Церковный календарь
Новости


2017-12-18 / russportal
"Лугъ духовный" блаж. Іоанна Мосха. Благочестивому читателю (1967)
2017-12-17 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 8-я (1901)
2017-12-17 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 7-я (1901)
2017-12-16 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 6-я (1901)
2017-12-16 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 5-я (1901)
2017-12-16 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 4-я (1901)
2017-12-16 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 3-я (1901)
2017-12-16 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 2-я (1901)
2017-12-16 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 1-я (1901)
2017-12-16 / russportal
Указъ Архіер. Сѵнода РПЦЗ отъ 30 авг. 1938 г. о положеніи Правосл. Церкви въ Польшѣ
2017-12-16 / russportal
К. Н. Николаевъ. Къ положенію Православной Церкви въ Польшѣ (1938)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Рождественскій разсказъ "Письма матери" (1899)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 23-я (1904)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 22-я (1904)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 21-я (1904)
2017-12-15 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора РПЦЗ. Протоколъ №2 (2/15 августа 1938 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 18 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Русскій Порталъ

Нашъ порталъ содержитъ тексты въ старой, или «царской» орѳографіи.

ПОРТАЛЪ ОСНОВАНЪ 1 СЕНТЯБРЯ 2005 г. (14 СЕНТЯБРЯ 2005 г. н. ст.) ВЪ ДЕНЬ ЦЕРКОВНАГО НОВОЛѢТІЯ.

О русскомъ правописаніи

Иван Александрович ИльинДивное орудіе создалъ себѣ русскій народъ, — орудіе мысли, орудіе душевнаго и духовнаго выраженія, орудіе устнаго и письменнаго общенія, орудіе литературы, поэзіи и театра, орудіе права и государственности, — нашъ чудесный, могучій и глубокомысленный русскій языкъ. Всякій иноземный языкъ будетъ имъ уловленъ и на немъ выраженъ; а его уловить и выразить не сможетъ ни одинъ. Онъ выразитъ точно — и легчайшее, и глубочайшее; и обыденную вещь, и религіозное пареніе; и безысходное уныніе, и беззавѣтное веселье; и лаконическій чеканъ, и зримую деталь, и неизреченную музыку; и ѣдкій юморъ, и нѣжную лирическую мечту...

А новое поколѣніе его не уберегло... Не только тѣмъ, что наполнило его неслыханно-уродливыми, «глухонѣмыми», безсмысленными словами, слѣпленными изъ обломковъ и обмылковъ революціонной пошлости, но еще особенно тѣмъ, что растерзало, изуродовало и снизило его письменное обличіе. И эту искажающую, смыслъ-убивающую, разрушительную для языка манеру писать — объявило «новымъ» «право-писаніемъ»... [Сіе-то] криво-писаніе погубило драгоцѣнную языковую работу цѣлыхъ поколѣній: оно сдѣлало все возможное, чтобы напустить въ русскій языкъ какъ можно больше безсмыслицы и недоразумѣній. И русскій народъ не можетъ и не долженъ мириться со вторженіемъ этого варварскаго упрощенія… (И. А. Ильинъ)

Анонсы обновленій

"ЛУГЪ ДУХОВНЫЙ" БЛАЖ. ІОАННА МОСХА. БЛАГОЧЕСТИВОМУ ЧИТАТЕЛЮ (1967)

Монограмма Христа «Когда все вниманіе людей устремлено на то, чтобы украсить земную жизнь возможно большими удобствами, трудно говорить о тѣхъ, кто, глубоко сознавъ и почувствовавъ тлѣнность всего земного, отрѣшались отъ міра, уходили въ пустыню и стремились всѣми силами только къ тому, чтобы, поборовши въ себѣ самихъ все плотское, страстное и грѣховное, очистить и укрѣпить высшую духовную сторону своего существа и приготовить полное торжество духа надъ плотію. Между тѣмъ — среди огромныхъ успѣховъ въ наукѣ, въ искусствѣ, въ обогащеніи, во внѣшнемъ украшеніи жизни, можно подмѣтить нерѣдко глубокій вздохъ подавленной духовной стороны человѣка, порой раздается даже потрясающій вопль разочарованія и отчаянія. Чувствуется какой-то глубокій внутренній разладъ во всемъ строѣ современной жизни... Это происходитъ отъ того, что всѣ сокровища и красоты міра сего не могутъ дать желаннаго покоя безсмертному духу, созданному для Бога и вѣчности. По мѣрѣ того, какъ цвѣтетъ и украшается внѣшній человѣкъ, внутренній — истинный человѣкъ какъ-бы замираетъ отъ глада духовнаго. Пристращаясь къ міру и его утѣхамъ, человѣкъ живетъ скорѣе призрачною жизнью, чѣмъ настоящею, увлекается какъ бы призраками сновидѣнія, а не бодрствуетъ. «Ты это узнаешь, говоритъ приснопамятный святитель Филаретъ, когда духъ твой пробудится въ день благодати или въ день суда!» Вотъ почему не когда либо, а именно во времена почти общаго увлеченія...» (Jordanville, 1967.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ОЧЕРКЪ "БОРЬБА СЪ КИТАЕМЪ". ГЛАВА 8-Я (1901)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Дожди лили не переставая. Каждый день послѣ полудня небо заволакивалось тучами, гремѣлъ громъ и капля за каплей разражался ливень. Вся дорога между Тянь-Цзинемъ и Пекиномъ обратилась въ сплошное болото... Нечего было и думать идти по ней съ орудіями и обозомъ. Приходилось подождать. Стрѣлки устроились въ городѣ и окрестностяхъ. Казаки занялись разъѣздною службою. Усмиреніе китайскаго мятежа обратилось въ настоящую войну. Потребовали новыя силы. Приказано было мобилизовать сибирскій военный округъ, изъ Европейской Россіи двинули желѣзную стрѣлковую бригаду изъ Одессы, 13-й, 14-й, 15-й и 16-й стрѣлковые полки. На войну рвались всѣ. Всѣмъ хотѣлось на дѣлѣ послужить Государю и Отечеству и, когда на пополненіе рядовъ стрѣлковой бригады вызывали желающихъ изъ пѣхотныхъ полковъ и командиръ полка, объяснивъ трудности похода, говорилъ: — "ну, братцы, кто желаетъ идти воевать — сдѣлай шагъ впередъ!" — цѣлые полки, какъ одинъ человѣкъ, выступали впередъ. Приходилось отбирать наиболѣе здоровыхъ и между ними кидать жребій... Но войска изъ Россіи могли бы прибыть не ранѣе шести недѣль, между тѣмъ наступленія откладывать было нельзя: отъ посланниковъ не получалось никакихъ извѣстій, а казаки, пытавшіеся пробраться къ Пекину, доносили, что всѣ дороги заняты войсками генераловъ Суна и Ма. До 50.000 человѣкъ вооруженныхъ китайцевъ-боксеровъ и солдатъ толпились между Пекиномъ и Тянь-Цзинемъ...» (СПб., 1901.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ОЧЕРКЪ "БОРЬБА СЪ КИТАЕМЪ". ГЛАВА 7-Я (1901)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Боевыя дѣйствія противъ китайцевъ съ цѣлью занять Пекинъ и освободить посланниковъ, только что начались, прошло всего двѣ недѣли, а уже русскіе завладѣли важною пристанью Таку, прошли треть разстоянія до Пекина, чинили желѣзную дорогу и ухватились прочно за уголокъ Тянь-Цзиня... Имя "русскій", слово "казакъ" стало страшнымъ для китайцевъ. Китайцы готовы были вѣрить, что русскіе заколдованы, что русскимъ помогаетъ нечистая сила. И боялись они нашихъ и любили ихъ. За то любили, что твердо помнили наши казаки и солдаты тотъ завѣтъ, что написанъ въ каждой ротѣ, въ солдатской памяткѣ — "обывателя не обижай, онъ насъ поитъ и кормитъ". И не обижали стрѣлки мирныхъ китайцевъ, ласково обращались съ плѣнными, жалѣли ихъ. "Онъ, хоть и трусъ, китаецъ-то", говорили солдаты, "а когда припадетъ ему умирать — умираетъ хорошо, спокойно"... Нашъ отрядъ расположился бивакомъ у желѣзнодорожной станціи. Внутри, подъ защитой солдатъ спрятались мирные жители. Саперы работали на желѣзной дорогѣ. Солдаты готовились къ рѣшительному бою. Весь Тянь-Цзинь былъ занятъ боксерами. Вправо отъ нашего бивака, за каналомъ, былъ укрѣпленный китайцами восточный арсеналъ. Тамъ стояли дальнобойныя пушки, были большіе запасы пороха и патроновъ. Влѣво такой же западный арсеналъ угрожалъ нашему лѣвому флангу. Прямо напротивъ китайцы укрѣпляли стѣны города, ставили на нихъ орудія и готовились громить нашъ отрядъ съ трехъ сторонъ...» (СПб., 1901.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ОЧЕРКЪ "БОРЬБА СЪ КИТАЕМЪ". ГЛАВА 6-Я (1901)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «4 іюня въ только что взятомъ Таку начали высаживаться на китайскій берегъ роты 9-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка. Въ этотъ день высадилось 7 ротъ, а на другой день, 5-го іюня высадили еще одну роту, 4 полевыхъ орудія и 4 картечницы. 6-го іюня въ Таку собрался первый значительный русскій отрядъ, бывшій подъ командой командира 3-й Восточно-Сибирской стрѣлковой бригады Генералъ-Маіора Стесселя. Рано утромъ 7-го іюня къ Тонгъ-Ку прокрались четыре человѣка, промокшіе насквозь, вымазанные въ грязи, усталые, съ усталыми лошадьми, которыхъ они едва тянули въ поводу. Эти люди были казаки Верхнеудинскаго полка Дмитріевъ, Баньщиковъ и Каргинъ съ англичаниномъ Уатсомъ. — "Наши! Слава те Христу!" — проговорилъ урядникъ, когда его окликнули на первой стрѣлковой заставѣ — "что землякъ много нашихъ здѣсь? ", обратился онъ къ стрѣлку. — "Откуда будете то?" — спросилъ подошедшій старшій. — "Съ Тянь-Цзиня. Тамъ, братъ, страсть! Не знаю живы ли наши! Когда же крѣпость забрали?" — "Позавчера". — "Ну слава же Христу. Кто командиръ у васъ?" — "Генералъ-Маіоръ Стессель". — "Бригада значитъ". — "И съ орудіями", отвѣчалъ торжественно стрѣлокъ и оба поняли, что война завязалась не на шутку. — "Ну проводи до командира", сказалъ казакъ и оправивши свою измокшую одежду, потащился съ донесеніемъ къ генералу Стесселю. Въ донесеніи было написано: "...Сообщеніе прервано, китайскія скопища окружили Тянъ-Цзинь"...» (СПб., 1901.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ОЧЕРКЪ "БОРЬБА СЪ КИТАЕМЪ". ГЛАВА 5-Я (1901)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Въ то время, какъ полковникъ Анисимовъ укрѣплялся на желѣзно-дорожной станціи у Тянь-Цзиня адмиралъ Сеймуръ оборонялся у Сигу, а посланники съ волненіемъ съ часу на часъ ожидали подмоги; на русскихъ и иностранныхъ военныхъ судахъ, собравшихся у крѣпости Таку происходилъ военный совѣтъ морскихъ генераловъ. За старшаго на этомъ совѣтѣ былъ русскій адмиралъ Гильдебрандтъ. Было ясно теперь, что мятежъ Большого Кулака такъ разросся, что китайцамъ самимъ съ нимъ не справиться и не защитить безъ помощи европейскихъ войскъ посланниковъ въ Пекинѣ. Отсутствіе извѣстій отъ Сеймура, вѣсти о томъ, что желѣзная дорога между Тянь-Цзинемъ и Таку дѣятельно разрушается боксерами, дошли до адмираловъ — и нужно было подумать — какъ доставить посланникамъ большую помощь... Чтобы войска могли свободно высаживаться на китайской землѣ, нужно было взять крѣпость Таку, построенную въ устьѣ рѣки Пейхо у входа ея въ Печелійскій заливъ. И вотъ адмиралы заключили между собою союзъ, обѣщали дѣйствовать дружно, сообща, и написали бумагу, въ которой просили китайцевъ убрать войска изъ-подъ Тянъ-Цзиня, допустить европейскія союзныя войска въ Пекинъ для защиты посланниковъ и сдать крѣпость Таку, чтобы въ случаѣ нужды союзники могли бы высадить тамъ свои войска. Ожидать отвѣта обѣщали до 2 ч. ночи 3-го іюня. Съ этими бумагами были посланы русскіе офицеры къ начальнику крѣпости Таку и къ китайскому губернатору...» (СПб., 1901.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ОЧЕРКЪ "БОРЬБА СЪ КИТАЕМЪ". ГЛАВА 4-Я (1901)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Въ 6 часовъ утра, 29 мая отрядъ полковника Анисимова началъ грузиться въ Портъ-Артурѣ на военный пароходъ «Дмитрій Донской»; 2 орудія были быстро подняты на судно, за ними погрузилась 6 сотня Верхнеудинскаго казачьяго полка, саперы и батальонъ 12 полка. Въ полдень погрузка уже была окончена и отрядъ поплылъ въ Таку. 30 мая нашъ отрядъ безъ всякихъ приключеній выгрузился на китайскомъ берегу, былъ посаженъ на поѣздъ и въ 1 часъ ночи прибылъ въ городъ Тянь-Цзинь. Да и пора было прибыть. Въ самомъ Тянь-Цзинѣ уже появились боксеры, а бѣжавшіе изъ разныхъ мѣстъ иностранцы приносили невеселыя извѣстія: отрядъ Сеймура окруженъ, громадныя толпы китайцевъ спѣшатъ къ Тянь-Цзиню. Безъ суеты произошла разгрузка. Роты построились, взяли на караулъ и при свѣтѣ мѣсяца чуть колышимое легкимъ вѣтромъ было вынесено молодое знамя, которому черезъ нѣсколько дней суждено было покрыться громкой славой побѣдъ стрѣлковъ. Роты зашли по отдѣленіямъ. Раздалась команда, сверкнули штыки ружей, взятыхъ на плечо, загремѣла музыка и стрѣлки потянулись по улицамъ. И весело становилось на душѣ у русскихъ и иностранцевъ, жившихъ въ Тянъ-Цзинѣ. «Слава Богу, думалъ каждый, — пришла къ намъ подмога!..» И во-время. На разсвѣтѣ 3-го іюня загорѣлись дома рядомъ съ лавками французскихъ купцовъ. Туда поскакали казаки. Среди пылающихъ домовъ видны были китайцы съ факелами въ рукахъ, поджигавшіе дома и сараи. Казаки спѣшились и двумя залпами прогнали поджигателей...» (СПб., 1901.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ОЧЕРКЪ "БОРЬБА СЪ КИТАЕМЪ". ГЛАВА 3-Я (1901)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Слухи о мятежѣ «Большого Кулака» быстро достигли до Россіи и начальникъ Квантунскаго полуострова морской генералъ, адмиралъ Алексѣевъ отправилъ въ Пекинъ роту матросовъ съ военнаго парохода «Россіи» подъ командой капитана 2-го ранга Чагина. Эта рота быстро погрузилась въ Портъ Артурѣ и 27-го мая совершенно благополучно высадилась въ китайскомъ городѣ Таку. Желѣзная дорога между Таку и Пекиномъ оказалась въ полномъ порядкѣ. Слышно было, что толпы боксеровъ собираются вокругъ нея, что Пекинъ уже окруженъ мятежными китайцами, но сколько тамъ было войска — этого въ точности никто не зналъ. — «Много» — говорили китайцы, — а сколько «много» никто не указывалъ. Въ Таку Чагинъ узналъ, что днемъ раньше въ Пекинъ проѣхали англичане, нѣмцы и французы всего около 2000 человѣкъ подъ общимъ начальствомъ англійскаго генерала Сеймура. Подъ его же команду было приказано поступитъ и нашимъ матросамъ. 29 мая Чагинъ со своимъ отрядомъ прибылъ въ большой торговый китайскій городъ Тянь-Цзинь и здѣсь узналъ, что Сеймуръ прошелъ дальше къ Пекину и что боксеры начали разрушать желѣзную дорогу между Пекиномъ и Тянь-Цзинемъ. Чагинъ продолжалъ свой путь и въ тотъ же день догналъ иностранный отрядъ у станціи Лофа. Дальше желѣзнодорожнаго пути уже не было. Наши матросы, англичане и нѣмцы взялись за топоры и лопаты и стали чинить путь, медленно подаваясь впередъ, къ Пекину. Работа была нелегкая. Рельсы были сняты, шпалы сожжены...» (СПб., 1901.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ОЧЕРКЪ "БОРЬБА СЪ КИТАЕМЪ". ГЛАВА 2-Я (1901)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Изъ Россіи въ столицу Китая. — Пекинъ можно добраться двумя путями: ѣхать моремъ изъ Одессы на Портъ-Артуръ, оттуда къ пристани у китайскаго города Таку и дальше по китайской желѣзной дорогѣ черезъ Тянь-Цзинь до самаго Пекина: — всего ѣзды отъ 5 до 6 недѣль отъ Одессы. Или ѣхать по желѣзной дорогѣ въ Сибирь, на города Омскъ, Иркутскъ, потомъ по рѣкѣ Амуру до Хабаровска, а отъ Хабаровска опять по желѣзной дорогѣ до Владивостока, а оттуда моремъ въ Таку. Ѣзды тоже около полутора мѣсяцевъ. Для того, чтобы Царю удобно было переговариваться о дѣлахъ съ китайскимъ богдыханомъ онъ держитъ въ Пекинѣ своего довѣреннаго человѣка, и богдыханъ въ свою очередь послалъ своего довѣреннаго человѣка въ Петербургъ къ русскому Государю. Эти довѣренные люди называются посланниками. Каждое государство держитъ своихъ посланниковъ въ другихъ государствахъ. Такъ нашъ Царь имѣетъ посланниковъ и у нѣмцевъ, и у французовъ, и у англичанъ, и у турокъ, словомъ у всѣхъ народовъ; имѣлъ онъ посланника г. Гирса и въ Пекинѣ. Въ Пекинѣ вмѣстѣ съ нашимъ посланникомъ жили и представители другихъ иностранныхъ державъ. Отъ нѣмцевъ былъ присланъ баронъ Кеттелеръ, отъ французовъ Пишонъ, отъ англичанъ Макдональдъ, отъ американцевъ Конджеръ, были еще посланники отъ австрійцевъ, итальянцецъ, японцевъ и испанцевъ. Всѣ посланники жили вмѣстѣ, въ одномъ кварталѣ, окруженномъ высокими стѣнами...» (СПб., 1901.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ОЧЕРКЪ "БОРЬБА СЪ КИТАЕМЪ". ГЛАВА 1-Я (1901)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Земли русскаго Государя громадны. Онѣ занимаютъ большія половины двухъ частей свѣта: Европы и Азіи. Съ сѣверной стороны онѣ подходятъ къ ледяному морю, гдѣ стоитъ вѣчный холодъ и гдѣ снѣгъ никогда не таетъ, и съ южной стороны лежитъ не замерзающее голубое море и закавказскій край, гдѣ не знаютъ, что такое морозъ и снѣгъ. Разные народы живутъ по сосѣдству съ нами, разные у нихъ нравы и различные обычаи. Да и въ самой Россіи порядочно разнаго люда обитаетъ. Есть и поляки, и малороссы, и нѣмцы и чухны, и татары и калмыки, и армяне и персы — всѣхъ и не перечтешь. Въ Европѣ наши сосѣди съ сѣвера; шведы и норвежцы, съ запада: нѣмцы и австрійцы; въ Азіи съ юга: турки, персы, потомъ признающіе себя подъ высокой рукою Русскаго Государя бухарцы и хивинцы, и дальше на много-много тысячъ верстъ имѣемъ мы у себя сосѣдями китайцевъ. Самые опасные наши сосѣди, на западѣ — да турки. Не разъ мы съ ними воевали. Поэтому на западной границѣ построено много крѣпостей и войска наши такъ поставлены, чтобы каждую минуту могли бы выступить въ походъ на западъ. Сѣверная граница наша на сушѣ невелика, а сѣверное море неприступно, поэтому и войскъ на сѣверѣ стоитъ немного, а на южной границѣ, въ Азіи, хотя и велика она — войскъ мы имѣемъ немного. Дѣло въ томъ, что съ китайцами мы всегда мирно и хорошо, по-сосѣдски, жили. Двѣсти лѣтъ мы съ ними не воевали, а и двѣсти-то лѣтъ тому назадъ война съ ними была совсѣмъ маленькая...» (СПб., 1901.) далѣе...


