Церковный календарь
Новости


2018-01-23 / russportal
Дѣянія 2-го Всезаруб. Собора 1938 г. Докладъ Ю. И. Лодыженскаго (1939)
2018-01-23 / russportal
Дѣянія 2-го Всезаруб. Собора. Докладъ архіеп. Серафима (Соболева) (1939)
2018-01-23 / russportal
"Тріодь Постная". Служба въ недѣлю о блудномъ сынѣ (1864)
2018-01-23 / russportal
"Тріодь Постная". Служба въ недѣлю мытаря и фарисея (1864)
2018-01-23 / russportal
Свт. Фотій Великій. Письмо Евсевіѣ, инокинѣ и игуменьѣ (1845)
2018-01-23 / russportal
Свт. Фотій Великій. Письмо къ Георгію, митр. Никомидійскому (1845)
2018-01-22 / russportal
Свт. Кириллъ, архіеп. Іерусалимскій. 3-е тайноводственное слово (1855)
2018-01-22 / russportal
Свт. Кириллъ, архіеп. Іерусалимскій. 2-е тайноводственное слово (1855)
2018-01-22 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. 40-е поучит. слово къ Египетскимъ монахамъ (1895)
2018-01-22 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. 39-е поучит. слово къ Египетскимъ монахамъ (1895)
2018-01-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Ненависть". Часть 2-я. Глава 10-я (1934)
2018-01-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Ненависть". Часть 2-я. Глава 9-я (1934)
2018-01-22 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 22-е, о мирѣ, въ собраніи единовѣрныхъ (1843)
2018-01-22 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 21-е, похвальное свт. Аѳанасію Великому (1843)
2018-01-21 / russportal
Свт. Василій Великій. Бесѣда 6-я, на слова изъ еванг. отъ Луки 12, 18 (1846)
2018-01-21 / russportal
Свт. Василій Великій. Бесѣда 5-я, на память св. мученицы Іулитты (1846)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 24 января 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Русскій Порталъ

Нашъ порталъ содержитъ тексты въ старой, или «царской» орѳографіи.

ПОРТАЛЪ ОСНОВАНЪ 1 СЕНТЯБРЯ 2005 г. (14 СЕНТЯБРЯ 2005 г. н. ст.) ВЪ ДЕНЬ ЦЕРКОВНАГО НОВОЛѢТІЯ.

О русскомъ правописаніи

Иван Александрович ИльинДивное орудіе создалъ себѣ русскій народъ, — орудіе мысли, орудіе душевнаго и духовнаго выраженія, орудіе устнаго и письменнаго общенія, орудіе литературы, поэзіи и театра, орудіе права и государственности, — нашъ чудесный, могучій и глубокомысленный русскій языкъ. Всякій иноземный языкъ будетъ имъ уловленъ и на немъ выраженъ; а его уловить и выразить не сможетъ ни одинъ. Онъ выразитъ точно — и легчайшее, и глубочайшее; и обыденную вещь, и религіозное пареніе; и безысходное уныніе, и беззавѣтное веселье; и лаконическій чеканъ, и зримую деталь, и неизреченную музыку; и ѣдкій юморъ, и нѣжную лирическую мечту...

А новое поколѣніе его не уберегло... Не только тѣмъ, что наполнило его неслыханно-уродливыми, «глухонѣмыми», безсмысленными словами, слѣпленными изъ обломковъ и обмылковъ революціонной пошлости, но еще особенно тѣмъ, что растерзало, изуродовало и снизило его письменное обличіе. И эту искажающую, смыслъ-убивающую, разрушительную для языка манеру писать — объявило «новымъ» «право-писаніемъ»... [Сіе-то] криво-писаніе погубило драгоцѣнную языковую работу цѣлыхъ поколѣній: оно сдѣлало все возможное, чтобы напустить въ русскій языкъ какъ можно больше безсмыслицы и недоразумѣній. И русскій народъ не можетъ и не долженъ мириться со вторженіемъ этого варварскаго упрощенія… (И. А. Ильинъ)

Анонсы обновленій

ДѢЯНІЯ 2-ГО ВСЕЗАРУБ. СОБОРА 1938 Г. ДОКЛАДЪ Ю. И. ЛОДЫЖЕНСКАГО (1939)

Члены Второго Всезарубежного Собора РПЦЗ 1938 г. «Сопременные безбожники на Западѣ ведутъ свое начало отъ раціоналистовъ 18 вѣка (Union mondiale des Llbres-penseurs. Bruxelles. 1938). Въ 1880 г. была создана, очевидно при ближайшемъ участіи масонскихъ ложъ, «Федерація свободомыслящихъ»; организація эта имѣла буржуазно-соціалистическій характеръ. Послѣ большевицкой революціи и созданія въ Россіи «Союза Воинствующихъ Безбожниковъ», большевицкое антирелигіозное движеніе стало распространяться на Западъ. Его приверженцы, естественно, проникли въ «Федерацію свободомыслящихъ» и попытались постепенно ею завладѣть. Начались раздоры. Въ то время въ соціалистическихъ кругахъ враждебныя коммунизму теченія были еще очень сильны; поэтому дѣло кончилось разрывомъ на съѣздѣ въ Боденбахѣ, въ 1933 г. Такъ создались два безбожныхъ Интернаціонала: коммунистическій «Пролетарскій Союзъ свободомыслящихъ» и буржуазно-соціалистическій «Интернаціоналъ свободомыслящихъ». Первый обосновался сперва въ Вѣнѣ, потомъ въ Берлинѣ, откуда однако, былъ скоро изгнанъ правительствомъ Брюнинга (еще до прихода къ власти націоналъ-соціалистовъ). Второй Интернаціоналъ избралъ своимъ мѣстопребываніемъ Брюссель. Въ 1935 году седьмой міровой Конгрессъ Коммунистическаго Интернаціонала выработалъ тактику «Народнаго Фронта». Было рѣшено перенести ее въ область антирелигіозной пропаганды...» (Бѣлградъ, 1939.) далѣе...


ДѢЯНІЯ 2-ГО ВСЕЗАРУБ. СОБОРА. ДОКЛАДЪ АРХІЕП. СЕРАФИМА (СОБОЛЕВА) (1939)

Архиепископ Богучарский Серафим (Соболев) «Не разъ приходилось намъ слышать, что софіанская ересь, какъ весьма непонятное ученіе и поэтому не имѣющая большого числа послѣдователей, не заслуживаетъ быть предметомъ особеннаго вниманія со стороны Православной Церкви. Конечно, мы съ такимъ мнѣніемъ согласиться не можемъ. Еретическое ученіе Несторія тоже было непонятнымъ, въ особенности, если имѣть въ виду крайне неясную богословскую его теорію о «πρόσοπον», съ которой мы знакомимся изъ посмертнаго произведенія Несторія: «Книга Гераклида». Однако, исторія Христіанской Церкви показываетъ намъ, какія великія потрясенія въ Церкви произвело несторіанство. Вообще всѣ ереси въ отношеніи къ здравому смыслу имѣли весьма большіе дефекты, отличаясь логическими несообразностями, какъ однимъ изъ самыхъ характерныхъ своихъ признаковъ. Православная Церковь всегда придавала ересямъ огромное отрицательное значеніе, въ силу чего весьма энергично боролась съ ними. Иначе поступать она не могла, ибо ереси направлены къ колебанію и даже уничтоженію фундамента Церкви — ея догматовъ, что повлекло бы за собой уничтоженіе бытія самой Церкви, какъ носительницы Божественной истины и источинка спасительной благодати. Мы не знаемъ, какое имѣется количество послѣдователей софіанской ереси. Если ихъ мало въ данный моментъ, то число ихъ можетъ увеличиться въ будущемъ, въ особенности при безпрепятственномъ ея распространеніи. Поэтому Русская Православная Церковь...» (Бѣлградъ, 1939.) далѣе...


"ТРІОДЬ ПОСТНАЯ". СЛУЖБА ВЪ НЕДѢЛЮ О БЛУДНОМЪ СЫНѢ (1864)

Евангельская притча о блудном сыне «Въ сíй де́нь блу́днаго сы́на воззва́ніе пра́зднуемъ, е́же боже́ственніи отцы́ на́ши второ́е въ тріо́ди учини́ша, вины́ ра́ди сицевы́я. Поне́же бо су́ть нѣ́цыи мно́гая безмѣ́стная въ себѣ́ свѣ́дуще, блу́днѣ же зѣло́ отъ ю́наго во́зраста живу́ще, и пія́нствы, и нечистота́ми упражня́ющеся, и во глубину́ злы́хъ си́це впа́дше, во отча́яніе прихо́дятъ, е́же у́бо рожде́ніе е́сть го́рдости, и отвсю́ду къ попече́нію добродѣ́тели ника́коже приходи́ти хотя́тъ, и злы́хъ у́зы предлага́юще, тѣ́мже и го́ршимъ злы́мъ при́сно впа́даютъ. Человѣколю́бно и оте́чески святíи отцы́, и къ таковы́мъ человѣ́комъ иму́ще, и отвести́ отъ отча́янія хотя́ще, такову́ю при́тчу здѣ́ по пе́рвой учини́ша, отча́янія стра́сть изъ ко́рене востерза́юще, и къ добродѣ́тели воспрія́тію возставля́юще, и человѣколю́бная и преблага́я Бо́жія благоутро́бія мно́жае согрѣши́вшимъ, блу́днымъ показу́юще, я́ко ничто́же е́сть отъ грѣхо́въ, е́же Его́ человѣколю́бный ра́зумъ побѣди́тъ, отъ сея́ при́тчи Христо́вы сіе́ представля́юще. Два́ у́бо сы́на су́ть человѣ́ка, си́рѣчь, Богочеловѣ́ка Сло́ва, пра́ведніи и грѣ́шніи. Старѣ́йшій у́бо е́сть, въ за́повѣдехъ Бо́жіихъ, и во благо́мъ Его́ при́сно пребыва́яй, и никогда́же отъ Него́ отступа́яй. Юный же, грѣ́хъ возлюби́вый, и съ Бо́гомъ сопребыва́нія сту́дными дѣ́лы отрекíйся, и о не́мъ Бо́жіе человѣколю́біе ижди́въ, блу́днѣ пожи́вый. Яко е́же по о́бразу цѣ́ло не соблюда́яй, и лука́вому де́мону послѣ́дствовавый и рабо́тавый сластьми́ о́наго хотѣ́ніемъ, и не возмо́гъ жела́ніе испо́лнити. Несы́тная бо ве́щь грѣ́хъ, согрѣва́ющій обы́чаемъ...» (Кіевъ, 1864.) далѣе...


"ТРІОДЬ ПОСТНАЯ". СЛУЖБА ВЪ НЕДѢЛЮ МЫТАРЯ И ФАРИСЕЯ (1864)

Евангельская притча о мытаре и фарисее «Въ настоя́щій же де́нь, съ Бо́гомъ и тріо́дь начина́емъ, ю́же у́бо мно́зи отъ святы́хъ и богоно́сныхъ красотодѣ́тель на́шихъ оте́цъ, до́брѣ и я́ко досто́яше, отъ Свята́го дви́жими Ду́ха, сложи́вше пѣсносодѣ́лаша. Пе́рвый же всѣ́хъ сіе́ умы́сли, три́ глаго́лю пѣ́сни, во о́бразъ, мню́, Святы́я и Живонача́льныя Тро́ицы, вели́кій творе́цъ Косма́, въ вели́кой и свято́й Страсте́й Го́спода и Бо́га и Спа́са на́шего Іису́са Христа́ седми́цѣ, по именова́нію вкра́тцѣ, коего́ждо дне́ краегране́сьми умы́сливъ пѣ́сни. Отъ него́же и про́чіи отъ оте́цъ, па́че же ины́хъ, Ѳео́доръ и Іо́сифъ Студи́те, по ре́вности о́наго, и про́чимъ недѣ́лямъ [седми́цамъ] святы́я и вели́кія Четыредеся́тницы счини́вше, тѣ́хъ оби́тели Студíйстѣй пе́рвѣе преда́ша. Наипа́че пѣ́сни учини́вше, и уста́вивше, и друга́я кни́зѣ, отону́дуже и когда́, отъ оте́цъ собра́вше и сниска́вше. И поне́же у́бо пе́рвый дне́й недѣ́ля заключа́етъ я́ко воскре́сна, пе́рвая су́щи, и осма́я, и коне́чная, изря́дно содѣ́лающе второ́му дню́, ре́кше, понедѣ́льнику, пе́рвую уста́виша пѣ́снь. Абіе же тре́тіему дню́, ре́кше, вто́рнику, пѣ́снь втору́ю. Четве́ртому, ре́кше, средѣ́, тре́тію. Пя́тому — четве́ртую, е́же е́сть, четвертку́. И шесто́му дню́, ре́кше, пятку́, пя́тую пѣ́снь. Шесту́ю же, суббо́тѣ, я́вѣ у́бо и седьму́ю, и про́чія двѣ́, осму́ю и девя́тую, я́же о́бщно вси́ дни́ я́ко и́стиннѣйша и́мутъ. Якоже у́бо боже́ственный Косма́, въ Вели́цѣй Суббо́тѣ положи́ четверопѣ́снецъ, та́мо сотвори́въ, а́ще и по́слѣжде прему́дрѣйшій ца́рь Ле́въ, повелѣ́въ въ соверше́ніе кано́нъ епи́скопомъ Идру́нскимъ, мона́ха Ма́рка, содѣ́ла...» (Кіевъ, 1864.) далѣе...


