Церковный календарь
Новости


2018-11-13 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 112-й (1899)
2018-11-13 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 111-й (1899)
2018-11-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). О Томосѣ Американской автокефаліи (1996)
2018-11-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Докладная записка (1996)
2018-11-12 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 35-я (1922)
2018-11-12 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 34-я (1922)
2018-11-12 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (3-е) на Новый годъ (1883)
2018-11-12 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (2-е) на Новый годъ (1883)
2018-11-12 / russportal
И. М. Андреевъ. "Ѳ. М. Достоевскій". (Особенности личн. и творчества) (1967)
2018-11-12 / russportal
З. А. Крахмальникова. Горькіе плоды сладкаго плѣна (1989)
2018-11-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 33-я (1922)
2018-11-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 32-я (1922)
2018-11-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 31-я (1922)
2018-11-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 30-я (1922)
2018-11-11 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (1-е) на Новый годъ (1883)
2018-11-11 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (3-е) на Рождество Христово (1883)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 13 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Русскій Порталъ

Нашъ порталъ содержитъ тексты въ старой, или «царской» орѳографіи.

ПОРТАЛЪ ОСНОВАНЪ 1 СЕНТЯБРЯ 2005 г. (14 СЕНТЯБРЯ 2005 г. н. ст.) ВЪ ДЕНЬ ЦЕРКОВНАГО НОВОЛѢТІЯ.

О русскомъ правописаніи

Иван Александрович ИльинДивное орудіе создалъ себѣ русскій народъ, — орудіе мысли, орудіе душевнаго и духовнаго выраженія, орудіе устнаго и письменнаго общенія, орудіе литературы, поэзіи и театра, орудіе права и государственности, — нашъ чудесный, могучій и глубокомысленный русскій языкъ. Всякій иноземный языкъ будетъ имъ уловленъ и на немъ выраженъ; а его уловить и выразить не сможетъ ни одинъ. Онъ выразитъ точно — и легчайшее, и глубочайшее; и обыденную вещь, и религіозное пареніе; и безысходное уныніе, и беззавѣтное веселье; и лаконическій чеканъ, и зримую деталь, и неизреченную музыку; и ѣдкій юморъ, и нѣжную лирическую мечту...

А новое поколѣніе его не уберегло... Не только тѣмъ, что наполнило его неслыханно-уродливыми, «глухонѣмыми», безсмысленными словами, слѣпленными изъ обломковъ и обмылковъ революціонной пошлости, но еще особенно тѣмъ, что растерзало, изуродовало и снизило его письменное обличіе. И эту искажающую, смыслъ-убивающую, разрушительную для языка манеру писать — объявило «новымъ» «право-писаніемъ»... [Сіе-то] криво-писаніе погубило драгоцѣнную языковую работу цѣлыхъ поколѣній: оно сдѣлало все возможное, чтобы напустить въ русскій языкъ какъ можно больше безсмыслицы и недоразумѣній. И русскій народъ не можетъ и не долженъ мириться со вторженіемъ этого варварскаго упрощенія… (И. А. Ильинъ)

Анонсы обновленій

СВТ. ІОАННЪ ЗЛАТОУСТЪ. БЕСѢДЫ НА ПСАЛМЫ. НА ПСАЛОМЪ 112-Й (1899)

Святитель Иоанн Златоуст «Хвалите, отроцы, Господа, хвалите имя Господне (ст. 1). — Въ Писаніи часто говорится объ этой хвалѣ, потому что она не маловажное дѣло, но составляетъ нѣкоторую жертву и приношеніе, угодное Богу. Жертва хвалы, говоритъ Псалмопѣвецъ, прославитъ мя (Пс. XLIX, 23), и еще: восхвалю имя Бога моего съ пѣснію, возвеличу его во хваленіи. И угодно будетъ Богу паче телца юна, роги износяща и пазнокти (Пс. LXVIII, 31, 32). И во многихъ мѣстахъ священныя книги заповѣдуютъ хвалу, и спасаемые приносятъ ее вмѣсто великой благодарности. Но какую, скажешь, трудность она заключаетъ въ себѣ? Для кого даже изъ людей самыхъ обыкновенныхъ не легко совершать ее: — хвалить Бога? Если разсмотришь внимательно, то увидишь и трудъ этого дѣла, и пользу отъ него. Во-первыхъ, такое пѣснопѣніе требуется отъ праведныхъ; человѣку нужно напередъ исправить свою жизнь, и тогда возносить пѣснопѣнія Богу, потому что не красна похвала во устѣхъ грѣшника (Сир. XV, 9). Во-вторыхъ, должно хвалить не только словами, но и дѣлами, и Богъ желаетъ особенно такой хвалы, такой славы: да просвѣтится, говоритъ Онъ, свѣтъ вашъ предъ человѣки, яко да видятъ ваша добрая дѣла, и прославятъ Отца вашего, иже на небесѣхъ (Матѳ. V, 16). Такъ славятъ Его херувимы. Потому и пророкъ, услышавъ таинственную пѣснь, въ сокрушеніи сказалъ: увы мнѣ, яко человѣкъ сый и нечисты устнѣ имый, посредѣ людей, нечистыя устнѣ имущихъ, азъ живу (Ис. VI, 5). Потому и Псалмопѣвецъ, заповѣдуя возносить хвалы...» (СПб., 1899.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ЗЛАТОУСТЪ. БЕСѢДЫ НА ПСАЛМЫ. НА ПСАЛОМЪ 111-Й (1899)

Святитель Иоанн Златоуст «Блаженъ мужъ бояйся Господа (ст. 1). — Мнѣ кажется, что начало этого псалма находится въ непосредственной связи съ концемъ предъидущаго и составляетъ съ нимъ какъ бы одно неразрывное цѣлое. Тамъ пророкъ сказалъ: начало премудрости страхъ Господень, а здѣсь: блаженъ мужъ бояйся Господа; другими словами, но тѣми же мыслями поучаетъ страху Божію. Тамъ онъ назвалъ такого человѣка мудрымъ, а здѣсь — блаженнымъ. Дѣйствительно, въ этомъ заключается истинное блаженство, а все прочее — суета, тѣнь, ничтожество, укажешь ли на богатство, власть, красоту тѣлесную, обиліе богатства. Все это подобно падающимъ листьямъ, преходящимъ тѣнямъ, мимолетнымъ сновидѣніямъ. А страхъ Божій составляетъ истинное блаженство. Далѣе, такъ какъ и бѣсы боятся Господа и трепещутъ, то, дабы ты не подумалъ, что этого одного достаточно для спасенія, онъ здѣсь поступаетъ такъ же, какъ поступилъ выше. Какъ тамъ, сказавъ: начало премудрости страхъ Господень, присовокупилъ: разумъ же благъ всѣмъ творящымъ и, соединяя съ ученіемъ и соотвѣтственную жизнь, такъ и здѣсь, сказавъ о страхѣ, говоритъ не объ одномъ только страхѣ, происходящемъ отъ сознанія величія Божія, который имѣютъ и бѣсы, но присовокупляетъ: въ заповѣдехъ Его восхощетъ зѣло. Этими словами онъ требуетъ строгой жизни, добраго поведенія, любомудрой души. Не сказалъ: заповѣди Его будетъ исполнять, но: восхощетъ, требуя чего-то другого, большаго. Чего же именно? Того, чтобы исполнять ихъ...» (СПб., 1899.) далѣе...


ЕП. ГРИГОРІЙ (ГРАББЕ). О ТОМОСѢ АМЕРИКАНСКОЙ АВТОКЕФАЛІИ (1996)

Епископ Вашингтонский Григорий (Граббе) «Подобно другимъ оффиціальнымъ документамъ, подписанный 10 апрѣля с. г. Томосъ Московской Патріархіи объ Американской Митрополіи требуетъ нашей оцѣнки съ точки зрѣнія церковныхъ правилъ и общаго положенія Церкви. Въ принципѣ, по этому вопросу было высказано уже много, и намъ нечего добавить къ опредѣленію Архіерейскаго Сѵнода Русской Православной Церкви Заграницей. Однако, надо отмѣтить, что прогнозы, которые мы ставили въ самомъ началѣ, полностью оправдались. Нужно только сдѣлать нѣкоторыя замѣчанія для болѣе полнаго уясненія всего значенія состоявшагося между Митрополіей и Москвой соглашенія. Какъ Томосъ, такъ и всѣ выступленія Американской автокефаліи стараются представить актъ дарованія автокефаліи какъ шагъ къ церковному объединенію въ Америкѣ, и какъ осуществленіе цѣли, къ которой якобы стремилась Русская Церковь. Митрополія въ этомъ отношеніи ссылается на отзывъ Патріарха Тихона въ бытность его епископомъ въ Америкѣ въ отвѣтъ на анкету, разосланную всѣмъ русскимъ епископамъ въ 1906 г. при подготовкѣ къ Всероссійскому Собору. Иногда это даже называется «завѣтомъ» Патріарха. Но при этомъ забываютъ или не знаютъ, что съ теченіемъ времени и измѣненіемъ положенія мѣнялся и взглядъ Патріарха. Если въ 1906 г. Патріархъ Тихонъ, будучи епархіальнымъ архіереемъ въ Америкѣ, полагалъ, что наша епархія является единственной на ея территоріи и можетъ въ такомъ качествѣ развиться до положенія Помѣстной Церкви...» (М., 1996.) далѣе...


ЕП. ГРИГОРІЙ (ГРАББЕ). ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА (1996)

Епископ Вашингтонский Григорий (Граббе) «Оффиціальное сообщеніе Американской Митрополіи за подписью протопресвитера І. Пиштея въ газетѣ «Новое Русское Слово» отъ 6 декабря с. г., полагаетъ конецъ смутнымъ слухамъ о соглашеніи означенной Митрополіи и Московской Патріархіей. Слухи замѣняются болѣе точными данными, хотя еще и не исчерпывающими. Сообщеніе о. І. Пиштея представляетъ это соглашеніе какъ актъ, который даетъ Митрополіи твердую каноническую основу и открываетъ путь для «спокойнаго церковнаго строительства, мира и канонической ясности». Все это до извѣстной степени могло бы быть вѣрнымъ, если бы Американская Митрополія была единственной Православной Церковью на территоріи Америки и если бы она получила свою автокефалію отъ подлинной русской церковной власти. Независимо отъ этого, это соглашеніе, никакъ не касаясь и не мѣняя статуса Зарубежной Церкви, является событіемъ, которое никакъ не можетъ не отразиться на взаимоотношеніи Церквей разныхъ юрисдикцій въ Америкѣ и потому заслуживаетъ нашей всесторонней оцѣнки. Слухи о переговорахъ между Митрополіей и Москвой распространялись уже давно, но до нынѣшняго оффиціальнаго сообщенія за подписью протопресвитера І. Пиштея никакихъ точныхъ данныхъ церковной общественности не сообщалось. Хотя о. протопресвитеръ и заявляетъ, что все, что дѣлалось, дѣлалось «церковно, открыто», съ этимъ трудно согласиться. Вѣдь о встрѣчѣ и переговорахъ Митрополита Леонтія съ Митрополитомъ Никодимомъ...» (М., 1996.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 35-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Каждый день въ оранжереяхъ возлѣ Помпеевской галлереи Зимняго Дворца въ пять часовъ, на маленькихъ круглыхъ столикахъ накрывался чай на триста приборовъ. Къ чаю подавались пироги и караваи, сдобная перепеча, вино крымское и кавказское и романея. Во время чая играли музыканты и трубачи и пѣли пѣсенники. Сюда приглашались люди безъ различія званія и состоянія и приходили сюда, не стѣсняясь платьемъ. Здѣсь бывали крестьяне, пріѣзжавшіе въ столицу по какимъ либо дъламъ, казаки зимовыхъ страницъ, рабочіе заводовъ, изобрѣвшіе какую либо машину, или приборъ, или приготовившіе что либо особенно искусно, здѣсь бывали художники, писатели, стихотворцы, обратившіе на себя вниманіе своими произведеніями, воспитательницы дѣтей, окончившія выпускъ ихъ, артисты и артистки театровъ. Здѣсь Государь, переходя отъ одного столика къ другому, знакомился со всѣми тѣми, кто двигалъ Россію впередъ по пути просвѣщенія. Подъ раскидистыми платанами и музами, въ перистой зелени финиковыхъ пальмъ, возлѣ мохнатыхъ стволовъ хамеропсовъ, между газонами, благоухающими пестрыми гіацинтами, бѣлыми ландышами и нарциссами, у искусственныхъ скалъ и ручьевъ, къ которымъ склонялись папоротники, гдѣ порхали зеленые и красные попугаи, бѣлые какаду и золотистыя колибри, среди дѣтей боярскихъ и бояръ находились различные люди и здѣсь они видѣли царя, царицу, наслѣдника и царевну въ сказочной обстановкѣ! Отрывки Русскихъ оперъ звучали здѣсь...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 34-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Одѣтый въ темносиній кафтанъ Русскаго покроя, такіе же шаровары и высокіе сапоги, Кореневъ ничѣмъ особеннымъ не выдѣлялся изъ множества молодыхъ людей, которыхъ по обязанности видала Радость Михайловна. Блѣдное лицо его, отсутствіе усовъ и бороды дѣлало его моложе его лѣтъ, похожимъ на дѣвушку, но почему то, когда, его горячія губы коснулись ея маленькой руки, какой то трепетъ пробѣжалъ по ея тѣлу и краска на секунду залила лицо. Но сейчасъ же она справилась. Она была Царская дочь и умѣла владѣть собою. Синіе глаза спокойно устремились въ его глаза и ласковый, для всѣхъ одинаково полный привѣта, ровный голосъ прозвучалъ изъ ея устъ. — Вы гдѣ учились искусству живописи? — спросила она. — Я... Кажется... Да... Понимаете, — бормоталъ Кореневъ и чувствовалъ, что туманъ застилаетъ его глаза и въ ушахъ звенятъ мелкіе колокольчики, точно муха пищитъ тамъ, забившаяся въ сѣти паука. — Вотъ въ чемъ дѣло... Я учился въ Берлинской академіи художествъ. — Ваша картина прекрасна, — сказала Радость Михайловна. — Она сдѣлала бы честь и любому собранію нашихъ картинъ. Значитъ въ Нѣметчинѣ искусство живописи стоитъ не ниже нашего. — Aber gar nicht. Ничего подобнаго... Это я писалъ не по Берлински... Тамъ теперь устремленіе отъ природы, исканіе новыхъ путей, тамъ красками почти не пишутъ. — Чѣмъ же пишутъ тамъ? — Чѣмъ попало... Клеютъ на холстъ обрывки бумаги, яичную скорлупу, разный мусоръ. — Помните, ваше высочество, — вмѣшался Самоборъ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