УКАЗЪ АРХІЕР. СѴНОДА РПЦЗ ОТЪ 30 АВГ. 1938 г. О ПОЛОЖЕНІИ ПРАВОСЛ. ЦЕРКВИ ВЪ ПОЛЬШѢ

Митрополит Анастасий (Грибановский), Первоиерарх РПЦЗ «Архіерейскій Сѵнодъ Русской Православной Церкви Заграницей 17/30 августа 1938 года СЛУШАЛИ: постановленіе Архіерейскаго Собора отъ 16/29 августа с. г. о положеніи Православной Церкви въ Польшѣ нижеслѣдуюшаго содержанія: "1) Установить повсемѣстное моленіе въ Зарубежной Церкви о страждущихъ братьяхъ въ Польшѣ на воскресенье 3/16 октября с. г.; 2) Обратиться отъ имени Собора къ Главамъ Автокефальныхъ Церквей, Архіепископу Кентерберійскому, Лигѣ Націй и общественному мнѣнію всѣхъ странъ по поводу преслѣдованія православныхъ въ Польшѣ, проводимыхъ съ жестокостью, превосходящею гоненія большевиковъ и достойную варваровъ, но не культурныхъ народовъ". ПОСТАНОВИЛИ: 1) Во исполненіе Соборнаго опредѣленія сдѣлать распоряженіе о совершеніи во всѣхъ церквахъ Зарубежной Русской Церкви моленія о страждущихъ братьяхъ въ Польшѣ, предложивъ о. о. настоятелямъ моленія эти предварять соотвѣтсвующимъ словомъ, для чего въ качествѣ матеріала послать при циркулярномъ указѣ краткое содержаніе заслушаннаго на Соборѣ доклада К. Н. Николаева; 2) Просить Высокопреосвященнаго Предсѣдателя Сѵнода написать и разослать всѣ указанныя въ Соборномъ опредѣленіи обращенія; О настоящемъ опредѣленіи послать циркулярный указъ всѣмъ Епархіальнымъ Преосвященнымъ, Начальникамъ Духовныхъ Миссій и настоятелямъ церквей, непосредственно Архіерейскому Сѵноду подчиненныхъ, а также просить Митрополита Ѳеофила...» («Китайскій Благовѣстникъ». Пекинъ, 1938.) далѣе...


К. Н. НИКОЛАЕВЪ. КЪ ПОЛОЖЕНІЮ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ВЪ ПОЛЬШѢ (1938)

