Церковный календарь
Новости


2019-07-17 / russportal
Якобій. "Имп. Николай II и революція". Екатеринбург. трагедія (§4-6) (1938)
2019-07-17 / russportal
Якобій. "Имп. Николай II и революція". Екатеринбург. трагедія (§1-3) (1938)
2019-07-17 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Миссія ген. Иванова (1938)
2019-07-17 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Измѣна, трусость и обманъ (1938)
2019-07-17 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Начало развала (1938)
2019-07-17 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Въ Ставкѣ (1938)
2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Первые безпорядки (1938)
2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Наканунѣ катастрофы (1938)
2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Военный заговоръ (1938)
2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Штурмъ власти (1938)
2019-07-16 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 22-я (1921)
2019-07-16 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 21-я (1921)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 14-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 13-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 12-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 11-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 18 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Русскій Порталъ

Нашъ порталъ содержитъ тексты въ старой, или «царской» орѳографіи.

ПОРТАЛЪ ОСНОВАНЪ 1 СЕНТЯБРЯ 2005 г. (14 СЕНТЯБРЯ 2005 г. н. ст.) ВЪ ДЕНЬ ЦЕРКОВНАГО НОВОЛѢТІЯ.

О русскомъ правописаніи

Иван Александрович ИльинДивное орудіе создалъ себѣ русскій народъ, — орудіе мысли, орудіе душевнаго и духовнаго выраженія, орудіе устнаго и письменнаго общенія, орудіе литературы, поэзіи и театра, орудіе права и государственности, — нашъ чудесный, могучій и глубокомысленный русскій языкъ. Всякій иноземный языкъ будетъ имъ уловленъ и на немъ выраженъ; а его уловить и выразить не сможетъ ни одинъ. Онъ выразитъ точно — и легчайшее, и глубочайшее; и обыденную вещь, и религіозное пареніе; и безысходное уныніе, и беззавѣтное веселье; и лаконическій чеканъ, и зримую деталь, и неизреченную музыку; и ѣдкій юморъ, и нѣжную лирическую мечту...

А новое поколѣніе его не уберегло... Не только тѣмъ, что наполнило его неслыханно-уродливыми, «глухонѣмыми», безсмысленными словами, слѣпленными изъ обломковъ и обмылковъ революціонной пошлости, но еще особенно тѣмъ, что растерзало, изуродовало и снизило его письменное обличіе. И эту искажающую, смыслъ-убивающую, разрушительную для языка манеру писать — объявило «новымъ» «право-писаніемъ»... [Сіе-то] криво-писаніе погубило драгоцѣнную языковую работу цѣлыхъ поколѣній: оно сдѣлало все возможное, чтобы напустить въ русскій языкъ какъ можно больше безсмыслицы и недоразумѣній. И русскій народъ не можетъ и не долженъ мириться со вторженіемъ этого варварскаго упрощенія… (И. А. Ильинъ)

Анонсы обновленій

ЯКОБІЙ. "ИМП. НИКОЛАЙ II И РЕВОЛЮЦІЯ". ЕКАТЕРИНБУРГ. ТРАГЕДІЯ (§4-6) (1938)

Святые Царственные Мученики «Противъ дома Ипатьева, въ домѣ Попова, часть котораго была отведена подъ красноармейцевъ, проживалъ крестьянинъ Викторъ Ивановичъ Буйвидъ, пріѣхавшій изъ деревни въ Екатеринбургъ. Не спалось въ эту ночь Буйвиду. Полный какой-то смутной тревоги, онъ ворочался съ боку на бокъ. Въ мерцающемъ огонькѣ лампады передъ иконой чудилось ему послѣднее трепетаніе угасающей жизни. Около полуночи, почувствовавъ себя нехорошо, Буйвидъ вышелъ на улицу. Стояла сибирская лѣтняя, свѣжая и прозрачная ночь, но окружавшая тишина не успокаивала его взволнованнаго сердца. На той сторонѣ, черезъ переулокъ, вырисовывались неясныя очертанія Ипатьевскаго дома, погруженнаго въ сонъ. И вдругъ тишину нарушили заглушенныя щелканія выстрѣловъ; послѣднее время эти зловѣщіе звуки часто пугали по ночамъ жителей города. Они знали, что каждый такой выстрѣлъ означалъ убійство, пролитую кровь, угасшую человѣческую жизнь... На этотъ разъ стрѣляли залпами, слышался глухой шумъ, задушенные крики, которые исходили изъ этой жуткой тюрьмы. Проходили минуты... Неподвижный и застывшій отъ ужаса, Буйвидъ, какъ въ кошмарѣ, не зналъ, сколько времени онъ простоялъ такъ... Онъ очнулся отъ шума отъѣзжавшаго автомобиля. Шумъ сталъ стихать и умолкъ въ ночи. Буйвидъ, весь дрожащій, поднялся къ себѣ въ комнату. И, павъ на колѣни передъ иконой съ печальнымъ и строгимъ ликомъ, простой мужикъ горячо сталъ молиться объ упокоеніи душъ Благочестивѣйшаго, Самодержавнѣйшаго, Великаго Государя Николая Александровича, всей Царской Семьи и Ихъ вѣрныхъ слугъ, большевиками умученныхъ...» (Tallinn, 1938.) далѣе...


ЯКОБІЙ. "ИМП. НИКОЛАЙ II И РЕВОЛЮЦІЯ". ЕКАТЕРИНБУРГ. ТРАГЕДІЯ (§1-3) (1938)

Святой Царь-Мученик Николай II «Огромная Россійская Имперія, эта "Евразія", великая, какъ цѣлый материкъ, обладаетъ не только плодородной почвой, но и лежащими, почти на поверхности земли, неисчислимыми богатствами въ минералахъ, нефти и драгоцѣнныхъ металлахъ. А между тѣмъ равнины, простирающіяся на тысячи верстъ по обѣ стороны Уральскихъ горъ, поля, лѣса, степи, покрытыя пестрымъ ковромъ дикихъ травъ, черноземныя украинскія поля, — населены почти исключительно хлѣбопашцами. Фабричные центры малочисленны, рабочее населеніе растворяется въ океанѣ стомилліоннаго крестьянства, крѣпко привязаннаго къ своей землѣ, вѣрѣ и традиціямъ. Здѣсь, въ этихъ затерянныхъ деревняхъ, революціонная пропаганда безсильна. Можно поднять мужика противъ сосѣдняго помѣщика, можно соблазнить его раздѣломъ господскихъ земель, но Царя трогать нельзя. Мужицкій гнѣвъ обрушится на того, кто отзовется дурно о Помазанникѣ Божьемъ. Революціонерамъ всѣхъ оттѣнковъ издавна была извѣстна эта психологія русскаго крестьянина, котораго они глубоко презирали, какъ презираютъ и ненавидятъ теперь его большевики. Поэтому самые хитрые и ловкіе изъ бунтовщиковъ, какъ Пугачевъ, а потомъ и народовольцы, придумали поднимать крестьянскія возстанія во имя самаго Царя. Но крестьянская масса совершенно не поддавалась никакой демагогіи, ничему, что могло бы поколебать ея вѣрованія и не мечтала о торжествѣ соціализма. Русскій рабочій, наоборотъ, человѣкъ безпочвенный, порвавшій со старыми устоями...» (Tallinn, 1938.) далѣе...


И. П. ЯКОБІЙ. "ИМП. НИКОЛАЙ II И РЕВОЛЮЦІЯ". МИССІЯ ГЕН. ИВАНОВА (1938)

Государь Император Николай II Александрович «Послѣ столь взволновавшаго его разговора съ Государемъ, генералъ Ивановъ занялся выполненіемъ порученной ему миссіи. Прежде всего надо было добиться точныхъ свѣдѣній о положеніи въ столицѣ, но какимъ образомъ это сдѣлать? Послѣ нѣкоторыхъ попытокъ переговорить по прямому проводу съ главнымъ начальникомъ петроградскаго военнаго округа, генералъ Ивановъ наконецъ добился генерала Хабалова. Мы уже передавали выше полученные отъ послѣдняго безнадежные отвѣты. Тѣмъ не менѣе генералъ Ивановъ отправилъ около 11 часовъ утра свой отрядъ, составленный изъ Георгіевскаго батальона, полу-роты Императорскаго Желѣзнодорожнаго полка и роты лейбъ-гвардіи Собственнаго Его Величества пѣхотнаго полка. Этого было, конечно, недостаточно, но генералъ Ивановъ разсчитывалъ на Тарутинскій полкъ, присланный съ сѣвернаго фронта, и на кавалерійскія и артиллерійскія части, которыя должны были придти съ западнаго фронта. Но не зналъ старый генералъ, что измѣна проникла уже въ ряды его отряда. Такъ генералъ Пожарскій, командовавшій Георгіевскимъ батальономъ, еще наканунѣ объявилъ своимъ офицерамъ, что онъ запретитъ солдатамъ стрѣлять, хотя бы ему пришлось ослушаться приказанія начальства. Генералъ Ивановъ выѣхалъ изъ Могилева на два часа позже своего отряда, который онъ нагналъ въ Оршѣ. Назначеніе его не пришлось по вкусу начальствующимъ лицамъ въ Ставкѣ, игравшимъ въ руку революціи. Успокаивали ихъ немного лишь возрастъ и слабость генерала...» (Tallinn, 1938.) далѣе...


И. П. ЯКОБІЙ. "ИМП. НИКОЛАЙ II И РЕВОЛЮЦІЯ". ИЗМѢНА, ТРУСОСТЬ И ОБМАНЪ (1938)

Государь Император Николай II Александрович «Было около шести часовъ утра, когда Царскій поѣздъ отбылъ изъ Могилева. Свита Государя уѣхала немного раньше, и оба поѣзда, какъ темные призраки съ яркими огнями, мчались въ блѣднѣвшую уже синюю, звѣздную, зимнюю ночь, среди спящихъ полей, селъ и городовъ. На другой день миновали благополучно Смоленскъ и Вязьму. На пути между Вязьмой и Бологое офицеры перваго поѣзда узнали отъ находящагося на вокзалѣ инженера, что въ Петроградѣ составлено Временное Правительство; рѣшено было сообщить это извѣстіе дворцовому коменданту генералу Воейкову, сопровождавшему Государя; письмо на его имя было передано офицеру, который сошелъ, чтобы дождаться Царскаго поѣзда. Въ Бологомъ былъ полученъ отвѣтъ генерала Воейкова: приказаніе во что бы то ни стало доѣхать до Царскаго Села. Настала ночь; около часа первый поѣздъ прибылъ на станцію Малая Вишера. Къ генералу Цабель явился перепуганный офицеръ и сообщилъ, что слѣдующія станціи — Любань и Тосно — уже заняты взбунтовавшимися войсками. Итакъ путь въ Царское былъ отрѣзанъ; надо было ждать пріѣзда Государя, а затѣмъ выяснится, какія придется принять рѣшенія. Тѣмъ временемъ, Царскій поѣздъ слѣдовалъ двумя часами позднѣе по тому же маршруту, восторженно встрѣчаемый на станціяхъ народомъ. Въ эту благонамѣренную и тихую провинціальную глушь о петроградскомъ возстаніи доносились лишь отдаленные слухи, неопредѣленные и неясные. Для молодыхъ солдатъ, ожидавшихъ на вокзалѣ...» (Tallinn, 1938.) далѣе...


И. П. ЯКОБІЙ. "ИМП. НИКОЛАЙ II И РЕВОЛЮЦІЯ". НАЧАЛО РАЗВАЛА (1938)

Государь Император Николай II Александрович и Императрица Александра Феодоровна «Не успѣлъ Думскій комитетъ образоваться, какъ онъ сразу же столкнулся съ затрудненіями, которыхъ, конечно, не предвидѣли зачинщики "буржуазной" революціи. Новая власть, выросшая, какъ ядовитый грибъ, въ ночь на 27 февраля, — Совѣтъ рабочихъ и солдатскихъ депутатовъ, — съ перваго же дня проявила полнѣйшее презрѣніе къ формамъ законности, за которую въ отчаяніи цѣплялась Дума. Послѣ крушенія Царскаго Правительства, снесеннаго революціонной волной, единственная законная власть, существовавшая въ столицѣ, была Дума, — учрежденіе государственное и къ тому же избранное самимъ народомъ. На фронтѣ Государь, въ Петроградѣ Дума — вотъ тѣ два центра, которые, согласившись между собой, могли еще предотвратить катастрофу. Дума не только могла, но, можетъ быть, въ началѣ и хотѣла сыграть такую роль. То, что Дума, послѣ паденія министерства князя Голицына, не пыталась посягнуть на самый принципъ Монархіи, было хорошимъ признакомъ; войска, непрерывно прибывающія съ музыкой въ Таврическій Дворецъ, какъ будто представляли поддержку порядка противъ надвигающейся анархіи. Въ такомъ смыслѣ и было понято и Государемъ, и Императрицей, и окружавшими Ихъ лицами, составленіе Думскаго комитета. Утромъ 28 февраля Императрица говорила Жильяру, воспитателю Наслѣдника: "Дума оказалась на высотѣ. Она, полагаю, поняла, что странѣ грозитъ опасность, но боюсь, что уже слишкомъ поздно"...» (Tallinn, 1938.) далѣе...