АРХІЕП. ФИЛАРЕТЪ (ГУМИЛЕВСКІЙ). СЛОВО (3-Е) НА НОВЫЙ ГОДЪ (1883)

С Новым Годом! «Вступая въ новый годъ, желаемъ себѣ и другимъ новаго, новой жизни, новаго счастія, новаго совершенства. Желаніе справедливое! Естественно, любимъ жизнь, и притомъ жизнь лучшую; разрушенія и смерти никто и ничто не желаетъ. Желаемъ мы болѣе и болѣе усовершать себя; такъ какъ назначены мы къ тому, чтобы приближаться въ качествахъ и совершенствахъ къ Всесовершенному. Между тѣмъ, что новаго на землѣ? Что можетъ случиться со мною или другимъ такого, чего бы прежде не было? Самое счастіе, самое благополучіе жизни временной стóитъ ли помысловъ и заботъ? Тотъ, кому начало бы оно улыбаться, заранѣе долженъ пріучить себя къ его потерѣ. Не все ли въ земномъ мірѣ — пустота и крушеніе духа, не все ли тлѣніе? Къ чему же обратимся мы съ нашими желаніями новаго? Гдѣ предметы, которые стоили бы называться новыми, къ которымъ стоило бы обращаться съ желаніемъ новаго? Аще кто во Христѣ, говоритъ апостолъ, нова тварь (2 Кор. V, 17). Вотъ новость, новость единственная въ нашемъ старомъ мірѣ! Только въ жизни христіанина, и ни у кого болѣе, можетъ быть новое въ самомъ лучшемъ смыслѣ слова. Только въ христіанствѣ возможно совершенствованіе человѣка. Удивительнаго нѣтъ въ томъ, что въ мірѣ вещественномъ нѣтъ ничего новаго. Здѣсь все идетъ по неизмѣнному закону вещественнаго. Никакая астрономія не откроетъ ничего новаго въ звѣздномъ небѣ. Скажутъ ли, что тогда-то открыты новые міры планетъ, тогда-то дознано новое теченіе огромныхъ тѣлъ?...» (СПб., 1883.) далѣе...


АРХІЕП. ФИЛАРЕТЪ (ГУМИЛЕВСКІЙ). СЛОВО (2-Е) НА НОВЫЙ ГОДЪ (1883)

Рождество Христово «Еще прежде, чѣмъ зачатъ былъ во чревѣ пренепорочной Дѣвы Божественный Младенецъ, ангелъ небесный назначаетъ Ему имя — Іисусъ. Вѣчный Отецъ прежде, чѣмъ послалъ вѣчнаго Сына Своего въ грѣшный міръ нашъ, не только назначилъ Ему имя для земли, но опредѣлилъ и весь путь Его земный, отъ Виѳлеема до Голгоѳы, отъ яслей и до гроба. Оставляя за собою годъ прошлый, и вступая въ годъ новый, думаетъ ли кто изъ насъ, что и прошлый и грядущій жребій нашъ не опредѣленъ тѣмъ же Вѣчнымъ! Въ руку Твоею жребій мой, говоритъ предъ Вѣчнымъ царственный пророкъ. Оглянемся на годъ протекшій, подумаемъ о будущемъ, чтобы узнать жребій нашъ. Это и нужно; это и должно. Твое имя, Владыко нашъ — Іисусе, созвало насъ нынѣ въ храмъ сей; Твоимъ именемъ начинаемыми годъ нашъ новый. Да будетъ благодать Твоего имени съ нами! Что видитъ взоръ нашъ въ нашемъ прошломъ? Благослови душе моя Господа, и вся внутренняя моя имя святое Его. Благослови душе моя Господа, и не забывай всѣхъ воздаяній Его. Ни дня, ни ночи, ни часа, ни минуты нѣтъ въ нашемъ прошедшемъ, когда бы десница Вышняго не благотворила намъ. Все, чѣмъ жили мы, все, чѣмъ наслаждались мы, — пища, питье, одежда, кровъ, свѣтъ дня и покой ночи, — все Его, о Немъ живемъ и движемся и есмы (Дѣян. XVII, 28). Незримый Отецъ бережетъ чадъ своихъ среди мятежнаго міра. Сколько бѣдъ неожиданныхъ отклонено, сколько ударовъ не допущено!...» (СПб., 1883.) далѣе...


И. М. АНДРЕЕВЪ. "Ѳ. М. ДОСТОЕВСКІЙ". (ОСОБЕННОСТИ ЛИЧН. И ТВОРЧЕСТВА) (1967)

Иван Михайлович Андреевский (Андреев) «Ѳеодоръ Михайловичъ Достоевскій родился 30 октября 1821 года, въ Москвѣ, въ семьѣ врача Московской Маріинской больницы для бѣдныхъ — Михаила Андеевича Достоевскаго. Дѣдъ писателя по отцу, Андрей Михайловичъ, былъ протоіерей въ г. Брацлавѣ, Подольской губерніи. Одинъ изъ сыновей о. Андрея, Левъ Андреевичъ, дядя писателя тоже былъ священникомъ. Изъ шести дочерей о. Андрея — три стали матушками, выйдя замужъ за священниковъ. Отецъ писателя Михаилъ Андреевичъ сначала обучался въ Каменецъ-Подольской Семинаріи, но не окончивъ ее, съ согласія и благословенія матери удалился изъ отеческаго дома въ Москву, гдѣ поступилъ студентомъ въ Московское отдѣленіе Медико-Хирургической Академіи. По свидѣтельству младшего брата писателя, Андрея Михайловича, ихъ отецъ, послѣ окончанія курса медицинскихъ наукъ въ Академіи, въ 1812 г. былъ командированъ на службу лекаремъ въ военные лагеря, а затѣмъ въ Бородинскій пѣхотный полкъ, гдѣ получилъ званіе штабъ-лекаря. Изъ Бородинскаго полка онъ былъ переведенъ ординаторомъ въ Московскій военный госпиталь въ 1818 г. Затѣмъ, въ 1821 году уволенъ изъ военной службы и назначенъ лекаремъ въ Московскую Маріинскую больницу, со званіемъ штабъ-лекаря. Дослужился онъ до чина коллежскаго совѣтника и былъ кавалеромъ трехъ орденовъ. По свидѣтельству близкихъ, онъ былъ человѣкъ чрезвычайно раздражительный, вспыльчивый и заносчивый, угрюмый и замкнутый...» (Jordanville, 1967.) далѣе...


З. А. КРАХМАЛЬНИКОВА. ГОРЬКІЕ ПЛОДЫ СЛАДКАГО ПЛѢНА (1989)