Константин Николаевич Николаев «На 1-е января 1938 года православное населеніе въ Польшѣ достигаетъ 4.160.000. Волынская епархія заключаетъ въ себѣ 1.465.000 человѣкъ или 69,8% общаго населенія губерніи (воеводства), Полѣсская епархія — 1.115.000 или 77,4% населенія, Гродненская 736.000 или 51,3%, Виленская 540.000 или 25,5% и Варшавско-Холмская 211.000 или 8,5% населенія. Населеніе разсѣлено неравномѣрно и на Холмщинѣ и Подляшьи разбросано оазисами среди католическаго населенія. Православная Церковь въ Польшѣ состоитъ изъ 5 епархій и кромѣ Епархіальныхъ имѣетъ еще 2 викарныхъ Архіерея. Она имѣетъ около 1.300 приходовъ и около 2.500 священно- и церковно-служителей. Православная Церковь въ Польшѣ обладаетъ правами Автокефальной Церкви, но этихъ правъ за ней не признаютъ Русская Церковь — Мать, Сербская Церковь и Русская Зарубежная Церковь. Образованіе самостоятельной Православной Церкви въ Польшѣ осуществлялось съ большимъ трудомъ внутрнняго характера и сопровождалось значительными потрясеніями, борьбой внутри іерархіи и даже такимъ событіемъ какъ убійство клирикомъ Митрополита Георгія въ 1923 году. Въ 1930 году Польское Правительство согласилось на созывъ помѣстнаго Собора, но срокъ не указало и Соборъ этотъ до сихъ поръ не созванъ. За это время однако была произведена подготовительная работа и выработаны законы, опредѣляющіе положеніе Православной Церкви, и можно было надѣяться, что церковная жизнь пойдетъ по нормальному руслу...» («Китайскій Благовѣстникъ». Пекинъ, 1938.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. РОЖДЕСТВЕНСКІЙ РАЗСКАЗЪ "ПИСЬМА МАТЕРИ" (1899)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Николай Ивановичъ Боковъ рылся въ шкатулкѣ съ письмами и бумагами. Тамъ у него были спрятаны два запасные сторублевые билета, и они теперь, въ сочельникъ, понадобились ему. Утромъ отъ Вари Фишеръ онъ получилъ записочку: устраивался пикникъ на Иматру, елка въ лѣсу, поѣздка въ Гельсингфорсъ, словомъ, что-то очень веселое, и Варя просила Николая Ивановича быть ея кавалеромъ. И, конечно, онъ будетъ. Эта поѣздка влетитъ рублей въ триста, но у него еще кое-что осталось, а тамъ... послѣ... послѣ можно будетъ занять. По крайней мѣрѣ это будетъ настоящій праздникъ, уѣдешь отъ этой сѣрой толпы на Невскомъ, отъ этихъ газетъ, переполненныхъ глупыми рождественскими разсказами съ мертвецами и привидѣніями, — по крайней мѣрѣ забудешься на время. И ему рисовалось уютное купэ, Варя въ соболиной накидкѣ съ большими глазами и черными выпуклыми бровями, нѣжный пушокъ на щекахъ и ароматъ духовъ и женщины, которымъ сейчасъ же пропитается и купэ, и нумеръ гостиницы на Иматрѣ. Онъ нашелъ деньги, отодвинулъ шкатулку и приготовился писать отвѣтъ Варѣ. Въ это время взоръ его упалъ на другое письмо, съ загородной маркой, полученное вмѣстѣ съ Варинымъ, но еще не распечатанное. Онъ взялъ его и распечаталъ. Письмо было отъ старухи-матери изъ далекаго степного хутора. Мать, извиняясь, просила сына прислать ей двѣсти рублей. Ей предстоятъ банковые платежи, урожай былъ плохъ, школа обѣднѣла, ихъ долгъ, какъ единственныхъ помѣщиковъ, помочь школѣ...» («Нива». СПб., 1899.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ПОВѢСТЬ "ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ". ГЛАВА 23-Я (1904)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Красный квадратъ послѣдняго товарнаго вагона постепенно уменьшается, исчезая въ облакѣ дыма и пыли. Рельсы еще гудятъ, словно плачутъ по уѣхавшимъ. Скоро все исчезнетъ въ туманной дали, и небо по-прежнему сольется съ колышащейся степью, и миражи заиграютъ въ раскаленномъ воздухѣ. Начальникъ станціи, дежурный по станціи стражникъ, китайскіе бои, носильщики и смазчики ушли по деревяннымъ балаганамъ, и только кучка людей, провожавшая офицера съ дамой, не расходится. Впереди всѣхъ стоитъ Ивановъ, рядомъ съ нимъ вахмистръ Хвастуновъ, поодаль урядникъ Арженосковъ и казаки Тильминовъ, Мазанкинъ, Кузнецовъ и Кадыковъ, — еще дальше почти вся сотня съ Александромъ Ивановичемъ и Фу-жен-чиномъ во главѣ. Оба китайца важны и суровы. Они понимаютъ значеніе минуты. Сотня тоже грустна. Фырканье носами показываетъ, что у этихъ суровыхъ людей, прозванныхъ китайцами желтыми хунхузами, не все на душѣ спокойно и что глаза ихъ на мокромъ мѣстѣ. Да и немудрено. Сейчасъ они проводили Адю. — "Я вернусь, милые, добрые люди", — говорила она имъ, утирая платкомъ синіе глазки: — "я вернусь, я не надолго уѣзжаю!" — "Ворочайтесь, ворочайтесь, барыня", — кричали казаки и снимали бѣлыя фуражки съ головъ: — "счастливо доѣхать, счастливо вернуться". Пѣсенники пѣли пѣсни, Ивановъ, веселый и бодрый, цѣловалъ ей руку, желалъ благополучнаго пути, просилъ всѣмъ кланяться, смѣялся на ея слезы. — "О чемъ плакать", — говорилъ онъ...» (Прилож. къ журн. «Нива». СПб., 1904.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ПОВѢСТЬ "ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ". ГЛАВА 22-Я (1904)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Никогда еще Ивановъ не возвращался на свой постъ такимъ веселымъ и довольнымъ. Никогда такъ весело не звучалъ его голосъ, когда онъ здоровался съ казаками. Онъ привезъ съ собою много покупокъ. Трое манзъ тащили за нимъ тюки. А онъ самъ, подъ руку съ Адей, шелъ рядомъ съ Сашей. Берга устроили отлично. Даже фельдшера для "нѣмчуры" на всякій случай привезъ съ собою Ивановъ. Онъ шутилъ съ Адей, заговаривалъ съ ней про Петербургъ, про бѣлыя ночи, про стрѣлку. На посту онъ распустилъ казаковъ и солдатъ съ ученья, а привезенные тюки приказалъ такъ и оставить, несмотря на то, что Адя сгорала отъ любопытства поскорѣе ихъ разсмотрѣть. И чай онъ сѣлъ пить веселый и довольный. — "Что съ тобой, Николай Дмитріевичъ", — спросилъ его Саша. — "Орденъ, что ли, ты получилъ или слѣдующій чинъ?" — "Э, братъ, поднимай выше! Что для меня чины и ордена — мелочи жизни!" — "Но ты такъ веселъ". — "А я всегда веселъ. Да узнаешь, и ты будешь веселъ, и Адель Филипповна, тоже". — "Что же такое? Переводятъ нашу сотню въ Харбинъ?" — "Ну, что для насъ Харбинъ? Грязная дыра, и только". — "Не томите насъ, Николай Дмитріевичъ", — сказала Адя. — "Ну, хорошо. Только, чуръ, восторговъ не выказывать, посуду не бить, и меня не бранить". — "Да что же такое?" — спросила Адя. — "А вотъ что. Вы ѣдете въ Петербургъ". — "Кто?" — спросила Адя, не вѣря своимъ ушамъ. — "Вы оба. Саша и вы". — "Какъ же это такъ? Да у меня и денегъ нѣтъ". — "Пустое. Мелочи жизни. Я устроилъ Сашѣ"...» (Прилож. къ журн. «Нива». СПб., 1904.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ПОВѢСТЬ "ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ". ГЛАВА 21-Я (1904)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Больше мѣсяца прошло послѣ той ужасной ночи. Жажда дѣятельности охватила Адю. День сталъ коротокъ... "Боже мой! Уже день, уже солнце", — думала обыкновенно просыпаясь Адя: — "поспѣю ли? Сколько дѣла!" Саша еще спалъ, а она, накинувъ на себя халатъ, уже молилась въ свѣтлой комнатѣ у образа. Однажды, когда послѣ маленькой ссоры съ Сашей, въ день, когда больному Бергу было особенно плохо, она, вставши утромъ, подошла къ образу, но вмѣсто того, чтобы молиться, она задумалась. Ей вспомнился ихъ домъ, дѣтство, гимназія, мать ея, ея подруги, и ей стало снова жутко. Совсѣмъ забывшись, она вдругъ произнесла: "Отецъ нашъ, Который на небѣ, пусть всегда свято будетъ мнѣ Имя Твое, пусть наступитъ Твоя правда, Твои законы — и хорошо намъ будетъ тогда! Не будетъ разлуки, унылой манчжурской степи, и всѣ, кто дорогъ и милъ нашему сердцу, будутъ съ нами. А теперь пусть Ты руководишь нашими поступками, — мы не знаемъ, чтó дѣлать. Саша правъ или я, жить ли мнѣ въ Манчжуріи или домой въ Петербургъ уѣхать и какъ уѣхать — это уже Ты разсуди. Потому что всюду Ты властенъ — и на небѣ, и на землѣ. Пошли мнѣ все необходимое на сегодня... Все... все... О, мнѣ много нужно... Много..." И вдругъ ей до боли захотѣлось въ Петербургъ, къ подругамъ, на балы, въ Павловскъ на музыку, въ Петергофъ, увидѣть синія и бѣлыя кисти сирени, что окружаютъ душистой рамкой золотыя статуи фонтановъ, увидѣть каналъ между высокихъ пирамидальныхъ елей...» (Прилож. къ журн. «Нива». СПб., 1904.) далѣе...


ДѢЯНІЯ 2-ГО ВСЕЗАРУБЕЖН. СОБОРА РПЦЗ. ПРОТОКОЛЪ №2 (2/15 АВГУСТА 1938 г.)

Члены Второго Всезарубежного Собора РПЦЗ 1938 г. «Засѣданіе открывается въ 5 час. 15 мин. дня въ Сремскихъ Карловцахъ въ залѣ помѣщенія Фондовъ пѣніемъ молитвы Святому Духу. На собраніе явилось 81 членовъ Собора, имѣвшихъ 90 голосовъ. Предсѣдатель Собора, Высокопреосвященный Митрополитъ Анастасій открывъ Собраніе, обратился къ членамъ его со слѣдующими словами: "Съ благословенія Божія, мы вчера сподобились открыть Соборъ Русской Церкви заграницей. Неизгладимое чувство радости охватило насъ при сознаніи того, что намъ удалось осуществить давнишнее благое намѣреніе собраться на Соборъ со всѣхъ мѣстъ русскаго разсѣянія. И это же событіе произвело самое отрадное впечатлѣніе на тѣхъ, кто вчера совмѣстно съ нами пережилъ его. Намъ предстоитъ трудная и отвѣтственная работа. На насъ устремлены взоры всѣхъ русскихъ людей. Да протечетъ въ мирѣ и любви наша соборная работа. Для этого же приготовимъ себя духовно общимъ говѣніемъ, Святой исповѣдью и Святымъ Причастіемъ въ день Преображенія Господня, дабы Духъ Господень указалъ намъ всѣмъ истинные пути въ нашей дальнѣйшей плодотворной работѣ". Владыка Митрополитъ предложилъ послать привѣтствіе Его Величеству Королю Петру II, Князю Намѣстнику Павлу и Патріарху Гавріилу, а также Предсѣдателю Югославянскаго правительства господину М. Стоядиновичу. Секретарь Архіерейскаго Собора Преосвященный Іоаннъ Епископъ Шанхайскій прочитываетъ тексты этихъ обращеній...» (Бѣлградъ, 1939.) далѣе...


ДѢЯНІЯ 2-ГО ВСЕЗАРУБЕЖН. СОБОРА РПЦЗ. ПРОТОКОЛЪ №1 (1/14 АВГУСТА 1938 г.)