И. П. ЯКОБІЙ. "ИМП. НИКОЛАЙ II И РЕВОЛЮЦІЯ". ВЪ СТАВКѢ (1938)

Государь Император Николай II Александрович «Царскій поѣздъ прибылъ въ Могилевъ 23 февраля. Во время своихъ пребываній въ Ставкѣ, Государь занималъ скромный губернаторскій домъ, гдѣ Онъ отвелъ себѣ только четыре комнаты, предоставивъ остальныя лицамъ Своей свиты. Порядокъ дня былъ распредѣленъ въ Ставкѣ съ незыблемой точностью. Каждое утро, послѣ чая, Государь отправлялся къ начальнику штаба, генералу Алексѣеву, съ которымъ работалъ до завтрака. Къ завтраку приглашались начальники военныхъ миссій союзныхъ государствъ, а также министры и генералы, пріѣзжавшіе съ докладомъ къ Государю. Остатокъ дня былъ посвященъ работѣ съ перерывомъ для прогулки пѣшкомъ, передъ трехчасовымъ чаемъ; къ обѣду также приглашались военные агенты. Первыя извѣстія о безпорядкахъ въ Петроградѣ были получены 25 февраля по телеграммамъ генерала Хабалова и министра внутреннихъ дѣлъ. Мы уже говорили выше объ этихъ запоздалыхъ донесеніяхъ, дававшихъ къ тому же весьма неточное понятіе о происходившемъ. Несмотря на оптимистическія увѣренія въ телеграммѣ военнаго министра, Государь какъ будто почувствовалъ надвигающуюся грозу мятежа и повелѣлъ Хабалову прекратить безпорядки; приказъ этотъ, какъ мы видѣли, совершенно сбилъ съ толку нерѣшительнаго начальника округа. Хотя этотъ обмѣнъ телеграммами не вышелъ за предѣлы кабинетовъ Государя и генерала Алексѣева, все же мало-по-малу какое-то смутное безпокойство овладѣло приближенными Государя; Онъ же Самъ, по обыкновенію...» (Tallinn, 1938.) далѣе...


И. П. ЯКОБІЙ. "ИМП. НИКОЛАЙ II И РЕВОЛЮЦІЯ". ПЕРВЫЕ БЕЗПОРЯДКИ (1938)

Святая Троица «Едва успѣлъ Государь покинуть Петроградъ, какъ, по какому-то таинственному сигналу, сразу на нѣсколькихъ заводахъ начинаются забастовки. Среди рабочихъ шныряютъ какія-то подозрительныя личности, создавая панику самыми невѣроятными слухами: столица останется безъ хлѣба, транспортъ затормозился, скоро начнется голодъ. Тотчасъ же толпы перепуганныхъ людей приступомъ берутъ булочныя; весь имѣющійся хлѣбъ раскупается нарасхватъ; недоумѣвающіе булочники съ ужасомъ смотрятъ на свои опустошенныя лавки, куда продолжаетъ ломиться толпа. На самомъ же дѣлѣ въ Петроградѣ въ это время имѣется въ запасѣ болѣе полумилліона пудовъ муки, количество достаточное для прокормленія населенія въ теченіе двѣнадцати дней. Къ тому же снабженіе столицы продолжается безъ перерыва и основаній для какихъ бы то ни было опасеній нѣтъ; главный начальникъ петроградскаго военнаго округа ген.-лейт. Хабаловъ на другой день, 24 февраля, расклеиваетъ объ этомъ объявленіе на стѣнахъ. Заявленіе это успокаивающе дѣйствуетъ на желудки, но не на головы. Темные люди, появляющіеся изъ подполья только въ тревожные дни, снуютъ повсюду, сѣя ненависть, натравливая чернь на полицію. Торопливыя руки тщетно пытаются выламывать булыжники съ замерзшей мостовой и, за неимѣніемъ камней, засыпаютъ кусками отколотаго льда безпомощную полицію. Да, безпомощную, ибо она ни отъ кого не получаетъ распоряженій, и толпа инстинктивно чувствуетъ...» (Tallinn, 1938.) далѣе...


И. П. ЯКОБІЙ. "ИМП. НИКОЛАЙ II И РЕВОЛЮЦІЯ". НАКАНУНѢ КАТАСТРОФЫ (1938)

Государь Император Николай II Александрович «Ни Государь, ни Его Правительство не могли, конечно, не знать того, что стало уже достояніемъ толпы. Наступилъ для власти тотъ моментъ, когда нужно было или дѣйствовать, или сдаться безъ боя. И, дѣйствительно, стали циркулировать въ городѣ слухи о предстоящихъ рѣшительныхъ мѣрахъ со стороны Правительства, о роспускѣ Думы и даже объ арестѣ главныхъ вожаковъ оппозиціи. Говорили также, что министръ внутреннихъ дѣлъ Протопоповъ распорядился вооружить полицію пулеметами. Этотъ слухъ особенно встревожилъ заговорщиковъ, такъ какъ полиція, вѣрная присягѣ и хорошо вооруженная, легко могла бы справиться со всякими "народными" волненіями и даже и съ возможнымъ выступленіемъ распропагандированныхъ воинскихъ частей, состоящихъ, по большей части, изъ запасныхъ. Комиссія по государственной оборонѣ, обратившаяся въ нѣчто въ родѣ штаба революціи, потребовала разоруженія полиціи; она настаивала даже, но генералъ Бѣляевъ категорически отказался это сдѣлать. Робкій Родзянко почуялъ приближеніе грозы. Питая весьма небольшое довѣріе къ своимъ сообщникамъ, онъ бросился за помощью къ дворянству. 3 января, вызванные его телеграммой, спѣшно пріѣхали въ Петроградъ изъ Москвы предсѣдатель общедворянскаго объединенія Самаринъ, оба вице-предсѣдателя, князь Куракинъ и Карповъ, и московскій губернскій предводитель дворянства Базилевскій. Лица эти, къ которымъ присоединился петроградскій губернскій предводитель дворянства Сомовъ...» (Tallinn, 1938.) далѣе...


И. П. ЯКОБІЙ. "ИМП. НИКОЛАЙ II И РЕВОЛЮЦІЯ". ВОЕННЫЙ ЗАГОВОРЪ (1938)

Святая Троица «Ни коноваловская группа, ни Родзянко, ни даже соціалисты не питали никакихъ надеждъ на возможность совершенія переворота безъ согласія и реальной помощи военачальниковъ. Было совершенно очевидно, что Государь неуязвимъ среди арміи, пока высшее командованіе остается Ему вѣрнымъ; только предательство генераловъ могло поставить армію передъ совершившимся фактомъ: отреченіе или даже смерть Государя. Поэтому, съ самаго начала войны, революціонный центръ пытался обезпечить себѣ содѣйствіе генераловъ: были начаты переговоры, нащупывалась почва, возбуждались честолюбивыя мечты. Такимъ путемъ понемногу образовалась ячейка военныхъ, согласныхъ оказать помощь предстоящему перевороту. Во главѣ этой организаціи стоялъ Гучковъ. Вокругъ него блестящій штабъ "героевъ тыла": Якубовичъ, Тумановъ, Энгельгардтъ, Гильбихъ, Туганъ-Барановскій. Но все это мелкая сошка; въ заговоръ необходимо было втянуть крупныхъ военныхъ начальниковъ. Эта задача чрезвычайно облегчалась посѣщеніемъ фронта членами Думы, какъ это дѣлали члены Конвента во время французской революціи. Но эти послѣдніе ѣздили въ армію для организаціи побѣды, въ то время какъ Родзянки, Гучковы и Демидовы готовили пораженіе. Мало-по-малу и въ Петроградѣ и на фронтѣ удалось выдѣлить группу генераловъ, на которыхъ заговорщики могли разсчитывать: помощникъ военнаго министра генералъ Поливановъ, генералы Крымовъ, Хагондоковъ, главнокомандующіе фронтами...» (Tallinn, 1938.) далѣе...


И. П. ЯКОБІЙ. "ИМП. НИКОЛАЙ II И РЕВОЛЮЦІЯ". ШТУРМЪ ВЛАСТИ (1938)

Государь Император Николай II Александрович «Московскія совѣщанія у Коновалова продолжали собирать главарей оппозиціи; туда же являлись съ докладами делегаты, вернувшіеся съ фронта или изъ провинціи, куда они были посланы для пропаганды. Такимъ образомъ, составъ этихъ совѣщаній, достигавшій иногда до шестидесяти человѣкъ, былъ очень текучій; неизмѣннымъ оставался лишь президіумъ организаціи: кн. Львовъ, Коноваловъ, Челноковъ, Рябушинскій и Бубликовъ. Одинъ изъ участниковъ совѣщанія резюмировалъ однажды положеніе въ слѣдующихъ выраженіяхъ: "Работа Земгора на фронтѣ", сказалъ онъ, "располагаетъ въ нашу пользу солдатъ и офицеровъ. Военно-промышленные комитеты держатъ въ своихъ рукахъ рабочихъ. Во всѣхъ земскихъ и городскихъ самоуправленіяхъ у насъ имѣются вѣрные сторонники. Крупная торговля и промышленность намъ помогаютъ. Намъ остается только поднять мужика и тогда мы покажемъ Николаю такой кулакъ, который испугаетъ его больше нѣмцевъ". Среди этихъ честолюбивыхъ вожделѣній, которыя разсчитывали на пораженіе и на революцію, съ цѣлью выловить въ ней министерскіе портфели, синекуры, поставки, взятки, нашелся одинъ только голосъ, чтобы крикнуть: "осторожно!". Это былъ голосъ одного изъ кадетскихъ лидеровъ, депутата В. А. Маклакова, которому предполагалось предоставить портфель министра юстиціи въ первомъ революціонномъ правительствѣ. "Въ первый разъ въ жизни я почувствовалъ себя сегодня крайне правымъ", заявилъ онъ однажды, выходя изъ одного...» (Tallinn, 1938.) далѣе...


ГЕН. А. И. ДЕНИКИНЪ. «ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ». ТОМЪ 1-Й. ГЛАВА 22-Я (1921)

Генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин «Печальной памяти законъ, вышедшій изъ поливановской комиссіи и извѣстный подъ именемъ "деклараціи правъ солдата", утвержденъ Керенскимъ 9 мая. Приказъ по Арміи и флоту: "Приказываю ввести въ жизнь арміи и флота слѣдующія, согласованныя съ п. 2 деклараціи Временнаго правительства отъ, 7 марта с. г. положенія объ основныхъ правахъ военнослужащихъ: 1) Всѣ военнослужащіе пользуются всѣми правами гражданъ. Но при этомъ каждый военнослужащій обязанъ строго согласовать свое поведеніе съ требованіями военной службы и воинской дисциплины. 2) Каждый военнослужащій имѣетъ право быть членомъ любой политической національной, религіозной, экономической или профессіональной организаціи, общества или союза. 3) Каждый военнослужащій во внѣслужебное время имѣетъ право свободно и открыто высказывать устно, письменно или печатію, свои политическіе, религіозные, соціальные и прочіе взгляды. 4) Всѣ военнослужащіе пользуются свободой совѣсти, а потому никто не можетъ быть преслѣдуемъ за исповѣдуемое имъ вѣрованіе и принуждаемъ къ присутствію при богослуженіяхъ и совершеніи религіозныхъ обрядовъ какого-либо вѣроисповѣданія. Участіе въ общей молитвѣ не обязательно. 5) Всѣ военнослужащіе въ отношеніи своей переписки подчиняются правиламъ, общимъ для всѣхъ гражданъ. 6) Всѣ безъ исключенія печатныя изданія (періодическія или неперіодическія) должны безпрепятственно передаваться адресатамъ"...» (Paris, 1921.) далѣе...


