбы о его напечатаніи призываю Божіе благословеніе на его изданіе, желая, чтобы читающіе его почерпнули себѣ пользу и назиданіе...» (Шанхай, 1936.) далѣе...


В. ПЕРЕМИЛОВСКІЙ. НОВОЕ ИЛИ СТАРОЕ ПРАВОПИСАНІЕ?

Герб Российской Империи «Было на Руси время, когда по одному бѣглому взгляду на письмо можно было почти безошибочно опредѣлить, какой политической оріентаціи держится пишущій. Такимъ знакомъ и признакомъ въ нашемъ письмѣ служили «твердый знакъ», «еръ» и «ять». Писалъ человѣкъ безъ ера и ятя, и можно было поручиться, что у этого человѣка «идеи въ головѣ». Это былъ настолько вѣрный знакъ и признакъ, что имъ руководствовались и тѣ, «кому вѣдать надлежитъ». — Не даромъ вѣдь всѣ студенты и курсистки — этотъ авангардъ революціи въ старое время — писали безъ ятя и ера, а наиболѣе радикально настроенные — даже безъ еря въ концѣ словъ! Не даромъ также и твердая власть такъ ревниво оберегала неприкосновенность «твердаго знака»! А въ сущности, ни той, ни другой сторонѣ никакого дѣла не было до самого твердаго знака: и для однихъ и для другихъ это былъ не «твердый знакъ», какъ таковой, какъ элементъ русскаго правописанія, — это былъ только условный знакъ извѣстнаго политическаго міросозерцанія, за которое стояли одни, разрушить которое старались другіе. Что это именно такъ и было, можно привести факты...» (Jordanville, 1962) далѣе...


П. М. ВАСИЛЬЕВЪ. РУССКАЯ ИЛИ СОВѢТСКАЯ ОРѲОГРАФІЯ?

Страница из азбуки в картинках Бенуа «Существуетъ нѣсколько различныхъ мнѣній по этому вопросу. Одни утверждаютъ, что упрощенная совѣтская орѳографія, къ которой уже привыкло цѣлое поколѣніе, должна быть принята всѣми, кто такъ или иначе соприкасается, по своей дѣятельности, съ народными массами. Другіе, въ томъ числѣ нѣкоторые видные ученые зарубежья и даже Совѣтскаго Союза, считаютъ, что реформа сдѣлана слишкомъ поспѣшно и ненаучно. Наконецъ, третьи, отмѣчая ошибки и даже нелѣпости совѣтской орѳографіи, вносятъ свои собственныя поправки, создавая, такимъ образомъ, «среднюю» орѳографію, не отвѣчающую вполнѣ ни старой, ни новой. Къ характеристикѣ этого послѣдняго направленія и его оправданія приводимъ слѣдующіе примѣры. Ни одинъ, говорятъ они, мыслящій человѣкъ не станетъ писать слово «Богъ» съ маленькой буквы, какъ это принято въ совѣтской грамматикѣ. Твердый знакъ «ъ» — нѣкоторые упраздняютъ въ концѣ слова ради экономіи мѣста, но сохраняютъ его тамъ, гдѣ совѣтское правописаніе ставитъ апострофъ...» («Православная жизнь». Jordanville, 1987) далѣе...

Просьба о молитвенной поддержкѣ

Просимъ молитвъ нашихъ читателей о здравіи и спасеніи рабовъ Божіихъ, Евгенія, Алексѣя, Александра, Александра, Александра, Анны, Татіаны, чьими трудами созданъ и поддерживается нашъ порталъ.

Нашъ баннеръ

Мы будемъ благодарны если вы установите на своемъ сайтѣ нашъ баннеръ:

Баннеръ Размѣры Кодъ баннера
88 x 31 <!--russportal.ru-->
<a href=https://russportal.ru><img src=//russportal.ru/image/russportal88x31.gif width="88" height="31" border=0 title='Тексты в старой или царской орфографии'></a>
<!--russportal.ru-->
Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.