Члены Архиерейского Собора РПЦЗ 1938 г. «Засѣданіе открывается въ 4 часа дня въ большомъ залѣ Русскаго Дома имени Царя-Мученика Николая II въ Бѣлградѣ. Послѣ молитвы "Днесь благодать Святаго Духа насъ собра", Предсѣдатель Собора, Высокопреосвященный Митрополитъ Анастасій, открывая засѣданіе Собора, произноситъ слѣдующую рѣчь: "То, что подготовлялось въ теченіе нѣколькихъ лѣтъ и чего мы ждали сь такимъ волненіемъ и надеждою, нынѣ, благоволеніемъ Божіимъ совершилось: Второй Всезарубежный Соборъ Русской Православной Церкви заграницей съ участіемъ представителей клира и мірянъ созванъ, и я счастливъ объявить его открытымъ. Вознесемъ же горячее моленіе Небесному Кормчему Русской Православной Церкви, давшему намъ осуществить это великое историческое дѣло, во исполненіе завѣтовъ нашего незабвеннаго блаженнопочившаго Митрополита Антонія, основателя и собирателя воедино нашей Русской Зарубежной Церкви. Этотъ Соборъ, какъ и первый въ 1921 г., собрался на братской Югославянской землѣ, подъ покровительствомъ и державной защитой Благовѣрнаго Государя Короля Петра, сына великаго и вѣрнаго друга Русскаго народа и національной Россіи — Короля-Мученика Александра I-го. Принесемъ нашу глубокую благодарность Его Величеству Королю, также какъ и Его Королевскому Высочеству Князю Намѣстнику Павлу, такъ мудро ведущему государственный корабль...» (Бѣлградъ, 1939.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ПОВѢСТЬ "ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ". ГЛАВА 20-Я (1904)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Случилось самое обыкновенное манчжурское происшествіе. Поручикъ Бергъ, казначей пѣхотнаго полка, пріѣхалъ въ Тяндзендзы, услыхавши, что будетъ большая игра. У него въ Лифляндіи была старуха-мать и сестра-вдова съ дѣтьми. Онъ посылалъ имъ всѣ сбереженія, жилъ необыкновенно скромно, отказывалъ себѣ во всемъ. Мечтою, поддерживавшею его тяжелое существованіе, было выиграть много денегъ и разбогатѣть. Тогда онъ перевелся бы въ Лифляндію, сталъ бы жить вмѣстѣ съ матерью, подлѣ нея, заботясь о ней, потомъ онъ женился бы на такой же аккуратной нѣмочкѣ, какъ онъ самъ, и устроилъ бы свое хозяйство. Жить своимъ хозяйствомъ казалось ему вѣнцомъ человѣческаго счастья. Онъ былъ суевѣренъ, любилъ, чтобы ему погадали на картахъ, и мистически вѣрилъ въ эти гаданья. Въ тотъ день, когда по постамъ разнеслась вѣсть о томъ, что по линіи ѣдетъ Арцимовичъ и что онъ не прочь заложить Крупный банкъ, m-me Пржибыцкая нагадала ему дорогу, исполненіе желаній, неожиданное счастье, много денегъ, потрясеніе и что-то очень хорошее отъ бубновой дамы. Все это его взволновало. Онъ рѣшилъ, что его часъ пробилъ, и рѣшилъ ѣхать играть. Для оборота, на случай, если повезетъ, онъ захватилъ съ собою пять съ лишнимъ тысячъ офицерскаго жалованья и верхомъ пріѣхалъ въ Тяндзендзы. Игра началась около полудня. Къ полуночи, къ тому времени, когда Адя подходила къ фанзѣ, въ которой играли, онъ проигралъ свои триста рублей и спустилъ всѣ казенныя...» (Прилож. къ журн. «Нива». СПб., 1904.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ПОВѢСТЬ "ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ". ГЛАВА 19-Я (1904)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «"Да, первое, что я должна сдѣлать, когда умоюсь и помолюсь Богу", — думала Адя: — "это прибрать свою комнату..." Но ни голика, ни щетки нѣтъ. На минуту ея руки опустились. "Какъ же быть", — подумала она. И сейчасъ же вспомнила слова Иванова, чего нѣтъ и нельзя достать за деньги, надо самому сдѣлать. Адѣ нужны только голикъ и щетка для обметанія пыли. И она весело разсмѣялась своей несообразительности. Какая масса хвостовъ и перьевъ отъ фазановъ валяется на кухнѣ — нужно скорѣе приняться за дѣло. Добыть въ казармѣ палку, и навѣрно у плотниковъ клей есть. Адя бѣжитъ въ казарму. Но когда она входитъ туда — она поражена. Здѣсь живутъ люди! Боже мой, какъ могутъ они тутъ жить! Нужно придумать, чтó сдѣлать, но такъ оставить нельзя. Не поѣхать ли къ Пршибыцкому, не попросить ли у него. Они не сдѣлали визита madame Пршибыцкой, потому что тѣ не вѣнчаны... И вотъ инженеръ мститъ... Не лучше ли простить имъ, быть любезной и милой ради казаковъ, тѣмъ болѣе, что, говорятъ, madame Пршибыцкая премилая женщина... Часть казаковъ встала при ея приближеніи, часть осталась на нарахъ. Молодой стражникъ изъ новобранцевъ сидѣлъ у кривого стола и усиленно мусолилъ карандашъ. Его растерянный видъ, тупо устремленные въ пространство глаза — обратили вниманіе Ади. — "Что ты дѣлаешь?" — спросила его Адя. Солдатъ ничего не отвѣтилъ, но продолжалъ глядѣть то на кривой столбъ, подпиравшій сплетенную изъ тонкихъ стеблей голяка крышу...» (Прилож. къ журн. «Нива». СПб., 1904.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ПОВѢСТЬ "ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ". ГЛАВА 18-Я (1904)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Когда Адя, въ сопровожденіи Иванова, вошла въ свою комнату, тамъ не было зажжено ни лампы, ни свѣчей. Только лампада подъ старымъ образомъ Спасителя въ серебряной ризѣ тихо мигала. Свѣтъ отъ нея падалъ на вербочку, на голубую выцвѣтшую ленточку, перевязывавшую ее, и на темный ликъ Спасителя. Только эти предметы и были освѣщены, все остальное тонуло во мракѣ. Ивановъ хотѣлъ-было зажечь свѣчи, но Адя остановила его. — "Не надо. Такъ лучше", — тихо сказала она. Онъ помогъ ей снять доху, пододвинулъ ей кресло, усадилъ въ него, окружилъ подушками, какъ больного, слабаго человѣка, а самъ сѣлъ рядомъ на маленькой скамеечкѣ. Адя обвела комнату глазами. Немногіе предметы, ее наполнявшіе, чуть выдѣлялись въ полутьмѣ. Адѣ все показалось теперь въ этой крошечной комнатѣ инымъ, чѣмъ казалось прежде... Ото всего — отъ образа Спасителя, отъ вербы, отъ стульевъ, отъ подушекъ, отъ книжной полочки — на нее, повѣяло такою нѣжною, такою тонкою любовью и заботою. И эти дрянные предметы, эта бѣдная обстановка вдругъ стала ей такой дорогой... — "Какъ хорошо здѣсь", — тихо сказала она. — "Здѣсь Богъ... А съ Богомъ всегда и вездѣ хорошо", — просто сказалъ Ивановъ. — "Вы твердо вѣруете въ Бога?" — спросила Адя. Ивановъ не отвѣтилъ, и Адя поняла, что отвѣта и не нужно было. — "Научите меня жить, Дмитрій Николаевичъ", — сказала она. — "Помогите мнѣ. Я была нехорошая. Я гордая была, и мнѣ было тяжело. Мнѣ казалось, что я здѣсь не выживу"...» (Прилож. къ журн. «Нива». СПб., 1904.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ПОВѢСТЬ "ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ". ГЛАВА 17-Я (1904)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Наступилъ вечеръ — холодный манчжурскій вечеръ. Сильно вызвѣздило, и звѣзды эти, болѣе яркія и крупныя, чѣмъ въ Россіи, кротко и таинственно мигали съ темнаго неба. Адя любила въ эти часы, закутавшись какъ можно теплѣе, уходить за ограду поста и смотрѣть на небо. Оно, такое глубокое, неизвѣданное и далекое, успокаивало ея нервы и заставляло сердце ея биться сильнѣе. Звѣзды ей были дороги́ еще и потому, что онѣ свѣтили и надъ Россіей, и надъ Петербургомъ. Любила Адя, отыскавъ полярную звѣзду, смотрѣть на нее долгимъ любовнымъ взглядомъ. Звѣзда Петербурга, звѣзда далекаго любимаго сѣвера, на который никогда не вернешься... Никогда... Когда Адя такъ думала, бѣдное сердце ея сжималось тоскою, и слезы выступали на глазахъ. Она все, все отдала бы только за то, чтобы хотя на минуту побывать въ Петербургѣ, у матери, у родныхъ, вымолить себѣ прощеніе... И въ этотъ вечеръ она вышла въ степь. Среди хоровода звѣздъ таинственно сіяла луна. Глубокая тишина была разлита въ воздухѣ. Весь міръ заснулъ подъ мягкимъ мистическимъ свѣтомъ луны, и степь» серебрилась. Морозъ спадалъ, было тихо, ни малѣйшаго дуновенія не было въ воздухѣ. Широко раскрытыми глазами смотрѣла Адя на степь, на луну, на звѣзды и тихо шла по сухой, чуть шуршавшей травѣ. Озаренная серебристымъ свѣтомъ луны, она походила на призракъ, на сомнамбулу... Да она и шла, какъ сомнамбула, сама не замѣчая, куда она идетъ, зачѣмъ? Чтеніе «Безъ догмата» взволновало ея душу...» (Прилож. къ журн. «Нива». СПб., 1904.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ПОВѢСТЬ "ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ". ГЛАВА 16-Я (1904)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Наступила суровая зима, безъ снѣга, безъ саннаго пути; фазаны попрятались, за козами стало труднѣе ходить, и чаще начали появляться на столѣ консервы, старыя куры и мясо. Четыре стѣны комнаты, ковры изъ козьихъ, плохо обработанныхъ шкуръ, красныя занавѣски — все это такъ надоѣло Адѣ, казалось тюрьмою. Днемъ, на солнцѣ, еще можно было гулять, если не было вѣтра, но едва солнце скрывалось, какъ наступалъ такой морозъ, что страшно было выйти на дворъ. Желѣзная печка въ комнатѣ накалялась, становилось нестерпимо жарко, пахло угаромъ, а часа черезъ два было снова холодно, морозный вѣтеръ выдувалъ тепло. Ложились спать въ угарной душной комнатѣ, просыпались въ холодѣ, страшно было высунуться изъ-подъ одѣяла... Изрѣдка проходившіе поѣзда изъ Россіи и въ Россію останавливались, пассажиры (все офицеры) забѣгали на квартиру къ Иванову погрѣться, сидѣли нѣсколько минутъ и исчезали. Дамъ не проѣзжало, или проѣзжали онѣ съ ночными поѣздами и не заходили на постъ. Раза три пріѣзжалъ участковый инженеръ, красивый, любезный полякъ. Онъ былъ не въ ладахъ съ Ивановымъ и потому долго не сидѣлъ. Его представили Адѣ. Онъ разсыпался въ любезныхъ комплиментахъ, обѣщалъ построить квартиру, поставить теплую баню съ отдѣльной комнатой для офицеровъ и ихъ семей, но уѣхалъ, и позабылъ, какъ видно, объ обѣщаніи: ни бани, ни квартиры не строили. Адѣ было скучно, скука ея передавалась и Сашѣ, и оба они ходили такіе тоскливые...» (Прилож. къ журн. «Нива». СПб., 1904.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ПОВѢСТЬ "ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ". ГЛАВА 15-Я (1904)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Когда Адя проснулась, она долго не могла сообразить, гдѣ она находится. Она ощущала во всемъ тѣлѣ чувство животнаго довольства. Спать было мягко, тепло и уютно. Не сразу очнувшись отъ сна, она продолжала лежать, стараясь не приходить въ себя, не соображать, гдѣ и чтó съ ней. Суровая дѣйствительность была бы ей слишкомъ тяжела, слишкомъ не по силѣ. Гдѣ-то рядомъ, совсѣмъ близко тренькала гитара. Тотъ, кто игралъ на ней, былъ мастеромъ своего дѣла. Гитара стонала и пѣла подъ его пальцами. Онъ игралъ цѣлый рядъ мотивовъ, простыхъ и несложныхъ мотивовъ народныхъ пѣсенъ, начиналъ одну, обрывался и брался за другую. Игралъ онъ тихо, подъ сурдинку, игралъ съ варіаціями, очевидно имъ самимъ придуманными. И смыслъ его игры — была тоска. Точно душа его, запертая въ тѣлѣ, рвалась и просилась куда-то. О, Адѣ очевидно было, куда, — домой, на родину, въ Россію! Сѣвъ на постель, она слушала эту игру, ловила звуки не ушами, а всею душою и сердцемъ и плакала сама. Но, плача, она успокаивалась. Эти пѣсни говорили въ жалобной тоскѣ о какой-то силѣ, таящейся въ народѣ, ихъ придумавшемъ, и эта сила иногда пробуждалась въ мощныхъ и сильныхъ аккордахъ. Гитаристъ кончилъ пѣснью «Внизъ по матушкѣ по Волгѣ», кончилъ эффектно, по-любительски, сильною трелью и смолкъ. Но впечатлѣніе силы осталось и въ Адѣ. Она встала, умылась въ полутьмѣ у желѣзнаго умывальника, пригладила волосы...» (Прилож. къ журн. «Нива». СПб., 1904.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ. ЧЕГО МЫ ЕЩЕ НЕ ПОТЕРЯЛИ И ЧТО ДОЛЖНЫ ХРАНИТЬ? (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Мы, православные русскіе люди, съ кровавой катастрофой, постигшей нашу Родину-Россію, по грѣхамъ нашимъ, безвозвратно потеряли все, что имѣли. Единственное, что у насъ осталось, это — наша святая Церковь, хранительница чистой и неповрежденной истины Божественнаго ученія Христова. Но это-то и есть наша главная цѣнность, отъ которой зависитъ наша жизнь въ вѣчности. И вотъ этой-то величайшей цѣнности насъ и хотятъ лишить въ настоящее время, а мы, къ сожалѣнію, въ огромномъ большинствѣ, даже не замѣчаемъ этого и не проявляемъ достаточно бдительности, благоразумія и не прилагаемъ силъ для того, чтобы оградить себя отъ этого злоумышленія, которое гораздо хуже и страшнѣе потери земной Родины и грозитъ намъ уже окончательной, вѣчной погибелью. Многіе изъ насъ настолько погрязли въ суетной тщетѣ современной жизни, вполнѣ чуждой духа истиннаго христіанства, что проявляютъ непростительное легкомысліе и безпечность, не желая ничего видѣть и слышать, и довольствуясь своимъ чисто-внѣшнимъ благополучіемъ. И это несмотря даже на то, что за последнія 40 слишкомъ лѣтъ намъ уже пришлось быть свидѣтелями многихъ грозныхъ симптомовъ, которые, казалось бы, должны были бы вполнѣ насъ отрезвить и открыть намъ глаза на истинное положеніе вещей и угрожающую намъ опасность. Мы имѣемъ здѣсь въ виду церковную разруху у насъ на Родинѣ въ связи съ появленіемъ такъ наз. "живой" и "обновленческой церкви", а затѣмъ...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