ГЕН. А. И. ДЕНИКИНЪ. «ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ». ТОМЪ 1-Й. ГЛАВА 21-Я (1921)

Генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин «Слѣдующая мѣра демократизаціи арміи — введеніе института комиссаровъ. Заимствованная изъ исторіи французскихъ революціонныхъ войнъ, эта идея подымалась въ разное время, въ различныхъ кругахъ, имѣя своимъ главнымъ обоснованіемъ — недовѣріе къ командному составу. Интересно, что даже такой прямолинейный поборникъ здравыхъ началъ существованія арміи, какимъ былъ генералъ Марковъ, еще въ началѣ апрѣля, видя и страдая отъ ничѣмъ не оправдываемаго недовѣрія, которое вдругъ проявила солдатская среда къ офицерству, послалъ въ министерство проэктъ введенія въ каждую армію комиссара — представителя военнаго министра, который могъ бы видѣть и свидѣтельствовать полную лояльность команднаго состава. Предсѣдатель совѣта министровъ Львовъ прислалъ въ маѣ въ Ставку общія основанія вводимаго имъ института комиссаровъ . На нихъ, по мысли правительства, возлагалось гражданское управленіе на театрѣ войны на основаніяхъ, изложенныхъ въ положеніи о полевомъ управленіи войскъ, а также вся область снабженія, питанія войскъ и санитарно-гигіенически-эвакуаціонная. Находясь въ прямомъ и исключительномъ подчиненіи органамъ Временнаго правительства, комиссары лишь согласовали свои дѣйствія съ соотвѣтствующими военными начальниками. Это предположеніе, окончательно вырывавшее изъ рукъ команднаго состава важнѣйшія военно-административныя функціи, встрѣтило рѣзкій протестъ со стороны Ставки и тотчасъ-же было...» (Paris, 1921.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 14-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Медлить было нельзя. По Царскому носились темные слухи о томъ, что рѣшено отправить Царскую Семью въ Сибирь. Объ этомъ открыто говорили солдаты. Стрѣлки, друзья Ники, полупосвященные въ его планъ, согласились помогать ему. — "Только такъ", — говорили они, — "чтобы намъ никакъ въ отвѣтъ не попасть, чтобы никакой, значитъ, вины, или подозрѣнія на насъ не было. Чистая случайность. Ежели попадетесь, насъ не оговаривать, все одно отопремся". Ника объ этомъ не думалъ. Конечно, онъ все бралъ на себя. Онъ не сознавалъ, на какой важный шагъ онъ рѣшается, и не думалъ о послѣдствіяхъ. Павликъ уже вторую недѣлю ѣздилъ на одной машинѣ съ Петровымъ за его помощника, былъ запасенъ бензинъ и даже устроена въ Любани на всякій случай запасная база. Все было готово, кромѣ главнаго. Не удалось переговорить съ Государемъ. Но вѣдь не могъ же онъ не согласиться? Для блага Россіи! Павликъ совѣтовалъ въ крайности дѣйствовать силою. Ожидали только дня, когда намѣченные люди будутъ въ караулѣ и ворота будто случайно останутся открытыми. Наконецъ и это случилось, но съ карауломъ шелъ прапорщикъ Гайдукъ и это осложняло условія побѣга. Вечеромъ Ника съ соотвѣтствующими инструкціями, чемоданомъ съ бѣльемъ и продовольствіемъ, длиннымъ сѣрымъ макинтошемъ съ высокимъ воротникомъ и полувоенною шапкою пріѣхалъ на квартиру Саблина и остался тамъ ночевать. Государь выходилъ на прогулку въ одиннадцать часовъ утра. Къ этому времени надо было влетѣть въ паркъ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 13-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Петровъ принадлежалъ къ тому типу привязчивыхъ Русскихъ людей, которые, разъ полюбивъ кого, не измѣняютъ ему въ душѣ никогда. Петровъ былъ чисто Русскій человѣкъ, глубоко вѣрующій, любящій всѣ обряды православной церкви и жившій солидно, умѣренно, по старинѣ. Онъ былъ рабочимъ на механическомъ заводѣ, онъ былъ изъ крестьянъ, простой человѣкъ и это давало ему право свободы слова, которой въ эти дни была лишена интеллигенція. Человѣкъ въ хорошемъ платьѣ — буржуй, могъ только восхищаться передъ революціей, преклоняться передъ ея вождями, печатать портреты убійцъ въ родѣ Кирпичникова, рядового Волынскаго полка, убившаго своего ротнаго командира. Генераламъ, даже съ такимъ характеромъ какъ у Корнилова, приходилось награждать въ угоду толпѣ Кирпичникова и ему подобныхъ, георгіевскими крестами и говорить соотвѣтствующія рѣчи: — иначе тюрьма, крѣпость, можетъ быть, смерть. Тутъ былъ не только шкурный вопросъ, но и надежда путемъ угожденія толпѣ направить революцію на иной путь. Петровъ, въ самой возбужденной толпѣ, спокойно сжималъ свои мозолистые кулаки и говорилъ вождямъ — "воришки вы и жулики! Хорошъ или плохъ былъ государь, — онъ былъ Государь — а теперешніе господа — просто измѣнники и шантрапа" и самоувѣренно расталкивая толпу, уходилъ. Ему кричали въ спину: — "провокаторъ"! Онъ останавливался, грозно окидывалъ толпу смѣлымъ взглядомъ и говорилъ: — "кто сказалъ? Выходи! Я тебѣ покажу, какой я провокаторъ!"...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 12-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Ника былъ офицеромъ новаго поколѣнія. Въ полкъ онъ вышелъ послѣ революціи, тогда, когда всѣ свободы были объявлены и была опубликована хартія вольностей солдата, приказъ № 1. Ника не служилъ подъ двуглавыми орломъ и не былъ "ваше благородіе". Онъ былъ "господинъ прапорщикъ", а чаще "товарищъ" или "Николай Николаевичъ". Онъ это сразу воспринялъ и его это не коробило. Онъ искренно любилъ народъ, вѣрилъ въ него и потому ему легко досталось то, чего такъ добивался въ молодые годы Саблинъ, — онъ сошелся съ солдатами. Онъ воспринялъ новую товарищескую дисциплину, и его не смущало, что въ караулѣ или на работахъ всѣмъ баталіономъ, когда приходило время обѣдать и пріѣзжала походная кухня, ему нужно было становиться съ котелкомъ въ очередь съ солдатами, а не получать первому, или, тѣмъ болѣе, ѣсть особую пищу. Это униженіе, это уравненіе его съ солдатами возвышало его въ собственныхъ глазахъ. Солдаты, особенно молодежь, ему нравились своимъ грубоватымъ юморомъ и въ нихъ онъ видѣлъ веселыхъ дѣтей, которыхъ, казалось ему, можно воспитать. Ему скоро удалось отучить солдатъ грубо и презрительно называть Государя, онъ разбудилъ въ нихъ чувство жалости къ нему и сознанія своей вины передъ нимъ. Онъ достигъ бы и бóльшаго, если бы былъ не одинъ въ этой работѣ. Но онъ былъ одинокъ. Царскосельскій совѣтъ солдатскихъ и рабочихъ депутатовъ, или какъ его сокращенно называли "совдепъ", прислалъ въ полкъ много своихъ офицеровъ, которые...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 11-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Павликъ Полежаевъ неожиданно пріѣхалъ съ фронта. На распросы о томъ, что тамъ дѣлается, только рукою махнулъ. Вечеромъ вся молодежь — Павликъ, Ника, Оля и Таня Саблина собрались вмѣстѣ. Ника, вернувшійся изъ караула, разсказывалъ о томъ, что онъ видѣлъ во дворцѣ. Онъ былъ смущенъ. Они сидѣли на небольшомъ стекляномъ балконѣ, убранномъ пальмами и цвѣтами. Это было любимое мѣсто ихъ тайныхъ разговоровъ, такихъ, которые не должны были слушать постороннія уши. — "Поговорить съ Государемъ, или съ кѣмъ-либо изъ его семьи не удалось", — разсказывалъ Ника. — "Это невозможно. Солдаты ни на минуту не оставляютъ ихъ однихъ. Они сядутъ на скамейку — и кто-нибудь изъ солдатъ подсаживается къ нимъ, закуриваетъ, заговариваетъ, или между собою начинаютъ говорить разныя гадости и смѣяться". — "Какая пытка!" — нервно пожимаясь, сказала Таня. — "Весь мой караулъ прошелъ въ томъ, что я сгонялъ ихъ". — "Какъ же ты ихъ сгонялъ?" — спросилъ Павликъ. — "Ахъ, трудно было. — "Товарищъ", говорю, "оставьте, это нехорошо, что вы дѣлаете. Вы показываете вашу несознательность". — "И дѣйствовало?" — спросилъ Павликъ. — "На иныхъ дѣйствовало, на другихъ нѣтъ. Все-таки есть и такіе, что совѣсть имѣютъ. Мнѣ Мельниковъ, моего взвода, обѣщалъ достать обратно Наслѣднику его ружьецо. — "Жаль", говоритъ, "мальчонку, такъ убивается!" — "Это онъ про Наслѣдника?" — спросила Оля. — "Да... Ахъ, Оля, они ужасно говорятъ и поступаютъ. Они не только"...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 60-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Взвѣсивъ все высказанное нами объ основахъ народоправства, всякій трезво-мыслящій и отвѣтственный демократъ долженъ со скорбью признать, что русскій народъ послѣ тридцатилѣтняго разгрома, насилія, обнищанія и всяческаго разврата — окажется неспособнымъ къ осуществленію демократическаго строя, до тѣхъ поръ, пока онъ не возстановитъ въ себѣ честь, совѣсть и національно-государственный смыслъ. Нынѣ въ его душѣ всѣ элементарныя и необходимыя основы народоправства подорваны, поруганы, извращены или прямо упразднены тоталитарными коммунистами. Русскій народъ существуетъ, но существованіе его подобно мученическому униженію его собственныхъ безпризорныхъ дѣтей. Состояніе его, — религіозное, духовное, интеллектуальное, волевое, политическое, хозяйственное, трудовое, семейственное и бытовое, — таково, что введеніе народоправства обѣщаетъ ему не правопорядокъ, а хаосъ, не возрожденіе, а распадъ, не цѣленіе, а "войну всѣхъ противъ всѣхъ"; это было бы послѣднимъ и горшимъ бѣдствіемъ. За кошмарной эпохой революціоннаго "якобинства" началась бы эпоха затяжной "жирондистской" анархіи — со свирѣпой крайне-правой тираніей въ заключеніе. Ребячливо и безотвѣтственно — закрывать себѣ на это глаза. Поэтому первое, что обязанъ выговорить идейный и отвѣтственный демократъ есть пессимистическій діагнозъ и прогнозъ: коммунистическая революція не приблизила Россію къ народоправству, напротивъ — она подорвала...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 59-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Всякій политическій строй имѣетъ свои жизненныя основы — въ душевномъ укладѣ народа, въ его правосознаніи и въ его соціальномъ строеніи. Исчезаютъ эти основы — и политическій строй вырождается: сначала въ свою зловѣщую карикатуру, а потомъ въ свою прямую противоположность. Отсутствіе этихъ основъ въ жизни народа означаетъ, что этотъ народъ неспособенъ къ такому политическому строю; что этого государственнаго устройства совсѣмъ не слѣдуетъ у него вводить, подъ опасеніемъ гибельныхъ послѣдствій. Такъ нелѣпо предлагать монархическій или аристократическій строй для Швейцаріи или для Соединенныхъ Штатовъ; введеніе республики въ Германіи только и могло кончиться демагогической тираніей; свергнуть монархію въ Греціи, въ Югославіи или въ Испаніи — значило бы поставить эти страны на край гибели и т. д. Исторія учитъ насъ всему этому на каждомъ шагу; но доктринеры не учатся у исторіи, они сами думаютъ поучать исторію, подчиняя ее своимъ теоретическимъ выдумкамъ. Такъ и демократія имѣетъ свои жизненныя основы — въ духѣ народа, въ его правосознаніи, въ его соціальномъ укладѣ. Нѣтъ этихъ основъ, и демократія выродится — или въ охлократію (засиліе черни) или въ тиранію. Каковы же эти основы? Демократія (по-русски — "народоправство") предполагаетъ въ народѣ способность не только вести госуд. жизнь, но именно править государствомъ. Для этого народу необходимо прежде всего увѣренное и живое чувство государственной отвѣтственности...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 58-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Кто любитъ Россію, тотъ долженъ желать для нея свободы; прежде всего свободы для самой Россіи, какъ государства, ея международной независимости, ея державной самостоятельности; далѣе — свободы для Россіи, какъ національнаго, хотя и многочленнаго единства, т. е. творческой нестѣсненности, любовнаго взращиванія русской и всѣхъ другихъ россійски-нерусскихъ національныхъ культуръ; и, наконецъ, — свободы для русскихъ людей, какъ множества духовныхъ и хозяйственныхъ личностей, свободы для всѣхъ насъ, какъ живыхъ субъектов права: свободы вѣры, исканія правды, творчества, труда и собственности. Это требованіе свободы есть основное, неоспоримое, аксіоматическое... Его необходимо продумать и прочувствовать до конца. Его необходимо принять духомъ и волею, чтобы уже не колебаться. Грядущая Россія должна быть свободна и будетъ свободна. Отвергающій эту аксіому жизни будетъ готовить и ей и намъ всѣмъ, и нашимъ дѣтямъ и внукамъ — распадъ, соблазнъ и порабощеніе. Спорить здѣсь можно не о самой свюбодѣ, а лишь о мѣрѣ ея и о формахъ ея политическаго и хозяйственнаго осуществленія. Необходимо прежде всего признать, что старый споръ между "либералами" и "антилибералами" потерялъ свой былой смыслъ и обновился. За послѣднія десятилѣтія въ мірѣ совершились событія, которыя сдѣлали этотъ споръ устарѣвшимъ. Впервые за всю свою исторію міръ увидѣлъ тоталитарное государство, и испыталъ, что значитъ...