Зоя Александровна Крахмальникова «Нѣтъ грѣха непростительнаго, учатъ Отцы, есть грѣхъ нераскаянный. Сначала только завязь, только листья на безплодной смоковницѣ, но листья не насыщаютъ, и Господь подвергаетъ ее страшному проклятію за безплодіе. Измѣна Слову Божію, даже самая, казалось бы, незначительная, непремѣнно оборачивается нравственнымъ распадомъ. И тогда съ нами случается то, что служилось съ Сауломъ. «Зачѣмъ же ты не послушалъ гласа Господа и бросился на добычу и сдѣлалъ зло предъ очами Господа?» — говоритъ Самуилъ Саулу. — «Ты отвергъ слово Господа, и Онъ отвергъ тебя...» (1 Цар. 15, 19 и 23). И «отъ Саула отступилъ Духъ Господень, и возмущалъ его злой духъ отъ Господа» (16, 14). Саулъ былъ помазанникомъ Бога, на немъ была особая харизма. Но благодать — не пожизеннная рента, повторю я, не печать, приложенная къ бумагѣ. И потому, когда Саула оставила благодать за то, что онъ «не послушалъ гласа Господа», врата ада одолѣли его, и овладѣлъ имъ злой духъ, духъ зависти и ненависти, духъ боязни за себя, побуждающій къ преступленіямъ. Онъ еще оставался «по виду» царемъ, онъ казался помазанникомъ, но царство было отторгнуто отъ него. Давидъ былъ уже помазанъ въ царя. Такъ тайная сила Божественной благодати выбираетъ тѣхъ, кто угоденъ Богу, кто еще не явленъ міру и отвергаетъ царей, вчерашнихъ помазанниковъ. Они еще продолжаютъ почитаться священниками и царями у людей міра сего, но ихъ уже нѣтъ. Они угодны еще міру въ этомъ званіи, но ихъ контрактъ съ міродержцемъ...» (Монреаль, 1989.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 33-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Въ воскресенье, на первой недѣлѣ великаго поста, во второмъ часу дня, Радость Михайловна съ сѣнной дѣвушкой, княжной Маріей Николаевной Благово, ѣхали въ парныхъ саняхъ, по набережной Невы. Нева была покрыта льдомъ и снѣгомъ. Во всѣ стороны по ней бѣжали расчищенныя дороги. Самоѣдскій чумъ стоялъ у Дворцоваго моста, высокія елки окружали его и дѣти толпились вокругъ, ожидая очереди кататься на оленяхъ. Дальше голубою лентою протянулась къ красному зданію I-й воинской школы боярскихъ дѣтей ледяная дорога и рослые люди въ сѣрыхъ вязаныхъ фуфайкахъ перевозили, скользя на конькахъ, ручныя санки, въ которыхъ сидѣли по двое пассажиры. Сани свернули на спускъ и покатились по широкій дорогѣ черезъ Неву къ лѣстницѣ, по краямъ которой мирно дремали на сѣверномъ солнцѣ каменные сфинксы. Встрѣчные люди у навали великую княжну, мужчины снимали шапки, женщины кланялись и Радость Михайловна, кивая имъ своею головкой, неизмѣнно видѣла улыбку счастья на ихъ лицахъ. На крытомъ подъѣздѣ школы живописи и ваянія у самаго Николаевскаго моста у высокихъ дверей, ведшихъ въ сквозной вестибюль, упиравшійся въ стеклянное окно и уставленный мраморными и гипсовыми статуями, ихъ ожидалъ начальникъ школы и учителя. Начальникъ, Николай Семеновичъ Самоборъ, ветхій старичокъ въ синемъ кафтанѣ, расшитомъ золотомъ, кинулся шаркающими шагами помогать Радости Михайловнѣ снять шубу. По лѣстницѣ, устланной ковромъ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 32-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «На письменномъ столѣ мягко горитъ электрическая лампа. Большой бронзовый медвѣдь держитъ въ зубахъ кольцо съ матовымъ, льющимъ неясный свѣтъ фонаремъ. Это работа Императорской Екатеринбургской фабрики по образцамъ, составленнымъ въ Московскомъ Строгановскомъ училищѣ. Радость Михайловна залюбовалась художественно сдѣланнымъ медвѣдемъ. «Настоящій нашъ Костромской мишка», подумала она, но сейчасъ же тучкою нависли на ясной синевѣ прекрасныхъ глазъ какія то заботныя думы. Локонъ сорвался со лба и упалъ на брови. И онъ мѣшалъ. Досаднымъ движеніемъ оттолкнула его, подняла голову и задумалась. Въ широкое окно съ долины лился свѣжій воздухъ необъятной шири садовъ и громко шумѣли наполнившіеся за день арыки. Пѣли ночную пѣсню. Ни одинъ людской звукъ не доносился изъ дворца. Люди затихли по покоямъ. Радость Михайловна взяла сверху изъ кипы, принесенной бояриномъ листъ и стала разглядывать. На плотномъ листѣ гладкой Александрійской бумаги красками была изображена сельская жизнь. Дѣвушка въ длинной рубахѣ кормила домашнюю птицу, внизу паслись стада на зеленой травѣ, выше стояла колыбель и прялка. Мирный женскій трудъ среди семьи, среди дѣтей, былъ изображенъ кругомъ, а надъ всѣмъ парилъ мощный государственный орелъ и подъ нимъ между портретами ея отца и матери былъ ея портретъ въ Русскомъ уборѣ царевны. — "Императорское женское училище для дѣвицъ служилыхъ людей имени Е. И. В. Великой Княжны Радости Михайловны"...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 31-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «На большомъ дворѣ дворца стоялъ со сложенными крыльями, точно громадная стрекоза, курьерскій самолетъ. Радость Михайловна поняла, что изъ Петербурга прибылъ курьеръ. — Кто прибылъ? — спросила она у сѣнной дѣвушки, помогавшей ей раздѣваться. — Сокольничій Ендогуровъ съ докладомъ вашему высочеству, — сказала, нагибая голову, дѣвушка. — Накормили его? — Угощали пирогомъ, пивомъ поили, сидитъ въ пріемной горницѣ. — Хорошо. Просите ко мнѣ. Радость Михайловна прошла въ свою рабочую горницу и сѣла въ кресло за столъ. Большая дверь распахнулась и въ комнату, мягко ступая по коврамъ, вошелъ молодой человѣкъ въ синемъ кафтанѣ съ аксельбантомъ. Подъ мышкой у него былъ кожаный мѣшокъ съ бумагами. Чубатое, усатое лицо его было красно отъ воздуха, вѣки глазъ набрякли отъ утомленія долгаго полета, но онъ былъ бодръ. Онъ поклонился въ поясъ гибкимъ движеніемъ, откинулъ смѣлымъ кивкомъ головы волосы, набѣжавшіе на лобъ и приблизившись къ столу, за которымъ сидѣла Радость Михайловна, сказалъ: — По Государеву, Цареву и Великаго Князя Михаила Всеволодовича, всея Великія и Малыя и Бѣлыя Россіи Государя, указу, прибыль Ѳедоръ Исаковичъ Ендогуровъ челомъ бить Вашему Императорскому Высочеству и представить бумаги на утвержденіе собственною рукою Вашею. Радость Михайловна протянула руку, которую вошедшій, почтительно согнувшись, поцѣловалъ и счастіемъ загорѣлись усталые каріе глаза его...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 30-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Въ тотъ же день, вечеромъ, Радость Михайловна верхомъ, въ сопровожденіи постельничей Матрены Николаевны Перемыкиной, и двухъ вѣстовыхъ, Семирѣченскихъ казаковъ, поѣхала въ заросшее фруктовыми садами и виноградниками село Илійское ко всенощной. По окончаніи всенощной она выразила желаніе исповѣдаться. Прихожане, крестьяне и крестьянки Илійскаго, расходились изъ храма. Причетникъ гасилъ свѣчи и лампады и яснѣе вступалъ сладкій сумракъ весенняго вечера подъ своды каменнаго храма. Гулко отдавались шаги послѣднихъ прихожанъ. Дѣвочки хора, ученицы Илійскаго училища, уходили за своей учительницей и, проходя мимо Радости Михайловны, кланялись ей и говорили: — Здравствуйте, родная царевна! Здравствуйте, Ваше Высочество! Добрый вечеръ, Радость Михайловна! — Ихъ свѣжія лица сіяли восторгомъ. Радость Михайловна знала, что гдѣ бы ни появлялась она, Царская дочь, исчезало горе, улыбались уста и глаза начинали сверкать. Она знала, что говорили про нее: «посмотритъ — рублемъ подаритъ». Вспыхивали щеки Радости Михайловны, какъ зори вспыхиваютъ по туманнымъ утрамъ и сурово сжимались ея губы. Не радовалъ ее чистый лепетъ дѣтскихъ устъ. Недостойною она чувствовала себя этихъ дѣтскихъ ласковыхъ словъ. Опустѣла церковь. Причетникъ вынесъ на клиросъ серебряный аналой. Высокій худощавый священникъ вышелъ съ крестомъ и евангеліемъ и ласково нагнулъ голову, приглашая Радость Михайловну подойти къ нему...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


АРХІЕП. ФИЛАРЕТЪ (ГУМИЛЕВСКІЙ). СЛОВО (1-Е) НА НОВЫЙ ГОДЪ (1883)

С Новым Годом! «Вступая въ новый годъ жизни, какъ хотѣли бы знать, что принесетъ намъ новый годъ? Сердце невольно спрашиваетъ у ума, что видитъ онъ въ будущемъ? Счастіе или несчастіе? И отвѣта не слышно. Мы не видимъ, мы не знаемъ: какая доля, какой жребій выпадетъ тому или другому изъ насъ? Продлится ли счастіе счастливыхъ? Престанутъ ли слезы лить тѣ, которыхъ участь нынѣшняя такъ горька? Наградитъ ли земля труды земледѣльца, или оставитъ въ нѣдрахъ сухихъ сѣмена его? Будетъ ли воздухъ благотворенъ для всего живаго или станетъ дышать смертію и болѣзнію на всѣхъ, не разбирая возрастовъ и крѣпости силъ, не разбирая состояній и званій? Будетъ ли цвѣсти торговля? Обратятъ ли вниманіе на труды вѣрнаго слуги отечества? Судьба каждаго изъ насъ, какъ и судьба цѣлыхъ народовъ, покрыта завѣсою непроницаемою. Что думать намъ объ этой неизвѣстности? Не полезнѣе ли для насъ было бы, если бы знали мы будущую участь нашу? Не станемъ утверждать, что знаніе будущаго ни въ какомъ случаѣ не можетъ быть полезнымъ для человѣка. Иначе намъ надлежало бы говорить, что прозорливость святыхъ Божіихъ, видѣвшихъ самое отдаленное и случайное, была дѣломъ не нужнымъ, безполезнымъ. Иначе намъ надлежало бы утверждать, что напрасно Господь открывалъ недоступное для обыкновенной прозорливости. Нѣтъ, для человѣка съ святымъ настроеніемъ силъ, для людей съ волею правою, какова была воля первосозданнаго, возможна и благотворна способность провидѣть будущее...» (СПб., 1883.) далѣе...


АРХІЕП. ФИЛАРЕТЪ (ГУМИЛЕВСКІЙ). СЛОВО (3-Е) НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО (1883)

Рождество Христово «Высокая доля — доля волхвовъ восточныхъ въ Виѳлеемѣ! Между милліонами язычниковъ они первые познали и почтили Того, Кого ожидали столько вѣковъ праведники. Патріархи и пророки желали видѣть Его — Царя и Учителя вселенной; а увидѣли Его мудрецы языческіе. Лики ангеловъ торжествуютъ рожденіе Его; сонмъ звѣздъ отдѣляетъ одну изъ среды своей, чтобы почтить виѳлеемскаго Младенца. И языческіе мудрецы являются участниками въ торжествѣ неба и земли. Что это за счастливцы — волхвы восточные? Какъ не позавидовать ихъ долѣ? Какъ не пожелать для себя ихъ мудрости? Какъ не поревновать высокому знанію ихъ? Не одно ли знаніе подарило волхвамъ счастіе ихъ? Много было въ древности жрецовъ науки; много было знавшихъ очень многое. Между нами познанія самаго простаго христіанина выше и вѣрнѣе познаній языческаго мудреца; а откровенія неба намъ не даются. Отъ чего это? Обратимся къ волхвамъ. Довольствовались ли они тѣмъ, чтобы только смотрѣть на явившуюся звѣзду? Нѣтъ, они, узрѣвъ ее, оставили домъ, родныхъ, знакомыхъ, все близкое сердцу, обрекли себя на путь трудный, отправились въ страну неизвѣстную, пошли, не зная куда и когда придутъ. Видите, тутъ дѣло не въ одномъ знаніи. Здѣсь знанію сопутствуетъ самопожертвованіе, подвигъ воли тяжелый, трудъ цѣлой души. А у насъ? — У насъ знаніе въ противорѣчіи съ дѣлами. Знаемъ много, дѣлаемъ мало, знанія расширяемъ, а дѣла не лучше...» (СПб., 1883.) далѣе...


АРХІЕП. ФИЛАРЕТЪ (ГУМИЛЕВСКІЙ). СЛОВО (2-Е) НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО (1883)

Рождество Христово «И се вамъ знаменіе: обрящете младенца повита, лежаща въ яслехъ (Лук. II, 12). — Вотъ какое даетъ знаменіе небесный посланникъ о родившемся Христѣ Господѣ! Вотъ въ какомъ видѣ надлежало узрѣть Того, Кто долженъ спасти Израиля и весь міръ! И се вамъ знаменіе: обрящете младенца повита, лежаща въ яслехъ. Вертепъ безсловесныхъ служитъ царственнымъ домомъ Его и ясли — престоломъ, льняныя пелены Дѣвы составляютъ знаки царскаго величія и славы Его. Богъ крѣпкій, Князь міра, Отецъ вѣчности (Исаіи IX, 6) — является въ мірѣ, какъ послѣдній изъ сыновъ Адамовыхъ. Бѣдные пастыри — первые отъ лица земли привѣтствуютъ Господа съ славнымъ явленіемъ въ міръ. Волхвы отъ востока приносятъ Ему дары: но и у сихъ пословъ къ великому Царю не видно великолѣпія пословъ. Такъ Господь славы является на землѣ, среди своихъ подданныхъ! Сколько, слушатели, назидательныхъ мыслей, сколько наставленій преподаетъ намъ такое явленіе Господа славы въ міръ! Смиреніе Его посрамляетъ надменную гордость нашу. Убожество Его порицаетъ расточительную нашу роскошь. Крайняя нищета Его осуждаетъ не насытную въ наслажденіяхъ чувственность нашу. Ясли младенца-Господа громко проповѣдуютъ и противъ корыстолюбія нашего, и противъ славолюбія, и противъ страсти къ отличіямъ свѣта. Но видите ли, братія, какую особенно слабость нашу осуждаетъ лежащій въ ясляхъ Господь нашъ? Это — наклонность подражать міру, отъ котораго Онъ ничего не занимаетъ...» (СПб., 1883.) далѣе...