"ЦЕРКОВНЫЯ ВѢДОМОСТИ" № 16-17. (1/14-15/28 НОЯБРЯ) 1922 ГОДА

Члены Архиерейского Собора РПЦЗ «Безусловно запрещая имѣющимъ свои епархіи епископамъ оставлять их навсегда съ цѣлью полученія другой епархіи и ограничивая право ихъ даже временно покидать свои епархіи, каноны совершенно иначе относятся къ тѣмъ епископамъ, которые не могутъ занять своихъ каѳедръ или лишились ихъ «не по своей винѣ» (ou dia tin eavtou aitian). То же самое 36 Апостольское правило, которое налагаетъ отлученіе на епископа, не пожелавшаго принять служеніе и попеченіе о "народѣ, ему порученномъ», предусматриваетъ и другой случай: «Аще же не пойдетъ туда, т. е. въ свою епархію, продолжаетъ правило, и не будетъ принятъ не по своей волѣ, но по злобѣ народа: онъ да пребываетъ епископъ, клиръ же града того, да будетъ отлученъ за то, что таковаго непокориваго народа не учили". 36 Апостольское правило устанавливаетъ лишь то общее руководящее начало, что епископъ, живущій внѣ своей епархіи не по своей волй, сохраняетъ за собой епископское достоинство. Позднѣйшія правила опредѣляютъ положеніе такого епископа болѣе подробно. 18 Анкирское правило указываетъ, что, съ одной стороны, такой епископъ, подъ опасеніемъ отлученія и лишенія сана, не долженъ дѣлать попытокъ къ вытѣсненію другихъ епископовъ изъ ихъ епархій, а съ другой, что онъ можетъ, если захочетъ, возвратиться въ ту епархію, гдѣ онъ былъ прежде пресвитеромъ, и тамъ "съ пресвитерами сидѣти", при чемъ подъ этимъ правомъ...» (Бѣлградъ, 1922.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ПОВѢСТЬ "ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ". ГЛАВА 14-Я (1904)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «На постъ Тяндзендзы молодые пріѣхали въ четыре часа утра. Въ этотъ часъ обыкновенно въ Петербургѣ у Ади всѣ спали, и она такъ привыкла считать этотъ часъ ночнымъ, предназначеннымъ для сна, что была крайне удивлена, когда увидѣла, что жизнь кипитъ на сотенномъ дворѣ. У деревянной коновязи, грубо сколоченной изъ кривыхъ палокъ, стояло около сотни небольшихъ мохнатыхъ, съ длинными пушистыми хвостами и густыми гривами лошадокъ, бѣлыхъ и рыжихъ; возлѣ нихъ ходили казаки, кто въ большой мохнатой шапкѣ съ желтымъ верхомъ, кто въ темно-зеленой фуражкѣ. Они обтирали и обчищали лошадей. Лошади фыркали, косили ушами, топали ногами и ржали. День былъ ясный, голубое небо — безоблачно, и едва взошедшее солнце бросало косыя тѣни и отъ людей, и отъ построекъ. На дворѣ пахло кизечнымъ дымомъ, полынью, степью, пахло деревней, — запахъ этотъ сначала непріятный, однако, скоро начиналъ нравиться, потому что съ нимъ вызывалось представленіе о просторѣ степей, о голубомъ и высокомъ небѣ, на которомъ вѣчно дежуритъ ясное, теплое солнышко и льетъ живительные лучи... Когда Адя рядомъ съ Сашей пѣшкомъ вошли во дворъ, между казаками произошло какое-то движеніе, и высокій человѣкъ въ блестящей черной кожаной курткѣ, съ золотыми погонами и пуговицами, пробѣжалъ отъ коновязи въ небольшой домикъ подъ плоской крышей изъ вулканизированнаго желѣза... — "Это Ивановъ, мой командиръ сотни", — сказалъ Саша...» (Прилож. къ журн. «Нива». СПб., 1904.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ПОВѢСТЬ "ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ". ГЛАВА 13-Я (1904)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Адя сидитъ на постели въ крошечномъ нумерѣ единственной харбинской гостиницы — Гамартели. Гостиница представляетъ собой простой баракъ, наскоро сколоченный изъ бревенъ и досокъ, грязный и холодный. Въ нумерѣ едва можно повернуться одному человѣку, а въ немъ находится трое людей: Адя, горничная гостиницы и портниха, одѣвающая Адю въ подвѣнечное платье. И Боже мой, какъ это платье, просто! Простое бѣлое шерстяное, кое-какъ отдѣланное и перешитое, служившее не одной невѣстѣ, съ помятыми и запыленными восковыми флеръ-д'оранжами. На душѣ у Ади неспокойно, нехорошо. Словно не она задумала эту свадьбу, не она согласилась идти подъ вѣнецъ, раздѣлить всѣ труды и невзгоды жизненной борьбы. Нѣтъ, теперь она бы бѣжала домой, кинулась бы на колѣни и просила бы, объ одномъ просила, — простить. Да поздно уже! Поздно!.. Такъ вотъ оно, это житейское море, этотъ просторъ, въ который звалъ ее Саша, вотъ они удары волнъ, коверкающіе судьбу, лишающіе душевнаго покоя. А въ окна хлещетъ дождь, и умирающая манчжурская природа такъ безотрадно холодна, уныла и тосклива. Вчера они гуляли по Харбину. Пески, грязь, широкія улицы съ деревянными панелями и низенькіе дома-балаганы. Они дошли до Сунгари. Безпокойно катила желтоватыя воды рѣка. Тамъ, далеко на сѣверѣ, чуть синѣли горы, тамъ была Сибирь. Флотилія судовъ съ заколоченными каютами стала на зимовку, пристань замерзла, и толпы голодныхъ оборванныхъ китайцевъ...» (Прилож. къ журн. «Нива». СПб., 1904.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ПОВѢСТЬ "ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ". ГЛАВА 12-Я (1904)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Отъ Хайлара до Якши одну ночь знакомый инженеръ провезъ ихъ въ своемъ служебномъ, прекрасно отдѣланномъ, вагончикѣ. Адя вымылась, хорошо поѣла, заснула на мягкомъ диванчикѣ въ тепломъ купе, такая довольная и физически счастливая... И проснулась такая несчастная. Теперь они ѣдутъ въ приспособленномъ вагонѣ. Это товарный вагонъ, по стѣнамъ котораго сдѣланы скамьи изъ досокъ и поставлена желѣзная печка. На печкѣ почти непрерывно кипитъ вода въ большомъ бѣлаго металла чайникѣ и согрѣваются жестянки съ консервами... Въ вагонѣ народа много. Все офицеры: пограничники, стрѣлки, охранники, казаки. Дама только одна — Адя. Она сидитъ въ дальнемъ углу вагона, холодномъ и смрадномъ, отдѣлившись своимъ чемоданомъ отъ другихъ людей. Сидитъ такая молчаливая, испуганная, несчастная. Саша то подходитъ къ ней, смотритъ на нее; то уходитъ къ офицерамъ, говоритъ съ ними, добываетъ закуски, вина, консервовъ ананаса и калифорнскихъ грушъ, несетъ это Адѣ, но она молча отказывается, и онъ уходитъ отъ нея. Адя глубоко несчастлива. Несчастлива на всю жизнь... Она не любитъ больше Сашу, онъ ей гадокъ, противенъ; она презираетъ себя. Домой, въ Россію... вернуться къ своимъ... И пусть... пусть ничего этого не было! Пусть не было этого безконечнаго, утомительнаго пути, пусть не было и этой ночи въ служебномъ вагонѣ... А она ѣдетъ вѣнчаться съ Сашей... Но пока онъ ей не мужъ. И то, что онъ ухаживаетъ за нею, то, что она у всѣхъ на виду...» (Прилож. къ журн. «Нива». СПб., 1904.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ПОВѢСТЬ "ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ". ГЛАВА 11-Я (1904)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Ей въ товарномъ вагонѣ было хорошо. Они были одни. Никто не смотрѣлъ на нее, никто не задавалъ вопросовъ. Голодъ и холодъ, невозможность умыться какъ слѣдуетъ, ощущеніе грязи на тѣлѣ, усталость притупили мысль Ади. Ей казалось, что она обратилась въ какого-то звѣрька, грязнаго, нехорошаго звѣрька. Они пили съ Сашей чай изъ одной кружки, ѣли ситный хлѣбъ, на станціяхъ онъ покупалъ ей то копченую рыбу, то кусокъ жареной курицы, и они ѣли это, положивши кусокъ бумаги на сундукъ, она — ножомъ и вилочкой Сашинаго несессера, онъ руками. Потомъ они помогали другъ другу умыться, нагибаясь у раскрытой двери вагона. Днемъ было тепло. Солнце свѣтило съ безоблачной выси. Степной просторъ становился шире и шире, горы мельче и ниже. То покажется среди желтой сухой травы черное выгорѣлое пятно набѣжавшаго степного пожара — пáла, то появится и самый пáлъ, видны языки огня, маленькій дымокъ надъ ними, и длинная полоса этихъ огней вдругъ подбѣжитъ къ поѣзду. Поѣздъ обгонитъ пáлъ, вдали сверкнетъ озеро и подлѣ бѣлое пятно; это бѣлое пятно — табунъ монгольскихъ лошадокъ... Караванъ верблюдовъ, большихъ, косматыхъ, съ тяжелыми цибиками медленно тянется вдоль пути. Адя только на картинкахъ видала такіе караваны, и они ее развлекали. А главное — тепло... Саша поетъ. Стукъ колесъ ему аккомпанируетъ. "Не уходи — побудь со мною, / Здѣсь такъ отрадно и свѣтло,/ Я поцѣлуями покрою/ Уста, и очи, и чело"...» (Прилож. къ журн. «Нива». СПб., 1904.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ПОВѢСТЬ "ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ". ГЛАВА 10-Я (1904)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Глухою, позднею ночью, поѣздъ, направлявшійся на Срѣтенскъ, выбросилъ на небольшую платформу возлѣ барака, жавшагося къ угрюмымъ, невысокимъ горамъ, маленькую группу пассажировъ. Большинство были рабочіе "изъ Россіи", бѣдно и грязно одѣтые, съ котомками за плечами, пропитанные запахомъ пота и махорки, грубые и голодные. Было между ними нѣсколько китайцевъ, какая-то старуха въ дорогой шали, молодой и блѣдный человѣкъ съ тоскливымъ лицомъ въ бурятскомъ халатѣ, нѣсколько солдатъ пограничной стражи въ полушубкахъ и мохнатыхъ большихъ шапкахъ, и среди нихъ Кононовъ въ новенькомъ пальто и фуражкѣ и Адя въ бальномъ платьѣ, большой и легкой лѣтней шляпѣ и накидкѣ цвѣта beige. Адя, изстрадавшаяся, съ растрепанными русыми тонкими волосами, красивымъ вѣнкомъ окружавшими ея голову, съ покраснѣвшимъ носикомъ и опухшими глазами. Ее, вдобавокъ, на Байкальскомъ озерѣ измучила морская болѣзнь, и она, робкая и забитая, — забитая главнымъ образомъ сознаніемъ, что она грязная и неизящная, — дрожала подлѣ Саши и жалась къ нему, какъ къ послѣдней опорѣ. Они должны были закупить все дорожное въ Иркутскѣ... Но... но у Саши денегъ было въ обрѣзъ: онъ надѣялся, что она захватитъ съ собой свои сбереженія!.. Это была первая маленькая ссора между ними. Ея сбереженія!.. Она была богата. Мать ей ни въ чемъ не отказывала. Эта накидка цвѣта beige стóитъ около трехсотъ рублей, за шляпу заплачено семьдесятъ пять...» (Прилож. къ журн. «Нива». СПб., 1904.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. ПОВѢСТЬ "ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ". ГЛАВА 9-Я (1904)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Адя только еще ѣхала, еще тысяча слишкомъ верстъ отдѣляла её отъ поста Тяндзендзы, а уже она внесла тревогу и безпокойство въ сотню. Усатые и бородатые казаки, сбившись въ кружокъ на нарахъ и на сундукахъ, опустивши головы, слушали странную и по произносившему её, и по мѣсту, гдѣ она произносилась, рѣчь. Мѣсто — была землянка съ закоптѣлыми грязными стѣнами, съ маленькими бумажными оконцами, съ нарами изъ кривыхъ жердей и хвороста, въ которыхъ «дюже клопъ одолѣвалъ», съ пирамидами ружей, шкурами и ножками дикихъ козъ, сушившимися надъ маленькой круглой желѣзной печкой и издававшими запахъ прѣлый и кислый. Казаки сидѣли въ рубахахъ, кто въ сапогахъ, кто въ опоркахъ, иные курили цыгарки невозможнаго табака, тутъ же сплевывали на забитый грязный земляной полъ. Подъ ногами у нихъ жалась, поджимая хвостъ, собака неизвѣстной породы, но съ примѣсью лягавой крови, и въ полутемной землянкѣ было душно и смрадно. — "Слышьте, станичники, барыня у насъ на посту будетъ жить. Слышно, поручикъ Кононовъ женился... Ну, и того, требуется ей подходящее помѣщеніе". — "Помѣщенія-то нѣтъ", — крякнувъ, сказалъ старый бородатый урядникъ. — "Господское ли дѣло жить въ одной комнатѣ". — "Ну, другой все равно не сдѣлаешь, такъ и болтать, значитъ, зря не приходится", — перебилъ его вахмистръ. — "Главное, Егоръ Егоровичъ, къ зимѣ дѣло-то. А окна простыя, выдуваетъ больно здорово". — "Это поправимъ. Ты, Панкратовъ, плотникъ"...» (Прилож. къ журн. «Нива». СПб., 1904.) далѣе...