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 57-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Эпоха, переживаемая нынѣ человѣчествомъ, есть эпоха суда и крушенія. На судъ идутъ всѣ народы безъ исключенія; одни ранѣе, другіе позже. Крушеніе грозитъ каждому изъ нихъ; каждый долженъ увидѣть свою неудовлетворительность или несостоятельность передъ лицомъ Божьимъ, — въ свой чередъ, по-своему, со своимъ особымъ исходомъ и въ осуществленіи своей особой судьбы. Прошли годы, когда намъ могло казаться, что "мы рухнули, а другіе устояли". Теперь намъ это уже давно не кажется. Сбывается вѣщее слово о томъ, что мы всѣ подлежимъ суду вѣчно живого огня, — разумѣется духовнаго огня, опаляющаго, очищающаго и обновляющаго. И, разумѣя это, намъ, русскимъ, надлежитъ не падать духомъ и не малодушествовать, а крѣпко вѣрить въ Бога и вѣрно служить нашей родинѣ, Россіи, съ которой началось это духовно-огненное опаденіе, очищеніе и обновленіе. Чѣмъ мы можемъ служить ей? Къ чему мы призваны? Что намъ надо дѣлать? Отвѣтить на это — значитъ выговорить главное; приступить къ этому служенію, значитъ осуществлять это главное. Россіи нуженъ новый русскій человѣкъ: провѣренный огнями соблазна и суда, очищенный отъ слабостей, заблужденій и уродливостей прошлаго и строющій себя по-новому, изъ новаго духа, ради новыхъ великихъ цѣлей... Въ этомъ главное. Дѣлая это, мы строимъ новую Россію. Ибо слѣпо и кощунственно думать, будто Россія "погибла"; пусть вѣрятъ въ это иностранцы, враждебные ей, и предатели, помышляющіе о ея расчлененіи...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 34-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Какъ премудро и разумно готовитъ насъ св. Церковь къ Великому посту — этому времени покаянія, безъ котораго нѣтъ спасенія! Сколько глубокаго смысла, сколько необыкновенной трогательной назидательности въ этихъ четырехъ приготовительныхъ недѣляхъ, которыми предваряется наступленіе Великаго поста! Но много ли въ наше время христіанъ, которые все это знаютъ? А и изъ тѣхъ, кто это теоретически знаютъ, много ли такихъ, которые доводятъ до самой глубины сознанія всѣ эти поучительные образы и наставленія, кои такъ ярко и красочно рисуетъ передъ нашимъ мысленнымъ взоромъ въ эти дни св. Церковь? Увы! Христіанство это не теорія, а жизнь — новая жизнь, которую принесъ на землю Воплотившійся нашего ради спасенія Единородный Сынъ Божій. Между тѣмъ, для большинства современныхъ "христіанъ" — христіанство это одно, а жизнь — совсѣмъ другое. И думать о томъ, что христіанство можетъ быть воплощено въ жизнь для большинства современныхъ "христіанъ" кажется несбыточной мечтой, по мнѣнію нѣкоторыхъ, — даже неосуществимой и чуть ли не вредной, нарушающей давно заведенный и привычный для всѣхъ порядокъ жизни. И даже проповѣдники христіанскіе въ наше время говорятъ часто не о томъ, какъ опустившуюся жизнь поднять до уровня высокихъ требованій божественнаго закона, а какъ примирить эти требованія евангельскаго закона съ низко опустившейся жизнью: идея примиренія христіанства съ современностью — это одна изъ самыхъ заманчивыхъ идей, способная...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 33-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «"Въ вѣрѣ, и надеждѣ, и любви, и кротости, и чистотѣ, и въ священническомъ достоинствѣ благочестно пожилъ еси, приснопамятне..." Эти умилительныя слова трогательнаго священническаго отпѣванія, какъ нельзя больше, подходятъ къ нашему дорогому усопшему — новопреставленному протоіерею Даніилу. Высоко неся свое священническое достоинство, онъ дѣйствительно жилъ "въ вѣрѣ, надеждѣ и любви", въ "кротости и чистотѣ", какъ это и надлежитъ истинному пастырю. И по своему внѣшнему облику и по своей внутренней духовной настроенности, онъ былъ — настоящій православный русскій батюшка, какихъ немало было въ прежнее время у насъ на Святой Руси, но которыхъ все меньше и меньше остается въ наше лукавое время Отступленія. Съ покойнымъ о. Даніиломъ Богъ привелъ насъ встрѣтиться на жизненномъ пути около 30-ти лѣтъ тому назадъ, въ столицѣ Королевства Югославіи г. Бѣлградѣ. По благословенію нашего почившаго Первосвятителя Митрополита Анастасія, мнѣ пришлось вести еженедѣльно — каждый четвергъ — въ Русскомъ Домѣ имени Императора Николая II-го духовныя бесѣды. Собиралось довольно много слушателей, которые сами и выбрали тему этихъ бесѣдъ: "О духовной жизни по ученію Святыхъ Отцевъ Церкви". И вотъ среди слушателей я скоро обратилъ вниманіе на стараго почтеннаго батюшку, который оказался самымъ усерднымъ и аккуратнымъ посѣтителемъ этихъ бесѣдъ. Это и былъ нынѣ покойный о. Даніилъ. Меня поразило, какъ этотъ убѣленный сѣдинами...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 32-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Подвигомъ добрымъ подвизахся, теченіе скончахъ, вѣру соблюдохъ: прочее убо соблюдается мнѣ вѣнецъ правды, егоже воздастъ ми Господь въ день онъ, Праведный Судія: не токмо же мнѣ, но и всѣмъ возлюбльшымъ явленіе Его (2 Тим. 4, 7-8). Такъ, воистину, можетъ сказать о себѣ, словами святаго апостола Павла, и нашъ вѣрный и любимый братъ, новопреставленный Николай. Посмотрите на его свѣтлый взоръ, какое у него дивное выраженіе лица! Поистинѣ, онъ отдыхаетъ сейчасъ отъ многихъ трудовъ своихъ, причемъ на лицѣ у него отпечатлѣлось также чувство удовлетворенія, какъ бы отъ сознанія исполненнаго имъ святаго долга. И, дѣйствительно, почившій братъ Николай былъ личностью, по нашимъ временамъ, не только незаурядной, но совсѣмъ особенной, изъ ряда вонъ выходящей. Это былъ человѣкъ, который въ наши ужасныя времена повальной Апостасіи — Отступленія отъ Бога, весь жилъ пламенной вѣрой въ Бога и чувствомъ преданности истинной Церкви. Никакихъ другихъ интересовъ и устремленій у него не было. И вотъ причина почему онъ такъ прилѣпился душой къ нашему Свято-Троицкому монастырю. Онъ чувствовалъ, что, несмотря на многіе наши слабые мѣста и недостатки, все же у насъ здѣсь творится Дѣло Божіе. Здѣсь живутъ у насъ иноки, преданные, искренно Богу и Святой Церкви, и живутъ не для себя, а для Бога. Онъ это чувствовалъ своимъ сердцемъ, и душа его рвалась сюда. И вотъ поразительно, что какъ разъ въ тотъ самый день, когда...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 31-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Рождество Твое, Христе Боже нашъ, возсія мірови свѣтъ разума... Да! Такъ было когда-то, возлюбленные о Господѣ братіе и сестры!.. Великое событіе Рождества Христова, до празднованія котораго вновь сподобилъ насъ Господь дожить, дѣйствительно просвѣтило "умныя очи сердецъ" многихъ и многихъ тысячъ людей, нѣкогда погрязавшихъ во мрачной тьмѣ язычества, и весь тогдашній міръ сталъ христіанскимъ, несмотря на страшныя кровавыя муки и гоненія, коимъ подвергали христіанъ невѣровавшіе язычники. Вѣра Христова блистательно восторжествовала надъ язычествомъ, и кроткія овцы стада Христова претворили ярость волчую своихъ гонителей въ кротость овчую... Взошло мысленное "Солнце Правды" и озарило весь міръ Своимъ Божественнымъ свѣтомъ, разгнавъ тьму, въ которой до того пребывало человѣчество. Рождество Христово дало людямъ новое свѣтлое и радостное христіанское міровоззрѣніе и научило людей новой нравственной жизни — жизни въ Богѣ, жизни во Христѣ, жизни въ Церкви. Людямъ стало ясно, что есть добро, а что есть зло и какъ нужно жить, чтобы идти путемъ добра и наслѣдовать жизнь вѣчную. Вотъ почему такъ великъ и радостенъ этотъ пресвѣтлый день Рождества Христова! Но что мы видимъ теперь? — Люди опять безумствуютъ, какъ будто и не родился для нихъ Христосъ. И самый этотъ праздникъ большинствомъ современныхъ людей, если еще и справляется, то только по установившейся традиціи, какъ какой-то "сезонный праздникъ"...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 10-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Эта пара были Осетровъ и Дженни. Изъ-за заломленной на затылокъ смятой фуражки задорно выбивался на бѣлый лобъ Осетрова черный чубъ. Широкая Русская рубаха защитнаго цвѣта была разстегнута и обнажала могучую, воловью шею и бѣлую грудь, на которой висѣлъ на тонкой золотой цѣпочкѣ дорогой кулонъ съ краснымъ, какъ капля крови, гранатомъ. Шаравары были заправлены въ высокіе жолтой кожи сапоги. Шашки не было и сбоку висѣлъ большой тяжелый Маузеръ въ деревянномъ чехлѣ. Осетровъ дѣйствительно былъ въ гвардіи. Въ виду убыли офицеровъ въ гвардейскихъ полкахъ, во время послѣдняго наступленія, Осетровъ, по приказу свыше, былъ переведенъ въ гвардейскій запасный полкъ, куда правительство подбирало революціонныхъ офицеровъ, не склонныхъ къ возвращенію «стараго режима». Дженни въ вычурной шляпкѣ, которая до войны была Парижской моделью и принадлежала извѣстной артисткѣ, но теперь была совершенно не модна и не гармонировала съ костюмомъ, въ богатомъ боа изъ темнаго соболя, была ужасна. Ни пудра, ни румяна не могли скрыть зеленовато-бѣлаго цвѣта лица и особенно шеи и груди, которыхъ даже солнце не могло тронуть загаромъ. Она была бѣла, какъ трупъ. И только глаза яркіе, живые, ненормально горящіе говорили о томъ, что жизнь еще кипитъ въ ней искусственно возбуждаемой страстью. Осетровъ вынулъ изъ кармана золотой портсигаръ съ брильянтовымъ вензелемъ и, доставъ толстую папиросу, закурилъ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ III-Й, Ч. 6-Я, ГЛАВА 9-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Лѣтнее утро встало ясное съ голубымъ небомъ и радость обѣщающимъ солнцемъ. Но уже поднимались откуда-то снизу, вставали изъ-за лѣса и парковъ сѣдые туманы, ползли лиловыми тучами, закрывали дали и скупо свѣтило черезъ нихъ солнце. Надо было торопиться гулять, пока солнце свѣтило и отражалось огнемъ отъ блестящихъ прудовъ, надо было торопиться гулять, пока они учились или спали по казармамъ. Они — хозяева Царскосельскаго парка. Когда, послѣ обѣда, выходили они гульливыми толпами и наполняли весь паркъ, становилось страшно ходить даже по люднымъ дорожкамъ. Они никого не признавали. Про нихъ разсказывали что-то ужасное, чего дѣвушки не понимали и чего знать не могли, но о чемъ смутно догадывались, холодѣя мертвеннымъ холодомъ при одной мысли объ этомъ. Они все могли. Они держали въ плѣну, подъ арестомъ самого Государя, чего же больше! Оля и Таня, обѣ въ бѣлыхъ блузкахъ съ открытыми шейками и темныхъ короткихъ юбкахъ вышли гулять съ миссъ Прокторъ, старой англичанкой, и веселой «Квикъ» шотландской овчаркой, сходившей съума отъ запаха лѣта, отъ радости солнечнаго свѣта и возможности носиться взадъ и впередъ по дорожкамъ. Таня выше ростомъ и крѣпче, чѣмъ Оля. У нея такіе же золотистые, густые волосы, какъ были у Вѣры Константиновны, такіе же голубые глаза и нѣжный овалъ лица съ прекрасною прозрачною золотистою кожею. Черты лица у ней тонкія, носъ небольшой съ розовыми ноздрями. Оля брюнетка...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 56-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Демократическіе выборы являются лишь условно-цѣлесообразнымъ средствомъ для безусловно-вѣрной цѣли (отборъ лучшихъ). Требованіе, чтобы правили лучшіе относится къ самому естеству, къ самой идеѣ государства; строй, при которомъ у власти водворятся худшіе, будетъ жизненно обреченъ и рухнетъ рано или поздно, съ бóльшимъ или меньшимъ позоромъ. Всякое государство призвано быть аристократіей въ нашемъ смыслѣ слова; и можно было бы сказать съ увѣренностью, что если бы историчееки-законныя государства были на политической высотѣ, то они извлекали бы этихъ подлинно лучшихъ изъ всѣхъ слоевъ населенія; и тогда профессіональнымъ революціонерамъ нечего было бы дѣлать на свѣтѣ... Россія нуждается въ такой системѣ выборовъ, которая дала бы ей вѣрный способъ найти и выдѣлить своихъ подлинно-лучшихъ людей къ власти. Въ этихъ выборахъ лучшихъ людей не могутъ и не должны участвовать члены интернаціональной партіи, завѣдомые губители и палачи русскаго народа, "нырнувшіе" коммунисты, перекрасившіеся предатели и т. д. А это означаетъ, что эти выборы не могутъ быть ни всеобщими, ни прямыми. Лучшихъ людей могутъ найти только тѣ, которые не утратили чести и совѣсти, тѣ, которые страдали, а не тѣ, которые пытали страдальцевъ. Иначе Россія будетъ опять отдана во власть политической черни, которая изъ красной черни перекрасится въ черную чернь, чтобы создать новый тоталитаризмъ, новую каторгу и новое разложеніе...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. "НАШИ ЗАДАЧИ". ТОМЪ 1-Й. СТАТЬЯ 55-Я (1956)