СВТ. ФОТІЙ ВЕЛИКІЙ. ПИСЬМО ЕВСЕВІѢ, ИНОКИНѢ И ИГУМЕНЬѢ (1845)

Святитель Фотий Великий Патриарх Константинопольский «Если бы съ насъ начаналась смерть и мы первые въ родѣ подвергались ей, было бы основаніе смущаться ею, какъ чѣмъ-то новымъ и неожиданнымъ. Но, съ того самаго времени, какъ произошли на свѣтъ люди, ихъ участь дѣлится между жизнію и смертію, и всѣ мы терпимъ прародительское наказаніе, такъ-что нѣсть человѣкъ, иже поживетъ и не узритъ смерти. Итакъ зачѣмъ же въ этой общей необходимости видимъ мы только свою частную бѣду? Зачѣмъ встрѣчаемъ ее еще и теперь слезами, какъ вновь — вводимый оброкъ? Если это иначе быть не можетъ: если природа не хочетъ знать другаго закона: то къ чему поражаться смертію всякій разъ, какъ-бы нѣкоторою странностію? Для чего предаваться скорби, и, забывая святые уставы Божіи, обливаться слезами? Оплакивая родственниковъ, мы чрезъ то ускоряемъ лишь свою собственную смерть: но зачѣмь ускорять ее, если она есть тягостное зло и предупреждать опредѣленія Создателя? А если она есть нѣчто доброе и спасительное; въ такомъ случаѣ не болѣе ли еще не прилично проливать горкія слезы надъ умершими по суду Божію? — Но, говоришь ты, меня оставила сестра, единственная моя отрада послѣ Бога, первый предметъ моей радости, которымъ облегчались мои скорби, разгонялись печали. — Такъ что жъ? Тебя оставили также и отецъ, и мать, и другіе родственники, и весь рядъ предковъ, простирающійся до Адама; а ты въ свою очередь оставишь другихъ; и нельзя найдти ни одного человѣка, который бы не былъ покинутъ многими...» («Христіанское Чтеніе». СПб., 1845.) далѣе...


СВТ. ФОТІЙ ВЕЛИКІЙ. ПИСЬМО КЪ ГЕОРГІЮ, МИТР. НИКОМИДІЙСКОМУ (1845)

Святитель Фотий Великий Патриарх Константинопольский «Ты удивляешься, что посланія божественнаго Павла представляютъ столько разнобразныхъ мыслей (εἰδέαις): дивлюсь и я — не обижайся за правду, — какъ ты доселѣ не проникъ въ глубину мудрости, свойственной сему мужу. Но если бы ты занялся еще болѣе труднымъ разсужденіемъ о его краснорѣчіи, разумѣется — при благотворномъ содѣйствіи горней помощи, ты еще больше изумился бы, какъ укрылась такая благодать мудрости и какъ неподдѣльное изящество слова не находило для себя пламеннаго любителя. О мудрости его въ вѣроученіи я уже не говорю; — да ты и самъ, кажется, въ этомъ не сомнѣваешься: но говорю лишь о томъ, какого удивленія достойны сила и могушество его рѣчи. — Но (скажешь:) какъ же, поэтому, онъ былъ просторѣчивъ? — Конечно такъ-же, какъ былъ и первымъ изъ грѣшниковъ, послѣднимъ изъ Апостоловъ, извергомъ въ сравненіи со всѣми, отребіемъ міра, недостойнымъ названія Апостола, попраніемъ для всякаго, позоромъ Ангеловъ и человѣковъ. И однако же кто это? Тотъ, кто, какъ Апостолъ Христовъ, могъ быть (своею ревностію) въ тягость (слушателямъ), кто болѣе всѣхъ потрудился, кто посвященъ былъ Богу прежде, чѣмъ кончились матернія болѣзни дѣторожденія, кто видѣлъ незримое, слышалъ неизреченное, кто для Бога составляетъ Христово благоуханіе, кто носитъ въ своемъ тѣлѣ не только смерть Іисусову, но и жизнь! Итакъ, въ какомъ смыслѣ онъ — извергъ, попраніе, позоръ, отребіе, въ такомъ же и просторѣчивъ...» («Христіанское Чтеніе». СПб., 1845.) далѣе...


СВТ. КИРИЛЛЪ, АРХІЕП. ІЕРУСАЛИМСКІЙ. 3-Е ТАЙНОВОДСТВЕННОЕ СЛОВО (1855)

Монограмма Христа «Чтеніе изъ перваго соборнаго Іоаннова посланія, начинающееся словами: и вы помазаніе имате отъ Бога, и вѣсте вся, и до словъ: и не посрамимся отъ Него въ пришествіе Его (1 Іоан. 2, 20-28.). — Во Христа крестившись и во Христа облекшись (Гал. 3, 27.), содѣлались вы сообразными Сыну Божію (Рим. 8, 29.); потому что Богъ, предопредѣлившій насъ въ усыновленіе (Ефес. 1, 5.), содѣлалъ сообразными тѣлу славы Христовой (Фил. 3, 21.). Посему, ставъ причастниками Христовыми (Евр. 3, 14.), справедливо называетесь помазанниками (χριστοὶ); и о васъ сказалъ Богъ: не прикасайтеся помазаннымъ Моимъ (Псал. 104, 15.). Помазанниками же содѣлались вы, пріявъ изображающее Святаго Духа. И все надъ вами совершено въ образѣ; потому что вы образъ Христовъ. Какъ Христосъ, омывшись въ рѣкѣ Іорданѣ, и сообщивъ водамъ благоуханіе Божества, вышелъ изъ водъ, и было на Него существенное наитіе Духа Святаго; потому что подобное почиваетъ на подобномъ; такъ подобно, и вамъ, исшедшимъ изъ купѣли священныхъ водъ, дано мѵропомазаніе, изображающее собою то самое, чѣмъ помазанъ Христосъ. А это есть Духъ Святый, о Которомъ и блаженный Исаія, въ пророчествѣ о Немъ, сказалъ отъ лица Господня: Духъ Господень на Мнѣ, Егоже ради помаза Мя, благовѣстити нищимъ посла Мя (Иса. 61, 1.). Ибо Христосъ не отъ человѣка, и не елеемъ или мѵромъ тѣлеснымъ, былъ помазанъ, но Отецъ, предопредѣлившій Ему быть Спасителемъ цѣлаго міра...» (М., 1855.) далѣе...


СВТ. КИРИЛЛЪ, АРХІЕП. ІЕРУСАЛИМСКІЙ. 2-Е ТАЙНОВОДСТВЕННОЕ СЛОВО (1855)

Святитель Кирилл, архиепископ Иерусалимский «Чтеніе изъ посланія къ Римлянамъ, начинающееся словами: или не разумѣете, яко елицы во Христа Іисуса крестихомся, въ смерть Его крестихомся? до словъ: нѣсте бо подъ закономъ, но подъ благодатію (Рим. 6, 3-14.). — Полезны намъ ежедневныя тайноводства и ученія новыя, возвѣщающія о предметахъ новыхъ; а наипаче полезны каждому изъ васъ, обновленному изъ человѣка ветхаго въ человѣка новаго. Потому и предложу вамъ, по необходимости, продолженіе вперашняго тайноводства, чтобы дознать вамъ, какое было знаменованіе совершеннаго вами во внутреннемъ притворѣ. Едва вступивъ, совлекли вы съ себя хитонъ; и сіе было изображеніемъ того, что совлеклись вы ветхаго человѣка съ дѣяньми его (Кол. 3, 9.). А совлекши съ себя хитонъ, стали вы наги, подражая въ семъ на крестѣ обнаженному Христу, и сею наготою совлекшему начала и власти, и дерзновеніемъ побѣдившему на древѣ (Кол. 2, 15.). Поелику въ членахъ вашихъ гнѣздились сопротивныя силы; то непозволительно уже стало вамъ носить оный ветхій хитонъ, разумѣю же, конечно, не сей чувственный хитонъ, но ветхаго человѣка, тлѣющаго въ похотѣхъ прелестныхъ (Еф. 4, 22.), въ котораго да не облекается уже снова душа, единожды его совлекшаяся, но да скажетъ словами невѣсты Христовой въ Пѣсни Пѣсней: совлекохся ризы моея, како облекуся въ ню (Пѣсн. Пѣсн. 5, 3.)? Чудное подлинно дѣло! Обнажены вы были предъ взорами всѣхъ, и не стыдились: потому что дѣйствительно уподобились первозданному Адаму...» (М., 1855.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. 40-Е ПОУЧИТ. СЛОВО КЪ ЕГИПЕТСКИМЪ МОНАХАМЪ (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Будь весьма внимателенъ, возлюбленный, чтобы не потерять тебѣ пути прямаго, и не ходить путями тмы; иначе, при кончинѣ своей, окажешься строптивымъ предъ Богомъ и предъ людьми. Ибо сказано: Горе вамъ оставившіи пути правыя, еже ходити въ путехъ тмы! Горе вамъ, веселящіися о злыхъ, и радующіися о развращеніи злѣмъ! Ихже стези стропотни, и крива теченія ихъ, еже далече тя сотворити отъ пути праваго, и чужда отъ праведнаго разума (Притч. 2, 13. 16). Почему присовокуплено: Ни бо достигнутъ лѣтъ жизни. Аще бо быша ходили въ стези благія, обрѣли убо быша стези правы гладки. Блази будутъ жители на земли, незлобивіи же останутъ на ней. Путіе нечестивыхъ отъ земли погибнутъ, пребеззаконіи же изринутся отъ нея (19. 20. 22). Итакъ необходимо идти путемъ прямымъ, по слову сказавшаго: Не уклонися ни на десно, ни на шуе: отврати же ногу твою отъ пути зла: пути бо десныя вѣсть Господь, развращеніи же суть, иже ошуюю (Пр. 4, 27. 28). Бога бойся, и страхъ Божій соблюдетъ тебя; соблюдай заповѣди Его, и заповѣди Его поведутъ тебя путемъ прямымъ. Да не гнѣздятся же въ нѣдрѣ твоемъ упрямство, губительность, зависть, гордыня и тому подобное, а также ненасытность, сквернословіе, буесловіе, или кощуны, яже неподобная (Еф. 5, 4). Ибо всякій, преданный сему, заблудился съ пути истины и изнуряетъ силы свои въ мѣстахъ непроходимыхъ. А кто идетъ путемъ прямымъ, того введетъ онъ въ обитель. Итакъ не утрать нелицемѣрнаго благоговѣнія, возлюбленный братъ...» (Сергіевъ Посадъ, 1895.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. 39-Е ПОУЧ. СЛОВО КЪ ЕГИПЕТСКИМЪ МОНАХАМЪ (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Если, возлюбленный, прійдетъ къ тебѣ братъ, и будетъ упрашивать тебя, говоря: иди съ нами, пріобщися крове (Прит. 1, 11); въ совѣтѣ нашемъ составимъ единодушное между собою братство, а кто говоритъ намъ напротивъ, тѣхъ отдалимъ отъ себя; старцамъ пойдемъ наперекоръ, и сѣдины не устыдимся, наговоримъ грубостей приставникамъ дома, насмѣемся надъ безмолвствующимъ, наругаемся надъ благоговѣйными; всѣхъ подчинимъ себѣ, составимъ себѣ имя; обличаемые не станемъ молчать, дружно возвысимъ голосъ, чтобы не обнаружилась ложь наша; когда обратятся къ намъ съ увѣщаніями, поддержимъ свою гордость; когда станутъ упрашивать, превознесемся; да будетъ намъ крѣпость законъ правды; некрѣпкое бо не полезно обрѣтается (Прем. 2, 11); то не ходи однимъ путемъ съ сими людьми, уклонися отъ нихъ, и измѣни: не уснутъ бо, аще зла не сотворятъ (Прит. 4, 16. 17). А говорящему сіе отвѣчай: «не мое это дѣло. И ты бѣжалъ сего, но опять тому же хочешь работать? Какая же польза отъ постриженія власовъ? Какую изъ сего извлекутъ для себя выгоду люди? Твердо держимъ у себя въ умѣ, что оставили міръ, чтобы стать монахами: какъ же хочешь возмущать души братій? Но ты, слыша правду, не гнѣвайся; ибо общая въ этомъ польза. Не понимаешь развѣ, что поемъ? А поемъ не это ли: блаженъ мужъ, иже не иде на совѣтъ нечестивыхъ, и на пути грѣшныхъ не ста, и на сѣдалищи губителей не сѣдѣ, но въ законѣ Господни воля его, и въ законѣ Его поучится день и нощь?...» (Сергіевъ Посадъ, 1895.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "НЕНАВИСТЬ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 10-Я (1934)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Этотъ сдвигъ на сто восемьдесятъ градусовъ наблюдалъ и Борисъ Николаевичъ Антонскій. Лѣтомъ свободный отъ уроковъ, взвинченный, взволнованный газетными извѣстіями и статьями, слухами и толками о войнѣ онъ зачастилъ въ Петербургъ, чтобы наблюдать за жизнью столицы. Въ знойный іюльскій день онъ видѣлъ, какъ въ Царской коляскѣ, запряженной парой великолѣпныхъ сѣрыхъ рысаковъ, со всѣхъ сторонъ окруженный казаками въ красныхъ мундирахъ, въ высокихъ киверахъ съ косыми бѣлыми султанами, съ пиками у бедра, ѣхалъ по Невскому проспекту французскій президентъ въ черномъ цилиндрѣ. Онъ очень запомнилъ всю эту картину. Какъ въ клѣткѣ изъ живыхъ людей неслась коляска и гулко щелкали копыта казачьихъ лошадей по камнямъ и по свѣже политому торцу. Борисъ Николаевичъ видѣлъ молодое, розовое, безусое лицо офицера, ѣхавшаго на могучей рыжей лошади съ открытою пастью у задняго колеса коляски и видѣлъ какъ напряженно остро тотъ посматривалъ впередъ, на народъ и на президента. Точно опасался чего-то. Къ коляскѣ выбѣгали какіе то люди, точно нарочно одѣтые какими-то «пейзанами», можетъ быть — дворники, можетъ быть, агенты охранной полиціи. Жидкое «ура» провожало президента. И во всемъ этомъ была какая-то неувѣренность въ чувствахъ и настроеніяхъ народа, быть можетъ, даже боязнь за самую жизнь президента. Столица переживала полосу безпорядковъ и забастовокъ на заводахъ, какъ говорили, поднятыхъ нѣмецкими агентами...» (Парижъ, 1934.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "НЕНАВИСТЬ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 9-Я (1934)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Шура и Женя вѣрно отмѣтили, что Володя на 180 градусовъ перемѣнилъ свой взглядъ на войну. Сдѣлалъ это онъ, конечно, не самъ, не своимъ умомъ дошелъ до этого, но получилъ на это указанія партіи. Въ тотъ самый іюньскій вечеръ, когда первый разъ въ ихъ домѣ заговорили о возможности войны, Володя поѣхалъ къ Драчу. Онъ всегда останавливался у него, когда были у него сомнѣнія, когда хотѣлъ онъ уйдти отъ семьи и посвятить всего себя партійной работѣ. Ѣхалъ онъ, полный самаго крѣпкаго миролюбія и ненависти къ войнѣ. Какъ соціалистъ и демократъ онъ долгомъ своимъ почиталъ быть антимилитаристомъ, пацифистомъ, ярымъ ненавистникомъ войны. Война пережитокъ дикаго средневѣковья, феодальныхъ привычекъ, царизма, никакъ недостойный соціализма. Бросать народъ, то есть рабочихъ — пролетаріатъ на убой въ угоду Вильгельмамъ и Николаямъ — никакъ не отвѣчало марксизму. Онъ зналъ, что и партія, въ лицѣ Петербургскихъ ея представителей, раздѣляла эти взгляды. Уже были брошены ея агенты, составлены «пятерки», посланы агитаторы по заводамъ, чтобы въ нужную минуту забастовками сорвать войну, по деревнямъ поѣхала молодежь — препятствовать, когда будетъ надо мобилизаціи. Володя засталъ Драча дома въ хмуромъ, мрачномъ, молчаливомъ настроеніи. Пиво и хлѣбъ съ колбасой ожидали Володю. Со страстью, съ пыломъ молодости Володя заговорилъ о военныхъ слухахъ, о подготовкѣ къ войнѣ, о священной обязанности каждаго соціалиста помѣшать...» (Парижъ, 1934.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 22-Е, О МИРѢ, ВЪ СОБРАНІИ ЕДИНОВѢРНЫХЪ (1843)