ПРАВ. ІОАННЪ КРОНШТАДТСКІЙ. СЛОВО ВЪ ДЕНЬ СВ. АП. АНДРЕЯ ПЕРВОЗВАННАГО (1908)

Святой праведный Иоанн Кронштадтский «Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаилъ сіе (дѣло воплощенія Бога Слова) отъ премудрыхъ и разумныхъ (т. е. мнящихъ себя таковыми), но открылъ то младенцамъ (т. е. простосердечнымъ и не мудрствующимъ лукаво). Ей, Отче, ибо таково было Твое благоволеніе (Матѳ. 11, 25-26). — Православная Церковь сегодня торжественно празднуетъ день преставленія Св. Первозваннаго Апостола Андрея, единокровнаго брата Св. Апостола Петра. За начало слова Божія на сей день, я взялъ знаменательныя слова Господа Іисуса Христа, обращенныя имъ молитвенно къ Отцу небесному, въ коихъ Онъ, Іисусъ Христосъ, благодаритъ и славитъ Его за то, что величайшее таинство воплощенія Сына Божія, требующее для воспріятія его — простоты и чистоты сердца человѣческаго, — Онъ утаилъ отъ лукавыхъ и гордыхъ мудрецовъ вѣка сего, — книжниковъ и фарисеевъ, а открылъ простымъ сердцамъ апостоловъ, — и вообще простымъ и смиреннымъ сердцамъ. И я хочу говорить вамъ сегодня, именно о томъ, что Богъ гордымъ противится, а смиреннымъ даетъ благодать (1 Петр. 5, 5) и открываетъ имъ величайшія тайны божественныя для спасенія многихъ. Вообще, дѣло христіанской проповѣди, по своему величію и премудрости таково, что, прежде всего, требуетъ отъ слушателя простоты вѣры и совершенной преданности ему, какъ дѣлу — Божію истинному, спасительному, непреложному. Лукавое невѣріе не терпимо въ дѣлѣ Божіемъ, — ибо если человѣкъ усумнится, при слышаніи его, не благоволитъ Богъ къ нему...» (СПб., 1908.) далѣе...


"ЦЕРКОВНЫЯ ВѢДОМОСТИ" № 14-15. (1/14-15/28 ОКТЯБРЯ) 1922 ГОДА

Проф. С. В. Троицкий «Измѣненіе границъ большинства европейскихъ государствъ, произведенное послѣдней войной, повело къ измѣненію границъ и Православныхъ Автокефальныхъ Церквей, а пока — и къ значительному уменьшеніго самой ихъ численности. Отчасти вслѣдствіе этого, а также вслѣдствіе обостреннаго націонализма, возведеннаго въ принципъ международной политики, и вслѣдствіе захвата власти въ Россіи антирелигіозными элементами, цѣлый рядъ законно-рукоположенныхъ православныхъ епархіальныхъ епископовъ, безъ всякой вины съ ихъ стороны, лишенъ фактически возможности управлять своими епархіями и вынужденъ проживать внѣ ихъ предѣловъ. И вотъ возникаетъ вопросъ о церковно-правовомъ положеніи таковыхъ епископовъ, объ ихъ литургическихъ и административныхъ правахъ, объ отношеніи ихъ къ церковной власти какъ къ той, въ предѣлахъ юрисдикціи которой имъ приходится жить въ изгнаніи, такъ и къ той, которой они были подчинены до изгнанія, и, наконецъ, объ отношеніи ихъ къ покинутымъ епархіямъ. Сколь ни исключительно положеніе такихъ епископовъ, однако оно имѣло прецеденты въ древней церковной исторіи, которые дали поводъ авторитетнымъ органамъ церковнаго учительства выяснить эти вопросы въ каноническомъ кодексѣ Православной Церкви. Прежде всего каноны указываютъ на существованіе тѣснѣйшихъ и неразрывныхъ узъ, связывающихъ епископа съ его епархіей. Эти узы Отцы Церкви прямо уподобляютъ по ихъ неразрывности брачнымъ узамъ...» (Бѣлградъ, 1922.) далѣе...


УКАЗЪ АРХІЕР. СѴНОДА РПЦЗ ОТЪ 30 АВГ. 1938 г. О ПОРЯДКѢ ПРОИЗНЕСЕНІЯ ПОМИНОВЕНІЙ

Митрополит Анастасий (Грибановский), Первоиерарх РПЦЗ «Архіерейскій Сѵнодъ Русской Православной Церкви Заграницей 17/30 августа 1938 года СЛУШАЛИ: опредѣленіе Архіерейскаго Собора отъ 13/26 августа 1938 года о нижеслѣдующемъ порядкѣ произнесенія поминовеній за богослуженіями: "НА ВЕЛИКОЙ ЕКТЕНІИ: О Правосла́вномъ Епи́скопствѣ Це́ркве Россíйскія, о Господи́нѣ на́шемъ Высокопреосвяще́ннѣйшемъ Анаста́сіи и Господи́нѣ на́шемъ (и́мя рекъ), честне́мъ пресви́терствѣ, во Христѣ́ діа́конствѣ, о все́мъ при́чтѣ и лю́дѣхъ, Го́споду помо́лимся. О Богохрани́мой странѣ́ Россíйстѣй, о Россíйстѣмъ Ца́рственномъ До́мѣ и христолюби́вомъ во́инствѣ, Го́споду помо́лимся. О пособи́ти и покори́ти подъ но́зѣ и́хъ вся́каго врага́ и супоста́та, Го́споду помо́лимся. НА СУГУБОЙ ЕКТЕНІИ: Еще мо́лимся о Правосла́вномъ Епи́скопствѣ Це́ркве Россíйскія, о Господи́нѣ на́шемъ Высокопреосвяще́ннѣйшемъ Митрополи́тѣ Анаста́сіи и о Господи́нѣ на́шемъ (и́мя рекъ) и все́й во Христѣ́ бра́тіи на́шей... Еще́ мо́лимся о Богохрани́мой странѣ́ Россíйстѣй и о Россíйстѣмъ Ца́рственномъ До́мѣ. Еще́ мо́лимся о все́мъ христолюби́вомъ во́инствѣ. НА ВЕЛИКОМЪ ВХОДѢ: аще служитъ Архіерей, іереи выносять дары безмолвно, а Архіерей къ вышеприведенному добавляетъ: Преосвяще́нныя Митрополи́ты, Архіепи́скопы, Епи́скопы и ве́сь свяще́нническій и мона́шескій чи́нъ и ве́сь при́четъ церко́вный да помяне́тъ Госпо́дь Бо́гъ во ца́рствіи Свое́мъ всегда́, ны́нѣ и при́сно и во вѣ́ки вѣко́въ. Богохрани́мую страну́ Россíйскую и Россíйскій Ца́рственный До́мъ...» («Китайскій Благовѣстникъ». Пекинъ, 1938.) далѣе...


"ЦЕРКОВНЫЯ ВѢДОМОСТИ" № 12-13. (1/14-15/28 СЕНТЯБРЯ) 1922 ГОДА

Члены Архиерейского Собора РПЦЗ «Возлюбленныя чада Св. Церкви Православной! Долго наслаждалась великая русская Церковь миромъ и благоденствіемъ подъ водительствомъ своихъ законныхъ пастырей и подъ скипетромъ православныхъ русскихъ царей, помазанниковъ Божіихъ. Но миръ этотъ прекратился съ тѣхъ поръ, когда власть надъ русской землей захватила въ свои руки безбожная совѣтская власть. Подъ видомъ отдѣленія церкви отъ государства совѣтская власть въ дѣйствительности воздвигла самое жестокое гоненіе на нее, напоминающее гоненіе на христіанъ въ первые вѣка христіанства со стороны іудеевъ и язычниковъ. Кровію мученическою обагрились всѣ концы великой земли русской. Кощунственному поруганію подверглись многіе храмы и святыни ея. Эти гоненія однако не поколебали Церкви русской. Напротивъ, очищенная огнемъ тяжкихъ испытаній, она еще въ большей мѣрѣ возсіяла свѣтомъ славы небесной. Видя это, исконный врагъ рода человѣческаго подвергъ ее новому тягчайшему испытанію. Изъ среды христіанъ русскихъ выдѣлилась группа недостойныхъ клириковъ и мірянъ во главѣ съ епископами Антониномъ и Леонидомъ, которые, отдѣлившись отъ Св. Патріарха и законной церковной власти, образовали изъ себя новую церковную общину, кощунственно присвоившую себѣ наименованіе «Живой Церкви». Въ настоящее время эта новая церковная община имѣетъ и свое «Церковное Управленіе», не признающее законнаго Церковнаго Управленія, возглавляемаго Патріархомъ...» (Бѣлградъ, 1922.) далѣе...


И. С. ШМЕЛЕВЪ. "ЛѢТО ГОСПОДНЕ". ИМЕНИНЫ - ПРАЗДНОВАНІЕ (1948)

Иван Сергеевич Шмелев «Никакъ не могу заснуть, про именины все думаю: про крендель, про "удивленіе", отъ Абрикосова, и еще что-то особенное будетъ, "будто весна пришла". Въ прошедшемъ году послѣ сладкаго крема вдругъ подали котлеты съ зеленымъ горошкомъ и съ молодымъ картофелемъ-подрумянкой, всѣ такъ и ахнули, даже будто обидно стало: да что это такое, деревенскіе они что ли, — послѣ сладкаго да отбивныя котлеты! А тутъ-то и вышло "удивленіе": изъ сладкаго марципана сдѣлано, а зеленый горошекъ совсѣмъ живой, — великое мастерство, отъ Абрикосова. А завтра какое будетъ, теперь-то ужъ не обманешь марципаномъ? Я Христом-Богомъ Горкина умолялъ сказать, — не сказалъ. Я ему погрозился даже, — не буду за него молиться, что-нибудь и случится съ нимъ, дѣтская-то молитва доходчива, всѣмъ извѣстно. И то не сказалъ, запечатлился только: "Твоя воля, не молись... можетъ, ногу себѣ сломаю, тебѣ на радость". Оба мы и поплакали, а не сказалъ: папашенька ему заказалъ сказывать. И еще я все стишки про себя наговаривалъ, Сонечка засавила меня выучить, сказать при гостяхъ папашенькѣ, какъ въ подарокъ. Длинные стишки, про ласточекъ и про осень, на золотистой бумажкѣ, изъ хрестоматіи Паульсона я списалъ. Только бы не сбиться, не запнуться завтра, все у меня выходитъ — "пастурцій въ немъ огненный кустъ", вмѣсто "настурцій", — цвѣты такіе, осенніе. Ахъ, какіе стишки, осень печальная будто на душѣ, Сонечка такъ сказала. И у меня слезы даже набѣгаютъ, когда досказываю: "И вотъ, ихъ гнѣздо одиноко"...» (Парижъ, 1948.) далѣе...


И. С. ШМЕЛЕВЪ. "ЛѢТО ГОСПОДНЕ". ИМЕНИНЫ - ПРЕДДВЕРІЕ (1948)

Иван Сергеевич Шмелев «Сидимъ въ мастерской, надумываемъ, чего поднести хозяину. По случаю именинъ, Василь-Василичъ ужъ воротился изъ деревни, Покровъ справилъ. Сидитъ съ нами. Тутъ и другой Василь-Василичъ, скорнякъ, который всѣ священныя книги прочиталъ, и у него хорошія мысли въ головѣ, и Домна Панферовна, — изъ бань прислали пообдумать, обстоятельная она, умный совѣтъ подастъ. Горкинъ и Ондрейку кликнулъ, который по художеству умѣетъ, святого голубка-то на сѣнь придѣлалъ изъ лучиновъ, когда Царицу Небесную принимали, святили на лѣто дворъ. Ну, и меня позвалъ, только велѣлъ таиться, ни слова никому, папашенька чтобы не узналъ до времени. Скорнякъ икону совѣтовалъ, а икону ужъ подносили. Домна Панферовна про Четьи-Минеи помянула, а Четьи-Минеи отъ прабабушки остались. Василь-Василичъ присовѣтовалъ такую флягу-бутылочку изъ серебра, — часто, молъ, хозяинъ по дѣламъ верхомъ отлучается въ лѣса-рощи, — для дорожки-то хорошо. Горкинъ на-смѣхъ его — «кто-что, а ты все свое... "на дорожку!"» Да отецъ и въ ротъ не беретъ по этой части. Домна Панферовна думала-думала да и бухни: "просфору серебреную, у Хлѣбникова видала, архіерею заказана". Архіерею — другое дѣло. Горкинъ лобъ потиралъ, а не могъ ничего придумать. И я не могъ. Придумалъ — золотое бы порт-монэ, а сказать побоялся, стыдно. Ондрейка тутъ всѣхъ и подивилъ: "А я, говоритъ, знаю, чего надо... вся улица подивится, какъ понесемъ, всѣ хозяева позавиствуютъ, какая слава!"...» (Парижъ, 1948.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ЗЛАТОУСТЪ. ТОЛК. НА СВ. МАТѲЕЯ ЕВАНГЕЛИСТА. БЕСѢДА 36-Я (1901)