Иван Александрович Ильин «Для того, чтобы побѣдить надвигающуюся опасность, надо, какъ всегда бываетъ съ дьяволомъ, увѣренно и мужественно назвать его по имени и обличить его цѣли и средства: отдѣлиться отъ него, противостать ему и "заклясть" его всѣми религіозными, нравственными, патріотическими и государственными словами и мѣрами, которыя имѣются въ распоряженіи у человѣка; и затѣмъ начать новую, христіански-соціальную эпоху исторіи. Безъ этого "двойникъ" побѣдитъ и начнется вездѣ то политическое безуміе и духовно-религіозное кощунство, отъ котораго стонетъ и вымираетъ вотъ уже три десятка лѣтъ, русскій народъ. Поэтому нѣтъ ничего болѣе опаснаго и вреднаго, какъ продолжать смѣшеніе и смуту: смѣшивать мученика (Русскій Народъ) съ его мучителемъ (Коминтернъ); приписывать планы, преступленія и безхозяйственность коммунистовъ — самой Россіи; договариваться со Сталинымъ и воображать, что засѣдаешь съ русскимъ правительствомъ; слушать Молотова, Вышинскаго и Громыку и увѣрять себя, что это русскія рѣчи русских людей; смотрѣть на Балканы и обличать "Панславизмъ"; увѣрять себя и своихъ читателей, что совѣтская политика есть продолженіе политики русскихъ Царей; постоянно и упорно писать въ газетахъ вмѣсто "совѣтскій" и "коммунистическій" — "русскій"; увѣрять самихъ себя и прочихъ невѣждъ, что нигилизмъ изобрѣтенъ не Штирнеромъ, не Марксомъ, не Ницше, не апашами и не гангстерами, а русскими; — словомъ позорить Россію и русское имя всѣмъ совѣтскимъ позоромъ...» (Парижъ, 1956.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 30-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Давно уже извѣстна изданная еще въ 1912 году на Аѳонѣ въ переводѣ на русскій языкъ книга, озаглавленная "Посмертныя вѣщанія преподобнаго Нила Мѵроточиваго Аѳонскаго", которая содержитъ въ себѣ, помимо духовныхъ наставленій и предостереженій монашествующимъ, предреченія этого великаго подвижника о послѣднихъ временахъ, о всемірномъ воцареніи Антихриста и о бѣдствіяхъ, которыя постигнутъ міръ по воцареніи Антихриста. Нынѣ мы получили переводъ на русскій языкъ предсказаній этого дивнаго аѳонскаго отшельника, спеціально относящихся къ 20-му вѣку, которыя до сихъ поръ оставались не переведенными съ греческаго языка, а потому и неизвѣстными намъ. Поразительны эти предсказанія, которыя, въ сущности, только дополняютъ и уточняютъ ранѣе намъ извѣстныя. Вотъ дословный текстъ ихъ: "Около 1900 года, къ серединѣ 20 столѣтія, народъ того времени начнетъ становиться неузнаваемымъ. Когда время будетъ приближаться къ пришествію Антихриста, разумъ людей помрачится отъ страстей плотскихъ, и все болѣе будетъ усиливаться нечестіе и беззаконіе. Міръ тогда станетъ неузнаваемымъ, измѣнятся облики людей и нельзя будетъ ясно различать мужчинъ отъ женщинъ, благодаря безстыдству въ одеждѣ и формѣ волосъ головы. Эти люди одичаютъ и будутъ жестокими, подобно звѣрямъ, изъ-за соблазновъ Антихриста. Пастыри же христіанскіе, епископы и священники, станутъ мужами тщеславными, совершенно не различающими праваго пути отъ лѣваго"...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 29-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «"...Яко солнце отечеству твоему возсіялъ еси..." такими словами прославляетъ наша Россійская Церковь преподобнаго и Богоноснаго отца нашего Сергія, Игумена Радонежскаго чудотворца. И лучше этого ничего не скажешь о преподобномъ Сергіи, ибо на языкѣ человѣческомъ нѣтъ достаточно словъ, чтобы выразить все необычайное духовное величіе этого дивнаго ангелоподобнаго угодника Божія и все величайшее значеніе его для нашего Отечества и для православнаго народа русскаго. Преподобный Сергій — это подлинный символъ и, вмѣстѣ съ тѣмъ, живое воплощеніе Святой Руси! Онъ — наша слава, онъ — нашъ вѣрный путевождь ко спасенію. Не случайно, не напрасно называли его "печальникомъ земли русской": вся исторія нашего Богоспасаемаго Отечества — Святой Руси, на протяженіи почти шести вѣковъ тѣсно связана съ именемъ преподобнаго Сергія. Не будетъ преувеличеніемъ сказать, что величественнѣйшая и могущественнѣйшая Имперія Россійская, раскинувшая свои предѣлы на шестую часть свѣта, смогла возникнуть только благодаря молитвенному предстательству и заступничеству этого великаго "печальника за землю русскую". Вспомнимъ только, какъ самъ великій князь Димитрій Донской счелъ для себя нужнымъ передъ рѣшительной битвой съ татарскимъ ханомъ Мамаемъ на Куликовомъ полѣ лично прибыть въ обитель преподобнаго Сергія, чтобы испросить у него благословенія. И вѣра великаго князя въ силу молитвъ преподобнаго "печальника" блистательно себя оправдала...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 28-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «"И видѣвъ ю Господь, милосердова о ней и рече ей: не плачи". Мы слышали это, возлюбленные о Господѣ братіе и сестры, въ сегодняшнемъ евангельскомъ чтеніи о томъ, какъ Господь Іисусъ Христосъ сжалился, умилосердился надъ несчастной вдовой, которая потеряла своего единственнаго сына — свою опору въ жизни, и воскресилъ его изъ мертвыхъ. "Не плачи!" сказалъ Онъ ей. Достознаменательны слова эти, братіе и сестры! Ибо плачъ сроднился съ нами, людьми, со времени грѣхопаденія нашихъ прародителей. И ни въ чемъ мы въ жизни такъ не нуждаемся, какъ въ утѣшеніи. Плачъ Адама передъ закрывшимися вратами рая — отъ этого плача Адама и всѣ мы, раждаясь въ этотъ суетный тлѣнный міръ, встрѣчаемъ первый день нашего рожденія плачемъ, какъ никакое другое живое существо. И въ теченіи всей своей жизни, сколько приходится каждому изъ насъ плакатъ. Поистинѣ, плачъ есть нѣчто такое, что неразрывно связано съ нашей земной жизнью. И не плачутъ только тѣ, которые слишкомъ ужъ ожесточились своимъ сердцемъ, у которыхъ сердце настолько огрубѣло, окаменѣло, что сдѣлалось уже не способнымъ къ плачу. "Въ мірѣ скорбни будете", такъ предупреждалъ Господь Іисусъ Христосъ Своихъ учениковъ, уходя изъ этого міра, на послѣдней прощальной Тайной Вечери. А апостолы Христовы, проповѣдуя евангельское ученіе, неоднократно повторяли это своимъ послѣдователямъ. "Многими скорбьми подобаетъ намъ внити въ Царствіе Божіе". "Плачъ" и "скорбь" — вотъ, братіе и сестры, нашъ удѣлъ на землѣ...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 27-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «"Се, Азъ съ вами есмь во вся дни до скончанія вѣка" (Матѳ. 28, 20). — Такъ сказалъ Господь Іисусъ Христосъ Своимъ ученикамъ передъ вознесеніемъ Своимъ на небо. Сколь многознаменательны и утѣшительны эти слова! Но они относятся не только къ ученикамъ Господа, ставшимъ Его апостолами и провозвѣстниками Его Божественнаго ученія по всей вселенной, а и ко всѣмъ намъ, если только мы являемся Его искренними учениками и послѣдователями. "Азъ съ вами есмь во вся дни до скончанія вѣка!" Но если Господь съ нами, то чего же намъ бояться, чего намъ страшиться въ этомъ мірѣ? Лишь бы мы сами были съ Господомъ — оставались Ему вѣрны, не измѣняли Ему, не предавали Его! Съ Господомъ ничто намъ не страшно. Истолковывая для насъ утѣшительный смыслъ этихъ словъ Господа, св. Церковь въ одномъ изъ своихъ пѣснопѣній такъ передаетъ ихъ: "Азъ есмь съ вами, и никтоже на вы" (Кондакъ Вознесенія). Почему же тогда въ наше время столь многіе, по трусости и малодушію, измѣняютъ нашему Господу и Спасителю, идутъ въ услуженіе лютымъ врагамъ Его и предаютъ Его, подражая Іудѣ Искаріотскому, стремясь, вмѣсто Господа, угождать слугамъ грядущаго Антихриста — этимъ подлиннымъ сатанистамъ, теперь совершенно открыто и дерзко ведущимъ борьбу противъ нашей святой вѣры и Церкви? Страшно подумать и сказать, что это дѣлаютъ не только обычные рядовые "христіане", но и христіанскіе священнослужители, вплоть до носителей самыхъ высокихъ ранговъ и сановъ!...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 26-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Какъ умилительно поется отъ имени усопшаго, словами псалмопѣвца, въ чинѣ иноческаго отпѣванія, которое совершаемъ мы нынѣ, братія и сестры, надъ нашимъ почившимъ собратомъ священно-архимандритомъ о. Іосифомъ: это "Твой есмь азъ, спаси мя!" Поистинѣ, почившій о. Іосифъ могъ такъ дерзновенно обратиться къ Богу. Прибывъ сюда, въ Америку, въ эту богатую страну, изобилующую всевозможными земными благами, онъ, будучи еще юношей, не только не прельстился этимъ, не пошелъ по общему пути, — угожденія плоти и наслажденія жизнью, а избралъ для себя путь тѣсный и скорбный иноческаго житія. Вмѣстѣ со своимъ старшимъ сподвижникомъ, о. архимандритомъ Пантелеймономъ, онъ столько пережилъ всевозможныхъ лишеній, такъ много трудился и работалъ, что это трудно даже сейчасъ себѣ представить, зная то относительное матеріальное благополучіе, въ которомъ находится нынѣ нашъ Монастырь, заложенный ими двумя. Не будь ихъ, о. архимандрита Пантелеймона и о. архимандрита Іосифа, конечно, никакого монастыря здѣсь не было бы. Я не хочу этимъ сказать, что остальная братія не такъ много трудилась и работала, какъ они, я хочу только подчеркнуть, что они положили начало, а положить начало бываетъ всегда дѣломъ самымъ труднымъ, самымъ неблагодарнымъ. Не даромъ есть поговорка: "Хорошее начало есть половина дѣла", а здѣсь, въ Америкѣ, положить начало монастырской жизни, положить начало такому монастырю, какимъ является въ настоящее время...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). "СЛОВА И РѢЧИ". ТОМЪ 3-Й. СЛОВО 25-Е (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Перваго августа, по нашему православному календарю, наша св. Церковь начинаетъ празднованіе Честному Животворящему Кресту Господню, которое достигаетъ своего апогея 14 сентября въ день великаго праздника Воздвиженія Креста Господня и завершается 21 сентября въ день "отданія". Зачѣмъ это? Развѣ не достаточно дня Великой Пятницы, когда вспоминается распятіе Господа на Крестѣ, развѣ мало того, что и каждую пятницу св. Церковь прославляетъ Крестъ Господень? Глубокій внутренній смыслъ сокрытъ въ этомъ празднованіи Кресту Господню: попечительная Матерь наша св. Церковь желаетъ привлечь наше особенное вниманіе къ этому великому и спасительному знаменію, противъ котораго всегда велась, а въ наши дни ведется нарочитая упорная борьба со стороны "міра, во злѣ лежащаго" — міра, который нынѣ такъ явно отступаетъ отъ Христа и готовитъ себя къ поклоненію Антихристу. Неужели можетъ дерзать называть себя еще "христіаниномъ" тотъ, кто закрываетъ глаза на всѣ ужасы, происходящіе въ современномъ мірѣ, и убаюкиваетъ совѣсть свою и окружающихъ его людей увѣреніями, что все это — случайное, временное явленіе, а что въ общемъ міръ идетъ къ "прогрессу", къ установленію "Царства Божія на землѣ"? Страшно подумать, что подобныя увѣренія мы все чаще и чаще слышимъ въ наши дни не только отъ людей невѣрующихъ, не только отъ сектантовъ, исповѣдующихъ "хиліазмъ" съ его "1000-лѣтнимъ Царствомъ на землѣ", но даже отъ нѣкоторыхъ правосл. священнослужителей...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