Святитель Григорий Богослов «Ревность пламенна; духъ кротокъ; любовь милосерда, или, лучше сказать, она есть самое милосердіе; надежда долготерпѣлива. Ревность воспламеняетъ; духъ дѣлаетъ кроткимъ; надежда ожидаетъ; любовь связуетъ и не даетъ разсѣяваться тому, чтó есть въ насъ прекраснаго; хотя по природѣ мы и разсѣянны. Съ любовію бываетъ одно изъ трехъ: она или, пребывая въ сердцѣ, постоянна; или, поколебавшись, возстановляется; или, удалившись, возвращается. Она подобна растеніямъ, которыя, если насильно согнуть ихъ руками и потомъ оставитъ на свободѣ, опять разгибаются и приходятъ въ прежнее положеніе; чѣмъ и обнаруживаютъ въ себѣ то свойство, что насиліемъ можно ихъ нагнутъ, но не выпрямить. Правда, что порокъ по природѣ намъ подрученъ, и стремленіе къ худому сильно: это потокъ, который падаетъ съ стремнины; это тростникъ, который при вѣтрѣ легко загорается отъ искры, весь обращается въ пламень и истребляется вмѣстѣ съ своимъ порожденіемъ: ибо огонь есть порожденіе вещества, истребляетъ его, какъ порокъ порочныхъ, но и самъ исчезаетъ вмѣстѣ съ тѣмъ, чтó его питало. Но если бы кто-либо снискалъ навыкъ къ чему-либо доброму, и усвоилъ себѣ это: то для него труднѣе уже будетъ пасть, нежели какъ въ-началѣ было сдѣлаться добрымъ; потому что всякое добро, утвержденное временемъ и разсудкомъ, обращается въ природу; какъ и сія любовь, которая въ насъ, и съ которою совершаемъ мы служеніе любви истинной, и возлюбленной и избранной нами въ руководство для цѣлой жизни...» (М., 1843.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 21-Е, ПОХВАЛЬНОЕ СВТ. АѲАНАСІЮ ВЕЛИКОМУ (1843)

Святитель Григорий Богослов «Хваля Аѳанасія, буду хвалить добродѣтель; ибо одно и тоже — наименовать Аѳанасія и восхвалить добродѣтель; потому что всѣ добродѣтели въ совокупности онъ въ себѣ имѣлъ, или, справедливѣе сказать, имѣетъ, такъ какъ предъ Богомъ живы всѣ, жившіе по Богу, хотя и преселились они отселѣ; почему Богъ и называется Богомъ Авраамовымъ, Исааковымъ и Іаковлевымъ, какъ Богъ не мертвыхъ, но живыхъ (Матѳ. 22, 32.). А хваля добродѣтель, буду хвалить самого Бога, отъ Котораго въ людяхъ добродѣтель и даръ возвожденія или возвращенія къ Нему чрезъ сродное озареніе. Ибо изъ многихъ и великихъ даровъ, которые мы получили и получимъ еще отъ Бога, и которыхъ числа и великости никто изречь не можетъ, даръ наибольшій и наипаче свидѣтельствующій о Божіемъ къ намъ человѣколюбіи, есть наше къ Нему стремленіе и сродство съ Нимъ. Чтó солнце для существъ чувственныхъ, то Богъ для духовныхъ; одно освѣщаетъ міръ видимый, Другій — невидимый; одно тѣлесные взоры дѣлаетъ солнцевидными, Другій разумныя естества — богоподобными. И какъ солнце, доставляя возможность видящему видѣть, а видимому быть видимымъ, само гораздо превосходнѣе видимаго; такъ Богъ, устрояющій, чтобы существа мыслящія имѣли даръ мышленія, а мыслимыя были предметомъ мышленія, Самъ выше всего мысленнаго, и всякое желаніе останавливается на Немъ, далѣе же никуда не простирается. Ибо далѣе Его ничего высшаго, и даже вовсе ничего, не находитъ умъ...» (М., 1843.) далѣе...


СВТ. ВАСИЛІЙ ВЕЛИКІЙ. БЕСѢДА 6-Я, НА СЛОВА ИЗЪ ЕВАНГ. ОТЪ ЛУКИ 12, 18 (1846)

Святитель Василий Великий «Два рода искушеній; потому что, или скорби испытываютъ сердца, какъ золото въ горнилѣ, въ терпѣніи открывая ихъ доброту, или нерѣдко самое благоденствіе жизни служитъ для многихъ вмѣсто испытанія. Ибо одинаково трудно — сохранить душу не униженною въ затруднительныхъ обстоятельствахъ жизни, и не превознестись до наглости въ положеніи блистательномъ. Примѣромъ же искушеній перваго рода служитъ великій Іовъ, этотъ непреоборимый подвижникъ, который всѣ насилія діавола, какъ стремленіе потока, выдержавъ съ непоколебимымъ сердцемъ и неизмѣннымъ разсудкомъ, показалъ, что онъ тѣмъ выше искушеній, чѣмъ, по видимому, значительнѣе и труднѣе борьбы, на которыя вызывалъ его врагъ. Искушеній же благоденствіемъ жизни есть и другіе нѣкоторые примѣры, а также примѣромъ сего служитъ и этотъ богачъ, о которомъ читано намъ нынѣ. Онъ однимъ богатствомъ уже обладалъ, а другаго надѣялся. Между тѣмъ человѣколюбивый Богъ не осудилъ его въ началѣ, за неблагодарность нрава, но къ прежнему его богатству непрестанно прилагалъ новое богатство, въ ожиданіи, что, насытивъ его когда нибудь, обратитъ душу его къ общительности и кротости. Ибо сказано: человѣку богату угобзися нива; и мысляше въ себѣ, глаголя: чтó сотворю? Разорю житницы моя, и бóльшія созижду. Для чего жъ угобзися нива у человѣка, который не хотѣлъ сдѣлать ничего добраго изъ сего урожая! Чтобъ тѣмъ въ большей мѣрѣ открылось Божіе долготерпѣніе...» (М., 1846.) далѣе...


СВТ. ВАСИЛІЙ ВЕЛИКІЙ. БЕСѢДА 5-Я, НА ПАМЯТЬ СВ. МУЧЕНИЦЫ ІУЛИТТЫ (1846)

Святитель Василий Великий «Нынѣ многіе впадаютъ въ порокъ людей злонравныхъ, не уважая того, чтó у нихъ есть, и желая, чего нѣтъ. Ибо, не считая тѣхъ, которые ихъ ниже, не изъявляютъ благодарности Благодѣтелю за то, чтó имѣютъ, а напротивъ того, при сравненіи себя съ тѣми, которые выше ихъ, высчитывая, чего у нихъ недостаетъ, и лишаемые принадлежащаго другимъ, печалятся и ропщутъ, какъ бы лишились своей собственности. Рабъ негодуетъ, что онъ несвободенъ; воспитанный въ свободѣ, — что не высокаго происхожденія, не изъ знатныхъ по роду, не можетъ въ восходящемъ порядкѣ насчитать седми дѣдовъ, которые бы славились множествомъ коней, или расточали богатство на единоборцевъ. Знатный родомъ жалуется, что не слишкомъ богатъ; богатый скорбитъ и сѣтуетъ, что не правитель городовъ и народовъ; военачальникъ, что не царствуетъ; царь, что не обладаетъ всей подсолнечною, но что есть еще народы не подклонившіеся подъ его скипетръ. Изъ всего же этого выходитъ то заключеніе, что ни одинъ не благодаритъ Благодѣтеля. Но отложивъ скорбь о томъ, чего у насъ нѣтъ, научимся воздавать благодарность за то, чтó есть. Въ трудныхъ обстоятельствахъ жизни скажемъ мудрому Врачу: въ скорби малѣ наказаніе Твое намъ (Иса. 26, 16.); скажемъ: благо мнѣ, яко смирилъ мя еси (Псал. 118, 71.); скажемъ: недостойны страсти нынѣшняго времене къ хотящей славѣ явитися въ насъ (Рим. 8, 18.); скажемъ: мало, о нихже согрѣшихомъ, уязвлени есмы (Іов. 15, 11.); воззовемъ ко Господу...» (М., 1846.) далѣе...


СВТ. КИРИЛЛЪ, АРХІЕП. ІЕРУСАЛИМСКІЙ. 1-Е ТАЙНОВОДСТВЕННОЕ СЛОВО (1855)

Монограмма Христа «Чтеніе изъ перваго Петрова соборнаго посланія, начинающееся словами: трезвитеся, бодрствуйте и до конца посланія (1 Петр. 5, 8-14.). И прежде съ вами, преискреннія и вожделѣнныя чада Церкви, желалъ я побесѣдовать о сихъ духовныхъ и небесныхъ таинствахъ. Но поелику хорошо зналъ, что зрѣніе гораздо вѣрнѣе слуха; то и ожидалъ настоящаго времени, чтобы, послѣ сего опыта, нашедши васъ болѣе пріуготовленными къ тому, чтó будетъ говорено, привести на свѣтлый и благоуханный лугъ сего сада. Притомъ же, сподобившись Божественнаго и животворящаго крещенія, пріобрѣли вы болѣе удобопріемлемости къ Божественнымъ тайнамъ. Посему, когда должно уже предложить трапезу совершеннѣйшихъ ученій, въ точности преподадимъ вамъ сіе, чтобы знать вамъ, какое дѣйствіе совершилось надъ вами въ оный вечеръ крещенія. Сперва вошли вы въ преддверіе, въ притворъ, гдѣ совершается крещеніе, и ставъ лицемъ къ западу, слышали и получили повелѣніе простереть руку, и отрицались сатаны, такъ какъ бы онъ былъ передъ вами. Надобно же вамъ знать, что прообразованіе сего есть въ ветхозавѣтной исторіи. Ибо, когда Фараонъ — этотъ лютый и жестокій мучитель, угнеталъ свободный и благородный народъ еврейскій, тогда Богъ послалъ Моѵсея, вывести Евреевъ изъ горькаго рабства египетскаго. И кровію агнца помазаны были праги, чтобы Погубляющій бѣжалъ отъ домовъ, имѣющихъ на себѣ знаменіе крови, и народъ еврейскій освободился чудеснымъ образомъ. Но поелику врагъ преслѣдовалъ...» (М., 1855.) далѣе...