Святитель Иоанн Златоуст «И бысть егда соверши Іисусъ, заповѣдая обѣманадесяти ученикамъ, прейде оттуда учити и проповѣдати во градѣхъ ихъ (Матѳ. XI, 1). Пославши учениковъ, Господь самъ уклонился отъ нихъ, чтобы дать имъ мѣсто и время дѣлать, что велѣлъ. Еслибъ самъ Онъ находился съ ними и исцѣлялъ, то никто не захотѣлъ бы идти къ ученикамъ. Іоаннъ же, слышавъ во узилищи дѣла Христова, посла два отъ ученикъ своихъ, вопрошалъ Его, говоря: Ты ми еси грядый, или иного чаемъ (Матѳ. XI, 2, 3)? А Лука говоритъ, что ученики сами возвѣстили Іоанну о чудесахъ Христовыхъ, и тогда уже Онъ послалъ ихъ (Лук. VII, 17). Впрочемъ, это никакого не заключаетъ въ себѣ затрудненія, а стоитъ только замѣчанія: въ этомъ обнаруживается зависть учениковъ Іоанновыхъ къ Іисусу. Но что говорится далѣе, должно быть тщательно изслѣдовано. Что же именно? То, что сказалъ Іоаннъ: Ты ли еси грядый, или иною чаемъ? Тотъ, который зналъ Іисуса еще до чудесъ, извѣщенъ былъ о Немъ отъ Духа, слышалъ отъ Отца, проповѣдывалъ о Немъ предъ всѣми, посылаетъ теперь узнать отъ Самого: Онъ ли это или нѣтъ? Но если самъ не знаешь, точно ли это Онъ, то какъ же считаешь себя достойнымъ вѣроятія, сказавъ свое мнѣніе о неизвѣстномъ? Свидѣтельствующій о другихъ непередъ самъ долженъ быть достоинъ вѣроятія. Не ты ли говорилъ: нѣсмь достоинъ отрѣшити ремень сапогу Его (Лук. III, 16)? Не ты ли говорилъ: не вѣдѣхъ Его, но Пославый мя крестити водою, Той мнѣ рече: надъ Негоже узриши Духа сходяща...» (СПб., 1901.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ЗЛАТОУСТЪ. ТОЛК. НА СВ. МАТѲЕЯ ЕВАНГЕЛИСТА. БЕСѢДА 35-Я (1901)

Святитель Иоанн Златоуст «Не мните, яко пріидохъ воврещи миръ на землю; не пріидохъ воврещи миръ, но мечь (Матѳ. X, 34). Опять Спаситель предсказываетъ великія скорби, притомъ гораздо многочисленнѣйшія, — и что ученики могли бы Ему возразить, о томъ Самъ говоритъ имъ напередъ. Именно, чтобы слыша слова его, они не сказали: «итакъ, Ты пришелъ для того, чтобы погубить насъ и нашихъ послѣдователей, и возжечь на землѣ всеобщую брань?» — Онъ Самъ предупреждаетъ ихъ, говоря: не пріидохъ воврещи миръ на землю (Матѳ. X, 34). Какъ же Самъ Онъ заповѣдывалъ имъ, входя въ каждый домъ, привѣтствовать миромъ? Почему же, равнымъ образомъ, ангелы воспѣвали: слава въ вышнихъ Богу и на земли миръ (Лук. II, 14)? Почему также и всѣ пророки благовѣствовали о томъ же? Потому что тогда особенно и водворяется миръ, когда зараженное болѣзнію отсѣкается, когда враждебное отдѣляется. Только такимъ образомъ возможно небу соединиться съ землею. Вѣдь и врачъ тогда спасаетъ прочія части тѣла, когда отсѣкаетъ отъ нихъ неизлѣчимый членъ; равно и военачальникъ возстановляетъ спокойствіе, когда разрушаетъ согласіе между заговорщиками. Такъ было и при столпотвореніи. Худой миръ разрушенъ добрымъ несогласіемъ, — и водворенъ миръ. Такъ и Павелъ поселилъ раздоръ между согласившимися противъ него (Дѣян. XXIII, 6). А согласіе противъ Навуеѳя было хуже всякой войны (3 Цар. XXI). Единомысліе не всегда бываетъ хорошо: и разбойники бываютъ согласны...» (СПб., 1901.) далѣе...


ПРОФ. Н. К. КУЛЬМАНЪ. О РУССКОМЪ ПРАВОПИСАНІИ (1964)

Страница из азбуки в картинках Бенуа «Для кого "новая" Россія начинается съ большевиковъ, тотъ, само собой, долженъ защищать и новое правописаніе, одинъ изъ ихъ аттрибутовъ, но, кто не съ большевиками, тотъ долженъ старую орѳографію оберегать. Она одна изъ нашихъ большихъ культурныхъ цѣнностей, вѣрный спутникъ блестящаго періода нашей литературы. У насъ любятъ искать примѣровъ въ другихъ странахъ, но, разъ уже ихъ искать, то лучше всего обратиться къ тѣмъ языкамъ, орѳографія которыхъ неизмѣримо болѣе сложна и трудна, чѣмъ наша. Такими языками являются французскій и англійскій. Однако, всѣмъ извѣстно, какъ ревниво французы и англичане оберегаютъ "аристократическія" системы своихъ орѳографій отъ попытокъ ихъ коренного измѣненія. Во Франціи и Англіи ясно понимаютъ, что усвоеніе нѣкоторыхъ культурныхъ цѣнностей вообще трудно, что эти цѣнности по самой своей природѣ въ полномъ объемѣ доступны не всѣмъ. Но здѣсь одновременно такъ же ясно понимаютъ, что упрощеніе и облегченіе во что бы то ни стало могутъ привести не къ распространенію культуры, а къ оскопленію ея. Новое русское правописаніе русскими дѣтьми нѣкоторой части Россіи можеть быть усвоено легче, чѣмъ старое. Но пусть не увлекаются мыслью объ этомъ. Облегченіе ученія само по себѣ еще не идеалъ, и опрощеніе ученія только понижаетъ общій уровень тѣхъ, которые способны къ высшей духовной культурѣ. Съ орѳографической же неграмотностью нѣкоторой части населенія нужно мириться такъ же, какъ съ недоступностью для массъ цѣлаго ряда дисциплинъ, научныхъ идей и фактовъ...» (Jordanville, 1964.) далѣе...


УСТАВЪ "СОЮЗА РУССКАГО НАРОДА" (1906)

Знак Союза Русского Народа «1) Союзъ Русскаго Народа постановляетъ себѣ неуклонною цѣлью развитіе національнаго русскаго самосознанія и прочное объединеніе русскихъ людей всѣхъ сословій и состояній для общей работы на пользу дорогого нашего Отечества — Россіи единой и недѣлимой. 2) Благо родины въ незыблемомъ сохраненіи Православія, русскаго неограниченнаго Самодержавія и народности. 3) Русскій народъ — народъ православный, а потому православной христіанской Церкви, которая должна быть возстановлена на началахъ соборности и состоять изъ православныхъ, единовѣрцевъ и возсоединенныхъ съ ними на одинаковыхъ правахъ старообрядцевъ, должно быть предоставлено первенствующее и господствующее въ Государствѣ положеніе. 4) Самодержавіе русское создано народнымъ разумомъ, благословлено Церковью и оправдано исторіей; Самодержавіе наше въ единеніи Царя съ народомъ. 5) Русской народности, собирательницѣ земли русской, создавшей великое и могущественное государство, принадлежитъ первенствующее значеніе въ государственной жизни и въ государственномъ строительствѣ (Союзъ не дѣлаетъ различія между великороссами, бѣлороссами и малороссами). 6) Государственная Дума, чуждая всякихъ ограниченій Верховной Царской Власти, должна быть національно-русскою. Она обязана правдивымъ освѣдомленіемъ о дѣйствительныхъ нуждахъ народа и Государства помогать Законодателю осуществлять назрѣвшія преобразованія...» (СПб., 1906.) далѣе...


А. С. ПУШКИНЪ. "ПОВѢСТИ БѢЛКИНА". БАРЫШНЯ-КРЕСТЬЯНКА (1921)

Александр Сергеевич Пушкин «Въ одной изъ отдаленныхъ нашихъ губерній находилось имѣніе Ивана Петровича Берестова. Въ молодости своей служилъ онъ въ гвардіи, вышелъ въ отставку въ началѣ 1797 года, уѣхалъ въ свою деревню и съ тѣхъ поръ оттуда не выѣзжалъ. Онъ былъ женатъ на бѣдной дворянкѣ, которая умерла въ родахъ, въ то время, какъ онъ находился въ отъѣзжемъ полѣ. Хозяйственныя упражненія скоро его утѣшили. Онъ выстроилъ домъ по собственному плану, завелъ у себя суконную фабрику, устроилъ доходы и сталъ почитать себя умнѣйшимъ человѣкомъ во всемъ околодкѣ, въ чемъ и не прекословили ему сосѣды, пріѣзжавшіе къ нему гостить съ своими семействами и собаками. Въ будни ходилъ онъ въ плисовой курткѣ, по праздникамъ надѣвалъ сюртукъ изъ сукна домашней работы, самъ записывалъ расходъ и ничего не читалъ, кромѣ Сенатскихъ Вѣдомостей. Вообще его любили, хотя и почитали гордымъ. Не ладилъ съ нимъ одинъ Григорій Ивановичъ Муромскій, ближайшій его сосѣдъ. Этотъ былъ настоящій русскій баринъ. Промотавъ въ Москвѣ большую часть имѣнія своего, и на ту пору овдовѣвъ, уѣхалъ онъ въ послѣднюю свою деревню, гдѣ продолжалъ проказничать, но уже въ новомъ родѣ. Развелъ онъ англійскій садъ...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


Н. В. ГОГОЛЬ. МАЙСКАЯ НОЧЬ, ИЛИ УТОПЛЕННИЦА (1921)

Николай Васильевич Гоголь «Звонкая пѣсня лилась рѣкою по улицамъ села ***. Было то время, когда утомленные дневными трудами и заботами парубки и дѣвушки шумно собирались въ кружокъ, въ блескѣ чистаго вечера, выливать свое веселье въ звуки, всегда неразлучные съ уныньемъ. И задумавшійся вечеръ мечтательно обнималъ синее небо, превращая все въ неопредѣленность и даль. Уже и сумерки, а пѣсни все не утихали. Съ бандурою въ рукахъ, пробирался ускользнувшій отъ пѣсельниковъ молодой козакъ Левко, сынъ сельскаго головы. На козакѣ рѣшетиловская шапка. Козакъ идетъ по улицѣ, бренчитъ рукою по струнамъ и подплясываетъ. Вотъ онъ тихо остановился передъ дверью хаты, уставленной невысокими вишневыми деревьями. Чья же это хата? Чья это дверь? Немного помолчавши, заигралъ онъ и запѣлъ: "Сонце нызенько, вечеръ блызенько,/ Выйды до мене, мое серденько!" — "Нѣтъ, видно, крѣпко заснула моя ясноокая красавица", сказалъ козакъ, окончивши пѣсню и приближаясь къ окну. "Галю! Галю! ты спишь, или не хочешь ко мнѣ выйти? Ты боишься, вѣрно, чтобы насъ кто не увидѣлъ, или не хочешь, можетъ-быть, показать бѣлое личико на холодъ? Не бойся: никого нѣтъ; вечеръ тепелъ"...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


ПОМѢСТНЫЙ СОБОРЪ 1917-1918 ГГ. ДѢЯНІЕ 22-Е (2 ОКТЯБРЯ 1917 Г.)

Всероссийский Поместный Собор 1917-1918 гг. «Богомудрые Архипастыри, высокочтимые отцы и братіе. Воистину «сила Божія, воскрешающая мертвыя, вновь соберетъ во едино распавшееся тѣло народное», какъ вѣрно сказали Вы намъ въ своемъ посланіи. Жива русская земля, и зовъ соборный силенъ и находитъ живые отклики въ сердцахъ нашихъ. Встали православные люди Нижегородскіе и безъ различія званій и состояній, безъ различія профессій и политическихъ партій собрались вмѣстѣ, чтобы засвидѣтельствовать живую вѣру во всемогущую силу Божію и горячую любовь къ родной землѣ. Вѣримъ, что просвѣтлѣетъ лицо нашей родины, теперь затемненное скорбью, запачканное кровью и опозоренное грязью. Вѣримъ, что бредущіе розно люди русскіе, омраченные злобой и разъединенные враждой, сомкнутся дружно въ братской любви и двинутся единодушно спасать свои святыни. Великій подвигъ передъ нами: отразить врага и начать новую жизнь. Мы понесемъ, каждый по своей силѣ, камни на построеніе великаго храма, соборной отнынѣ, Православной Церкви Россійской, великаго дома обновленной Россіи. Свидѣтельствуемъ это не только словомъ нашимъ, но и дѣломъ общественнымъ, начало которому полагается сегодня настоящимъ нашимъ собраніемъ...» (Пг., 1918.) далѣе...