СОЧИНЕНІЯ А. П. ЧЕХОВА. ТОМЪ 1-Й. РАЗСКАЗЫ (16-20) (1921)

Антон Павлович Чехов «Земля изображала изъ себя пекло. Послѣобѣденное солнце жгло съ такимъ усердіемъ, что даже Реомюръ, висѣвшій въ кабинетѣ акцизнаго, потерялся: дошелъ до 35,8° и въ нерѣшимости остановился... Съ обывателей лилъ потъ, какъ съ заѣзженныхъ лошадей, и на нихъ же засыхалъ: лѣнь было вытирать. По большой базарной площади, въ виду домовъ съ наглухо закрытыми ставнями, шли два обывателя: казначей Почешихинъ и ходатай по дѣламъ (онъ же и старинный корреспондентъ «Сынъ Отечества») Оптимовъ. Оба шли и по случаю жары молчали. Оптимову хотѣлось осудить управу за пыль и нечистоту базарной площади, но, зная миролюбивый нравъ и умѣренное направленіе спутника, онъ молчалъ. На серединѣ площади Почешихинъ вдругъ остановился и сталъ глядѣть на небо. — "Что вы смотрите, Евплъ Серапіонычъ?" — "Скворцы полетѣли. Гляжу, куда сядутъ. Туча-тучей! Ежели, положимъ, изъ ружья выпалить, да ежели потомъ собрать... да ежели... Въ саду отца протоіерея сѣли!" — "Нисколько, Евплъ Серапіонычъ. Не у отца протоіерея, а у отца дьякона Вратоадова. Если съ этого мѣста выпалить, то ничего не убьешь. Дробь мелкая и, покуда долетитъ, ослабнетъ. Да и за что ихъ, посудите, убивать? Птица насчетъ ягодъ вредная, это вѣрно, но все-таки тварь, всякое дыханіе. Скворецъ, скажемъ, поетъ... А для чего онъ, спрашивается, поетъ? Для хвалы поетъ. Всякое дыханіе да хвалитъ Господа. Ой, нѣтъ! Кажется, у отца протоіерея сѣли". Мимо бесѣдующихъ безшумно прошли...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


СОЧИНЕНІЯ А. П. ЧЕХОВА. ТОМЪ 1-Й. РАЗСКАЗЫ (11-15) (1921)

Антон Павлович Чехов «Въ одно прекрасное утро хоронили коллежскаго асессора Кирилла Ивановича Вавилонова, умершаго отъ двухъ болѣзней, столь распространенныхъ въ нашемъ отечествѣ: отъ злой жены и алкоголизма. Когда погребальная процессія двинулась отъ церкви къ кладбищу, одинъ изъ сослуживцевъ покойнаго, нѣкто Поплавскій, сѣлъ на извозчика и поскакалъ къ своему пріятелю Григорію Петровичу Запойкину, человѣку молодому, но уже достаточно популярному. Запойкинъ, какъ извѣстно многимъ читателямъ, обладаетъ рѣдкимъ талантомъ произносить экспромтомъ свадебныя, юбилейныя и похоронныя рѣчи. Онъ можетъ говорить когда угодно: спросонокъ, натощакъ, въ мертвецки пьяномъ видѣ, въ горячкѣ. Рѣчь его течетъ гладко, ровно, какъ вода изъ водосточной трубы, и обильно; жалкихъ словъ въ его ораторскомъ словарѣ гораздо больше, чѣмъ въ любомъ трактирѣ таракановъ. Говоритъ онъ всегда краснорѣчиво и длинно, такъ что иногда, въ особенности на купеческихъ свадьбахъ, чтобы остановить его, приходится прибѣгать къ содѣйствію полиціи. — "А я, братецъ, къ тебѣ!" — началъ Поплавскій, заставъ его дома. — "Сію же минуту одѣвайся и ѣдемъ. Умеръ одинъ изъ нашихъ, сейчасъ его на тотъ свѣтъ отправляемъ, такъ надо, братецъ, сказать на прощанье какую-нибудь чепуховину... На тебя вся надежда. Умри кто-нибудь изъ маленькихъ, мы не стали бы тебя безпокоить, а то вѣдь секретарь... канцелярскій столпъ, нѣкоторымъ образомъ. Неловко такую шишку безъ рѣчи хоронить"...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


ОКТОИХЪ. СЛУЖБА ВЪ СУББОТУ 4-ГО ГЛАСА (1898)

Икона Индикта - Церковного новолетия «Христа́ Человѣколю́бца Страсте́мъ поревнова́вше, страстоте́рпцы, тѣлеса́ у́бо на ра́ны преда́сте, и го́рькимъ му́камъ, тма́мъ же болѣ́знемъ, я́ко предзря́ще при́сно рая́ Боже́ственное наслажде́ніе, пи́щу же неиждива́емую и вѣ́чнующее благосла́віе, е́же получи́вше, моли́теся о воспѣва́ющихъ ва́съ. — Па́стыріе всесвяще́нніи, нача́льнаго Па́стыря сла́вніи подо́бницы бы́вше Христа́, всѣ́хъ Царя́, ду́ши усе́рдно о овца́хъ положи́сте. Бѣды́ лю́тыя претерпѣ́сте, я́ко бори́ми отъ волко́въ тя́жкихъ, достоблаже́нніи, спаса́ете невре́дно богоизбра́нное ста́до. — Же́ртвы одушевле́нныя, всесожже́нія слове́сная, му́ченицы Госпо́дни, заколе́нія соверше́нная Бо́гу, Бо́га зна́юща и Бо́гомъ зна́ема овча́та, и́хже огра́да волко́мъ невходи́ма, моли́теся и о на́съ, упасе́ннымъ бы́ти съ ва́ми на водѣ́ упокое́нія. — Честна́ сме́рть святы́хъ Твои́хъ, Го́споди, мече́мъ бо, и огне́мъ, и душе́ю сокруше́нною пролія́ша кро́ви своя́, упова́ніе иму́ще на Тя́ воспрія́ти трудо́въ мзду́ и, претерпѣ́вше, прія́ша отъ Тебе́, Спа́се, ве́лію ми́лость. — Иму́ще дерзнове́ніе ко Спа́су, святíи, моли́те непреста́нно за ны́ грѣ́шныя, оставле́нія прегрѣше́ній прося́ще и душа́мъ на́шимъ ве́лія ми́лости. — Дне́сь а́нгельская во́инства въ па́мять страстоте́рпецъ пріидо́ша вѣ́рныхъ мы́сли просвѣти́ти и вселе́нную благода́тію уясни́ти, отъ ни́хже, Бо́же, умоле́нъ быва́я, да́руй на́мъ ве́лію ми́лость. — Кресто́мъ вооружи́вшеся, страстоте́рпцы Твои́, Христе́ Бо́же на́шъ, побѣди́ша ко́зни началозло́бнаго врага́, возсія́ша я́ко свѣти́ла, человѣ́ки наставля́юще, даю́тъ исцѣле́нія вѣ́рою прося́щимъ...» (М., 1898.) далѣе...