СВТ. КИРИЛЛЪ, АРХІЕП. ІЕРУСАЛИМСКІЙ. 18-Е ОГЛАСИТЕЛЬНОЕ СЛОВО (1855)

Святитель Кирилл, архиепископ Иерусалимский «Чтеніе изъ Іезекіиля: и бысть на мнѣ рука Господня, и изведе мя въ Дусѣ Господни, и постави мя средѣ поля, се же бяше полно костей человѣческихъ и проч. (Іезек. 37, 1.). — Надежда воскресенія — корень всякаго добраго дѣла; потому что чаяніе мздовоздаянія укрѣпляетъ душу къ благому дѣланію. Всякій дѣлатель готовъ переносить труды, если предвидитъ награду за труды; а у трудящихся безмездно вмѣстѣ съ тѣломъ падаетъ въ силахъ и душа. Воинъ, ожидающій наградъ, готовъ идти на войну; но никто изъ воинствующихъ у царя неразсудительнаго, не вознаграждающаго за труды, не будетъ готовъ умереть за него. Такъ и всякая душа, вѣруя въ воскресеніе, справедливо оберегаетъ себя; невѣрующая же въ воскресеніе предаетъ себя на гибель. Вѣрующій, что тѣло ожидаетъ воскресенія, бережетъ ризу сію, и не оскверняетъ ея блудомъ; а невѣрующій въ воскресеніе, предается блуду, во зло употребляя тѣло свое, какъ бы чуждое. Посему вѣра въ воскресеніе мертвыхъ есть великое извѣщеніе и ученіе святой соборной Церкви; оно велико и весьма необходимо; многими пререкается, но удостовѣряетъ въ немъ истина. Оспориваютъ его Еллины, не вѣрятъ ему Самаряне, искажаютъ его еретики. Возраженія многообразны, но пстина единообразна. Еллины, а вмѣстѣ и Самаряне, говорятъ намъ слѣдующее: «скончавшійся человѣкъ изгибъ и сгнилъ, совершенно разложился въ червей, и черви умерли. Такая гнилость и гибель постигли его тѣло, поэтому какъ же оно востанетъ? Потерпѣвшихъ крушеніе въ морѣ...» (М., 1855.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 20-Е, О ДОГМАТѢ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ (1843)

Святитель Григорий Богослов «Когда смотрю на усиливающуюся нынѣ болѣзнь языка, на скороспѣлыхъ мудрецовъ, на производимыхъ вновь Богослововъ, для которыхъ довольно только захотѣть, чтобы стать мудрыми: тогда ощущаю потребность высшаго любомудрія, ищу съ Іереміею виталища послѣдняго (Іер. 9, 2.), и желаю быть одинъ съ самимъ собою. Ибо для меня всего кажется лучше, замкнувъ какъ-бы чувства, отрѣшившись отъ плоти и міра, безъ крайней нужды не касаясь ни до чего человѣческаго, бесѣдуя съ самимъ собою и съ Богомъ, жить превыше видимаго, всегда носить въ себѣ божественные образы, чистые, не смѣшанные съ дольними и обманчивыми напечатлѣніями, быть и непрестанно дѣлаться какъ-бы неомраченнымъ зерцаломъ Бога и божественнаго, пріобрѣтать ко свѣту свѣтъ, — къ менѣе ясному лучезарнѣйшій; пока не взойдемъ къ Источнику тамошнихъ озареній и не достигнемъ блаженнаго конца, когда дѣйствительность сдѣлаетъ не нужными зерцала. Посему едва-ли кто въ-состояніи преодолѣть влекущее долу вещество, развѣ уже обучилъ себя долговременнымъ любомудріемъ, и постепенно отторгалъ отъ низкаго и сопряженнаго со тьмою, чтó есть въ душѣ благороднаго и свѣтовиднаго, или удостоился Божіей милости, или, сверхъ того и другаго, прилагалъ всевозможное стараніе вознести взоръ свой горѣ. А пока нѣтъ силъ преодолѣть вещественное, достаточно очистить слухъ и мысли; до тѣхъ поръ не безопасно принимать на себя попеченіе о душахъ и вдаваться въ богословствованіе...» (М., 1843.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 19-Е, ЮЛІАНУ, ВО ВРЕМЯ ПЕРЕПИСИ (1843)

Святитель Григорий Богослов «Какая насильственная власть, которая постоянно мучитъ меня изъ любви! Какая моя мудрость и опытность, когда каждый праздникъ вызываютъ меня на борьбу! Я не нахожу въ себѣ никакой мудрости, ни опытности, какъ ни разбираю и ни испытываю самъ себя. Одно, правда; сознаю въ себѣ, чтó можетъ-быть и не маловажно, хотя нѣкоторые называютъ это скудоуміемъ, — я бы желалъ каждую минуту умерщвлять въ себѣ жизнь, а жить жизнію сокровенною во Христѣ, стать не мелочнымъ купцомъ, но на все, чтó имѣю у себя, купить драгоцѣнную жемчужину, все преходящее и тлѣнное промѣнявъ на постоянное и небесное. Такое пріобрѣтеніе конечно всего важнѣе и надежнѣе для имѣющаго умъ. Но если сіе для меня невозможно; то я желалъ бы устоять по крайней мѣрѣ въ другомъ, и престолъ уступить желающимъ, а самому всю жизнь быть ребенкомъ и ученикомъ, пока не измою всей горечи сладкими водами ученія. Пусть было бы сіе однимъ и первымъ дѣломъ моего любомудрія или скудоумія; а вторымъ и важнѣйшимъ слѣдующее: поелику я не въ-состояніи удерживать словомъ моимъ слово многихъ и овладѣвшее нынѣ всѣми стремленіе и желаніе учить и говорить о духовномъ, не имѣя въ себѣ Духа; то идти другимъ путемъ, сколько я увѣренъ, и лучшимъ и менѣе труднымъ, ставъ примѣромъ молчанія, научить всѣхъ безмолвію; и кто высоко о мнѣ думаетъ, того устыдить превосходствомъ, а кто низко и менѣе надлежащаго, того довести до скромности равенствомъ достоинствъ...» (М., 1843.) далѣе...


СВТ. АѲАНАСІЙ ВЕЛИКІЙ. ПОСЛАНІЕ КЪ ИНОКАМЪ (1902)

Святитель Афанасий Великий, архиепископ Александрийский «Уступивъ вашему благорасположенію, и по многократныхъ отъ васъ убѣжденіяхъ, написалъ я кратко о томъ, чтó претерпѣли и я и Церковь, по мѣрѣ силъ моихъ обличилъ скверную ересь зараженныхъ аріанствомъ и показалъ, сколь далека она отъ истины. Но чтó было со мною, когда писалъ это, — призналъ я необходимымъ сдѣлать это извѣстнымъ вашему благочестію, чтобы изъ этого видѣть вамъ, какъ справедливо сказалъ блаженный Апостолъ: о глубина богатства и премудрости и разума Божія (Рим. 11, 33), а потому, извинить и меня — человѣка по природѣ немощнаго. Какъ-скоро намѣревался я писать и принуждалъ себя помыслить о божествѣ Слова, — всякій разъ далеко отъ меня отступало вѣдѣніе, и сознавалъ я, что въ такой мѣрѣ остаюсь я позади, въ какой думалъ постигнуть. Ибо не могъ написать того, что, повидимому, представлялъ умомъ; а что писалъ, то дѣлалось слабѣе даже и той малой тѣни истины, какая была у меня въ мысли. Посему, — видя, чтó написано въ Екклесіастѣ: рѣхъ, умудрюся: и сія удалися отъ мене далече паче неже бѣхъ, и бездны глубина, кто обрящетъ ю? (Еккл. 7, 24. 25) и въ Псалмахъ: удивися разумъ Твой отъ мене: утвердися, не возмогу къ нему (Псал. 138, 6), и чтó Соломонъ говоритъ: слава Божія крыетъ слово (Притч. 25, 2), — не разъ (повѣрьте въ этомъ) намѣревался я удержаться и перестать писать. Но, — чтобы не показалось, будто бы молчаніемъ и васъ огорчаю, и тѣхъ, которые спрашивали у васъ и упорствуютъ въ своемъ мнѣніи, поощряю въ нечестіи, — принудилъ я себя написать...» (Сергіевъ Посадъ, 1902.) далѣе...


СВТ. АѲАНАСІЙ ВЕЛИКІЙ. ПОСЛАНІЕ КЪ СЕРАПІОНУ (1902)

Святитель Афанасий Великий, архиепископ Александрийский «Аѳанасій брату и сослужителю Серапіону желаетъ о Господѣ радоваться. Прочелъ я писанное твоимъ благоговѣніемъ, гдѣ убѣждаешь меня извѣстить тебя и о касающемся до меня, и о настоящихъ событіяхъ, и о нечестивѣйшей ереси аріанъ, за которую потерпѣлъ я все это, также о томъ, какой конецъ жизни имѣлъ Арій. Изъ трехъ этихъ требованій два исполнилъ я охотно, и послалъ къ твоему благочестію писанное мною къ монахамъ, потому что изъ этого можешь узнать касающееся и до меня и до ереси. Писать же о послѣднемъ, то есть, о смерти, долго не рѣшался я, опасаясь, чтобы не подумалъ кто, будто бы насмѣхаюсь надъ смертію человѣка сего. Но поелику, — при бывшемъ у васъ разсужденіи объ ереси, вопросъ остановился на томъ, вступивъ ли въ общеніе съ Церковію, кончилъ жизнь Арій, — повѣствованіемъ о смерти какбы рѣшается этотъ вопросъ: то по необходимости принялъ я на себя трудъ разсказать объ этомъ, разсуждая, что сдѣлать это извѣстнымъ значитъ то-же, что — заставить, наконецъ, молчать охотниковъ до спора. Ибо, какъ думаю, узнавъ о чудѣ, бывшемъ при смерти, и сами, предлагавшіе прежде вопросы, не осмѣлятся сомнѣваться въ томъ, что богоненавистна аріанская ересь. Меня не было въ Константинополѣ, когда Арій кончилъ жизнь, но былъ тамъ пресвитеръ Макарій, и я слышалъ, чтó имъ было разсказано. Арій, по настоянію Евсевіевыхъ приверженцевъ, призванъ былъ царемъ Константиномъ, и когда явился, Царь спросилъ его: содержитъ ли онъ вѣру вселенской Церкви?...» (Сергіевъ Посадъ, 1902.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 18-Е, ВЪ ПОХВАЛУ ОТЦУ И ВЪ УТѢШЕНІЕ МАТЕРИ (1843)

Святитель Григорий Богослов «Человѣкъ Божій (Іис. Нав. 14, 6.), вѣрный рабъ (Чис. 12, 7.), строитель таинъ Божіихъ (1 Кор. 4, 13.), мужъ желаній (Дан. 10. 11.) и притомъ духовныхъ! Такъ именуетъ Писаніе преуспѣвшихъ и высокихъ по жизни, ставшихъ выше видимаго. Но назову тебя еще богомъ фараону (Исх. 7, 1.) всей Египетской и сопротивной силы, столпомъ и утвержденіемъ (1 Тим. 3, 15.) Церкви, Господнею волею (Иса. 62, 4.), свѣтиломъ въ мірѣ, содержащимъ слово жизни (Фил. 2, 15. 16.), опорою Вѣры, обителію Духа. И могу ли перечислить всѣ наименованія, какія дала тебѣ добродѣтель, съ каждымъ своимъ видомъ принося и усвояя новое имя? Скажи однакожъ: откуда приходишь, и что твое дѣланіе (Іон. 1, 8.)? Что намѣренъ ты совершить для насъ? Ибо знаю, что все предпріемлешь ты съ Богомъ, по Божію внушенію и для блага срѣтающихъ тебя. За чѣмъ приходишь? Насъ ли посѣтить? Найдти ли пастыря? Или обозрѣть паству? Мы почти не существуемъ, а большею частію бытія съ нимъ преселились отселѣ, тяготимся мѣстомъ озлобленія (Пс. 43, 20.), особливо нынѣ, когда свѣдущій кормчій, или свѣтильникъ нашей жизни, свыше указывавшій намъ спасеніе, чтобы, взирая на него, направляли мы путь свой — сей пастырь, со всѣми доблестями, со всею пастырскою опытностію, какую пріобрѣталъ долгимъ временемъ, оставилъ насъ, исполненный дней и благоразумія и, если можно сказать словами Соломона, увѣнчанный старостію хвалы (Прит. 16, 31.). Паства въ недоумѣніи и смущеніи...» (М., 1843.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 17-Е, ВСТРЕВОЖЕННЫМЪ ЖИТЕЛЯМЪ НАЗІАНЗА (1843)

Святитель Григорий Богослов «Чрево мое, чрево мое болитъ мнѣ, и чувства сердца моего смущаются (Іерем. 4, 19.), говоритъ въ одной изъ своихъ рѣчей Іеремія, сострадательнѣйшій изъ Пророковъ, оплакивая непокорнаго Израиля, который самъ отъ себя отстраняетъ Божіе человѣколюбіе. Чревомъ называетъ онъ иносказалельно душу свою (чтó нахожу во многихъ мѣстахъ Писанія): потому ли, что она сокрыта и невидима (а сокровенность есть общая принадлежность души и чрева); или потому, что она пріемлетъ и, такъ сказать, перевариваетъ словесную пищу (ибо чтó пища для тѣла, то, слово для души). А чувствами именуетъ можетъ-быть тѣ душевныя движенія и помышленія, особенно же возбуждаемыя чувственностію, которыми праведникъ терзается, воспламеняется и увлекается, такъ что не можетъ удержаться отъ горячности духа. Ибо это самое называется у Пророка смущеніемъ (τὸ μαιμάσσειν), то-есть какимъ-то рвеніемъ, смѣшаннымъ съ раздражительностію. Если же кто будетъ разумѣть подъ чувствами и внѣшнія чувства, то не погрѣшитъ; потому что и глаза и уши не только оскорбляются худшими предметами зрѣнія и слуха, но по сострадательности даже желаютъ видѣть и слышать лучшее. Впрочемъ какъ ни разумѣть сіе, праведникъ болѣзнуетъ, смущается и неравнодушно переноситъ бѣдствія Израиля, какія ни представишь себѣ, тѣлесныя ли, когда смотришь на Израиля чувственно, или духовныя, когда понимаешь его духовно. Ибо тотъ же Пророкъ проситъ себѣ источника слезъ (Іер. 7, 1. 2.), желаетъ виталища послѣдняго...» (М., 1843.) далѣе...