«СЛѢДОВАННАЯ ПСАЛТИРЬ». КАѲИСМА 5-Я (1874)

Святой пророк, псалмопевец и царь Давид «Ра́дуйтеся, пра́ведніи, о Го́сподѣ, пра́вымъ подоба́етъ похвала́. Исповѣ́дайтеся Го́сподеви въ гу́слехъ, во псалти́ри десятостру́ннѣмъ по́йте Ему́. Воспо́йте Ему́ пѣ́снь но́ву, до́брѣ по́йте Ему́ со восклица́ніемъ. Яко пра́во сло́во Госпо́дне и вся́ дѣла́ Его́ въ вѣ́рѣ. Лю́битъ ми́лостыню и су́дъ Госпо́дь, ми́лости Госпо́дни испо́лнь земля́. Сло́вомъ Госпо́днимъ небеса́ утверди́шася и Ду́хомъ у́стъ Его́ вся́ си́ла и́хъ. Собира́яй, я́ко мѣ́хъ, во́ды морскíя, полага́яй въ сокро́вищихъ бе́здны. Да убои́тся Го́спода вся́ земля́, отъ Него́же да подви́жутся вси́ живу́щіи по вселе́ннѣй. Яко То́й рече́, и бы́ша, То́й повелѣ́, и созда́шася. Госпо́дь разоря́етъ совѣ́ты язы́ковъ, отмета́етъ же мы́сли люде́й, и отмета́етъ совѣ́ты князе́й. Совѣ́тъ же Госпо́день во вѣ́къ пребыва́етъ, помышле́нія се́рдца Его́ въ ро́дъ и ро́дъ. Блаже́нъ язы́къ, ему́же е́сть Госпо́дь Бо́гъ его́, лю́діе, я́же избра́ въ наслѣ́діе Себѣ́. Съ небесе́ призрѣ́ Госпо́дь, ви́дѣ вся́ сы́ны человѣ́ческія. Отъ гото́ваго жили́ща Своего́ призрѣ́ на вся́ живу́щія на земли́. Созда́вый на еди́нѣ сердца́ и́хъ, разумѣва́яй на вся́ дѣла́ и́хъ. Не спаса́ется ца́рь мно́гою си́лою, и исполи́нъ не спасе́тся мно́жествомъ крѣ́пости своея́. Ло́жь ко́нь во спасе́ніе, во мно́жествѣ же си́лы своея́ не спасе́тся...» (М., 1874.) далѣе...


ГЕН.-МАІОРЪ М. М. ЗИНКЕВИЧЪ. "ОСНОВАНІЕ И ПУТЬ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМІИ" (СОФІЯ, 1930)

Генерал-майор Михаил Михайлович Зинкевич «Большевики докончивъ дѣло Временнаго Правительства по развалу Императорской Арміи, вычеркнувъ слово Россія, предавая ея интересы на каждомъ шагу, потворствуя низкимъ инстинктамъ массъ, превратили великую страну въ тьму насилія, возведеннаго въ законъ, въ свободу убійствъ, грабежей, надругательствъ надъ всѣмъ святымъ. И это во имя свободы, во имя человѣческихъ правъ! Все культурное, все, что имѣло связь съ великимъ прошлымъ подлежало просто истребленію. Слово «патріотъ» сдѣлано смѣшнымъ, враждебнымъ. И естественна спѣшка, съ которой большевики вели наступленіе противъ неожиданно выросшаго очага борьбы съ ними въ видѣ Добровольческой Арміи. Наступленіе велось на Новочеркасскъ и Ростовъ со всѣхъ сторонъ вновь сформированными красными частями. 1-го января большевики заняли Батайскъ, 9-го января, прикрывавшіе Ростовъ, наши части были оттѣснены къ самому Ростову. Городъ обстрѣливался артиллерійскимъ огнемъ съ разныхъ сторонъ, въ томъ числѣ и съ юга, со стороны Батайска. Въ этотъ день ген. Корниловъ отдалъ приказъ отходить за Донъ, въ станицу Ольгинскую. Съ наступленіемъ темноты 9-го февраля 1918 года Добровольческая Армія въ составѣ всего около 4.000 человѣкъ выступила на востокъ, въ направленіи на станицу Аксайскую...» (Софія, 1930.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ШАНХАЙСКІЙ († 1966 Г.). ПРОИСХОЖДЕНІЕ ЗАКОНА О ПРЕСТОЛОНАСЛѢДІИ ВЪ РОССІИ

Святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский «Въ началѣ 1925 года Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній поручилъ мнѣ, проходившему тогда Богословскій факультетъ Бѣлградскаго Университета, составить докладъ О происхожденіи закона о престолонаслѣдіи въ Россіи для выясненія того, насколько данный законъ соотвѣтствуетъ духу русскаго народа и вытекаетъ изъ его исторіи. Получивъ благословеніе отъ Владыки Митрополита и имѣя горячее желаніе точно освѣтить вопросъ, я приступилъ къ работѣ въ день памяти св. Филиппа, Митрополита Московскаго, 9-го января 1925 года и закончилъ таковую 14-го августа того же года, въ канунъ праздника Успенія Богородицы — храмового дня Московскаго Успенскаго Собора и Кіево-Печерской Лавры, имѣвшихъ величайшее значеніе въ исторіи русскаго народа. Вмѣсто короткой докладной записки получилось довольно большое изслѣдованіе, содержаніе котораго было мною изложено тогда въ краткой статьѣ, напечатанной въ Бѣлградѣ. Самый же трудъ въ цѣломъ не былъ напечатанъ до сего времени. Ввиду просьбы о его напечатаніи призываю Божіе благословеніе на его изданіе, желая, чтобы читающіе его почерпнули себѣ пользу и назиданіе...» (Шанхай, 1936.) далѣе...


УЧЕНІЕ ПРАВОСЛ. ЦЕРКВИ О СВЯЩ. ПРЕДАНІИ И ОТНОШЕНІЕ ЕЯ КЪ НОВОМУ СТИЛЮ

Православная Церковь - корабль спасения «Такъ какъ опять церковь стараго Рима, какъ бы радуясь тщеславію своихъ астрономовъ, неосмотрительно измѣнила прекрасныя постановленія о священной Пасхѣ, совершаемыя христіанами всей земли и празднуемой, какъ опредѣлено, — сего ради становится причиною соблазновъ, ибо предъ нашей мѣрностью предсташа мужи армяне, спрашивая относительно практики празднованія, потому что и они вынуждаются принять новшества. Сего ради мы должны были сказать, что о семъ постановлено святыми Отцами. Наша мѣрность, обсудивъ вмѣстѣ съ блаженнѣйшимъ патріархомъ Александрійскимъ и блаженнѣйшимъ патріархомъ Іерусалимскимъ и прочими членами сѵнода въ Дусѣ Святѣ, опредѣляетъ и разъясняетъ рѣшеніе о семъ св. Отцовъ. — Кто не слѣдуетъ обычаямъ Церкви и тому, какъ приказали семь святыхь Вселенскихъ соборовъ о святой Пасхѣ и мѣсяцесловѣ и добре законоположили намъ слѣдовать а желаетъ слѣдовать григоріанской пасхаліи и мѣсяцеслову, тотъ съ безбожными астрономами противодѣйствуетъ всѣмъ опредѣленіямъ св. соборовъ и хочетъ ихъ измѣнить и ослабить — да будетъ анаѳема, отлученъ отъ Церкви Христовой и собранія вѣрныхъ. Вы же, православные и благочестивые христіане, пребывайте въ томъ, въ чемъ научились, въ чемъ родились и воспитались...» (Jordanville, 1989.) далѣе...


ПРОТ. БОРИСЪ МОЛЧАНОВЪ. КЪ ПОЗНАНІЮ НАШЕГО ЦЕРКОВНАГО КАЛЕНДАРЯ

Явление Честного Креста 14(27) сентября 1925 года над монастырем св. Иоанна Богослова в Афинах «Ни одинъ календарь въ мірѣ никогда и нигдѣ не подвергался никакимъ преслѣдованіямъ, кромѣ нашего юліанскаго. Евреи, магометане всегда имѣли право и возможность соблюдать свои праздники по своему календарю. Но православные въ нѣкоторыхъ государствахъ иногда подвергались сильному гоненію за совершеніе богослуженій по своему юліанскому календарю. Походъ противъ этого календаря, тѣснѣйшимъ образомъ связаннаго съ богослуженіемъ и жизнью православной церкви, можно объяснить только какъ первый шагъ на пути разрушенія Православія. Враги нашей Церкви совершенно правильно оцѣнили нашъ старый календарь, какъ одинъ изъ сильнѣйшихъ устоевъ нашей церковной жизни. И тамъ, гдѣ отказываются отъ юліанскаго календаря, гдѣ въ связи съ этимъ отказомъ неизбѣжно нарушаются каноны Церкви, гдѣ неизбѣжно уничтожаются апостольскія установленія, тамъ, конечно, создается самая благопріятная почва или для перехода въ другую религію, или для полнаго отхода отъ вѣры. Поэтому защита своего церковнаго календаря (и юліанскаго, и александрійской пасхаліи) является защитой своей вѣры и Церкви, охраненіемъ того тысячелѣтняго пути, по которому прошли милліоны вѣрующихъ ко своему спасенію...» (Montreal, 1982.) далѣе...


В. ПЕРЕМИЛОВСКІЙ. НОВОЕ ИЛИ СТАРОЕ ПРАВОПИСАНІЕ?

Герб Российской Империи «Было на Руси время, когда по одному бѣглому взгляду на письмо можно было почти безошибочно опредѣлить, какой политической оріентаціи держится пишущій. Такимъ знакомъ и признакомъ въ нашемъ письмѣ служили «твердый знакъ», «еръ» и «ять». Писалъ человѣкъ безъ ера и ятя, и можно было поручиться, что у этого человѣка «идеи въ головѣ». Это былъ настолько вѣрный знакъ и признакъ, что имъ руководствовались и тѣ, «кому вѣдать надлежитъ». — Не даромъ вѣдь всѣ студенты и курсистки — этотъ авангардъ революціи въ старое время — писали безъ ятя и ера, а наиболѣе радикально настроенные — даже безъ еря въ концѣ словъ! Не даромъ также и твердая власть такъ ревниво оберегала неприкосновенность «твердаго знака»! А въ сущности, ни той, ни другой сторонѣ никакого дѣла не было до самого твердаго знака: и для однихъ и для другихъ это былъ не «твердый знакъ», какъ таковой, какъ элементъ русскаго правописанія, — это былъ только условный знакъ извѣстнаго политическаго міросозерцанія, за которое стояли одни, разрушить которое старались другіе. Что это именно такъ и было, можно привести факты...» (Jordanville, 1962) далѣе...


П. М. ВАСИЛЬЕВЪ. РУССКАЯ ИЛИ СОВѢТСКАЯ ОРѲОГРАФІЯ?

Страница из азбуки в картинках Бенуа «Существуетъ нѣсколько различныхъ мнѣній по этому вопросу. Одни утверждаютъ, что упрощенная совѣтская орѳографія, къ которой уже привыкло цѣлое поколѣніе, должна быть принята всѣми, кто такъ или иначе соприкасается, по своей дѣятельности, съ народными массами. Другіе, въ томъ числѣ нѣкоторые видные ученые зарубежья и даже Совѣтскаго Союза, считаютъ, что реформа сдѣлана слишкомъ поспѣшно и ненаучно. Наконецъ, третьи, отмѣчая ошибки и даже нелѣпости совѣтской орѳографіи, вносятъ свои собственныя поправки, создавая, такимъ образомъ, «среднюю» орѳографію, не отвѣчающую вполнѣ ни старой, ни новой. Къ характеристикѣ этого послѣдняго направленія и его оправданія приводимъ слѣдующіе примѣры. Ни одинъ, говорятъ они, мыслящій человѣкъ не станетъ писать слово «Богъ» съ маленькой буквы, какъ это принято въ совѣтской грамматикѣ. Твердый знакъ «ъ» — нѣкоторые упраздняютъ въ концѣ слова ради экономіи мѣста, но сохраняютъ его тамъ, гдѣ совѣтское правописаніе ставитъ апострофъ...» («Православная жизнь». Jordanville, 1987) далѣе...

Просьба о молитвенной поддержкѣ

Просимъ молитвъ нашихъ читателей о здравіи и спасеніи рабовъ Божіихъ, Евгенія, Алексѣя, Александра, Александра, Александра, Анны, Татіаны, чьими трудами созданъ и поддерживается нашъ порталъ.

Нашъ баннеръ

Мы будемъ благодарны если вы установите на своемъ сайтѣ нашъ баннеръ:

Баннеръ Размѣры Кодъ баннера
88 x 31 <!--russportal.ru-->
<a href=http://www.russportal.ru><img src=http://www.russportal.ru/image/russportal88x31.gif width="88" height="31" border=0 title='Тексты в старой или царской орфографии'></a>
<!--russportal.ru-->
Наверхъ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.