ОКТОИХЪ. СЛУЖБА ВЪ СУББОТУ 3-ГО ГЛАСА (1898)

Поминовение усопших «Стра́ждуще, до́бліи му́ченицы, крѣ́пко, и ра́ны, и вяза́нія, и разли́чныя му́ки претерпѣ́вше, къ неболѣ́зненному вои́стинну и блаже́нному наслѣ́дію приведо́шася по достоя́нію болѣ́зней. — Иже сло́во благочести́во и боже́ственно отры́гнувше, Госпо́дни святи́теліе, и вся́ ерети́ческая сопротивосло́вія разруши́сте и вѣ́рнымъ всѣ́мъ перводѣ́тельницы яви́стеся, сего́ ра́ди почита́еми есте́. — Невеще́ственныхъ и безпло́тныхъ чи́ну уподо́бистеся, отцы́ богоно́сніи, въ тѣлеси́ веще́ственнѣ, тѣ́хъ пресла́вно житіе́ показу́юще, тѣ́мже во оби́телехъ тѣ́хъ живете́. — Все́ су́етіе человѣ́ческое, ели́ко не пребу́детъ по сме́рти: не пребу́детъ бога́тство, ни сни́детъ сла́ва, наше́дши бо, сме́рть вся́ сія́ погуби́тъ. Тѣ́мже Христу́, безсме́ртному Царю́, возопіи́мъ: преста́вленныя отъ на́съ упоко́й, идѣ́же всѣ́хъ е́сть веселя́щихся жили́ще у Тебе́. — Человѣ́цы, что́ всу́е мяте́мся? Пу́ть кра́токъ е́сть, и́мже тече́мъ, ды́мъ е́сть житіе́, па́ра и пе́рсть и пе́пелъ, вма́лѣ явля́ется и вско́рѣ погиба́етъ. Тѣ́мже Христу́, безсме́ртному Царю́, возопіи́мъ: преста́вленныя отъ на́съ упоко́й, идѣ́же всѣ́хъ е́сть веселя́щихся жили́ще у Тебе́. — Ве́лія Креста́ Твоего́, Го́споди, си́ла: водрузи́ся бо на мѣ́стѣ и дѣ́йствуетъ въ мíрѣ, и показа́ отъ ры́барей апо́столы и отъ язы́къ му́ченики, да мо́лятся о душа́хъ на́шихъ. — Ве́лія му́ченикъ Твои́хъ, Христе́, си́ла: во гробѣ́хъ бо лежа́ще, ду́хи прого́нятъ, и упраздни́ша вра́жію вла́сть, вѣ́рою Тро́ическою подви́гшеся по благоче́стіи. — Проро́цы, и апо́столи Христо́вы...» (М., 1898.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ЗЛАТОУСТЪ. БЕСѢДА НА ПСАЛОМЪ 150-Й (1899)

Святитель Иоанн Златоуст «Хвалите Бога во святыхъ его. Другой переводчикъ говоритъ: во святилищѣ его. Третій: во святынѣ его (Ст. 1). — Здѣсь пророкъ говоритъ или о народѣ, или о святой жизни и святыхъ мужахъ. Смотри, какъ онъ оканчиваетъ книгу благодарностію, научая насъ, что это должно быть и началомъ и концемъ нашихъ дѣйствій и бесѣдъ. Такъ и Павелъ говоритъ: все еже аще что творите словомъ или дѣломъ, всегда благодарите Бога и Отца тѣмъ (Кол. III, 17). Такъ же начинается и наша молитва. Говорить: Отче нашъ свойственно тѣмъ, которые благодарятъ за полученные дары, означая всѣ дары однимъ этимъ названіемъ. Кто назвалъ Бога Отцемъ, тотъ исповѣдалъ усыновленіе; а кто исповѣдалъ усыновленіе, тотъ возвѣстилъ оправданіе, освященіе, искупленіе, отпущеніе грѣховъ, дарованіе Духа. Все это напередъ должно быть, чтобы мы имѣли усыновленіе, и удостоились назвать Бога Отцемъ. Впрочемъ, мнѣ кажется, пророкъ указываетъ здѣсь еще на нѣчто другое: во святыхъ его, говоритъ онъ, т. е. чрезъ святыхъ Его. Благодарите Его за то, что Онъ такъ устроилъ жизнь, или: что сдѣлалъ людей ангелами. Потому, сказавъ напередъ: во святыхъ, пророкъ прибавляетъ: хвалите его во утвержденіи силы его, выражая то, что я сказалъ, такъ какъ этого Богъ желаетъ болѣе, нежели того, и небо сотворено для человѣка, а не человѣкъ для неба. Другой переводчикъ, вмѣсто: во утвержденіи, говоритъ: въ неистребимомъ. Третій: во утвержденіи державы его. Мнѣ кажется, что пророкъ указываетъ...» (СПб., 1899.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ЗЛАТОУСТЪ. БЕСѢДА НА ПСАЛОМЪ 149-Й (1899)

Святитель Иоанн Златоуст «Воспойте Господеви пѣснь нову (ст. 1). — Въ переносномъ смыслѣ новою названа здѣсь пѣснь новаго завѣта, потому что тогда обновилось все — и завѣтъ: завѣщаю вамъ, говорилъ Богъ, завѣтѣ новъ (Іер. XXXI, 31), и тварь: аще кто, говоритъ апостолъ, во Христѣ, нова тварь (2 Кор. V, 17), и человѣкъ: совлекшеся, говоритъ онъ же, ветхаго человѣка, и облекшеся въ новаго, обновляемаго въ разумъ, по образу создавшаго его (Колос. III, 9, 10). Итакъ, по причинѣ новой жизни и по всему прочему настоящій завѣтъ называется новымъ, и пѣть нынѣ пророкъ заповѣдуетъ новую пѣснь этого завѣта. А въ историческомъ смыслѣ здѣсь разумѣется славная и торжественная пѣснь, которую іудеи должны были пѣть за побѣды, за успѣшныя дѣянія, за трофеи. Хваленіе его въ церкви преподобныхъ. Видишь ли, какъ пророкъ прежде словесной благодарности требуетъ благодарности посредствомъ жизни и дѣлъ, и такихъ людей призываетъ въ хоръ поющихъ? Не достаточно благодарить только словами, если они не будутъ сопровождаться и добродѣтельною жизнію. Хваленіе его въ церкви преподобныхъ. И нѣчто другое онъ внушаетъ здѣсь, именно, показываетъ, что должно возносить славословія съ совершеннымъ согласіемъ, потому что церковію называется соединеніе, собраніе. Да возвеселится Израиль о сотворшемъ его (ст. 2). Прежде частныхъ благодѣяній онъ указываетъ на общее и далѣе приведенными словами внушаетъ какъ бы слѣдующее: благодари Бога за то, что Онъ произвелъ тебя и вдохнулъ...» (СПб., 1899.) далѣе...


Н. В. ГОГОЛЬ. ТОМЪ 10-Й. РАЗМЫШЛЕНІЕ О БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГІИ (1921)

Николай Васильевич Гоголь «Цѣлью этой книги — показать, въ какой полнотѣ и внутренней глубокой связи совершается наша Литургія, юношамъ и людямъ, еще начинающимъ, еще мало ознакомленнымъ съ ея значеніемъ. Изъ множества объясненій, сдѣланныхъ Отцами и Учителями, выбраны здѣсь только тѣ, которыя доступны всѣмъ своей простотою и доступностью, которыя служатъ преимущественно къ тому, чтобы понять необходимый и правильный исходъ одного дѣйствія изъ другого. Намѣренье издающаго эту книгу состоитъ въ томъ, чтобы утвердился въ головѣ читателя порядокъ всего. Онъ увѣренъ, что всякому, со вниманьемъ слѣдующему за литургіею, повторяя всякое слово, глубокое внутреннее значеніе ея раскрываться будетъ само собою. — Божественная литургія есть вѣчное повтореніе великаго подвига любви, для насъ совершившагося. Скорбя отъ неустроеній своихъ, человѣчество отвсюду, со всѣхъ концовъ міра взывало къ Творцу своему — и пребывавшіе во тьмѣ язычества и лишенные боговѣдѣнія — слыша, что порядокъ и стройность могутъ [быть] водворены въ мірѣ только Тѣмъ, Который въ стройномъ чинѣ повелѣлъ двигаться мірамъ, отъ Него созданнымъ. Отовсюду тоскующая тварь звала своего Творца. Воплями взывало все къ Виновнику своего бытія, и вопли эти слышнѣй слышались въ устахъ избранныхъ и пророковъ. Предчувствовали и знали, что Создатель, скрывающійся въ созданіяхъ, предстанетъ Самъ лицомъ къ человѣкамъ, — предстанетъ не иначе, какъ въ образѣ того созданія своего...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


Н. В. ГОГОЛЬ. ТОМЪ 10-Й. ПИСЬМО КЪ В. А. ЖУКОВСКОМУ (1921)

Николай Васильевич Гоголь «Виноватъ передъ тобой, душа моя! Всякій день собираюсь писать — и непостижимая неохота удерживаетъ. Передо мной опять Неаполь, Везувій и море! Дни бѣгутъ въ занятіяхъ; время летитъ такъ, что не знаешь, откуда взять лишній часъ. Учусь, какъ школьникъ, всему тому, чему пренебрегъ выучиться въ школѣ. Но что разсказывать объ этомъ! Хотѣлось бы поговорить о томъ, о чемъ съ однимъ тобой могу говорить: о нашемъ миломъ искусствѣ, для котораго живу и для котораго учусь теперь, какъ школьникъ. Такъ какъ теперь предстоитъ мнѣ путешествіе въ Іерусалимъ, то хочу тебѣ исповѣдаться; кому же, какъ не тебѣ? Вѣдь литература заняла почти всю жизнь мою, и главные мои грѣхи — здѣсь. Вотъ уже скоро двадцать лѣтъ съ тѣхъ поръ, какъ я, едва вступавшій въ свѣтъ юноша, пришелъ въ первый разъ къ тебѣ, уже совершившему полдороги на этомъ поприщѣ. Это было въ Шепелевскомъ дворцѣ. Комнаты этой уже нѣтъ; но я ее вижу какъ теперь, всю, до малѣйшей мебели и вещицы. Ты подалъ мнѣ руку и такъ исполнился желаніемъ помочь будущему сподвижнику! Какъ былъ благосклонно-любовенъ твой взоръ!.. Что насъ свело, неравныхъ годами? Искусство. Мы почувствовали родство, сильнѣйшее обыкновеннаго родства. Отъ чего? Отъ того, что чувствовали оба святыню искусства. Не мое дѣло рѣшить, въ какой степени я поэтъ; знаю только то, что, прежде чѣмъ понимать значеніе и цѣль искусства, я уже чувствовалъ чутьемъ всей души моей, что оно должно быть свято...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


"ЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ" №2-3 (ФЕВРАЛЬ-МАРТЪ) 1948 Г.

Крест и Евангелие «Лучъ духовнаго прозрѣнія едва уловимъ, но уже пробивается сквозь удручающую мглу, пеленою тлѣнія и смерти окутавшую такъ называемое цивилизованное человѣчество. И настолько осязательнымъ становится животворное вѣяніе грядущей — новой — культурной эры, что даже современная наука начинаетъ на нашихъ глазахъ сбрасывать съ себя путы матеріалистическаго, позитивистическаго и раціоналистическаго мышленія, вѣками тяготѣвшія надъ умами. Разрываются узы, что мѣшали вольнымъ взлетамъ творческаго духа, и человѣкъ, еще вчера гордившійся "умѣніемъ" разбирать по складамъ и косноязычно толковать таинственныя письмена книги Бытія при искусственномъ освѣщеніи своего разсудка, обрѣтаетъ сегодня снова даръ — читать въ великой книгѣ вселенной при естественномъ свѣтѣ Божественнаго разума. Постепенно освобождаясь отъ ядовитаго дурмана раціонализма, жадно и вдохновенно проникаетъ человѣческая мысль и въ области познанія, пониманія и осмысливанія исторической дѣйствительности, недавно еще запретныя и скрытыя для нея. Пусть ощупью, робко и неувѣренно, но она приходитъ къ положеніямъ и выводамъ, въ которыхъ теплится искра Истины вѣчной, основанной не на тщетныхъ "разсудочныхъ" домыслахъ, а на несокрушимомъ фундаментѣ Божественнаго Откровенія. Въ геніально простыхъ начальныхъ словахъ одного изъ самыхъ прекрасныхъ стихотвореній Ѳ. И. Тютчева — "Не плоть, а духъ растлился въ наши дни"...» (Мюнхенъ, 1948.) далѣе...