СВТ. КИРИЛЛЪ, АРХІЕП. ІЕРУСАЛИМСКІЙ. 17-Е ОГЛАСИТЕЛЬНОЕ СЛОВО (1855)

Монограмма Христа «Чтеніе изъ перваго посланія къ Коринѳянамъ: овому бо Духомъ дается слово премудрости и проч. (1 Кор. 12, 8.). — Въ предыдущемъ огласительномъ словѣ, по мѣрѣ силъ своихъ, слуху любви вашей предложили мы малую нѣкую часть свидѣтельствъ о Святомъ Духѣ; въ настоящемъ же словѣ, по волѣ Божіей, сколько въ состояніи будемъ, коснемся и оставшихся свидѣтельствъ Новаго Завѣта. Какъ тогда, соразмѣряясь съ силами слушающихъ, удержали мы усердіе, не насыщаемое словомъ о Святомъ Духѣ; такъ и теперь скажемъ опять малую нѣкую часть изъ оставшагося. Ибо и нынѣ чистосердечно признаемся, что немощь наша затмѣвается множествомъ мѣстъ Писанія; потому что и сегодня не человѣческія умствованія употребимъ въ дѣло, что безполезно; но припомнимъ только мѣста Божественныхъ Писаній, чтó всего безопаснѣе, по слову блаженнаго Апостола, который говоритъ: яже и глаголемъ не въ наученыхъ человѣческія премудрости словесѣхъ, но въ наученыхъ Духа: духовная духовными сразсуждающе (1 Кор. 2, 13.). Поступимъ же мы подобно путешественникамъ или плавателямъ, которые, имѣя одну цѣль длиннаго пути, хотя и поспѣшаютъ усердіемъ, однакоже, по человѣческой немощи, обыкли останавливаться въ различныхъ городахъ или пристаняхъ. Но хотя бесѣды о Святомъ Духѣ и раздѣльны; однакоже Самъ Онъ нераздѣленъ; потому что одинъ и тотъ же. Какъ въ словахъ объ Отцѣ, то предметомъ ученія было единоначаліе, то разсуждали, почему именуется...» (М., 1855.) далѣе...


СВТ. КИРИЛЛЪ, АРХІЕП. ІЕРУСАЛИМСКІЙ. 16-Е ОГЛАСИТЕЛЬНОЕ СЛОВО (1855)

Святитель Кирилл, архиепископ Иерусалимский «Чтеніе изъ посланія къ Коринѳянамъ: о духовныхъ же, братіе, не хощу васъ не вѣдѣти, и т. д. (1 Кор. 12, 1.). Раздѣленія же дарованій суть, а Тойжде Духъ и т. д. (4.). — Поистинѣ потребна намъ духовная благодать, чтобы бесѣдовать о Духѣ Святомъ, и не только отъ себя сказать что-либо достойное Духа (сіе невозможно), но даже безбѣдно повторить и передать сказанное въ Божественныхъ Писаніяхъ. Ибо подлинно великій страхъ внушаетъ написанное въ Евангеліи, гдѣ Христосъ ясно сказалъ: иже аще речетъ слово на Духа Святаго, не отпустится ему, ни въ сей вѣкъ, и въ будущій (Матѳ. 12, 32.), и часто надлежитъ бояться, чтобы, или по невѣдѣнію, или изъ мнимаго благоговѣнія, сказавъ о Духѣ что-либо недолжное, не пріять на себя осужденія. Судія живыхъ и мертвыхъ, Іисусъ Христосъ изрекъ, что не будетъ оставленія. Посему, если кто падетъ; то какая у него останется надежда? Поэтому, да будетъ дѣломъ самой благодати Іисуса Христа — подать силы и намъ, чтобы сказать безъ опущенія, и вамъ, чтобы выслушать съ разумѣніемъ; потому что разумѣніе нужно не только предлагающимъ слово, но и слушающимъ оное, чтобы, слыша одно, не представлять въ умѣ чего-либо другаго. Итакъ о Святомъ Духѣ да будетъ нами сказано одно только написанное. Если же чего не написано, не будемъ о томъ и любопытствовать. Самъ Духъ Святый изглаголалъ Писанія, Самъ о Себѣ изрекъ, чтó было Ему угодно, или чтó мы можемъ вмѣстить. Посему да будетъ сказано, что Онъ изрекъ...» (М., 1855.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. 38-Е ПОУЧИТ. СЛОВО КЪ ЕГИПЕТСКИМЪ МОНАХАМЪ (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Такое обѣщаніе угождать Христу далъ ты, монахъ, и не переносишь съ мужествомъ искушеній и скорбей, какія бываютъ тебѣ отъ противниковъ? Не принимаешь вразумленій и совѣтовъ отъ настоятеля? Но Апостолъ говоритъ: аще безъ наказанія есте, ему же причастницы быша вси: убо прелюбодѣйчищи есте (Евр. 12, 8). Уязвленъ ты словомъ? радуйся, что уязвленъ, но и исправься въ своемъ паденіи. Уязвленъ ты напрасно? тѣмъ большая тебѣ награда. И Апостолы, возвѣстившіе міру спасеніе, какъ злодѣи, биты были среди города; и не гнѣвались, не пришли въ негодованіе, но радовались, яко сподобишася за имя Его безчестіе пріяти (Дѣян. 5, 41). Радуйся и ты, что сподобился принять безчестіе за имя Его. Но кто нибудь изъ болѣе нерадивыхъ скажетъ, можетъ быть: прискорбно мнѣ, что случилось это со мною послѣ столькихъ трудовъ». Прискорбно тебѣ это, рабъ Господень? Изъ этого, по крайней мѣрѣ, узнай самъ себя: дѣйствительно ли, послѣ столькихъ лѣтъ, побѣдилъ ты страсти? Радовался ли, когда постигало тебя безчестіе? И не возносился ли, когда бывалъ въ славѣ? Аще бо кто мнитъ себе быти что, ничтоже сый, умомъ льститъ себе (Гал. 6, 3). Искусство кормчаго обнаруживается во время бури. Кто хвалится и говоритъ: «столько то лѣтъ я въ монашеской жизни», а не показалъ на дѣлѣ исполненія обѣта, и не принялъ нравовъ строгой жизни, тотъ носитъ при себѣ орудія такого искусства, которому еще не научился. Состарѣлся ты въ монашескомъ образѣ? Какъ опытный въ сей жизни, будь образцемъ...» (Сергіевъ Посадъ, 1895.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. 37-Е ПОУЧ. СЛОВО КЪ ЕГИПЕТСКИМЪ МОНАХАМЪ (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Демонъ блуда приводится въ бездѣйствіе не только воздержностію отъ снѣдей, но и воздержаніемъ очей, еже не видѣти суеты (Псал. 118, 37). Въ окѣ, разсѣянно обращенномъ, есть уже блудъ, о которомъ засвидѣтельствовалъ Господь: аминь, аминь глаголю вамъ, яко всякъ, иже воззритъ на жену, ко еже вожделѣти ея, уже любодѣйствова съ нею въ сердцѣ своемъ (Матѳ. 5, 28). Такое прелюбодѣяніе искореняетъ въ себѣ, кто око обращаетъ долу, а душу ко Господу; а кто возобладалъ и надъ взоромъ. Страшный у насъ предатель — разсѣянное око. На прочія страсти дѣйствуетъ недавнее искусительное воспламененіе; а брань, возбужденная взоромъ, и въ присутствіи и въ отсутствіи видимаго мучитъ душу, разжигая умъ похотію. Представлю, возлюбленные, нѣчто въ примѣръ. Слышалъ кто нибудь сладкогласіе музыкальныхъ орудій, и отошелъ прочь; потомъ слышитъ плачевный голосъ, и плачъ подавилъ въ немъ сладкогласіе музыкальныхъ орудій. Подобно сему, вкусилъ кто меда, а потомъ вкушаетъ чего нибудь самаго горькаго, и горечь подавила сладость меда въ гортани. То же и въ обоняніи: обонялъ кто что нибудь самое пріятное, а потомъ обоняетъ зловоніе, и зловоніе угашаетъ пріятность обонянія. Еще коснулся кто холодной воды, а потомъ касается кипящей, и жаръ горячей воды ослабляетъ холодъ. Но брань, возбужденная разсѣяннымъ окомъ, и въ присутствіи и въ отсутствіи предмета разжигаетъ умъ похотію. Даже и во снѣ представляетъ предметъ сердцу; потому что бѣсы живописуютъ...» (Сергіевъ Посадъ, 1895.) далѣе...


ДѢЯНІЯ 2-ГО ВСЕЗАРУБЕЖН. СОБОРА РПЦЗ 1938 Г. ДОКЛАДЪ (2-Й) ГР. Ю. П. ГРАББЕ (1939)

Епископ Григорий (Граббе) «Паства воспитывается пастырями, которые по самому положенію своему должны являть ей примѣръ не только христіанской добродѣтели, но и насаждать въ ней согласный съ ученіемъ Церкви бытъ. Этотъ бытъ у разныхъ православныхъ народовъ нѣсколько отличенъ одинъ отъ другого, но ведетъ къ одной цѣли — напоминаетъ о требованіяхъ Церкви, ея уставахъ въ томъ видѣ, въ какомъ исполненіе ихъ съ вѣками приспособлено къ характеру даннаго народа. Вотъ почему, хотя во всѣхъ Православныхъ Церквахъ сохраняется одно и тоже догматическое ученіе, на пастыряхъ ихъ всегда лежитъ какой то особый, каждой отдѣльной Церкви свойственный отпечатокъ. Наше духовное сословіе въ Россіи подвергалось не малымъ нападкамъ и въ интеллигентномъ, или, по крайней мѣрѣ, считающимъ себя таковымъ, обществѣ часто принято было пренебрежительное къ нему отношеніе. Но опытъ гоненія на Церковь показалъ, насколько это духовенство оказалось въ большинствѣ своемъ на высотѣ положенія. Если были отпавшіе, то вѣдь не въ одномъ духовенствѣ. И если послѣднее дало такъ много исповѣдниковъ и мучениковъ, то въ этомъ заслуга и тѣхъ семействъ и тѣхъ учебныхъ заведеній, въ которыхъ оно воспитывалось. Въ эмиграціи съ нами по милости Божіей оказалось достаточно прошедшаго эту русскую духовную школу духовенства для окормленія зарубежной паствы. Можно сказать, что и сейчасъ, несмотря на то, что прошло уже много лѣтъ, на приходахъ въ большинствѣ случаевъ состоятъ люди, прошедшіе...» (Бѣлградъ, 1939.) далѣе...