АРХІЕП. ФИЛАРЕТЪ (ГУМИЛЕВСКІЙ). СЛОВО (1-Е) НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО (1883)

Рождество Христово «Слава въ вышнихъ Богу и на земли миръ, въ человѣцѣхъ благоволеніе (Лук. II, 14). — Въ глубокую ночь ангелъ Господній является пастырямъ и возвѣщаетъ радость, яко родися днесь Спасъ, иже есть Христосъ Господь. И внезапно съ проповѣдью ангельскою соединяется пѣснь воинствъ ангельскихъ. И внезапу бысть со ангеломъ множество вой небесныхъ хвалящихъ Бога. Если небесныя воинства поютъ пѣснь: естественно ожидать, что это есть пѣснь многозначительная. Если ангелы въ такое неожиданное время, во время покоя ночнаго, поютъ пѣснь: конечно эта пѣснь достойна благоговѣйнаго вниманія. Если таже пѣснь, хотя и ночью, но возглашается въ слухъ земли: какъ жителямъ земли не слушать ея? И однако тогда, какъ небесныя воинства торжествовали рожденіе Спасителя земли, весь міръ земной, за исключеніемъ нѣсколькихъ стражей стада, погруженъ былъ въ сонъ, и не слыхалъ славословія небеснаго, не внималъ пѣсни ангельской. Не продремать бы и намъ, братія, славословія ангельскаго. Правда, насъ часто оглашаютъ имъ. Но тѣмъ стыднѣе, если не совсѣмъ ясно понимаемъ его. Слава въ вышнихъ Богу. Почему теперь говорятъ о славѣ въ вышнихъ, если говорятъ о славѣ Божіей? Когда же Богъ былъ безъ славы? Онъ не былъ бы и Богомъ, если бы не имѣлъ когда либо славы? Онъ есть Богъ славы (Дѣян. VII, 2) во внутренней своей жизни, въ жизни Тріединаго. Онъ есть Богъ славы и въ твореніяхъ своихъ, которыя создалъ Онъ для того, чтобы были они причастниками славы Его...» (СПб., 1883.) далѣе...


ЕП. ГРИГОРІЙ (ГРАББЕ). КЪ ИСТОРІИ ЦЕРК. РАЗДѢЛЕНІЙ ЗАГРАНИЦЕЙ (1996)

Епископ Вашингтонский Григорий (Граббе) «Прибывъ въ Константинополь, Митрополитъ Антоній, какъ пишетъ Архіепископъ Никонъ, «первоначально считалъ, что отнынѣ всякая дѣятельность русскаго Высшаго Церковнаго Управленія должна быть закончена, и все попеченіе о духовномъ устроеніи русскихъ православныхъ людей, должна взять на себя Константинопольская Церковь и Помѣстныя Православные Церкви, въ предѣлахъ которыхъ окажутся русскіе православные люди» (Архіеп. Никонъ, «Жизнеописаніе Блаженнѣйшаго Антонія, Митрополита Кіевскаго и Галицкаго», 1959 г., т. V, стр. 5). Однако, что могли сдѣлать помѣстныя Церкви при разницѣ языка, при разныхъ обычаяхъ нахлынувшихъ сотенъ тысячъ бѣженцевъ? Между тѣмъ, эти бѣженцы въ большинствѣ случаевъ были со своими священниками, лишенными возможности объясняться съ греческими епископами. Эта проблема не могла рѣшиться на формальныхъ правилахъ Вселенскихъ Соборовъ, какъ заднимъ числомъ хотѣлъ бы этого г. Поспѣловскій. Восточные Епископы практически разрѣшили ее съ помощью канона любви по примѣру Царьграда, принявшаго въ 747 г. въ Галлеспонтъ епископа Кипрскаго со всѣмъ его клиромъ и народомъ съ сохраненіемъ за нимъ всѣхъ преимуществъ и даже подчинившаго ему мѣстныхъ епископовъ. Г-нъ Поспѣловскій думаетъ, что къ русскимъ бѣженцамъ надо было примѣнить 17 и 37 правила VI Вселенскаго Собора, но на самомъ дѣлѣ, принявшія ихъ Церкви примѣнили къ нимъ гораздо болѣе подходящее правило 39 того же Собора...» (М., 1996.) далѣе...


ЕП. ГРИГОРІЙ (ГРАББЕ). МП ОТШАТНУЛАСЬ ОТЪ ПРАВОСЛАВІЯ (1996)

Епископ Вашингтонский Григорий (Граббе) «Мы все больше можемъ чувствовать развитіе плановъ по подготовкѣ міра къ принятію Антихриста и образованію его будущаго царства. Можно сказать, что для большинства нашей паствы эта перспектива есть нѣчто очень отдаленное, а вовсе не реальность, стоящая «передъ дверью», каковой она является на самомъ дѣлѣ. Это можно видѣть въ разныхъ областяхъ, и особенно чувствительны къ этому іудеи. На дняхъ это ожиданіе Антихриста выразилось въ объявленіи о его близкомъ появленіи во всю страницу газеты «Нью Іоркъ Таймсъ». Политически міръ готовится къ нему дробленіемъ государствъ съ тѣмъ, чтобы ни одно изъ нихъ не было самымъ сильнымъ. Особенно это относится сейчасъ къ Россіи. Ленинъ, придя къ власти, сразу же повелъ дѣло къ физическому истребленію Святой Руси. Сталинъ и другіе его преемники продолжали это въ разной степени, въ зависимости отъ «способностей». Между тѣмъ, растетъ военная сила Израиля. Грядущій Антихристъ первоначально будетъ (въ частности, черезъ Міровой Совѣтъ Церквей) объединяющимъ звеномъ: какъ политическимъ, такъ и религіознымъ. Попытка въ прошломъ году включить на Съѣздѣ Мірового Совѣта Церквей въ Австраліи и язычество не имѣла полнаго успѣха, а нѣкоторыхъ православныхъ даже и встревожила. Благодаря этому произошла заминка въ планахъ. Теперь стараются ее устранить. Вселенскій Патріархъ на недавнемъ Всеправославномъ Совѣщаніи въ Истанбулѣ постарался придать экуменическому участію православныхъ...» (М., 1996.) далѣе...


"КНИГА ПРАВИЛЪ". КАНОНИЧЕСКІЕ ОТВѢТЫ ТИМОѲЕЯ, ЕП. АЛЕКСАНДРІЙСКАГО (1974)

Монограмма Христа «Вопросъ 1. Аще оглашенное отроча, лѣтъ седми, или совершеннолѣтній человѣкъ, улучитъ время быти при совершеніи литургіи, и по невѣдѣнію пріобщится: то какъ должно поступити съ таковымъ? Отвѣтъ. Должно просвѣтити его крещеніемъ: ибо призванъ отъ Бога. Вопросъ 2. Аще оглашенный будетъ бѣснуемый, и восхощетъ самъ, или присные его, да пріиметъ святое крещеніе: то долженъ ли пріяти, или нѣтъ, и наипаче аще будетъ близъ смерти? Отвѣтъ. Когда бѣснуемый не очистился еще отъ духа нечистаго, то не можетъ пріяти святое крещеніе: но, при исходѣ отъ сея жизни, крещается. Вопросъ 3. Аще кто вѣрный одержимъ бѣсомъ: долженъ ли пріобщатися святыхъ Таинъ, или нѣтъ? Отвѣтъ. Аще не нарушаетъ тайны, ниже хулитъ инымъ какимъ либо образомъ: то да причащается, но не каждый день: довольно для него токмо по временамъ. Вопросъ 4. Аще кто изъ оглашенныхъ, находясь въ болѣзни, лишится здраваго ума, и не можетъ самъ произнести исповѣданіе вѣры, присные же его просити будутъ, да пріиметъ святое крещеніе, донолѣ живъ: долженъ ли пріяти, или нѣтъ? Отвѣтъ. Долженъ пріяти крещеніе, аще не искушается отъ духа нечистаго. Вопросъ 5. Аще жена пребудетъ нощію со своимъ мужемъ, или мужъ съ женою своею, и на утро будетъ священнослуженіе: то должны ли они причаститися, или нѣтъ? Отвѣтъ. Не должны. Поелику Апостолъ глаголетъ: не лишайте себе другъ друга, точію по согласію до времени, да пребываете въ молитвѣ, и паки вкупѣ собирайтеся...» (Монреаль, 1974.) далѣе...


"КНИГА ПРАВИЛЪ". СВ. АМФИЛОХІЯ ИКОНІЙСКАГО О ТОМЪ, КАКІЯ КНИГИ ПРІЕМЛЮТСЯ (1974)

Монограмма Христа «Наипаче подобаетъ вѣдати и сіе, яко не всякая книга, стяжавшая досточтимое имя Писанія, есть достовѣрная. Ибо бываютъ иногда книги лжеименныя, иныя среднія, и, тако рещи, близкія къ словесамъ истины, а другія подложныя и обманчивыя, подобно какъ поддѣльныя и подложныя монеты, кои хотя имѣютъ надписаніе царское, но, по веществу своему, оказываются ложными. Посему наименую тебѣ каждую изъ Богодухновенныхъ книгъ. Но дабы ты позналъ раздѣльно, прежде наименую книги Ветхаго Завѣта. Пятокнижіе содержитъ: Бытіе, потомъ Исходъ, и среднюю книгу Левитъ, за нею Числа, послѣ Второзаконіе. Къ симъ присовокупи Іисуса и Судей, потомъ Руѳь, четыре книги Царствъ, и двѣ Паралипоменонъ. За ними слѣдуетъ Ездры книга первая и вторая. Далѣе нареку тебѣ пять книгъ стихотворныхъ: увѣнчаннаго подвигами различныхъ страданій Іова, и книгу Псалмовъ, сладкопѣсненное для душъ врачеваніе, три книги премудраго Соломона, Притчи, Екклисіастъ и Пѣснь пѣсней. Къ симъ присовокупи дванадесять Пророковъ: перваго Осію, потомъ втораго Амоса, Михея, Іоиля, Авдія и Іону, образъ тридневныя смерти, за ними Наума, Аввакума, потомъ девятаго Софонію, Аггея и Захарію, и славнаго вѣстника Малахію. Послѣ нихъ познавай четырехъ Пророковъ: великаго Исаію, дерзновенно глаголавшаго, Іеремію состраждущаго, таинственнаго Іезекіиля, и послѣдняго Даніила, дѣломъ и словомъ премудраго. Къ симъ прилагаютъ нѣкоторые Есѳирь...» (Монреаль, 1974.) далѣе...


ЕП. ГРИГОРІЙ (ГРАББЕ). ЦЕРКОВНОЕ БЛУЖДАНІЕ МЕЖДУ ДВУХЪ СОСЕНЪ (1996)

Епископ Вашингтонский Григорий (Граббе) «Увидѣвъ въ «Русской Жизни» статью иподіакона Глѣба Papa, участника управленія одной изъ епархій Русской Зарубежной Церкви, человѣка образованнаго и давнишняго участника нашей церковной жизни, я понадѣялся прочитать что-то ясное и полезное. Увы, въ длинной статьѣ я нашелъ смѣсь неправильныхъ сужденій и проявленіе непониманія нѣкоторыхъ фактовъ церковной жизни, легко усвояемыхъ простыми православными «бабушками» въ Россіи, но непонятныхъ для нѣкоторыхъ интеллигентовъ за границей. Г. Раръ дѣлаетъ краткій очеркъ начала существованія Зарубежной Церкви внѣ Россіи послѣ эвакуаціи изъ Россіи въ 1920 г. Можно сказать, что «въ общемъ» факты приведены правильно, а комментируются съ ошибками. Напримѣръ, говоря о прибытіи православныхъ епископовъ во главѣ съ Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ Юга Россіи и множества военныхъ бѣженцевъ изъ Россіи въ Константинополь, Г. Раръ толкуетъ ихъ положеніе тамъ не какъ временныхъ гостей, а какъ положеніе духовенства, вступившаго въ клиръ Константинопольской Церкви. Поэтому онъ думаетъ, что для переѣзда Церковнаго Управленія и Сѵнода въ Сербію надо было бы получить каноническій отпускъ отъ Константинопольской Церкви. Мы можемъ его успокоить: для временнаго пребыванія и отбытія послѣ этого каноническаго отпуска не требуется. Выражаясь обывательски, это была кратковременная остановка. Зато пріемъ Заграничнаго церковнаго управленія на территоріи Сербіи — былъ уже другого порядка...» (М., 1996.) далѣе...