СИНОД. ПЕРЕВОДЪ. ПЕРВАЯ КНИГА МОИСЕЕВА: БЫТІЕ (ГЛ. 41-50) (1902)

Святой праведный Иосиф Перекрасный «1. По прошествіи двухъ лѣтъ фараону снилось: вотъ, онъ стои́тъ у рѣки; 2. и вотъ, вышли изъ рѣки семь коровъ, хорошихъ видомъ и тучныхъ плотью, и паслись въ тростникѣ; 3. но вотъ, послѣ нихъ вышли изъ рѣки семь коровъ другихъ, худыхъ видомъ и тощихъ плотью, и стали подлѣ тѣхъ коровъ, на берегу рѣки; 4. и съѣли коровы худыя видомъ и тощія плотью семь коровъ хорошихъ видомъ и тучныхъ. И проснулся фараонъ, 5. и заснулъ опять, и снилось ему въ другой разъ: вотъ, на одномъ стеблѣ поднялись семь колосьевъ тучныхъ и хорошихъ; 6. но вотъ, послѣ нихъ выросло семь колосьевъ тощихъ и изсушенныхъ восточнымъ вѣтромъ; 7. и пожрали тощіе колосья семь колосьевъ тучныхъ и полныхъ. И проснулся фараонъ и понялъ, что это сонъ. 8. Утромъ смутился духъ его, и послалъ онъ, и призвалъ всѣхъ волхвовъ Египта и всѣхъ мудрецовъ его, и разсказалъ имъ фараонъ сонъ свой; но не было ни кого, кто бы истолковалъ его фараону. 9. И сталъ говорить главный виночерпій фараону и сказалъ: грѣхи мои вспоминаю я нынѣ; 10. фараонъ прогнѣвался на рабовъ своихъ и отдалъ меня и главнаго хлѣбодара подъ стражу въ домъ начальника тѣлохранителей; 11. и снился намъ сонъ въ одну ночь, мнѣ и ему, каждому снился сонъ особеннаго значенія; 12. тамъ же былъ съ нами молодый Еврей, рабъ начальника тѣлохранителей; мы разсказали ему сны наши, и онъ истолковалъ намъ каждому соотвѣтственно съ его сновидѣніемъ; 13. и ка́къ онъ истолковалъ намъ, та́къ и сбылось: я возвращенъ на мѣсто мое...» (СПб., 1902.) далѣе...


ПОМѢСТНЫЙ СОБОРЪ 1917-1918 ГГ. ПРОТОКОЛЪ 115-Й (27 МАРТА 1918 Г.)

Печать Всероссийского Поместного Собора 1918 года «1. Засѣданіе открыто въ соборной палатѣ въ 9 часовъ утра подъ предсѣдательствомъ митрополита Новгородскаго Арсенія въ присутствіи 270 Членовъ Собора, въ томъ числѣ 41 епископа. На повѣсткѣ засѣданія: 1) Текущія дѣла. 2) Докладъ Отдѣла личнаго состава по провѣркѣ полномочій Членовъ Собора. Докладчикъ Л. К. Артамоновъ. 3) Добавленіе 1-е къ докладу объ органахъ епархіальнаго управленія "Объ уѣздныхъ собраніяхъ". Добавленіе 2-е "О викарныхъ епископахъ". Докладчики епископъ Полоцкій Серафимъ и проф. И. М. Громогласовъ. 4) Докладъ Отдѣла о благоустроеніи прихода "Положеніе о православномъ приходѣ". Докладчики В. А. Потуловъ, Н. Д. Кузнецовъ и священникъ Ѳ. ѲГригорьевъ. 2. Докладчикъ Отдѣла личнаго состава генералъ Л. К. Артамоновъ оглашаетъ докладъ Отдѣла съ слѣдующимъ заключеніемъ: 1) признать полномочія Членовъ Собора Ѳеодора, епископа Прилукскаго, временно управляющаго Пензенскою епархіею, Діонисія, епископа Кременецкаго, временно управляющаго Холмскою епархіею, Платона, епископа Ревельскаго, временно управляющаго Рижской епархіею, Назарія, епископа Енисейскаго и Красноярскаго, іеромонаха Аѳанасія, протоіерея І. П. Нигровскаго, И. И. Ульянова, К. И. Мрочковскаго, протоіерея М. Р. Кудрявцева, И. А. Виноградова, Н. Г. Малыгина и священника П. М. Ратьковскаго законными; 2) признать Бориса, епископа Чебоксарскаго, Павла, епископа Никольскъ-Уссурійскаго, Николая, епископа Златоустовскаго...» (М., 1999.) далѣе...


ПРЕДИСЛОВІЕ КЪ ИЗДАНІЮ СВОДА ЗАКОНОВЪ РОССІЙСКОЙ ИМПЕРІИ (1912)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Всякому лицу, которому приходится имѣть дѣло съ нашимъ дѣйствующимъ законодательствомъ, хорошо извѣстно, насколько трудно въ немъ правильно оріентироваться. Трудность эта обусловливается отнюдь не недостатками принятой у насъ системы кодификаціи, а исключительно тѣмъ вполнѣ понятнымъ и неизбѣжнымъ обстоятельствомъ, что кодификаціонныя учрежденія, даже при самой большой ихъ производительности, никогда не въ состояніи поспѣть за быстро идущею впередъ законодательною работою. Послѣдствіемъ этого оказывается, что оффиціальный текстъ послѣднихъ изданій отдѣльныхъ томовъ Свода Законовъ уже въ скоромъ сравнительно времени послѣ ихъ появленія оказывается устарѣвшимъ, въ виду необходимости примѣненія его на практикѣ въ связи съ выходящими періодически Продолженіями и издаваемыми послѣ ихъ выхода новыми узаконеніями. Вытекающія изъ сказаннаго затрудненія при примѣненіи Свода Законовъ особенно чувствительны въ настоящее время. Дѣло въ томъ, что огромное большинство частей Свода издано въ послѣдній разъ до 1906 г., а потому при ихъ примѣненіи приходится руководствоваться не только текстомъ ихъ послѣднихъ изданій, но и сразу тремя Продолженіями: своднымъ Продолженіемъ 1906 г., изданнымъ въ пяти объемистыхъ томахъ, и очередными 1908 и 1909 гг. Сверхъ того приходится имѣть въ виду цѣлый рядъ новѣйшихъ узаконеній, появившихся въ теченіе всего 1910 и первыхъ мѣсяцевъ 1911 гг. Наконецъ, необходимо сообразоваться...» (СПб., 1912.) далѣе...


ГЕН.-МАІОРЪ М. М. ЗИНКЕВИЧЪ. "ОСНОВАНІЕ И ПУТЬ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМІИ" (СОФІЯ, 1930)

Генерал-майор Михаил Михайлович Зинкевич «Большевики докончивъ дѣло Временнаго Правительства по развалу Императорской Арміи, вычеркнувъ слово Россія, предавая ея интересы на каждомъ шагу, потворствуя низкимъ инстинктамъ массъ, превратили великую страну въ тьму насилія, возведеннаго въ законъ, въ свободу убійствъ, грабежей, надругательствъ надъ всѣмъ святымъ. И это во имя свободы, во имя человѣческихъ правъ! Все культурное, все, что имѣло связь съ великимъ прошлымъ подлежало просто истребленію. Слово «патріотъ» сдѣлано смѣшнымъ, враждебнымъ. И естественна спѣшка, съ которой большевики вели наступленіе противъ неожиданно выросшаго очага борьбы съ ними въ видѣ Добровольческой Арміи. Наступленіе велось на Новочеркасскъ и Ростовъ со всѣхъ сторонъ вновь сформированными красными частями. 1-го января большевики заняли Батайскъ, 9-го января, прикрывавшіе Ростовъ, наши части были оттѣснены къ самому Ростову. Городъ обстрѣливался артиллерійскимъ огнемъ съ разныхъ сторонъ, въ томъ числѣ и съ юга, со стороны Батайска. Въ этотъ день ген. Корниловъ отдалъ приказъ отходить за Донъ, въ станицу Ольгинскую. Съ наступленіемъ темноты 9-го февраля 1918 года Добровольческая Армія въ составѣ всего около 4.000 человѣкъ выступила на востокъ, въ направленіи на станицу Аксайскую...» (Софія, 1930.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ШАНХАЙСКІЙ († 1966 Г.). ПРОИСХОЖДЕНІЕ ЗАКОНА О ПРЕСТОЛОНАСЛѢДІИ ВЪ РОССІИ

Святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский «Въ началѣ 1925 года Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній поручилъ мнѣ, проходившему тогда Богословскій факультетъ Бѣлградскаго Университета, составить докладъ О происхожденіи закона о престолонаслѣдіи въ Россіи для выясненія того, насколько данный законъ соотвѣтствуетъ духу русскаго народа и вытекаетъ изъ его исторіи. Получивъ благословеніе отъ Владыки Митрополита и имѣя горячее желаніе точно освѣтить вопросъ, я приступилъ къ работѣ въ день памяти св. Филиппа, Митрополита Московскаго, 9-го января 1925 года и закончилъ таковую 14-го августа того же года, въ канунъ праздника Успенія Богородицы — храмового дня Московскаго Успенскаго Собора и Кіево-Печерской Лавры, имѣвшихъ величайшее значеніе въ исторіи русскаго народа. Вмѣсто короткой докладной записки получилось довольно большое изслѣдованіе, содержаніе котораго было мною изложено тогда въ краткой статьѣ, напечатанной въ Бѣлградѣ. Самый же трудъ въ цѣломъ не былъ напечатанъ до сего времени. Ввиду просьбы о его напечатаніи призываю Божіе благословеніе на его изданіе, желая, чтобы читающіе его почерпнули себѣ пользу и назиданіе...» (Шанхай, 1936.) далѣе...


В. ПЕРЕМИЛОВСКІЙ. НОВОЕ ИЛИ СТАРОЕ ПРАВОПИСАНІЕ?

Герб Российской Империи «Было на Руси время, когда по одному бѣглому взгляду на письмо можно было почти безошибочно опредѣлить, какой политической оріентаціи держится пишущій. Такимъ знакомъ и признакомъ въ нашемъ письмѣ служили «твердый знакъ», «еръ» и «ять». Писалъ человѣкъ безъ ера и ятя, и можно было поручиться, что у этого человѣка «идеи въ головѣ». Это былъ настолько вѣрный знакъ и признакъ, что имъ руководствовались и тѣ, «кому вѣдать надлежитъ». — Не даромъ вѣдь всѣ студенты и курсистки — этотъ авангардъ революціи въ старое время — писали безъ ятя и ера, а наиболѣе радикально настроенные — даже безъ еря въ концѣ словъ! Не даромъ также и твердая власть такъ ревниво оберегала неприкосновенность «твердаго знака»! А въ сущности, ни той, ни другой сторонѣ никакого дѣла не было до самого твердаго знака: и для однихъ и для другихъ это былъ не «твердый знакъ», какъ таковой, какъ элементъ русскаго правописанія, — это былъ только условный знакъ извѣстнаго политическаго міросозерцанія, за которое стояли одни, разрушить которое старались другіе. Что это именно такъ и было, можно привести факты...» (Jordanville, 1962) далѣе...


П. М. ВАСИЛЬЕВЪ. РУССКАЯ ИЛИ СОВѢТСКАЯ ОРѲОГРАФІЯ?

Страница из азбуки в картинках Бенуа «Существуетъ нѣсколько различныхъ мнѣній по этому вопросу. Одни утверждаютъ, что упрощенная совѣтская орѳографія, къ которой уже привыкло цѣлое поколѣніе, должна быть принята всѣми, кто такъ или иначе соприкасается, по своей дѣятельности, съ народными массами. Другіе, въ томъ числѣ нѣкоторые видные ученые зарубежья и даже Совѣтскаго Союза, считаютъ, что реформа сдѣлана слишкомъ поспѣшно и ненаучно. Наконецъ, третьи, отмѣчая ошибки и даже нелѣпости совѣтской орѳографіи, вносятъ свои собственныя поправки, создавая, такимъ образомъ, «среднюю» орѳографію, не отвѣчающую вполнѣ ни старой, ни новой. Къ характеристикѣ этого послѣдняго направленія и его оправданія приводимъ слѣдующіе примѣры. Ни одинъ, говорятъ они, мыслящій человѣкъ не станетъ писать слово «Богъ» съ маленькой буквы, какъ это принято въ совѣтской грамматикѣ. Твердый знакъ «ъ» — нѣкоторые упраздняютъ въ концѣ слова ради экономіи мѣста, но сохраняютъ его тамъ, гдѣ совѣтское правописаніе ставитъ апострофъ...» («Православная жизнь». Jordanville, 1987) далѣе...

Просьба о молитвенной поддержкѣ

Просимъ молитвъ нашихъ читателей о здравіи и спасеніи рабовъ Божіихъ, Евгенія, Алексѣя, Александра, Александра, Александра, Анны, Татіаны, чьими трудами созданъ и поддерживается нашъ порталъ.

Нашъ баннеръ

Мы будемъ благодарны если вы установите на своемъ сайтѣ нашъ баннеръ:

Баннеръ Размѣры Кодъ баннера
88 x 31 <!--russportal.ru-->
<a href=https://russportal.ru><img src=//russportal.ru/image/russportal88x31.gif width="88" height="31" border=0 title='Тексты в старой или царской орфографии'></a>
<!--russportal.ru-->
Наверхъ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.