ДѢЯНІЯ 2-ГО ВСЕЗАРУБЕЖН. СОБОРА РПЦЗ 1938 Г. ДОКЛАДЪ СВТ. ІОАННА ШАНХАЙСКАГО (1939)

Святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский «Послѣдствіемъ крушенія Русскаго Государства явилось возникновеніе Зарубежной Руси. Болѣе милліона Русскихъ принуждено было оставить Родину и разсѣяться по всему лицу земного шара. Проживая въ новыхъ условіяхъ, среди другихъ народовъ, многіе изъ Русскихъ за истекшіе годы успѣли почти забыть свое Отечество, свой языкъ и свои обычаи и слиться съ массой, среди которой проживаютъ. Подавляющее большинство, однако, не только сохранило свою народность, но и живетъ надеждой возвратиться на Родину по паденіи нынѣшней власти. Въ настоящее время Русскіе живутъ по всѣмъ концамъ міра. Нѣтъ такого уголка на землѣ, гдѣ бы не было Русскихъ людей въ большемъ, или меньшемъ количествѣ. Важенъ вопросъ: что представляютъ въ духовномъ отношеніи Русскіе за рубежомъ. Значительная часть выѣхавшихъ Русскихъ за границу принадлежитъ къ тому интеллигентному классу, который въ послѣднее время жилъ идеями Запада. Принадлежа къ числу чадъ Православной Церкви, исповѣдуя себя православными, люди того круга въ своемъ міросозерцаніи значительно уклонились отъ Православія. Главнымъ грѣхомъ людей того класса было, что они не свои убѣжденія и укладъ жизни строили на ученіи Православной вѣры, а старались правила и ученіе Православной Церкви согласовать съ своими привычками и желаніями. Посему, съ одной стороны они весьма мало интересовались сущностью Православнаго ученія, часто даже считая догматическое ученіе Церкви совершенко несущественнымъ...» (Бѣлградъ, 1939.) далѣе...


БЛАЖ. ѲЕОДОРИТЪ, ЕП. КИРСКІЙ. О ВѢРѢ (1845)

Монограмма Христа «Во врачебныхъ пособіяхъ имѣетъ нужду какъ тѣло, такъ и душа; потому-что какъ первому, такъ и послѣдней приключаются частыя болѣзни, но первому — невольныя, а послѣдней — произвольныя. Видя это, премудрый Богъ, Творецъ душъ и тѣлесъ и всего прочаго, назначилъ и врачевства приличныя той и другой природѣ; да и врачей поставилъ, научивъ однихъ тому, другихъ другому искусству, и повелѣвъ имъ сражаться съ болѣзнями и побѣждать оныя. Но удрученные тѣлесными недугами ненавидятъ свою болѣзнь, желаютъ исцѣленія, и повинуются врачамъ не только тогда, когда они подаютъ пріятныя лекарства, но и тогда, когда рѣжутъ у больныхъ члены тѣла, или жгутъ оные, или заставляютъ страдальцевъ томиться голодомъ, или подносятъ питіе, растворенное отвратительными веществами. Получивъ исцѣленіе не смотря на столь трудный способъ врачеванія, они еще воздаютъ награду тѣмъ, кои такъ жестоко съ ними поступали, и будучи врачуемы, не изслѣдываютъ, какъ приготовляются лекарства; ибо желающимъ исцѣленія нѣтъ нужды знать, какимъ способомъ получаютъ оное. Напротивъ того зараженные недугомъ невѣрія не только не чувствуютъ всей тяжести своей болѣзни, но еще воображаютъ себя совершенно здоровыми. Если бы кто изъ умѣющихъ врачевать сію болѣзнь захотѣлъ дать имъ спасительное лекарство, они тотчасъ отвергаютъ оное, какъ сумасшедшіе, которые отвращаются всякаго врачеванія, и бѣгутъ лекарства, какъ язвы...» («Христіанское Чтеніе». СПб., 1846.) далѣе...


СВТ. АѲАНАСІЙ ВЕЛИКІЙ. ЖИЗНЬ И ДѢЯНІЯ СВ. МАТЕРИ НАШЕЙ СИНКЛИТИКІИ (1824)

Преподобная Синклитикия Александрийская «Всѣ люди должны имѣть свѣдѣнія о добрыхъ дѣлахъ, дабы такимъ образомъ познавъ оныя, не имѣли преткновенія въ жизни. Ибо отъ невѣждъ сокрыто много пользы; и съ ними бываетъ то, что умъ ихъ становится тупымъ отъ бездѣйствія. Часто также и многоцѣнные бисеры переходили къ мужамъ бѣднымъ и презрѣннымъ, а тѣ, которые не имѣли о нихъ точнаго познанія, отвергнули оные, какъ вещи малознающія и ничтожныя. Такъ, на примѣръ мы, имѣя душу младенческую, необученную, неопытную, когда нашли сей бисеръ, не видѣли въ немъ ничего драгоцѣннаго, смотря на одну поверхность его, и будучи далеки отъ познанія сущности онаго. Но когда мы мало помалу изъ того, что уже близко къ концу, научились познавать драгоцѣнность его; тогда и въ насъ при воззрѣніи на него раждалась къ нему Божественная любовь: ибо самыя вещи возжигали ее въ сердцахъ нашихъ. Но для чего я говорю о семъ, и самаго себя поставляю въ число людей опытныхъ, какъ будто мы что-нибудь знаемъ и можемъ говорить о славной Синклитикіи? Я думаю, что, для описанія славныхъ дѣлъ ея, недостанетъ всего человѣческаго разума. Но естьли кто нибудь и покусится говорить о ней, тотъ далеко и на пространство неизмѣримое отстанетъ отъ предмета, хотя бы онъ былъ человѣкъ мудрый и разумный. Ибо какъ тѣ, которые захотѣли бы пристально смотрѣть на солнце, повреждаютъ зрѣніе: равнымъ образомъ и тѣ, которые усиливаются взирать на жизнь ея, помрачившись отъ блеска славныхъ дѣлъ ея...» («Христіанское Чтеніе». СПб., 1824.) далѣе...


СВТ. ВАСИЛІЙ ВЕЛИКІЙ. БЕСѢДА 4-Я, О БЛАГОДАРЕНІИ (1846)

Святитель Василий Великий «Слышали вы слова Апостола, съ которыми обращается онъ къ Ѳессалоникійцамъ, предписывая законъ для цѣлой жизни; потому что ученіе преподано тѣмъ, которые всегда были съ Апостоломъ, польза же ученія простирается на всю человѣческую жизнь. Всегда радуйтеся, говоритъ онъ, непрестанно молитеся. О всемъ благодарите (1 Солун. 5, 16. 18.). Чтó значитъ радоваться? Какая отъ того польза? Кáкъ возможно исправлять непрестанную молитву и воздавать за все благодареніе Богу? — Объ этомъ, по мѣрѣ возможности, поговоримъ нѣсколько послѣ. Предварительно же нужно намъ заняться тѣмъ, чтó возражаютъ противники, клевеща, что предписанное закономъ не возможно. Они говорятъ: чтó за добродѣтель — проводить день и ночь въ изліяніи души, веселясь и радуясь? Да и какъ возможно успѣть въ этомъ, когда окружаютъ насъ тысячи не отъ насъ зависящихъ бѣдствій, которыя производятъ въ душѣ необходимое уныніе, и въ которыхъ радоваться и благодушествовать еще болѣе невозможно, нежели сожигаемому не чувствовать боли и пронзаемому не мучиться? А можетъ быть, иный и изъ предстоящихъ здѣсь, болѣзнуя сею немощію разсудка, въ извиненіе своихъ грѣховъ представляетъ такіе же предлоги; по причинѣ своего нерадѣнія о соблюденіи заповѣдей, думаетъ обратить сіе въ укоризну законодателю, что предписываетъ невозможное. И онъ говоритъ: Кáкъ можно мнѣ радоваться, когда причины радости не во мнѣ? Ибо то, чтó производитъ радость, внѣ насъ, а не въ насъ...» (М., 1846.) далѣе...


СВТ. ВАСИЛІЙ ВЕЛИКІЙ. БЕСѢДА 3-Я, НА СЛОВА: "ВНЕМЛИ СЕБѢ" (1846)

Святитель Василий Великий «Создавшій насъ Богъ далъ намъ употребленіе слова, чтобъ открывали мы другъ другу сердечныя совѣщанія, и чтобъ каждый изъ насъ, по общительности природы, передавалъ ближнему свои мысли, какъ бы изъ нѣкоторыхъ сокровищницъ износя ихъ изъ таибницъ сердца. Если бъ мы жили, имѣя душу ничѣмъ не покровенную; то могли бы тотчасъ понимать другъ друга, по однимъ помышленіямъ. Но поелику мысли производитъ въ насъ душа, покрытая завѣсою, то есть плотію; то для обнаруженія сокрытаго во глубинѣ нужны слова и именованія. Поэтому мысль наша, какъ скоро получитъ знаменующій ее звукъ, перенесясь въ словѣ, какъ въ ладьѣ, и переплывъ чрезъ воздухъ, отъ говорящаго переходитъ къ слушающему. И если найдетъ глубокую тишину и безмолвіе; то слово укрывается въ слухѣ поучающихся, какъ въ спокойной и безмятежной пристани. Если же въ слушателяхъ, подобно жестокой бурѣ, возстанетъ смятеніе; слово, разсѣявшись въ воздухѣ, претерпитъ кораблекрушеніе. Итакъ доставьте сему слову тишину своимъ молчаніемъ. Можетъ быть, окажется, что и въ его грузѣ есть нѣчто полезное. Слово истины уловляется съ трудомъ и легко можетъ ускользать отъ невнимательныхъ. По домостроительству Духа, оно такъ сжато и кратко, что немногимъ означаетъ многое, и по сокращенности удобно для удержанія въ памяти. Ибо совершенство слова, по самой природѣ его, состоитъ въ томъ, чтобъ своею неясностію не скрывать ему обозначаемаго, и чтобъ не быть излишнимъ и пустымъ, безъ нужды изобилуя реченіями...» (М., 1846.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "НЕНАВИСТЬ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 8-Я (1934)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Туркестанскій Стрѣлковый полкъ, въ которомъ служилъ Дмитрій Петровичъ Тегиляевъ спускался съ горъ въ пустыню и подходилъ къ большому селенію Зайцевскому. Онъ шелъ походомъ безъ малаго на полторы тысячи верстъ. Рота за ротой, въ сѣрыхъ рубахахъ съ малиновыми погонами, въ лихо надвинутыхъ на бровь фуражкахъ, съ винтовками, круто подобранными на плечѣ — развратный способъ таскать винтовки на ремнѣ тогда еще не привился русской пѣхотѣ, — широкимъ, бодрымъ, вымаханнымъ далекими переходами шагомъ, шли Туркестанцы по пыльной лессовой дорогѣ среди песчанаго плоскогоръя, усѣяннаго черными камнями и жидкими пучками сѣроватой верблюжьей травы. Только, можетъ быть, во Французскомъ Иностранномъ Легіонѣ, въ Африкѣ, гдѣ такъ же велики переходы, можно видѣть такой-же машистый и широкій, свободный шагъ, такихъ подтянутыхъ, стройныхъ, тренированныхъ большими походами солдатъ. Штабсъ-капитанъ Тегиляевъ, знаменитый охотникъ на тигровъ и кабановъ, съ весны принялъ первую роту. Высокій, какъ и его сестры, но не такой полнотѣлый, какъ онѣ, подтянутый, выправленный, юношески стройный, со скатанной шинелью черезъ плечо онъ шелъ, легко ступая рядомъ со своимъ младшимъ офицеромъ, подпоручикомъ Песковскимъ. За ними широкимъ строемъ шли стрѣлки. Вороты рубахъ были разстегнуты, вещевые мѣшки сняты. Ихъ везли сзади на обывательскихъ подводахъ. Роты шли налегкѣ. Сорокъ два градуса Реомюра...» (Парижъ, 1934.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "НЕНАВИСТЬ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 7-Я (1934)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Надежда Петровна осталась до слѣдующаго воскресенья. Батюшка упросилъ еще разъ спѣть въ церкви. Въ четвергъ Надежда Петровна и Тихонъ Ивановичъ рано улеглись спать. Вся эта гарнизонная, полковая обстановка такъ напоминала имъ ихъ первые годы супружества, что казалось, что и не было этихъ восемнадцати лѣтъ тяжелыхъ хозяйственныхъ заботъ, рожденія сына, воспитанія его, отправки въ корпусъ, но все было, какъ тогда... Она не замѣчала сѣдинъ, пробившихъ тутъ и тамъ все еще густые волосы Тихона Ивановича, забыла свои увядающія щеки и помягчѣлыя губы. Вдругъ въ эту тихую іюльскую ночь показалось, что по старому они оба молоды, что опять съ ними крутое счастье раздѣленной горячей любви и она совсѣмъ такая, какая стоитъ на портретѣ въ плюшевой рамкѣ. Долги, горячи и страстны были ихъ поцѣлуи въ тишинѣ уснувшаго въ усталомъ снѣ мѣстечка. За окнами заставленными ставнями ихъ сторожила теплая лѣтняя ночь, раскидавшая по небу алмазный звѣздный узоръ. Тишина была полная. Нигдѣ ни одна собака не брехала. Передъ полуночью Надежда Петровна заснула такимъ покойнымъ, крѣпкимъ сномъ, какимъ и дома рѣдко спала. И вдругъ, сквозь сонъ услышала настойчивый стукъ въ дверь. Она проснулась и, какъ это часто бываетъ съ разоспавшимся человѣкомъ не могла сразу сообразить, гдѣ же она находится. На маленькомъ столѣ горѣла свѣча, у противоположной стѣны молча одѣвался ея мужъ. Она все поняла. — "Что?.. Война?"...» (Парижъ, 1934.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ I-Й, Ч. 1-Я, ГЛ. 36-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Саблинъ оглянулъ все общество. Онъ уже раздѣлилъ его въ своемъ умѣ на людей, ему сочувствующихъ, въ которыхъ онъ почему-либо сумѣлъ возбудить къ себѣ симпатію, и на людей непримиримыхъ, возненавидѣвшихъ его съ перваго взгляда за его мундиръ, за погоны, за шпагу, за цвѣтную фуражку. Онъ понялъ, что этихъ людей ему не свернуть и имъ не доказать правоту своего мнѣнія. Къ первымъ принадлежала дочь хозяйки. Олицетворенное непротивленіе злу, она стала на его сторону лишь потому, что увидала, что на него напало большинство, а онъ не готовъ къ защитѣ. На его сторонѣ, очевидно, была и молчавшая все время Маруся Любовина. Такая красавица не могла не быть доброй. Этого требовала гармонія. Красота невольно тянулась къ красотѣ, а Саблинъ зналъ, что онъ красивъ. Онъ принялъ вызовъ ради нея. Онъ все время чувствовалъ на себѣ взглядъ темно-синихъ глазъ Маруси, хотѣлъ блеснуть передъ нею умомъ и не ударить лицомъ въ грязь. Онъ чувствовалъ, что она, все время молчавшая, волновала своимъ взглядомъ всю молодежь, и она сталкивалась мнѣніями ради нея. Союзникомъ была и бѣлобрысая съ прыщами на лбу дѣвушка, и красивая барышня, сидѣвшая рядомъ съ madame Мартовой. Одна была слишкомъ некрасива, другая, напротивъ, хороша собою, и потому обѣ, навѣрно, имѣли добрыя сердца. Вихрастый гимназистъ открыто сталъ на сторону Саблина, студентъ съ кованымъ воротникомъ тоже ободрительно смотрѣлъ изъ своего угла. Онъ былъ, видимо, свой...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ I-Й, Ч. 1-Я, ГЛ. 35-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Недѣли черезъ двѣ послѣ того, какъ Саблинъ былъ въ караулѣ, онъ получилъ по городской почтѣ письмо отъ генеральши Мартовой. Генеральша Мартова напоминала, что она когда-то была дружна съ его покойною матерью, сообщала, что у нея собирается молодежь, хотятъ ставить оперу и она, зная, какъ музыкаленъ Monsieur Саблинъ, очень проситъ его принять участіе въ этой маленькой оперѣ и пріѣхать въ четвергъ ровно въ 8 часовъ сговориться о вечерѣ. Саблина это письмо не удивило. Въ эту зиму онъ часто получалъ подобныя приглашенія. То на балъ, то на вечеринку. Прекрасный танцоръ, свѣтскій человѣкъ, могущій всегда развлечь общество, блестящей фамиліи, богатый, красивый — онъ былъ желаннымъ гостемъ всюду, гдѣ были барышни-невѣсты, гдѣ танцовали, играли въ petits jeux (Маленькія игры), гдѣ были юноши и дѣвушки. Онъ показалъ это письмо офицерамъ въ эскадронѣ. Оказалось, Мартову знали и Гриценко и Мацневъ. — "Умрешь со скуки", — сказалъ Гриценко. — "Никакой тамъ оперы не будетъ. Оперу чуть ли она не сама и пишетъ и все никакъ не рискнетъ показать ее міру. А будутъ разговоры, мятные пряники, каленые орѣхи, пастила и мармеладъ — русскія якобы лакомства. Просто потому, что дешевле конфетъ, а народа у ней собирается уйма, все молодежь и такая, что на тарелку себѣ кладетъ цѣлыми горстями. Объ ужинѣ и не мечтай. Хорошо, если по ломтю ветчины дадутъ. Скучища смертная и все оры, оры — разговоры". Мацневъ былъ иного мнѣнія...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