ЕП. ГРИГОРІЙ (ГРАББЕ). ДОКЛАДЪ АРХІЕРЕЙСКОМУ СѴНОДУ РПЦЗ (1996)

Епископ Вашингтонский Григорий (Граббе) «Высокопреосвященнѣйшій Предсѣдатель Архіерейскаго Сѵнода предложилъ мнѣ составить и лично представить Архіерейскому Сѵноду отзывъ по содержанію анонимнаго доклада «О возможности діалога съ Русской Церковью Заграницей». Изъ такого заголовка можно заключить, что авторъ записки на самомъ дѣлѣ принадлежитъ не къ нашей Церкви, а къ Московской Патріархіи. Членъ нашей Церкви и хранитель нашей идеологіи поставилъ бы вопросъ иначе: о возможности для насъ діалога съ Московской Патріархіей. Дѣйствительно, если авторъ Доклада формально и членъ Зарубежной Церкви, если мѣстами онъ пишетъ критически о Патріархіи, то менталитетъ его во многихъ случаяхъ выглядитъ болѣе близкимъ къ Патріархіи, чѣмъ къ намъ, хотя иногда онъ ее критикуетъ. Не видно, чтобы Новомученики и Исповѣдники были для него «своими» и чтобы онъ дорожилъ духовнымъ единствомъ съ ними. Записка явно писалась не въ адресъ нашего Сѵнода, а въ адресъ Московской Патріархіи. Иначе говоря, въ ней авторъ говоритъ о томъ, что должна была бы дѣлать Патріархія, чтобы вовлечь нашъ Сѵнодъ въ переговоры съ нею. Не видно, получила ли Патріархія это обращеніе и какъ на него реагировала. Иначе говоря, авторъ письма хочетъ, чтобы нашъ Сѵнодъ вынесъ постановленіе по поводу содержанія чужого письма, не ему адресованному, но съ намѣреніемъ такимъ образомъ поставить передъ Сѵнодомъ вопросъ о переговорахъ съ Москвой. Должны ли мы поддаваться этой хитрости?...» (М., 1996.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 29-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «На верандѣ дворца было такъ тихо, какъ бываетъ только раннимъ утромъ, сейчасъ послѣ восхода солнца, когда прошли первые восторги привѣта дневного свѣтила и вся рать тысячеголосыхъ пѣвцовъ займется добываніемъ хлѣба насущнаго и природа замретъ, отдаваясь нѣжному теплу солнечнаго свѣта. Ванъ-Ли раскинулъ на тигровой шкурѣ платокъ. Онъ оказался съ изнанки чернымъ, покрытымъ какими-то странными непонятными линіями и чертежами. Въ платкѣ было около двухъ десятковъ камешковъ, отшлифованныхъ временемъ и морскою волною, круглыхъ и неровныхъ, черныхъ, бѣлыхъ, оранжевыхъ, желтыхъ, красныхъ, прозрачныхъ и непрозрачныхъ. Китаецъ встряхнулъ ихъ на платкѣ, собралъ всѣ вмѣстѣ въ кулаки обѣихъ рукъ, прижалъ къ губамъ и сталъ шептать на нихъ, какъ будто бы молясь о чемъ-то. Онъ раскачивалъ свое тѣло и колебанія его становились все болѣе быстрыми, наконецъ, внезапно, съ жестомъ какъ бы отчаянія и съ легкимъ свистящимъ вздохомъ онъ высыпалъ камни на платокъ и они разсыпались по нему причудливымъ узоромъ. Ванъ-Ли долго смотрѣлъ на нихъ, какъ будто угадывая что-то въ узорѣ камний, медленно сгребъ ихъ своими тонкими коричневым пальцами, опять шепталъ на нихъ, молился и опять бросилъ и опять смотрѣлъ на ихъ узоръ. — Ты! — быстро кинулъ онъ, тыкая пальцемъ въ маленькій снѣжно бѣлый кусочекъ мрамора, прижавшійся къ большому, совершенно черному куску порфира. — Онъ, — сказалъ Ванъ-Ли и показалъ на розовый камешекъ, лежавшій...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 28-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Хоръ маленькихъ пѣвчихъ птичекъ привѣтствовалъ солнце. Пѣли короткую пѣсенку красношейки и пестрые съ коричневатою грудкою и темными спинками щеглята, пѣли зеленые чижики и желтыя овсянки, непрерывно чирикали крошечныя пухлыя, точно ватные шарики, голубенькія съ хохолкомъ синички-рисовки, задорно кричали воробьи и лилъ волшебныя трели изъ узкаго горлышка скромный, длинный, какъ сельскій учитель старой нѣмецкой школы въ коричневомъ фракѣ, чаровникъ и волшебникъ соловей. Было еще рано — пять часовъ утра и было уже весело, жизненно и радостно шумно, въ далекомъ низу долины. Тамъ ожила восхищенная восходомъ солнца природа и птицы и цвѣты привѣтствовали Бога такимъ дружнымъ ликованіемъ, что воздухъ трепеталъ и клубился голубыми нитями, стремясь вверхъ, гдѣ уже темно-синимъ пологомъ стало жаркое синее среднеазіатское небо. На верандѣ было тихо. И тишину этой высоты, застывшей у подножья угрюмыхъ горъ, не нарушало, но лишь подчеркивало томное булькающее журчаніе горнаго арыка. Великая Княжна Радость Михайловна сидѣла на низкомъ соломенномъ диванчикѣ, облокотясь о спинку, на которую брошена была вышитая подушка. На ея колѣняхъ, томно щуря зеленые глаза, лежалъ ея прекрасный котъ, подарокъ изъ Тибета, и тихо шевелилъ самымъ кончикомъ пушистаго хвоста. На веранду вошелъ и почтительно присѣлъ старый китаецъ. Лысый черепъ его замыкался на затылкѣ маленькой сѣдой косичкой, похожей на хвостъ крысы...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 27-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Луна была еще высоко, но уже чувствовался разсвѣтъ. Тревожно шевелились птички въ листвѣ подъ горою, гдѣ неугомонно, точно разсказывая какую-то сказку, вдоль каменныхъ утесовъ журчалъ арыкъ со студеною водою. Вся долина, широкая и душистая, обращенная въ сплошной фруктовый садъ, клубилась туманами, точно тамъ были не яблони бѣлыя, въ подвѣнечномъ нарядѣ весны застывшія, не снѣжныя полноцвѣтныя вишни, не блѣдно розовые персики и абрикосы, не вся эта громадная масса садовъ, а было тамъ море. Такъ широка была эта долина и такъ далеко уходила она къ самымъ Кульджинскимъ горамъ. Отъ луннаго свѣта, тихаго и мертвенно печальнаго, какъ скорбь молодой вдовы по убитомъ мужѣ, въ опаловыя краски впадало море тумановъ и не казалось прозрачнымъ, но точно густою фатою накрылись фруктовые сады. На высотѣ двухъ съ половиной верстъ, на томъ мѣстѣ, гдѣ нѣкогда стояли убогія, глинобитныя постройки Кольджатскаго казачьяго поста, у подножья величайшей горы міра Хан-Тен-Гри, на небольшомъ плоскогорьи стоялъ прекрасный мраморный, мѣстнаго мрамора Императорскій дворецъ. На высокомъ флагштокѣ, неподвижно, какъ складка тяжелаго платья, лежалъ золотисто-желтый Императорскій штандартъ и луна серебрила его. По краю горы шла веранда въ помпеянскомъ стилѣ, обвитая плющемъ и розами, только что опушившимися нѣжной, какъ пухъ ягненка листвою. На верандѣ, на плитномъ каменномъ полу, среди шкуръ тигровъ, медвѣдей и волковъ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 26-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Въ Рейхстагѣ появленіе Клейста на трибунѣ вызвало бурныя оваціи. Уже кое-какіе слухи проникли въ газеты. «12 Uhr Mittag» помѣстилъ обширное интервью съ профессоромъ, въ которомъ, однако, профессоръ умолчалъ о томъ, какой образъ правленія сейчасъ въ Россіи и на всѣ вопросы интервьюера заявилъ, что объ этомъ доложитъ только передъ главою правительства въ Рейхстагѣ. Уже было извѣстно изъ газетъ, какого высокаго благоденствія достигла Россія, было написано о томъ, что весною Россія приметъ до десяти милліоновъ колонистовъ и берется по прежнему снабжать Германію хлѣбомъ, мясомъ, гусями, яйцами, пухомъ, масломъ, углемъ, дровами, нефтью и другими предметами добывающей промышленности. Интервьюеръ курилъ Русскія папиросы, данныя ему, однако, изъ предосторожности безъ мундштучковъ. Эта статья произвела панику на биржѣ. Фунтъ стерлинговъ, дошедшій уже до пяти тысячъ марокъ сразу упалъ до восьмисотъ. Франки никто не покупалъ. Искали царскіе рубли и совѣтскіе «милліончики». Каждый по своему объяснялъ причины возрожденія Россіи. Deutsche National Partei глубоко была убѣждена, что въ Россіи умѣренная конституціонная монархія или буржуазная республика, независимые и спартакисты съ пѣной у рта кричали, что послѣдователямъ Ленина удалось удержать власть въ своихъ рукахъ, и что теперь-то въ Россіи и насталъ тотъ коммунистическій рай, который такъ долго не могъ наладить самъ Ленинъ. И потому, и правые и лѣвые...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


"КНИГА ПРАВИЛЪ". СВ. ГРИГОРІЯ БОГОСЛОВА О КН. ВЕТХАГО И НОВАГО ЗАВѢТА (1974)

Святитель Григорий Богослов «Дабы не прельщенъ быль умъ твой чуждыми книгами, ибо обрѣтаются многія подложныя писанія, не право надписанныя, то пріими, возлюбленный, сіе мое вѣрное изчисленіе. Историческихъ книгъ древнѣйшія Еврейскія премудрости, всѣхъ дванадесять: Первая Бытіе, потомъ Исходъ, Левитъ, потомъ Числа, потомъ Второзаконіе; потомъ Іисусъ и Судіи; осмая Руѳь. Девятая и десятая книги, дѣянія Царствъ, Паралипоменонъ, и послѣднею имѣешь Ездру. Стихотворныхъ книгъ пять: первая Іова, потомъ Давида, далѣе три Соломоновы; Екклисіастъ, Пѣснь пѣсней и Притчи. Такожде пять книгъ духа Пророческаго. Во едину книгу совокупляются сіи дванадеспть: Осія, Амосъ и третій Михей, потомъ Іоиль, потомъ Іона, Авдій, Наумъ, Аввакумъ, Софонія, Аггей, далѣе Захарія и Малахія. Се едина книга, вторая же Исаіи: потомъ Іеремія, призванный отъ младенчества: потомъ Іезекіиль и Даніилова благодать. Предложилъ я двадесять двѣ книги Ветхаго Завѣта, Еврейскимъ буквамъ равночисленныя. Послѣ сего счисляй книги и Новаго Таинства. Матѳей писалъ о чудесахъ Христовыхъ для Евреевъ, а Маркъ для Италіи, Лука для Ахаіи. Для всѣхъ же Іоаннъ, великій проповѣдникъ и небошествователь. Потомъ слѣдуютъ Дѣянія мудрыхъ Апостоловъ, четыренадесять посланій Павла. Седмь Соборныхъ, изъ коихъ едино Іакова, два Петровы, далѣе три Іоанновы, седмое же есть Іудино, тако имѣешь все. Аще же какія суть сверхъ сихъ, не принадлежатъ къ признаннымъ...» (Монреаль, 1974.) далѣе...


"КНИГА ПРАВИЛЪ". КАНОН. ПОСЛАНІЕ СВ. ГРИГОРІЯ НИССКАГО КЪ ЕП. ЛИТОНІЮ (1974)

Святитель Григорий Нисский «И сіе есть одна изъ принадлежностей святаго праздника, чтобы мы уразумѣли законный и правильный образъ дѣйствовали относительно согрѣшившихъ, да уврачуется всякая болѣзнь душевная, происходящая отъ какого либо грѣха. Сей повсемѣстный праздникъ сотворенія, по учрежденному обращенію годоваго круга, въ каждое лѣто совершаемый во всемъ мірѣ, торжествуется по причинѣ воскрешенія падшаго. Но паденіе есть грѣхъ, а воскресеніе есть востаніе отъ паденія грѣховнаго. И такъ благоприлично будетъ въ сей день не токмо приводити къ Богу обновляемыхъ возрожденіемъ, чрезъ благодать купѣли, но и покаяніемъ и обращеніемъ отъ мертвыхъ дѣлъ на путь жизни и паки возвращающихся, руководити къ спасающему упованію, отъ котораго они чрезъ грѣхъ отчуждены. Не малое же дѣло есть словеса о семъ устроити, по закону праведнаго и испытаннаго суда, по заповѣди Пророка, повелѣвающей словеса устроивати на судѣ, да по изреченію Писанія, не подвижется во вѣкъ, и въ память вѣчную будетъ праведникъ (Псал. 111, ст. 5, 6). Ибо какъ въ тѣлесномъ врачеваніи цѣль врачебнаго искусства есть едина, возвращеніе здравія болящему, а образъ врачеванія различенъ: ибо по различію недуговъ къ каждой болѣзни прилагается приличный способъ лѣченія: такъ и въ душевныхъ болѣзняхъ, по множеству и разнообразію страстей, необходимымъ дѣлается многообразное цѣлебное попеченіе, которое соотвѣтственно недугу производитъ врачеваніе...» (Монреаль, 1974.) далѣе...


ЕП. ГРИГОРІЙ (ГРАББЕ). КЪ ИЗБРАНІЮ ПАТРІАРХА АЛЕКСІЯ II (1996)

Епископ Вашингтонский Григорий (Граббе) «Не безъ волненія и безпокойства мы ожидали избранія новаго Всероссійскаго Патріарха. Въ преддверіи этого событія мы читали сообщенія прессы и пропагандистовъ о якобы коренномъ измѣненіи положенія Россійской Православной Церкви при новой политикѣ и такъ называемой «перестройкѣ». Мы не знали, можно ли надѣяться на то, что на Всероссійскомъ Соборѣ появятся новыя церковныя силы и смѣнится ведущій составъ сотрудничавшихъ съ коммунистическимъ правительствомъ епископовъ. Многіе вѣрующіе у насъ начинали думать, что коренная перемѣна уже наступила. Нѣкоторые выраженія въ началѣ посланія Собора, созваннаго для избранія новаго Патріарха, какъ будто могли насъ въ этомъ обнадеживать. «Церковь наша и весь народъ, — вѣщаетъ новый Патріархъ, — вступили въ эпоху большихъ перемѣнъ, отмѣченную новыми возможностями и новой отвѣтственностью». Посланіе справедливо говоритъ: «И нынѣ, какъ можетъ быть никогда раньше, намъ необходимо критически осмыслить свое прошлое и свое нынѣшнее состояніе, осудить въ себѣ не только тѣ внутреннія болѣзни, которыя порождались стѣсненіями и внѣшними условіями церковнаго бытія, но и то, что происходило отъ нашей слабости и несовершенства, дабы всѣмъ намъ "ходить въ обновленной жизни" (Рим. 6, 4)». Однако далѣе посланіе не останавливается на сути упомянутыхъ въ немъ «внутреннихъ болѣзней», а переходитъ къ необходимости устраненія нѣкоторыхъ пастырскихъ и административныхъ недостатковъ...» (М., 1996.) далѣе...


ЕП. ГРИГОРІЙ (ГРАББЕ). РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ ВЪ ПУСТЫНѢ И ВЪ МІРѢ СЕМЪ (1996)

Епископ Вашингтонский Григорий (Граббе) «Тѣ, кто уже участвовали въ церковной жизни пятьдесятъ лѣтъ тому назадъ, помнятъ, конечно, какъ много было у насъ толковъ съ связи съ посланіемъ Патріаршаго Мѣстоблюстителя, Нижегородскаго Митрополита Сергія, датированнымъ 16/29 іюня 1927 г. Съ первыхъ же словъ этого посланія начиналась рѣчь о томъ, что преслѣдованія вѣры въ Россіи якобы были вызваны «главнымъ образомъ выступленіями зарубежныхъ враговъ Совѣтскаго государства». Митрополитъ Сергій заявлялъ, что признаетъ обязательнымъ «для насъ теперь показать, что мы, церковные дѣятели, не являемся врагами нашего Совѣтскаго государства, и не съ безумными орудіями ихъ интригъ, а съ нашимъ народомъ и нашимъ правительствомъ». Онъ возвѣщалъ, что это правительство уважило ходатайство о разрѣшеніи сформированному имъ Сѵноду «начать дѣятельность по управленію Православной Россійской Церковью». Онъ писалъ, что теперь «наша Православная Церковь въ Союзѣ имѣетъ не только каноническое, но и по гражданскимъ законамъ вполнѣ легальное управленіе». Платой за эти эфемерныя блага должно было явиться «разоруженіе» Заграничной Церкви, безпокоившей Совѣты своими воплями о преслѣдованіи вѣры въ Россіи. Митрополитъ Сергій исходилъ изъ представленія о Совѣтской власти не какъ сатанинской силѣ, а какъ о всякой другой гражданской власти. Для него, какъ администратора, а не духовнаго вождя, вопросъ стоялъ только въ плоскости матеріалистической цѣлесообразности...» (М., 1996.) далѣе...


А. С. ХОМЯКОВЪ. ЦЕРКОВЬ ОДНА. (СЪ ПРЕДИСЛ. Ю. Ѳ. САМАРИНА) (1975)

А. С. Хомяков «Единство Церкви слѣдуетъ необходимо изъ единства Божіяго, ибо Церковь не есть множество лицъ въ ихъ личной отдѣльности, но единство Божіей благодати, живущей во множествѣ разумныхъ твореній, покоряющихся благодати. Дается же благодать и непокорнымъ, не пользующимся ею (зарывающимъ талантъ), но они не въ Церкви. — Единство же Церкви не мнимое, не иносказательное, но истинное и существенное, какъ единство многочисленныхъ членовъ въ тѣлѣ живомъ. Церковь одна, несмотря на видимое ея дѣленіе для человѣка, еще живущаго на землѣ. — Только въ отношеніи къ человѣку можно признавать раздѣлъ Церкви на видимую и невидимую; единство же ея есть истинное и безусловное. Живущій на землѣ, совершившій земной путь, несозданный для земного пути (какъ ангелы), не начинавшій еще земного пути (будущія поколѣнія), всѣ соединены въ одной Церкви — въ одной благодати Божіей; ибо еще неявленное твореніе Божіе для Него явно, и Богъ слышитъ молитвы и знаетъ вѣру того, кто еще не вызванъ Имъ изъ небытія къ бытію. — Церковь же, тѣло Христово, проявляется и исполняется во времени, не измѣняя своего существеннаго единства и своей внутренней, благодатной жизни. — Поэтому, когда говорится «Церковь видимая и невидимая», то говорится: только въ отношеніи къ человѣку. Церковь видимая или земная живетъ въ совершенномъ общеніи и единствѣ со всѣмъ тѣломъ церковнымъ, коего глава есть Христосъ. Она имѣетъ въ себѣ пребывающаго Христа и благодать Духа...» (Монреаль, 1975.) далѣе...


ПОМѢСТНЫЙ СОБОРЪ 1917-1918 ГГ. ДѢЯНІЕ 105-Е (16 МАРТА 1918 Г.)

Всероссийский Поместный Собор 1917-1918 гг. «Архіепископъ Кишиневскій Анастасій. Чтобы оцѣнить по достоинству содержаніе каждаго законопроекта, нужно проникнуть въ его сокровенный духъ и цѣль, къ которой онъ стремится. Основная цѣль настоящаго законопроекта ясно указывается въ его краткой вводной части: «Признавая необходимымъ увеличить число поводовъ къ разводу, по сравненію съ нынѣ дѣйствующимъ законодательствомъ, и по возможности исчерпывающимъ образомъ указать причины, влекущія за собою внутреннее и дѣйствительное распаденіе брака и полную невозможность его осуществленія, Отдѣлъ о церковномъ судѣ предлагаетъ Священному Собору, въ измѣненіе и дополненіе прежнихъ узаконеній, принимать слѣдующія положенія о поводахъ къ расторженію церковныхъ браковъ». Итакъ, основная цѣль законопроекта — исчерпать, по возможности, всѣ поводы, ведущіе къ расторженію брака. Если бы предъ нами былъ не церковный законопроектъ, а гражданскій, выработанный органами государственной власти, то и въ такомъ случаѣ онъ не могъ бы не вызывать въ насъ чувства удивленія, ибо всякая разумная государственная власть должна стремиться къ тому, чтобы по возможности укрѣплять, а не ослаблять искусственно брачныя узы, дабы не распасться семьѣ, этой основной ячейкѣ государства. Тѣмъ труднѣе, казалось бы, встать на эту точку зрѣнія церковному законодательству, ибо гдѣ же тогда святость и чистота брака, какія всегда должна блюсти Церковь...» (М., 1999.) далѣе...


И. С. ЛУКАШЪ. РАЗСКАЗЪ "ПОТЕРЯННОЕ СЛОВО". ЧАСТЬ 2-Я (1936)

Потерянное слово (рассказ Ивана Лукаша) «Аввакума, расспопа, повели на костеръ. Стрѣльцы съ холоду хватили горячаго вина, за ночь измокли, померзли, кто въ отсырѣвшей овчинѣ, кто въ красномъ кафтаньѣ, потускшемъ отъ дождя, съ тяжкими бердышами. Московскіе желтые сапоги мѣсили грязь на выгонѣ Пустозерска. Надъ толпой стрѣльцовъ качался паръ, духъ виннаго перегара, кислыхъ овчинъ. Аввакумъ тоже измокъ и замѣтно дрожалъ. Въ худомъ тулупчикѣ, порванномъ на плечѣ, въ пасконныхъ порткахъ, въ лаптяхъ, набравшихъ воды и грязи, онъ шелъ опираясь на кривую орясинку, согбенный, тощій, сѣдые волосы прилипли къ лысому лбу, сѣдая борода, закрученная въ жгутъ, дымится отъ холоднаго пара. Въ 1681 году, когда Аввакума повели на костеръ, ему уже было за семьдесятъ. Послѣ земляныхъ ямъ, ржавыхъ цѣпей, пытокъ, застѣнковъ, его согнуло на двое, и вовсе не было ни силы, ни твердости въ этомъ истощавшемъ старческомъ тѣлѣ, изъѣденномъ вшею, исполосованномъ кнутами, съ черными язвами отъ огненныхъ вѣниковъ московской дыбы. Но тонко свѣтилось горбоносое лицо его, и, странно, онъ счастливо улыбался. Онъ бормоталъ что-то съ улыбкой, спотыкаясь, легонько вздыхалъ, повторялъ привычно молитву Христову: "Господи Ісусе Христе, помилуй мя грѣшнаго..." И поторапливался за стрѣлецкими широкими спинами, окутанными паромъ, — точно медвѣди въ красныхъ кафтанахъ. Костеръ долго не разгорался, низко дымиль, ѣло дымомъ глаза. Мальчишки, шлепая но лужамъ, помогали стрѣльцамъ носить хворостъ и солому...» («Возрожденіе». Paris, 1936.) далѣе...


И. С. ЛУКАШЪ. РАЗСКАЗЪ "ПОТЕРЯННОЕ СЛОВО". ЧАСТЬ 1-Я (1936)

Иван Созонтович Лукаш «Во дни сомнѣній, во дни тягостныхъ раздумій о судьбахъ моей родины, — ты одинъ мнѣ поддержка и опора, о, великій, могучій, правдивый и свободный русскій языкъ! (Тургеневъ). Меня всегда тревожили эти слова, ставшія теперь ходячей пошлостью, лишь только заговорятъ о Россіи. Помню, какъ гимназистомъ въ деревнѣ, послѣ покоса, я отдыхалъ съ косарями и лежалъ на сѣнѣ съ затрепанной книжкой Тургенева. Надо мной покойная и могучая синева, огромное небо. Блещетъ дрожащій осинникъ. Тянетъ прохладой и легкимъ дымомъ изъ рощи, гдѣ разожгли костеръ косари. Со взгорья, далеко и прозрачно, видны заливныя луга, наметанные стога, быстрый свѣтъ рѣки въ ивнякѣ и за нею синѣющія деревни. Крошечный поѣздъ идетъ, можетъ быть, верстъ за десять отъ насъ, надъ нимъ, золотисто отсвѣчивая, бѣжитъ дымъ. И совсѣмъ далеко, гдѣ легли облака, кротко бѣлѣетъ надъ сосновыми рощами монастырь... — "Не будь тебя, какъ не впасть въ отчаяніе при видѣ всего, что совершается дома? Но нельзя не вѣрить, чтобы такой языкъ не былъ день великому народу!" У Тургенева написано, видимо, по ошибкѣ, "но нельзя вѣрить", безъ "не". На стогѣ сѣна, разсѣянно перечитывая страницу, согрѣтую солнцемъ, я чувствовалъ что-то невѣрное, какое-то странное безсиліе въ этихъ восклицаніяхъ Тургенева о русскомъ языкѣ. Что совершалось дома въ іюнѣ 1882 года, такой датой помѣчена его замѣтка, чтобы онъ могъ впасть въ отчаяніе? Ничего, кажется. Императоръ Александръ III взошелъ на престолъ, казнили убійцъ отца новаго Государя...» («Возрожденіе». Paris, 1936.) далѣе...