"ЛУГЪ ДУХОВНЫЙ" БЛАЖ. ІОАННА МОСХА. ГЛАВЫ 51-60 (1967)

Монограмма Христа «Евагрій говоритъ о пещерахъ и жилищахъ подвижниковъ: «ихъ хижины имѣютъ такую ширину и высоту, что въ нихъ нельзя ни прямо стоять, ни свободно склоняться. Это, по слову апостола, жизнь въ вертепахъ и пропастяхъ земныхъ». (Евр. XI, 38). — Обыкновенная одежда иноковъ состояла изъ рубашки, камисіи и хламиды или мантіи. Рубашка — холщевая нижняя одежда съ короткими рукавами. Камисія — длинная, узкая одежда, въ которой обыкновенно спали. Милоть — широкая мантія изъ козлиной шерсти, на основаніи посл. къ Евр. XI, 37: «въ милотяхъ». Такимъ образомъ милоть, греч. μηλωτὴ, отъ μῆλον — животное мелкой породы, означаетъ верхнюю шерстяную одежду изъ шерсти козловъ или овецъ. Строгіе подвижники носили власяницу. Это — шерстяная одежда, носимая прямо на голомъ тѣлѣ. Такое употребленіе власяницы основывалось на примѣрѣ св. Іоанна Предтечи, носившаго власяницу изъ верблюжьяго волоса (Мѳ. III, 4), и пророка Иліи (4 Царств. I, 8). Хрістіанскіе писатели съ III вѣка часто упоминаютъ о власяницѣ, какъ объ одеждѣ покаянія. Среди иноковъ съ IV вѣка власяница входитъ въ общее употребленіе. Съ V вѣка власяницу прямо на голомъ тѣлѣ большею частію носили только въ извѣстныя времена, напримѣръ, во время постовъ. Великіе подвижники св. Антоній и св. Иларіонъ носили постоянно власяницу на голомъ тѣлѣ. Примѣру ихъ подражали многіе другіе подвижники...» (Jordanville, 1967.) далѣе...


А. И. САГАРДА. СВ. ІОАННЪ ДАМАСКИНЪ И ЕГО ЛИТЕРАТУРНАЯ ДѢЯТЕЛЬНОСТЬ (1913)

Монограмма Христа «Св. Іоаннъ Дамаскинъ родился въ концѣ седьмого вѣка, въ Дамаскѣ, главномъ городѣ Сиріи, отъ родителей знаменитыхъ древностью рода и христіанскимъ благочестіемъ. Отецъ Іоанна, Ибн-Серджунъ (Сергій) Мансуръ, исправлялъ при дамасскомъ калифѣ должность главнаго логофета, былъ очень близокъ къ калифу и употреблялъ свое вліяніе при дворѣ ко благу Церкви Христовой. Когда у него родился сынъ Іоаннъ, онъ поспѣшилъ сдѣлать его, по выраженію автора греческаго жизнеописанія, сыномъ свѣта чрезъ возрожденіе отъ духовной матери, т. е. чрезъ крещеніе, и въ дальнѣйшемъ заботился о томъ, чтобы сдѣлать его добрымъ христіаниномъ. Болѣе всего отецъ Іоанна желалъ найти для своего сына опытнаго и благочестиваго учителя и нашелъ такого въ лицѣ плѣннаго инока, калабрійца Косьмы, который имѣлъ обширныя и разнообразныя свѣдѣнія. Этому иноку Сергій поручилъ воспитаніе и родного сына Іоанна, и своднаго его брата, Косьмы, родомъ изъ Іерусалима. Успѣхи воспитанниковъ скоро оправдали довѣріе благочестиваго мужа къ иноку. "При превосходcтвѣ своей природы и при ревности своей воли, Іоаннъ былъ словно орелъ, летающій въ небѣ, какъ будто у него были крылья. Его же духовный братъ и соученикъ Косьма былъ подобенъ кораблю, окрыленному парусами, или торговому судну, плывущему по водѣ, когда дуетъ попутный вѣтеръ и тихо вѣетъ въ его корму. Такъ, благодаря превосходству ихъ дарованій и ревности, они въ короткое время"...» (СПб., 1913.) далѣе...


И. С. ШМЕЛЕВЪ. "ЛѢТО ГОСПОДНЕ". ИМЕНИНЫ - ПРАЗДНОВАНІЕ (1948)

Иван Сергеевич Шмелев «Никакъ не могу заснуть, про именины все думаю: про крендель, про "удивленіе", отъ Абрикосова, и еще что-то особенное будетъ, "будто весна пришла". Въ прошедшемъ году послѣ сладкаго крема вдругъ подали котлеты съ зеленымъ горошкомъ и съ молодымъ картофелемъ-подрумянкой, всѣ такъ и ахнули, даже будто обидно стало: да что это такое, деревенскіе они что ли, — послѣ сладкаго да отбивныя котлеты! А тутъ-то и вышло "удивленіе": изъ сладкаго марципана сдѣлано, а зеленый горошекъ совсѣмъ живой, — великое мастерство, отъ Абрикосова. А завтра какое будетъ, теперь-то ужъ не обманешь марципаномъ? Я Христом-Богомъ Горкина умолялъ сказать, — не сказалъ. Я ему погрозился даже, — не буду за него молиться, что-нибудь и случится съ нимъ, дѣтская-то молитва доходчива, всѣмъ извѣстно. И то не сказалъ, запечатлился только: "Твоя воля, не молись... можетъ, ногу себѣ сломаю, тебѣ на радость". Оба мы и поплакали, а не сказалъ: папашенька ему заказалъ сказывать. И еще я все стишки про себя наговаривалъ, Сонечка засавила меня выучить, сказать при гостяхъ папашенькѣ, какъ въ подарокъ. Длинные стишки, про ласточекъ и про осень, на золотистой бумажкѣ, изъ хрестоматіи Паульсона я списалъ. Только бы не сбиться, не запнуться завтра, все у меня выходитъ — "пастурцій въ немъ огненный кустъ", вмѣсто "настурцій", — цвѣты такіе, осенніе. Ахъ, какіе стишки, осень печальная будто на душѣ, Сонечка такъ сказала. И у меня слезы даже набѣгаютъ, когда досказываю: "И вотъ, ихъ гнѣздо одиноко"...» (Парижъ, 1948.) далѣе...


И. С. ШМЕЛЕВЪ. "ЛѢТО ГОСПОДНЕ". ИМЕНИНЫ - ПРЕДДВЕРІЕ (1948)

Иван Сергеевич Шмелев «Сидимъ въ мастерской, надумываемъ, чего поднести хозяину. По случаю именинъ, Василь-Василичъ ужъ воротился изъ деревни, Покровъ справилъ. Сидитъ съ нами. Тутъ и другой Василь-Василичъ, скорнякъ, который всѣ священныя книги прочиталъ, и у него хорошія мысли въ головѣ, и Домна Панферовна, — изъ бань прислали пообдумать, обстоятельная она, умный совѣтъ подастъ. Горкинъ и Ондрейку кликнулъ, который по художеству умѣетъ, святого голубка-то на сѣнь придѣлалъ изъ лучиновъ, когда Царицу Небесную принимали, святили на лѣто дворъ. Ну, и меня позвалъ, только велѣлъ таиться, ни слова никому, папашенька чтобы не узналъ до времени. Скорнякъ икону совѣтовалъ, а икону ужъ подносили. Домна Панферовна про Четьи-Минеи помянула, а Четьи-Минеи отъ прабабушки остались. Василь-Василичъ присовѣтовалъ такую флягу-бутылочку изъ серебра, — часто, молъ, хозяинъ по дѣламъ верхомъ отлучается въ лѣса-рощи, — для дорожки-то хорошо. Горкинъ на-смѣхъ его — «кто-что, а ты все свое... "на дорожку!"» Да отецъ и въ ротъ не беретъ по этой части. Домна Панферовна думала-думала да и бухни: "просфору серебреную, у Хлѣбникова видала, архіерею заказана". Архіерею — другое дѣло. Горкинъ лобъ потиралъ, а не могъ ничего придумать. И я не могъ. Придумалъ — золотое бы порт-монэ, а сказать побоялся, стыдно. Ондрейка тутъ всѣхъ и подивилъ: "А я, говоритъ, знаю, чего надо... вся улица подивится, какъ понесемъ, всѣ хозяева позавиствуютъ, какая слава!"...» (Парижъ, 1948.) далѣе...