ВТОРАЯ КН. ЦАРСТВЪ (ГЛ. 13-24) ВЪ ПЕРЕВОДѢ АРХИМ. МАКАРІЯ (ГЛУХАРЕВА)

Святой пророк, псалмопевец и царь Давид «Послѣ сего Авессаломъ завелъ у себя колесницы и коней, и пятьдесятъ человѣкъ гонцовъ было у него. И вставалъ Авессаломъ рано и стоялъ при пути въ воротахъ: и когда какой-либо человѣкъ по какому-нибудь дѣлу шелъ къ царю на судъ, Авессаломъ подзывалъ его къ себѣ и говорилъ: изъ котораго ты города? И когда сей говорилъ: изъ одного изъ колѣнъ Израилевыхъ рабъ твой; Тогда говорилъ ему Авессаломъ: вотъ дѣло твое хорошо и право, но у царя не кому выслушать тебя. И говорилъ Авессаломъ: о! если бы меня поставили судьею на землѣ, чтобы ко мнѣ приходилъ каждый человѣкъ, у котораго есть дѣло и судъ, и я бы нашелъ правду его! И бывало, когда кто подойдетъ, чтобы поклониться ему, онъ простиралъ руку свою и, схвативъ его, цѣловалъ его. Такъ поступалъ Авессаломъ со всѣми Израильтянами, которые приходили къ царю на судъ; и вкрался Авессаломъ въ сердце людей Израилевыхъ. При концѣ сорока лѣтъ, сказалъ Авессаломъ царю: пойду я, и исполню обѣтъ мой, который я обѣщалъ Господу въ Хевронѣ. Поелику рабъ твой далъ обѣтъ, когда жилъ я въ Гессурѣ, въ Сиріи, говоря: если возвратитъ меня Господь въ Іерусалимъ, то совершу служеніе Господу. И сказалъ ему царь: поди съ миромъ; и онъ всталъ и пошелъ въ Хевронъ. И послалъ Авессаломъ соглядатаевъ во всѣ колѣна Израилевы, и сказалъ: какъ скоро услышите голосъ трубы, то говорите: воцарился Авессаломъ въ Хевронѣ. А съ Авессаломомъ пошли двѣсти человѣкъ изъ Іерусалима, которые были позваны...» («Православное Обозрѣніе». М., 1866.) далѣе...


ВТОРАЯ КН. ЦАРСТВЪ (ГЛ. 1-12) ВЪ ПЕРЕВОДѢ АРХИМ. МАКАРІЯ (ГЛУХАРЕВА)

Святой пророк, псалмопевец и царь Давид «По смерти Саула, когда Давидъ возвратился съ побѣды надъ Амаликомъ, пробылъ Давидъ въ Циклагѣ два дня. На третій день пришелъ человѣкъ изъ стана Саулова; одежды на немъ были раздраны, и прахъ на головѣ его, и когда пришелъ къ Давиду, палъ на землю и поклонился. И сказалъ ему Давидъ: откуда ты пришелъ? Онъ сказалъ ему: изъ стана Израильскаго я убѣжалъ. И сказалъ ему Давидъ: что тамъ сдѣлалось? скажи мнѣ. Онъ сказалъ, что народъ побѣжалъ съ сраженія, и множество народа пало и умерло, и что также Саулъ и Іонаѳанъ, сынъ его, умерли. И сказалъ Давидъ отроку, извѣстившему его: какъ ты узналъ, что умеръ Саулъ и сынъ его Іонаѳанъ. Отрокъ, извѣстившій его, сказалъ: по случаю я былъ на горѣ Гилбоѣ, и вотъ Саулъ оперся на копье свое, между тѣмъ колесницы и всадники гнались за нимъ. Саулъ оглянулся, и увидѣлъ меня и позвалъ меня; я сказалъ: вотъ я. Онъ сказалъ мнѣ: кто ты? я сказалъ ему: я Амаликитянинъ. И сказалъ онъ мнѣ: подойди ко мнѣ, и убей меня: ибо на меня напало смертное мученіе, и душа моя все еще во мнѣ. Я подошелъ къ нему и убилъ его: ибо зналъ, что онъ не будетъ живъ, послѣ того какъ упалъ. И взялъ я діадиму, которая была на головѣ его, и запястье, которое было на рукѣ его, и принесъ ихъ къ господину моему сюда. Давидъ взялъ одежду свою и раздралъ ее, также и всѣ бывшіе съ нимъ. И рыдали, и плакали и постились до вечера о Саулѣ и о Іонаѳанѣ, сынѣ его, и о народѣ Господнемъ, и о домѣ Израилевомъ, что они пали отъ меча...» («Православное Обозрѣніе». М., 1866.) далѣе...


АКАѲИСТЪ ПРЕП. АВРАМІЮ СМОЛЕНСКОМУ, ЧУДОТВОРЦУ (1995)

Преподобный Авраамий Смоленский «Избра́нный уго́дниче Христо́въ и чудотво́рче преди́вный, въ житіи́ твое́мъ освяще́нъ отъ утро́бы ма́терни наставля́ти лю́ди на пу́ть Христо́ва смире́нія, и ны́нѣ со а́нгелы предстоя́й престо́лу Бо́жію, сподо́би на́съ восхвали́ти тя́ пѣ́снми съ любо́вію, да моли́твами твои́ми отъ вся́кихъ бѣ́дъ и скорбе́й изба́влени, зове́мъ ти́: Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Авра́міе, Смоле́нскій чудотво́рче. — Ангеловъ сожи́тель и человѣ́ковъ засту́пникъ вои́стинну яви́лся еси́, преподо́бне о́тче Авра́міе, благоволе́ніемъ всѣ́хъ Творца́ Христа́ Бо́га, Его́же возлюби́лъ еси́ отъ ю́ности и за Него́же претерпѣ́лъ еси́ клеветы́ вра́жія. Тѣ́мже пріими́ отъ на́съ сія́ хвале́нія: Ра́дуйся, звѣздо́ пресвѣ́тлая благоче́стія. Ра́дуйся, свѣти́ло, во тмѣ́ нече́стія пресла́вно возсія́вшее. Ра́дуйся, клеветнико́въ обличи́телю. Ра́дуйся, Христо́вы вѣ́ры небоя́зненный проповѣ́дниче. Ра́дуйся, ева́нгелскаго уче́нія до́блій послѣ́дователю. Ра́дуйся, зако́на Госпо́дня теплѣ́йшій храни́телю. Ра́дуйся, жи́знь вре́менную премѣни́вый на сокро́вище вѣ́чное небе́сное. Ра́дуйся, уче́нія Христо́ва би́серъ многоцѣ́нный стяжа́вый. Ра́дуйся, Христо́вымъ уче́ніемъ ду́шу твою́ просвѣти́вый. Ра́дуйся, удосто́ивыйся благода́тнаго осѣне́нія свы́ше. Ра́дуйся, яви́выйся добродѣ́телей жили́ще чистото́ю преукра́шенное. Ра́дуйся, Ду́ха Свята́го оби́тель прекра́сная. Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Авра́міе, Смоле́нскій чудотво́рче. — Ви́дя Христо́съ Госпо́дь ду́шу твою́ къ прія́тію благода́ти чистото́ю и ми́лостынею предугото́ванную, свѣ́томъ позна́нія Своего́ просвѣти́ тя́ отъ ю́ности...» (СПб., 1995.) далѣе...


АКАѲИСТЪ ПРЕП. АВРАМІЮ РОСТОВСКОМУ, ЧУДОТВОРЦУ (1995)

Преподобный Авраамий Ростовский «Избра́нный добродѣ́телей подви́жниче и уче́нія Христо́ва проповѣ́дниче, преподо́бне о́тче Авра́міе, похва́льная воспису́емъ ти́ по достоя́нію. Ты́ же, я́ко имѣ́яй дерзнове́ніе ко Христу́, Бо́гу на́шему, спосо́бствуй на́мъ твои́ми моли́твами спасти́ся отъ вся́кихъ скорбе́й, и бѣ́дъ, и озлобле́ній, да зове́мъ ти́: Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Авра́міе, вели́кій и пресла́вный Росто́вскій чудотво́рче. — Яко а́нгела земна́го, яви́ тя гра́ду Росто́ву Ца́рь а́нгеловъ: прови́дѣвъ твое́ отъ идолослуже́нія къ Нему́ обраще́ніе, непостижи́мымъ о́бразомъ призва́ тя́ изъ тмы́ въ чу́дный Сво́й свѣ́тъ. На́съ же, велича́ющихъ неисповѣди́мую бла́гость Его́, научи́ взыва́ти тебѣ́ такова́я: Ра́дуйся, отъ утро́бы ма́тернія Бо́гомъ предъизбра́нный. Ра́дуйся, благоволе́ніемъ Сы́на Бо́жія отъ ю́ности призва́нный. Ра́дуйся, пла́менную любо́вь ко Христу́ яви́вый. Ра́дуйся, и́ноческое житіе́ до конца́ возлюби́вый. Ра́дуйся, язы́ческаго нече́стія ре́вностный обличи́телю. Ра́дуйся, до́брый ревни́телю христіа́нская вѣ́ры. Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Авра́міе, вели́кій и пресла́вный Росто́вскій чудотво́рче. — Ви́дяще роди́тели твои́ тебе́, преподо́бне, на до́лзѣ вре́мени въ лю́томъ разслабле́ніи су́ща, недоумѣва́ху; оба́че пре́лестію многобо́жія зѣло́ ослѣпле́ни бы́вше, не возжелѣ́ша обрати́тися къ Еди́ному Истинному Бо́гу, подаю́щему всѣ́мъ стра́ждущимъ ско́рое исцѣле́ніе, и вку́пѣ съ тобо́ю воспѣва́ти Ему́: Аллилу́ія. — Ра́зумъ недоразумѣва́емый о несозда́нномъ Божествѣ́ уразумѣ́лъ еси́, преподо́бне, и положи́лъ еси́ въ се́рдцы твое́мъ обрати́тися ко Христу́ и послѣ́довати Его́ уче́нію...» (СПб., 1995.) далѣе...


ІЕРОМ. СЕРАФИМЪ (РОУЗЪ). ПРАВОСЛАВНОЕ МІРОВОЗЗРѢНІЕ (1990)

Иеромонах Серафим (Роуз) «Передъ началомъ моего доклада — два слова о томъ, почему важно имѣть православное міровоззрѣніе и почему въ наше время пріобрѣсти его труднѣе, чѣмъ въ прошедшія времена. Въ прошедшіе вѣка — напримѣръ, въ Россіи XIX в. — православное міровоззрѣніе было частью православной жизни и поддерживалось окружающей дѣйствительностью. Даже не было нужды и говорить о немъ, какъ о чемъ-то отдѣльномъ — всѣ жили по-православному въ согласіи съ окружающимъ православнымъ обществомъ. Во многихъ странахъ само правительство исповѣдовало православіе; оно было центромъ общественной дѣятельности, и самъ царь или правитель исторически былъ первымъ православнымъ міряниномъ, обязанностью котораго было подавать своимъ подданнымъ примѣръ христіанской жизни. Въ каждомъ городѣ были православныя церкви, и во многихъ изъ нихъ службы совершались ежедневно утромъ и вечеромъ. Монастыри были во всѣхъ большихъ городахъ, во многихъ меньшихъ городахъ, за ихъ предѣлами, въ деревнѣ, въ удаленныхъ и пустынныхъ мѣстахъ. Въ Россіи было болѣе тысячи оффиціально зарегистрированныхъ монастырей, не считая другихъ общинъ. Монашество было общепризнанной частью жизни. Дѣйствительно, въ большинствѣ семей кто-нибудь — сестра или братъ, дядя, дѣдушка, родственникъ — были монахомъ или монахиней, не говоря уже о другихъ примѣрахъ православной жизни — странникахъ и Христа ради юродивыхъ. Весь образъ жизни былъ пронизанъ православіемъ...» («Русскій Паломникъ». Chico, 1990.) далѣе...