А. С. ПУШКИНЪ. "ПОВѢСТИ БѢЛКИНА". БАРЫШНЯ-КРЕСТЬЯНКА (1921)

Александр Сергеевич Пушкин «Въ одной изъ отдаленныхъ нашихъ губерній находилось имѣніе Ивана Петровича Берестова. Въ молодости своей служилъ онъ въ гвардіи, вышелъ въ отставку въ началѣ 1797 года, уѣхалъ въ свою деревню и съ тѣхъ поръ оттуда не выѣзжалъ. Онъ былъ женатъ на бѣдной дворянкѣ, которая умерла въ родахъ, въ то время, какъ онъ находился въ отъѣзжемъ полѣ. Хозяйственныя упражненія скоро его утѣшили. Онъ выстроилъ домъ по собственному плану, завелъ у себя суконную фабрику, устроилъ доходы и сталъ почитать себя умнѣйшимъ человѣкомъ во всемъ околодкѣ, въ чемъ и не прекословили ему сосѣды, пріѣзжавшіе къ нему гостить съ своими семействами и собаками. Въ будни ходилъ онъ въ плисовой курткѣ, по праздникамъ надѣвалъ сюртукъ изъ сукна домашней работы, самъ записывалъ расходъ и ничего не читалъ, кромѣ Сенатскихъ Вѣдомостей. Вообще его любили, хотя и почитали гордымъ. Не ладилъ съ нимъ одинъ Григорій Ивановичъ Муромскій, ближайшій его сосѣдъ. Этотъ былъ настоящій русскій баринъ. Промотавъ въ Москвѣ большую часть имѣнія своего, и на ту пору овдовѣвъ, уѣхалъ онъ въ послѣднюю свою деревню, гдѣ продолжалъ проказничать, но уже въ новомъ родѣ. Развелъ онъ англійскій садъ...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


Н. В. ГОГОЛЬ. МАЙСКАЯ НОЧЬ, ИЛИ УТОПЛЕННИЦА (1921)

Николай Васильевич Гоголь «Звонкая пѣсня лилась рѣкою по улицамъ села ***. Было то время, когда утомленные дневными трудами и заботами парубки и дѣвушки шумно собирались въ кружокъ, въ блескѣ чистаго вечера, выливать свое веселье въ звуки, всегда неразлучные съ уныньемъ. И задумавшійся вечеръ мечтательно обнималъ синее небо, превращая все въ неопредѣленность и даль. Уже и сумерки, а пѣсни все не утихали. Съ бандурою въ рукахъ, пробирался ускользнувшій отъ пѣсельниковъ молодой козакъ Левко, сынъ сельскаго головы. На козакѣ рѣшетиловская шапка. Козакъ идетъ по улицѣ, бренчитъ рукою по струнамъ и подплясываетъ. Вотъ онъ тихо остановился передъ дверью хаты, уставленной невысокими вишневыми деревьями. Чья же это хата? Чья это дверь? Немного помолчавши, заигралъ онъ и запѣлъ: "Сонце нызенько, вечеръ блызенько,/ Выйды до мене, мое серденько!" — "Нѣтъ, видно, крѣпко заснула моя ясноокая красавица", сказалъ козакъ, окончивши пѣсню и приближаясь къ окну. "Галю! Галю! ты спишь, или не хочешь ко мнѣ выйти? Ты боишься, вѣрно, чтобы насъ кто не увидѣлъ, или не хочешь, можетъ-быть, показать бѣлое личико на холодъ? Не бойся: никого нѣтъ; вечеръ тепелъ"...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


ПОМѢСТНЫЙ СОБОРЪ 1917-1918 ГГ. ДѢЯНІЕ 22-Е (2 ОКТЯБРЯ 1917 Г.)

Всероссийский Поместный Собор 1917-1918 гг. «Богомудрые Архипастыри, высокочтимые отцы и братіе. Воистину «сила Божія, воскрешающая мертвыя, вновь соберетъ во едино распавшееся тѣло народное», какъ вѣрно сказали Вы намъ въ своемъ посланіи. Жива русская земля, и зовъ соборный силенъ и находитъ живые отклики въ сердцахъ нашихъ. Встали православные люди Нижегородскіе и безъ различія званій и состояній, безъ различія профессій и политическихъ партій собрались вмѣстѣ, чтобы засвидѣтельствовать живую вѣру во всемогущую силу Божію и горячую любовь къ родной землѣ. Вѣримъ, что просвѣтлѣетъ лицо нашей родины, теперь затемненное скорбью, запачканное кровью и опозоренное грязью. Вѣримъ, что бредущіе розно люди русскіе, омраченные злобой и разъединенные враждой, сомкнутся дружно въ братской любви и двинутся единодушно спасать свои святыни. Великій подвигъ передъ нами: отразить врага и начать новую жизнь. Мы понесемъ, каждый по своей силѣ, камни на построеніе великаго храма, соборной отнынѣ, Православной Церкви Россійской, великаго дома обновленной Россіи. Свидѣтельствуемъ это не только словомъ нашимъ, но и дѣломъ общественнымъ, начало которому полагается сегодня настоящимъ нашимъ собраніемъ...» (Пг., 1918.) далѣе...


«СЛѢДОВАННАЯ ПСАЛТИРЬ». КАѲИСМА 5-Я (1874)

Святой пророк, псалмопевец и царь Давид «Ра́дуйтеся, пра́ведніи, о Го́сподѣ, пра́вымъ подоба́етъ похвала́. Исповѣ́дайтеся Го́сподеви въ гу́слехъ, во псалти́ри десятостру́ннѣмъ по́йте Ему́. Воспо́йте Ему́ пѣ́снь но́ву, до́брѣ по́йте Ему́ со восклица́ніемъ. Яко пра́во сло́во Госпо́дне и вся́ дѣла́ Его́ въ вѣ́рѣ. Лю́битъ ми́лостыню и су́дъ Госпо́дь, ми́лости Госпо́дни испо́лнь земля́. Сло́вомъ Госпо́днимъ небеса́ утверди́шася и Ду́хомъ у́стъ Его́ вся́ си́ла и́хъ. Собира́яй, я́ко мѣ́хъ, во́ды морскíя, полага́яй въ сокро́вищихъ бе́здны. Да убои́тся Го́спода вся́ земля́, отъ Него́же да подви́жутся вси́ живу́щіи по вселе́ннѣй. Яко То́й рече́, и бы́ша, То́й повелѣ́, и созда́шася. Госпо́дь разоря́етъ совѣ́ты язы́ковъ, отмета́етъ же мы́сли люде́й, и отмета́етъ совѣ́ты князе́й. Совѣ́тъ же Госпо́день во вѣ́къ пребыва́етъ, помышле́нія се́рдца Его́ въ ро́дъ и ро́дъ. Блаже́нъ язы́къ, ему́же е́сть Госпо́дь Бо́гъ его́, лю́діе, я́же избра́ въ наслѣ́діе Себѣ́. Съ небесе́ призрѣ́ Госпо́дь, ви́дѣ вся́ сы́ны человѣ́ческія. Отъ гото́ваго жили́ща Своего́ призрѣ́ на вся́ живу́щія на земли́. Созда́вый на еди́нѣ сердца́ и́хъ, разумѣва́яй на вся́ дѣла́ и́хъ. Не спаса́ется ца́рь мно́гою си́лою, и исполи́нъ не спасе́тся мно́жествомъ крѣ́пости своея́. Ло́жь ко́нь во спасе́ніе, во мно́жествѣ же си́лы своея́ не спасе́тся...» (М., 1874.) далѣе...


ГЕН.-МАІОРЪ М. М. ЗИНКЕВИЧЪ. "ОСНОВАНІЕ И ПУТЬ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМІИ" (СОФІЯ, 1930)

Генерал-майор Михаил Михайлович Зинкевич «Большевики докончивъ дѣло Временнаго Правительства по развалу Императорской Арміи, вычеркнувъ слово Россія, предавая ея интересы на каждомъ шагу, потворствуя низкимъ инстинктамъ массъ, превратили великую страну въ тьму насилія, возведеннаго въ законъ, въ свободу убійствъ, грабежей, надругательствъ надъ всѣмъ святымъ. И это во имя свободы, во имя человѣческихъ правъ! Все культурное, все, что имѣло связь съ великимъ прошлымъ подлежало просто истребленію. Слово «патріотъ» сдѣлано смѣшнымъ, враждебнымъ. И естественна спѣшка, съ которой большевики вели наступленіе противъ неожиданно выросшаго очага борьбы съ ними въ видѣ Добровольческой Арміи. Наступленіе велось на Новочеркасскъ и Ростовъ со всѣхъ сторонъ вновь сформированными красными частями. 1-го января большевики заняли Батайскъ, 9-го января, прикрывавшіе Ростовъ, наши части были оттѣснены къ самому Ростову. Городъ обстрѣливался артиллерійскимъ огнемъ съ разныхъ сторонъ, въ томъ числѣ и съ юга, со стороны Батайска. Въ этотъ день ген. Корниловъ отдалъ приказъ отходить за Донъ, въ станицу Ольгинскую. Съ наступленіемъ темноты 9-го февраля 1918 года Добровольческая Армія въ составѣ всего около 4.000 человѣкъ выступила на востокъ, въ направленіи на станицу Аксайскую...» (Софія, 1930.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ШАНХАЙСКІЙ († 1966 Г.). ПРОИСХОЖДЕНІЕ ЗАКОНА О ПРЕСТОЛОНАСЛѢДІИ ВЪ РОССІИ

Святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский «Въ началѣ 1925 года Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній поручилъ мнѣ, проходившему тогда Богословскій факультетъ Бѣлградскаго Университета, составить докладъ О происхожденіи закона о престолонаслѣдіи въ Россіи для выясненія того, насколько данный законъ соотвѣтствуетъ духу русскаго народа и вытекаетъ изъ его исторіи. Получивъ благословеніе отъ Владыки Митрополита и имѣя горячее желаніе точно освѣтить вопросъ, я приступилъ къ работѣ въ день памяти св. Филиппа, Митрополита Московскаго, 9-го января 1925 года и закончилъ таковую 14-го августа того же года, въ канунъ праздника Успенія Богородицы — храмового дня Московскаго Успенскаго Собора и Кіево-Печерской Лавры, имѣвшихъ величайшее значеніе въ исторіи русскаго народа. Вмѣсто короткой докладной записки получилось довольно большое изслѣдованіе, содержаніе котораго было мною изложено тогда въ краткой статьѣ, напечатанной въ Бѣлградѣ. Самый же трудъ въ цѣломъ не былъ напечатанъ до сего времени. Ввиду просьбы о его напечатаніи призываю Божіе благословеніе на его изданіе, желая, чтобы читающіе его почерпнули себѣ пользу и назиданіе...» (Шанхай, 1936.) далѣе...


В. ПЕРЕМИЛОВСКІЙ. НОВОЕ ИЛИ СТАРОЕ ПРАВОПИСАНІЕ?

Герб Российской Империи «Было на Руси время, когда по одному бѣглому взгляду на письмо можно было почти безошибочно опредѣлить, какой политической оріентаціи держится пишущій. Такимъ знакомъ и признакомъ въ нашемъ письмѣ служили «твердый знакъ», «еръ» и «ять». Писалъ человѣкъ безъ ера и ятя, и можно было поручиться, что у этого человѣка «идеи въ головѣ». Это былъ настолько вѣрный знакъ и признакъ, что имъ руководствовались и тѣ, «кому вѣдать надлежитъ». — Не даромъ вѣдь всѣ студенты и курсистки — этотъ авангардъ революціи въ старое время — писали безъ ятя и ера, а наиболѣе радикально настроенные — даже безъ еря въ концѣ словъ! Не даромъ также и твердая власть такъ ревниво оберегала неприкосновенность «твердаго знака»! А въ сущности, ни той, ни другой сторонѣ никакого дѣла не было до самого твердаго знака: и для однихъ и для другихъ это былъ не «твердый знакъ», какъ таковой, какъ элементъ русскаго правописанія, — это былъ только условный знакъ извѣстнаго политическаго міросозерцанія, за которое стояли одни, разрушить которое старались другіе. Что это именно такъ и было, можно привести факты...» (Jordanville, 1962) далѣе...


П. М. ВАСИЛЬЕВЪ. РУССКАЯ ИЛИ СОВѢТСКАЯ ОРѲОГРАФІЯ?

Страница из азбуки в картинках Бенуа «Существуетъ нѣсколько различныхъ мнѣній по этому вопросу. Одни утверждаютъ, что упрощенная совѣтская орѳографія, къ которой уже привыкло цѣлое поколѣніе, должна быть принята всѣми, кто такъ или иначе соприкасается, по своей дѣятельности, съ народными массами. Другіе, въ томъ числѣ нѣкоторые видные ученые зарубежья и даже Совѣтскаго Союза, считаютъ, что реформа сдѣлана слишкомъ поспѣшно и ненаучно. Наконецъ, третьи, отмѣчая ошибки и даже нелѣпости совѣтской орѳографіи, вносятъ свои собственныя поправки, создавая, такимъ образомъ, «среднюю» орѳографію, не отвѣчающую вполнѣ ни старой, ни новой. Къ характеристикѣ этого послѣдняго направленія и его оправданія приводимъ слѣдующіе примѣры. Ни одинъ, говорятъ они, мыслящій человѣкъ не станетъ писать слово «Богъ» съ маленькой буквы, какъ это принято въ совѣтской грамматикѣ. Твердый знакъ «ъ» — нѣкоторые упраздняютъ въ концѣ слова ради экономіи мѣста, но сохраняютъ его тамъ, гдѣ совѣтское правописаніе ставитъ апострофъ...» («Православная жизнь». Jordanville, 1987) далѣе...

Просьба о молитвенной поддержкѣ

Просимъ молитвъ нашихъ читателей о здравіи и спасеніи рабовъ Божіихъ, Евгенія, Алексѣя, Александра, Александра, Александра, Анны, Татіаны, чьими трудами созданъ и поддерживается нашъ порталъ.

Нашъ баннеръ

Мы будемъ благодарны если вы установите на своемъ сайтѣ нашъ баннеръ:

Баннеръ Размѣры Кодъ баннера
88 x 31 <!--russportal.ru-->
<a href=http://www.russportal.ru><img src=http://www.russportal.ru/image/russportal88x31.gif width="88" height="31" border=0 title='Тексты в старой или царской орфографии'></a>
<!--russportal.ru-->
Наверхъ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.