ІЕРОМ. СЕРАФИМЪ (РОУЗЪ). ДУХЪ ПОСЛѢДНИХЪ ВРЕМЕНЪ (1991)

Иеромонах Серафим (Роуз) «Въ нашъ вѣкъ отступничества, который предшествуетъ появленію Антихриста, сатана освобожденъ на малое время (Апок. 20, 7), чтобы творить ложныя чудеса, которыя онъ не могъ творить въ теченіе той «тысячи лѣтъ» благодати въ Церкви Христовой (Апок. 20, 3), чтобы собирать сатанинскій урожай душъ, которыя не приняли любви истины (2 Ѳес. 2, 10). Мы имѣемъ право утверждать, что время Антихриста и въ самомъ дѣлѣ близко, хотя бы уже потому, что сатанинская жатва совершается нынѣ не только среди языческихъ народовъ, не слыхавшихъ о Христѣ, но даже среди «христіанъ», которые утратили спасительную силу христіанства. Это воистину проявленіе природы Антихриста: діавольское царство выдавать за Царство Христа. И «новое религіозное сознаніе», и входящія въ него сегодняшнее «харизматическое» движеніе и «христіанская медитація» — все это предшественники религіи будущаго, религіи послѣдняго человѣчества, религіи Антихриста, и главная ихъ «духовная» функція — сдѣлать для христіанъ пріемлемымъ демоническое посвященіе, прежде существовавшее въ рамкахъ лишь языческаго міра. И пусть всѣ эти «религіозные эксперименты» пока еще имѣютъ прикидочный, неустоявшійся характеръ, пусть въ нихъ элементъ психическаго самоодурманиванія играетъ по крайней мѣрѣ не меньшую роль, чѣмъ откровенно демоническій обрядъ посвященія, не сомнѣвайтесь: тотъ, кто успѣшно «медитируетъ» или полагаетъ, что получилъ «крещеніе Святымъ Духомъ», на самомъ дѣлѣ принялъ посвященіе въ царство сатаны...» (М., 1991.) далѣе...


СВОДЪ ОСНОВНЫХЪ ГОСУД. ЗАКОНОВЪ РОССІЙСКОЙ ИМПЕРІИ (1912)

Царские Регалии «Ст. 1. Государство Россійское едино и нераздѣльно. 2. Великое Княжество Финляндское, составляя нераздѣльную часть Государства Россійскаго, во внутреннихъ своихъ дѣлахъ управляется особыми установленіями на основаніи особаго законодательства. 3. Русскій языкъ есть языкъ общегосударственный и обязателенъ въ арміи, во флотѣ и во всѣхъ государственныхъ и общественныхъ установленіяхъ. Употребленіе мѣстныхъ языковъ и нарѣчій въ государственныхъ и общественныхъ установленіяхъ опредѣляется особыми законами. 4. Императору Всероссійскому принадлежитъ Верховная Самодержавная власть. Повиноваться власти Его, не только за страхъ, но и за совѣсть, Самъ Богъ повелѣваетъ. 5. Особа Государя Императора священна и неприкосновенна. 6. Та же Верховная Самодержавная власть принадлежитъ Государынѣ Императрицѣ, когда наслѣдство Престола въ порядкѣ, для сего установленномъ, дойдетъ до лица женскаго; но супругъ Ея не почитается Государемъ: онъ пользуется почестями и преимуществами, наравнѣ съ супругами Государей, кромѣ титула. 7. Государь Императоръ осуществляетъ законодательную власть въ единеніи съ Государственнымъ Совѣтомъ и Государственною Думою. 8. Государю Императору принадлежитъ починъ по всѣмъ предметамъ законодательства. Единственно по Его почину Основные Государственные Законы могутъ подлежать пересмотру въ Государственномъ Совѣтѣ и Государственной Думѣ...» (СПб., 1912.) далѣе...


ПРЕДИСЛОВІЕ КЪ ИЗДАНІЮ СВОДА ЗАКОНОВЪ РОССІЙСКОЙ ИМПЕРІИ (1912)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Всякому лицу, которому приходится имѣть дѣло съ нашимъ дѣйствующимъ законодательствомъ, хорошо извѣстно, насколько трудно въ немъ правильно оріентироваться. Трудность эта обусловливается отнюдь не недостатками принятой у насъ системы кодификаціи, а исключительно тѣмъ вполнѣ понятнымъ и неизбѣжнымъ обстоятельствомъ, что кодификаціонныя учрежденія, даже при самой большой ихъ производительности, никогда не въ состояніи поспѣть за быстро идущею впередъ законодательною работою. Послѣдствіемъ этого оказывается, что оффиціальный текстъ послѣднихъ изданій отдѣльныхъ томовъ Свода Законовъ уже въ скоромъ сравнительно времени послѣ ихъ появленія оказывается устарѣвшимъ, въ виду необходимости примѣненія его на практикѣ въ связи съ выходящими періодически Продолженіями и издаваемыми послѣ ихъ выхода новыми узаконеніями. Вытекающія изъ сказаннаго затрудненія при примѣненіи Свода Законовъ особенно чувствительны въ настоящее время. Дѣло въ томъ, что огромное большинство частей Свода издано въ послѣдній разъ до 1906 г., а потому при ихъ примѣненіи приходится руководствоваться не только текстомъ ихъ послѣднихъ изданій, но и сразу тремя Продолженіями: своднымъ Продолженіемъ 1906 г., изданнымъ въ пяти объемистыхъ томахъ, и очередными 1908 и 1909 гг. Сверхъ того приходится имѣть въ виду цѣлый рядъ новѣйшихъ узаконеній, появившихся въ теченіе всего 1910 и первыхъ мѣсяцевъ 1911 гг. Наконецъ, необходимо сообразоваться...» (СПб., 1912.) далѣе...


ГЕН.-МАІОРЪ М. М. ЗИНКЕВИЧЪ. "ОСНОВАНІЕ И ПУТЬ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМІИ" (СОФІЯ, 1930)

Генерал-майор Михаил Михайлович Зинкевич «Большевики докончивъ дѣло Временнаго Правительства по развалу Императорской Арміи, вычеркнувъ слово Россія, предавая ея интересы на каждомъ шагу, потворствуя низкимъ инстинктамъ массъ, превратили великую страну въ тьму насилія, возведеннаго въ законъ, въ свободу убійствъ, грабежей, надругательствъ надъ всѣмъ святымъ. И это во имя свободы, во имя человѣческихъ правъ! Все культурное, все, что имѣло связь съ великимъ прошлымъ подлежало просто истребленію. Слово «патріотъ» сдѣлано смѣшнымъ, враждебнымъ. И естественна спѣшка, съ которой большевики вели наступленіе противъ неожиданно выросшаго очага борьбы съ ними въ видѣ Добровольческой Арміи. Наступленіе велось на Новочеркасскъ и Ростовъ со всѣхъ сторонъ вновь сформированными красными частями. 1-го января большевики заняли Батайскъ, 9-го января, прикрывавшіе Ростовъ, наши части были оттѣснены къ самому Ростову. Городъ обстрѣливался артиллерійскимъ огнемъ съ разныхъ сторонъ, въ томъ числѣ и съ юга, со стороны Батайска. Въ этотъ день ген. Корниловъ отдалъ приказъ отходить за Донъ, въ станицу Ольгинскую. Съ наступленіемъ темноты 9-го февраля 1918 года Добровольческая Армія въ составѣ всего около 4.000 человѣкъ выступила на востокъ, въ направленіи на станицу Аксайскую...» (Софія, 1930.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ШАНХАЙСКІЙ († 1966 Г.). ПРОИСХОЖДЕНІЕ ЗАКОНА О ПРЕСТОЛОНАСЛѢДІИ ВЪ РОССІИ

Святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский «Въ началѣ 1925 года Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній поручилъ мнѣ, проходившему тогда Богословскій факультетъ Бѣлградскаго Университета, составить докладъ О происхожденіи закона о престолонаслѣдіи въ Россіи для выясненія того, насколько данный законъ соотвѣтствуетъ духу русскаго народа и вытекаетъ изъ его исторіи. Получивъ благословеніе отъ Владыки Митрополита и имѣя горячее желаніе точно освѣтить вопросъ, я приступилъ къ работѣ въ день памяти св. Филиппа, Митрополита Московскаго, 9-го января 1925 года и закончилъ таковую 14-го августа того же года, въ канунъ праздника Успенія Богородицы — храмового дня Московскаго Успенскаго Собора и Кіево-Печерской Лавры, имѣвшихъ величайшее значеніе въ исторіи русскаго народа. Вмѣсто короткой докладной записки получилось довольно большое изслѣдованіе, содержаніе котораго было мною изложено тогда въ краткой статьѣ, напечатанной въ Бѣлградѣ. Самый же трудъ въ цѣломъ не былъ напечатанъ до сего времени. Ввиду просьбы о его напечатаніи призываю Божіе благословеніе на его изданіе, желая, чтобы читающіе его почерпнули себѣ пользу и назиданіе...» (Шанхай, 1936.) далѣе...


В. ПЕРЕМИЛОВСКІЙ. НОВОЕ ИЛИ СТАРОЕ ПРАВОПИСАНІЕ?

Герб Российской Империи «Было на Руси время, когда по одному бѣглому взгляду на письмо можно было почти безошибочно опредѣлить, какой политической оріентаціи держится пишущій. Такимъ знакомъ и признакомъ въ нашемъ письмѣ служили «твердый знакъ», «еръ» и «ять». Писалъ человѣкъ безъ ера и ятя, и можно было поручиться, что у этого человѣка «идеи въ головѣ». Это былъ настолько вѣрный знакъ и признакъ, что имъ руководствовались и тѣ, «кому вѣдать надлежитъ». — Не даромъ вѣдь всѣ студенты и курсистки — этотъ авангардъ революціи въ старое время — писали безъ ятя и ера, а наиболѣе радикально настроенные — даже безъ еря въ концѣ словъ! Не даромъ также и твердая власть такъ ревниво оберегала неприкосновенность «твердаго знака»! А въ сущности, ни той, ни другой сторонѣ никакого дѣла не было до самого твердаго знака: и для однихъ и для другихъ это былъ не «твердый знакъ», какъ таковой, какъ элементъ русскаго правописанія, — это былъ только условный знакъ извѣстнаго политическаго міросозерцанія, за которое стояли одни, разрушить которое старались другіе. Что это именно такъ и было, можно привести факты...» (Jordanville, 1962) далѣе...


П. М. ВАСИЛЬЕВЪ. РУССКАЯ ИЛИ СОВѢТСКАЯ ОРѲОГРАФІЯ?

Страница из азбуки в картинках Бенуа «Существуетъ нѣсколько различныхъ мнѣній по этому вопросу. Одни утверждаютъ, что упрощенная совѣтская орѳографія, къ которой уже привыкло цѣлое поколѣніе, должна быть принята всѣми, кто такъ или иначе соприкасается, по своей дѣятельности, съ народными массами. Другіе, въ томъ числѣ нѣкоторые видные ученые зарубежья и даже Совѣтскаго Союза, считаютъ, что реформа сдѣлана слишкомъ поспѣшно и ненаучно. Наконецъ, третьи, отмѣчая ошибки и даже нелѣпости совѣтской орѳографіи, вносятъ свои собственныя поправки, создавая, такимъ образомъ, «среднюю» орѳографію, не отвѣчающую вполнѣ ни старой, ни новой. Къ характеристикѣ этого послѣдняго направленія и его оправданія приводимъ слѣдующіе примѣры. Ни одинъ, говорятъ они, мыслящій человѣкъ не станетъ писать слово «Богъ» съ маленькой буквы, какъ это принято въ совѣтской грамматикѣ. Твердый знакъ «ъ» — нѣкоторые упраздняютъ въ концѣ слова ради экономіи мѣста, но сохраняютъ его тамъ, гдѣ совѣтское правописаніе ставитъ апострофъ...» («Православная жизнь». Jordanville, 1987) далѣе...

Просьба о молитвенной поддержкѣ

Просимъ молитвъ нашихъ читателей о здравіи и спасеніи рабовъ Божіихъ, Евгенія, Алексѣя, Александра, Александра, Александра, Анны, Татіаны, чьими трудами созданъ и поддерживается нашъ порталъ.

Нашъ баннеръ

Мы будемъ благодарны если вы установите на своемъ сайтѣ нашъ баннеръ:

Баннеръ Размѣры Кодъ баннера
88 x 31 <!--russportal.ru-->
<a href=http://www.russportal.ru><img src=http://www.russportal.ru/image/russportal88x31.gif width="88" height="31" border=0 title='Тексты в старой или царской орфографии'></a>
<!--russportal.ru-->
Наверхъ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.